home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Первые солнечные лучи заглянули к нам в комнату и отразились от её русых волос. Я попытался выбраться из её объятий, да куда там. Она буквально вцепилась в меня. Не сразу, но мне удалось высвободиться. Она повернулась на другой бок и сладко зевнула. Потом вдруг резко села. — Мне пора уже уходить? — Куда? — не понял я. — Ну к себе в комнату. — Спи, я просто пойду на разминку, вон посмотри в окно, самые нетерпеливые уже ходят возле фонтана. Она, как была неодетая, соскочила с постели и подбежала к окну. — А и в правду там уже четыре человека со шпагами ходят. Лучи солнца казалось просвечивают её насквозь, отчего её кожа казалась золотисто матовой, я любовался. — Ой, — она только сейчас поняла, что стоит передо мной раздетая. Быстро юркнула в постель под спасительное одеяло. — Можно я ещё посплю, а то я что то не выспалась… Я подошел к ней, застегивая пояс с клинком:- Конечно спи, мы уснули только под утро, — и я чмокнул её где то в район уха.


Разминка как разминка, но я постоянно ловил себя на мысли, что нет нет, да и посматриваю на окно своей спальни. Тем не менее все прошло как и планировалось: размяли мышцы, повторили вчерашние приемы и финты, показал ложный выпад с последующим ударом в лицо, заставил потренировать дыхание и правильное положение ног. И только после того, как слуга полил мне на спину и плечи, я вернулся в свою комнату. По дороге, заглянув на кухню, распорядился принести обильный завтрак на двоих. Аглая ещё спала. Я сел рядышком и погладил её по щеке. Она открыла глаза и радостно улыбнулась:- Мне хорошо и стыдно от того, что так хорошо. Я улыбнулся ей. Вставай, лежебока, скоро завтрак сюда принесу. — Нет, пока не принесут, не встану. — Почему? — А вдруг я буду одеваться, а они войдут? Стыдно.


— А голенькой всю ночь прижиматься ко мне не стыдно? — моя рука нырнула ей под одеяло и я накрыл её грудь. — Ночью не стыдно, — она пыталась скинуть мою руку, — да и ты сам был голенький. В дверь постучали. — Прячься, стыдобушка… Подносы с едой поставили на стол и две молоденькие служанки быстро удалились. — Все ушли, выходи. Аглая высунула сначала свой нос, шумно вдохнула:- Вкусно пахнет. Ты отвернись. Я подошел к ней. — Вчера не стеснялась, а сегодня что случилось? — Вчера была ночь, а сегодня уже день. Я быстро скинул с себя сапоги и брюки, нырнул к ней под одеяло и подгреб её к себе. Она пискнула:- Что, ещё? А я думала, что этим только ночью занимаются. Это наверное плохо, что мы с тобой такие ненасытные?…


— Солнышко, пора вставать. — Я что, опять заснула? — И даже храпела. — Не обманывай я не храплю, а заснула из за тебя, ты меня всю изъездил и изцеловал. Вон грудь болит так, что и дотронуться больно. — А ты то что её трогаешь? Это я её буду трогать и целовать. — Ну тогда бери и целуй, только аккуратно, а то она действительно болит… Встали мы только ближе к обеду. Завтрак давно остыл, но и холодный он оставался вкусным.


— Ой, а что у нас с простынями? Это мы их так извазюкали? Стыд то какой. Что о нас люди подумают. Я собрал все простыни в один комок и бросил их в угол. — Люди ничего не подумают, а просто позавидуют. — А как мне выйти от тебя? — Так же как и вчера заходила, — ножками, ножками. — Нет, я когда вчера заходила, в коридоре никого не было, а сейчас слышишь голоса? — Аглая, ты действительно думаешь, что никто не знает, что ты провела ночь у меня? — Ну почему никто, леди Луиза, она сама меня к тебе направила, моя мама, она сказала, что такой шанс выпадает только раз в жизни, вот наверное и все. Я усмехнулся. — А давай поспорим на десять поцелуев, что все твои подруги, как только ты окажешься в их кругу, будут интересоваться как ты провела ночь, сколько раз у нас было это и каков я в постели?


— Да вы что, сэр? Об этом не только говорить нельзя, но и спрашивать стыдно. Ну так что, спорим? Если проиграешь, то ты меня целуешь, если я проиграю, то я. Аглая вздохнула:- Ладно, спорим, только у меня и губы болят, так что вы уж сэр поаккуратнее. Я выглянул в коридор и оставил дверь открытой. — Коридор пустой, путь свободен, миледи. Она выглянула, убедилась, что никого нет и её каблучки дробно застучали по полу.


Обедали мы с сэром Уэст одни. — Луиза неважно себя чувствует, да и срок вот вот настанет. Знаете сэр Арт, я действительно рад, что вы заехали к нам погостить. Луиза буквально расцвела, а то она была какой то бледной тенью той хохотушки, которую я знаю. — Леди мне жаловалась, что ей очень тяжело, да и ваш сын слишком торопиться родиться, все время пинается ногами. — Она сказала, что будет сын? — А вы разве этого не знали? По всем признакам мальчик. Лорд встал из за стола и нервно заходил по комнате:- Скорей бы все кончилось, как она бедняжка мучается, хоть и не подает виду. Вот видите, сэр Арт, вам она пожаловалась, что ей тяжело, а мне и словом не обмолвилась. — Просто она сэр Любит вас и не желает расстраивать.


— А у вас что, все гости разъехались, мы обедаем одни? — Нет конечно, наоборот их прибавилось. Только молодые леди просили им накрыть в малом зале, хотят о чем то посплетничать, а все остальные обедают в общем зале. Дверь открылась, заглянула служанка с круглыми как у совы глазами:- Милорд, началось, вас просили предупредить. — Где она? — Вам туда нельзя, повитуха всех выгнала, осталась только леди Бела и она. Что бы отвлечь лорда от мрачных мыслей я поинтересовался, — А кто это такая леди Бела? — Это мать леди Аглая, вы по моему с ней знакомы, она обычно принимает роды у наших дам, но леди Луиза настояла, что бы я выписал именно эту повитуху.


Не прошло и получаса, как тишину, что воцарилась в доме нарушил пронзительный крик, а затем и громкий детский плач. Та же служанка буквально ворвалась в зал:- Все в порядке, мальчик, богатырь, леди Луиза чувствует себя хорошо и сейчас отдыхает. Леди Бела сказала, что ребенка она буквально выплюнула, и что у миледи есть какой то заступник, который ей помогает, — при этом служанка во все глаза смотрела на меня. Ну вот, этого мне ещё не хватало, а ведь могут приписать и мне легкие роды. А тут ещё и я ляпнул неподумавши: — Ну все, теперь можно и уезжать. Два, три дня, что бы Луиза оправилась и в путь. Служанка зыркнула на меня глазами и понеслась назад.


Спрашивать о чем то у лорда в это время было бесполезным занятием, он то садился, то вскакивал, то начинал мерит быстрыми шагами комнату, то замирал на несколько мгновений. В дверях появилась дама. — Леди Бела, ну что там? — Все в порядке милорд, вам можно пройти и подержать сына на руках, но только немного. Вам сэр тоже можно зайти, миледи вас тоже ждет. Вслед за Уэстом я бочком вошел в покои, что были отведены для роженицы и новорожденного. Лорд сразу же прошел к маленькому комочку, что лежал отдельно, склонился над ним и осторожно поднял на руки. Немного подержав, он аккуратно опустил его и подошел к леди Луизе. — Как вы себя чувствуете дорогая? — Все хорошо, мой лорд. Арт подойди. Я сделал несколько шагов и оказался рядом. — Спасибо тебе. — Все в порядке, леди, через пару тройку дней я уеду, думаю к этому времени вы окончательно оправитесь, а мне уже пара. И вам спасибо, вы в очередной раз мне здорово помогли…


За дверь нас вытолкнули почти что насильно. Не зная чем заняться, я пошел в сад, а там меня уже оказывается ждали мои ученики. Ох и дал я им в этот раз. По окончании тренировки молодые без сил уселись прямо на землю, прислонившись к стенке фонтана и тяжело дышали. — Ничего, господа. Тяжело на тренировке, — легко в схватке. А руки и кисти вам всем надо укреплять.

После бани я переоделся в уже пошитые новые брюки и примерил сапоги. Даже шпоры у меня были новые, но я от низ отказался, — не было "рыцарского" звона. Так что нацепил старые и привычные.


В танцзале меня уже ждали. Быстро повторили новые фигуры и приступили к разучиванию движений трех следующих. — Милые мои леди, поймите, павана это танец сокровищ. Ведь если самоцвет бросить в темный угол, то он и будет там лежать серым и неприметным камешком. А если его выложить на стол, да правильно подобрать освещение, то он засверкает всеми своими гранями, вызывая восхищение. Вы драгоценные камни, а павана — освещение и от того как вы себя преподнесёте в этом танце во многом зависит отношение к вам противоположенного пола.


Ваши движения должны быть плавными, безостановочными, то есть окончание одного движения является началом следующего. И не забываем улыбаться своему кавалеру, а так же одариваем улыбками тех, кто за вами наблюдает. Следим за шлейфом, он не должен вам мешать и ограничивать ваши движения. А самое главное, не теряем контроля над собой. Напоминаю, что королевская павана танцуется только одной парой, очень редко, когда танцуют две пары, а это значит, что все внимание окружающих будет сосредоточено на вас. По себе знаю, это очень тяжело, когда на вас смотрят сотни глаз и среди них есть такие, что только и ждут вашей ошибки. Поэтому тренироваться вы должны каждый день, пока все движения у вас не будут отработаны до автоматизма.


Мы уже заканчивали, когда дверь внезапно со стуком открылась. Я остановился на полушаге и положил руку на эфес клинка. В зал вошел блестящий гвардейский офицер. Блестящий в прямом смысле слова. Его кираса была отполирована так, что в неё можно было смотреться как в зеркало. Увидев меня он сразу же направился в мою сторону. — Барон Дальних рубежей, сэр Арт? — К вашим услугам, — я сделал паузу. — Лейтенант гвардии сэр де При. — К вашим услугам сэр де При. — Герцог Ляконт прислал вам срочную депешу. Мне приказано дождаться ответа и немедленно убыть с ответом. — Вы не сильно устали сэр де При? — Я вообще не устал барон, большую часть пути я провел в карете и только последние несколько миль проскакал в седле.


В таком случае сэр, позвольте мне воспользоваться вами как кавалером. Мы тут изучаем королевскую павану, а я единственный кавалер на всех этих прекрасных молодых леди и честно говоря, уже еле еле волочу ноги. Не согласитесь сэр немного подменить меня, пока я изучу депешу и составлю ответ? — С удовольствием сэр, — он подкрутил свой ус и лихо подлетел к одной из девушек. Зазвучала музыка а я стал читать, что написал мне герцог.


" Сэр Арт, с получением сего прошу вас как можно быстрее прибыть в столицу. Существует достаточно обоснованное подозрение, что её высочество отравили медленнодействующим ядом. Все признаки отравления на лицо. Наш общий знакомый, сэр Варт рекомендовал обратиться немедленно к вам, как специалисту по старомерсайской культуре, найденная вами книга по ядам и противоядиям находится во дворце и ждет вас. В столицу вам надлежит явиться тайно, так как для всех вы до сих пор в почетной ссылке и изучаете старинные артефакты на юге королевства."


Ниже было приписано несколько строк другим почерком: " Арт, поторопись сынок, Глории с каждым днем все хуже и хуже." — и простая подпись "сэр Фред"


Значит дело действительно плохо, если сам король просит меня. Неужели опять заговорщики подняли голову? А я то думал, что они теперь притихнут… Быстро написал ответ, всего несколько слов. "Выезжаю, буду через три дня в столице. Западные ворота. Сэр Арт". А музыка звучала и раскрасневшиеся молодые леди, млея от галантного отношения гвардейского офицера танцевали по очереди павану.

Я сделал знак и музыка оборвалась. Де При подошел ко мне:- Спасибо барон, это был самый лучший мой отдых за время службы в гвардии. Я протянул ему свой ответ. Он внимательно прочитал его и я запечатал свою депешу. — На словах передадите, к её высочеству не допускать ни кого, кроме леди Моли. Ни врачей, ни служанок, ни фройлен, ни кого. Подставы приготовлены? — Да, на каждой почтовой станции для вас уже готовы лошади, как каретные так и под седло. Я буду в седле. Все, отправляйтесь, через час, полтора после вас тронусь и я.


Сэр де При отсалютовал мне и улыбнувшись и послав воздушный поцелуй всем дамам, быстро пошел на выход. — Милые мои дамы, сожалею, но мне надо срочно убыть в столицу. Сэр Уэст, распорядитесь, что бы мне в седельные сумки положили еды на три дня. Лорд кивнул головой и тут же сделал знак одному из слуг, которые сопровождали его. Любопытных набилось в залу очень много. — Что то случилось, барон? — Да сэр, — я понизил голос, — его королевское величество просит меня срочно и безотлагательно прибыть во дворец. Подробностей не будет, это не моя тайна лорд.


— Ещё что нибудь барон? — Мара останется у вас, я за ней обязательно вернусь. А мне пусть оседлают самого резвого вашего скакуна. Заберете его потом на ближайшей почтовой станции, где мне уже приготовлена подстава. Леди Луизе ничего не сообщайте, вернусь, сам все расскажу. И ещё, мне надо пополнить запасы пороха и пуль… — Моя оружейная комната в вашем распоряжении.


Аглая, уже вся в слезах, ждала меня в моей комнате. — Зачем, ну скажи зачем ты уезжаешь, ведь нам так хорошо вдвоем? — Я вернусь, обязательно вернусь, а ты тут присмотри за моей Марой, ну что бы её кормили, поили, прогуливали… Да и за тобой должок, уж за ним то я обязательно вернусь. — Какой должок? — всхлипывая переспросила она. — Как какой? А десять поцелуев? — Так не честно, сэр Арт, вы наверное подговорили моих подруг. — Я? Подговорил? Интересно и когда это я успел? — Ночью, когда я заснула, вы сходили к ним в спальню и подговорили их. Иначе откуда вы знали даже те вопросы, которые они станут мне задавать? Я рассмеялся. — Помоги мне собраться… Вон в ту сумку положи чистое полотенце… Нет, пистоли в специальные сумки, — они называются кобура… Нет, ни одеяла ни покрывала мне не надо. Нет, спать в дороге я не буду. Подремлю в седле и достаточно.


Я уже сказал, что обязательно вернусь… Как только сделаю все дела в столице. Нет, тебе не надо знать, что у меня там за дела. Меньше знаешь, крепче спишь — слышала об этом? В дверь постучали. — Войдите! Вошел сэр Уэст. — Все готово, барон. — Милорд, у мня к вам ещё одна деликатная просьба. Прошу вас, пусть леди Аглая погостит у вас до моего возвращения. — Эта комната полностью в её распоряжении. — Благодарю вас сэр.


— Аглая, меня не провожай. И не реви, у самого тошно на сердце. Не реви, я сказал. — Сэр Арт, а может быть лучше утром? Сейчас уже поздняя ночь. — Сожалею, но счет идет возможно даже на минуты. Идемте сэр. Мы вышли, оставив леди Аглая глотать слезы. Лорд Уэст придержал мне стремя:- До встречи барон. Двери моего дома всегда открыты для вас. — До встречи сэр, надеюсь она произойдет очень скоро…


Трое суток непрерывной скачки. Полудрема в седле и короткий, буквально на несколько минут сон, пока с одной лошади мои переметные сумки перегружали на другую. Еда на полном скаку. Ветер и летний дождь в лицо. К концу пути я уже шатался от усталости. На заднем месте у меня был один огромный синяк, но я держался. Поздней ночью я был у западных ворот Венсуса. Они были открыты, но через них никого не пропускали. Увидав меня — одиноко несущегося всадника ещё издалека, стража расчистила проход и я не останавливаясь поскакал в сторону королевского дворца. В воротах я увидал того лейтенанта, что приезжал за мной. Весь в грязи, он помахал мне рукой и крикнул:- вас ждут.


Естественно, что через центральный вход я не сунулся. У садовой калитки я оставил коня, бросив поводья какому то слуге, что возник из темноты. Стражники пропустили меня без слов и я прямым ходом направился к той двери, что вела из сада в покои принцессы. У дверей тоже стояла стража, даже пред входом в спальню дежурили два стражника и две фройлены. Я без церемоний вошел. В комнате было светло и жарко, горело несколько свечей, пахло лекарствами и ещё чем то очень неприятным. У изголовья принцессы сидел молодой человек. Он молча встал, поклонился и освободил мне место. Я подошел и не узнал Глорию. Бледное, осунувшееся лицо, пергаментная кожа. Темная жилка на виске тревожно пульсировала. Я положил руку ей на лоб, а потом взял её руку. Пульс был неровный и пульсирующий, сильные удары чередовались со слабыми.


— Сколько дней прошло с того момента, как возникли подозрения, что принцессу отравили. У меня из за спины появилась леди Моли:- Сегодня пошли семнадцатые сутки. — Я запретил кому либо кроме вас находиться в комнате её высочества. — Милорд, ваше распоряжение о страже и обо всем остальном было доставлено его величеству чуть больше часа назад. — Извини, Моли, я просто устал и по этому излишне резок. Что показало расследование? — Практически ничего. Её высочество ело все тоже самое что и её фройлены, или за общим столом. — А что насчет питья? — Этого выяснить не удалось. Кувшины с прохладительными напитками ставят в помещения слуги.


— Моли, для начала мне нужен древесный уголь, тот, что используется в кузницах. Только уголь должен быть сделан из березы. Нужен большой куль угля. Стой, ты куда пошла? Отдавай приказы отсюда. Я дождался, когда леди Моли отдала распоряжение. — Вот это все отсюда убрать, — я указал на разного рода склянки и баночки. Кто это принес? — Королевский лекарь и его помощник. — Поднять и под стражей доставить ко мне. Далее, утром в саду должна быть корова. Самая настоящая корова, которую при мне или тебе будут доить и это молоко или ты или я будем лично приносить сюда и поить леди Глорию.


Это я так понял принц Дастин? — К вашим услугам сэр. — Сэр Арт. Сэр Дастин, на вас возлагается ответственность за то, что бы в комнату принцессы не вошел ни один человек. Здесь могут находиться только я и леди Моли.

— Это что, теперь и меня сюда не пустят? Здравствуй Арт. — Ваше величество, — я сделал вид, что встал и поклонился, — и вас тоже. Пока я не разберусь что к чему тут и как, посторонних в комнате принцессы не будет. — Но, но, барон, говори, да не заговаривайся, я все таки не только король, но и в первую очередь отец. — Вот по этому вам здесь ваше величество делать и нечего. Некоторые формы лечения будут крайне болезненными и достаточно жестокими. — Арт, ты уже что то определил? — Ваше величество, мне ясно только одно, принцессу травили долго и целенаправленно. Как только яд накопился в достаточной степени в организме, он начал действовать. Я полагаю, что отравление началось от полугода до четырех месяцев назад. Постарайтесь припомнить какие нибудь события в этот период, появились ли в окружении принцессы новые фройлены, или незнакомые люди?


В комнату грубо втолкнули двух заспанных. — Лекарь и его помощник доставлены. Я подошел к ним. — Кто из вас готовил эту микстуру? — и взяв склянку со стола с дурно пахнувшей жидкостью подсунул каждому под нос. Оба скривились, но мне не ответили. — На колени обоих. Запрокиньте голову вот этому. Стражник тут же схватил его за волосы и резко дернул назад И пока лекарь ничего не понял, я своим кинжалом разжал ему рот и влил в горло половину пузырька с микстурой. Он закашлялся, но проглотил. — Теперь этому. Процедура повторилась. Помощник тоже проглотил, потом внезапно сунул руку куда то себе за пазуху и выхватил от туда какой то мешочек и попытался его содержимое высыпать себе в рот.


Но я уже был начеку и ждал нечто подобное. Мешочек оказался в моей руке. Я тут же разрезал рубаху на лекаре и увидел второй точно такой же мешочек у него на груди. — Ну вот и отравители. Где то месяцев пять — шесть принцесса возможно простыла или ещё какое нибудь недомогание, лекарь и его помощник прописали ей лекарство, которое они убедили применять её регулярно. В лекарство был подмешен порошок кореньев травы курварвар. Он имеет специфический запах, который я и почувствовал как только вошел в покои. Противоядием являются листья этой травы. Их тоже измельчают и принимают в виде порошка.


А ответь ка мне любезный, — и я со всего размаха ударил сапогом в живот лекарю, он попытался согнуться, но державшие его стражники не позволили, — а не ты лечишь, или осматриваешь маркиза де Санси в тюрьме? И сколько он вам обещал заплатить за отравление её высочества? Неожиданно заговорил помощник королевского лекаря:- Я все скажу, только пощадите. — Говори, а твоей жизнью распоряжаться его величество, ты же его подданный и приближенный, — сказал я с ехидцей.


— Более полугода назад узник предложил нам хорошо заработать. Мне две тысячи золотых, а лекарю пять тысяч, если мы при случае подсыплем порошок курварвара в лекарство принцессы, когда она приболеет. Мы согласились и вот…,- он замолчал и понурил голову. — Кто передал вам сам порошок и противоядие? — Его привезли из имения маркиза. Тогда же нам передали задаток, — половину оговоренной суммы.


Я посмотрел в сторону короля:- Было бы неплохо, что бы эту стерву, маркизу, доставили во дворец в простом рубище, в железе и на деревенской телеге. А то я смотрю у вас тут милосердие и всепрощенчество процветают, а заразу надо рвать с корнем. Его величество был темнее тучи и нервно постукивал пальцами по своей коленке.

— Когда вы должны были перестать пичкать принцессу ядом? — я поигрывал своим кинжалом перед его лицом — Ещё три дня и потом у её высочества наступило бы улучшение, а через два, три месяца она бы умерла без всякой причины.


— Леди Моли, комнату принцессы надо проветрить. И не просто проветрить, а держать окна открытыми, пока весь запах не выветрится. Он тоже ядовит, хотя и не так как сам порошок. С этими все ясно, можете забирать, ваше величество. Противоядия тут на несколько дней, но его мало. Вместе с порошком леди Глории давать толченый древесный уголь. Вместо воды и прочих напитков только свежее молоко. А противоядие есть наверняка в доме маркиза, у его жены. — Я зевнул. — Если её хорошенько потрясти. Если не найдется, то я тогда сам поеду к лорду Уэсту и найду эту траву. Принцесса проснется, ей привет от Луизы, у неё три дня назад родился сын…


Как потом мне сказала леди Моли, я заснул стоя, даже не договорив. Его королевское величество с одним из стражников отнесли меня в комнату и уложили спать. Спал я больше суток. Проснулся злым и голодным. Злым потому что заигрывание короля со своими лордами привело к тому, что он чуть было не потерял свою дочь, ну а голодным понятно почему.

Спал я в той же комнате, что и тогда. Воспоминания нахлынули на меня по мимо моей воли. Наконец постанывая от боли и жалости к самому себе я встал, оделся и привел себя в порядок:- расчесался пятерней, завязал волосы в пучок и надел косынку.


Глория не спала. Возле неё все также сидел принц Дастин. Увидав меня, она попыталась улыбнуться. Честно говоря, было страшно смотреть на её лицо. Череп обтянутый кожей и только её глаза жили прежней жизнью. Принц встал и освободил мне место. Я сел, потрогал лоб принцессы, а потом взял её руку в свою. — Ну что ж пульс немного нормализовался, жар спал. Противоядие принимаешь? Она кивнула головой. — А уголь? — Она опять кивнула. — Ну вот, через пару недель начнешь поправляться, а через месяц сможешь танцевать на приемах или балах. Она опять кивнула головой. В её глазах заблестели слезы.


— Все будет хорошо Глория. Принц, за противоядием отправили? — Сразу же как только вы сказали. И конвой за маркизой. Лекарей и маркиза сейчас допрашивают с пристрастием. Среди придворных, после первого же допроса, начались аресты. Герцог Ляконт ведет следствие. — Спасибо сэр Дастин, а где леди Моли? — Спит вон там за ширмой, её комнату заняли вы. — Значит с королем у неё ничего не вышло? — Вы правы, — из за ширмы появилась леди Моли, поправляя прическу, — два месяца назад мы расстались мирно с его величеством, и я вернулась к своим обязанностям первой фройлены её высочества.


— Однако, сэр Арт, и мне и её высочеству было бы интересно узнать, как там дела у леди Луизы? Перед тем как вы так неожиданно заснули, вы обмолвились, что у неё родился сын. Мы хотели бы узнать подробности. — Мне понятно ваше любопытство, но сначала я бы хотел хоть что нибудь кинуть в рот, ну там баранчика или поросенка небольшого, а то уже не есть, а простите за выражение, жрать хочется. Леди Моли заулыбалась:- Вот теперь я узнаю прежнего барона Дальних рубежей и рыцаря Удачи. А то появился тут какой то непонятный разбойник в странном головном уборе, начал всех строить и командовать даже его королевским величеством…


— Я командовал его королевским величеством? — Командовал, командовал и даже изволил высказывать недовольство нашим правлением, — в покои вошел король Фредерик. Я с трудом встал и изобразил поклон. — Да ладно тебе Арт. Что, все болит? — Особенно зад, ваше величество. — Понятно, ты же почти догнал моего курьера, а это один из лучших. Он как то пять суток не слазил с седла. — Ваше величество, так он проделал путь туда и обратно, а я только в один конец. — Ну, туда то он нежился в карете. Просто на последней станции заводных лошадей не оказалось, вот он и влез в седло. А обратно, да, в седле. Есть то хочешь? — Хочу. — Сейчас принесут.


Вскоре слуги занесли стол, стулья и принялись быстро накрывать. За столом мы сидели с его величеством одни. Наконец то нормальная еда за последние четыре дня. Я жадно хватал куски и почти не пережевывая глотал, запивая все это травяным отваром. Где то через полчаса я насытился. Ваше величество, мне хотелось бы вам кое что сообщить наедине. — Что то важное, барон? Я пожал плечами, — Для меня совсем не важное, а вот для вас, я думаю да.


— Ладно, пойдемте барон в сад. Сейчас там будут доить корову. На просмотр этого действия собирается чуть ли не весь двор. Вот и мне приходиться следовать последней моде. Мимо нас прошла леди Моли с кувшином в руках. — Видите барон, ваши распоряжения выполняются неукоснительно, сказано, лично вы или леди Моли и все тут. И ни каких баронесс или графинь к корове не допускают. — А кто доит? — поинтересовался я. — Как кто, леди Моли и доит. — Тогда пойдемте поторопимся, видимо настала моя очередь доить. — А вы что и доить умеете, барон? — Конечно ваше величество, это входило в обязательный курс моего домашнего обучения, правда вас тогда уже не было в замке.


Мы прошли через круг придворных, что действительно собрались посмотреть на невиданное зрелище. — Леди Моли, вы уже протерли и помассировали вымя? — поинтересовался я. Если да, то освободите мне место, сейчас подою я. Леди Моли скептически посмотрела на меня и на короля, но ничего не сказала, а встала с маленькой скамеечки и отошла в сторону. Я начал доить. Король с интересом смотрел на мои действия.


— А вы знаете ваше величество, что леди Моли беременна? До короля не сразу дошел смысл сказанного мною. Потом он зашел с другой стороны и заглянул мне в лицо. — Что вы сказали барон? — Я сказал, ваше величество, что не очень хорошо вы поступили. Обрюхатили девушку и в сторону. А между прочим через месяц животик уже начнет округляться. — А мне, почему она мне ничего не сказала? — А она вообще то хоть кому нибудь об этом сказала? Я уверен, что если б не болезнь принцессы, то леди уехала бы к себе. Она тоже гордая. К тому же наверняка она заметила, что вы стали охладевать к ней, меньше внимания, меньше заботы. Наверняка она сама предложила вам расстаться?


Король даже не ответил. Он повернулся и внимательно стал рассматривать леди Моли. — Арт, а ты не ошибся? Я тоже проигнорировал его вопрос. — Знаете ваше величество, за некоторые услуги, что я оказал короне, мне полагается награда. Так вот этой наградой будет приглашение нескольких провинциальных барышень на ваш королевский прием или бал, где будут танцы и обязательно королевская павана. Зря ли я их что ли учил танцевать?


— Насчет графини Моли это не шутка? — Нет ваше величество, я правда пока затрудняюсь сказать, кто у вас будет мальчик или девочка, вот месяца через три, четыре… Сколько тебе нужно приглашений? — Письменных ваше величество — семь штук. А так же рекомендую пригласить леди Белу, естественно с дочерью. Она очень сведущая дама в родовспоможении, к тому же знатного происхождения. Вот и присмотрит за графиней Моли, а заодно и поможет, если что.


— Барон, а может быть примешь мое подданство? Ну хочешь, я испрошу разрешение у твоего короля? — Нет ваше величество. Вы сами понимаете, что рыцарь Удачи не может изменить ни своему слову, ни своей присяги. — Да все я прекрасно понимаю. Все рыцари Удачи упертые. Вон Ляконт, давно бы мог уже стать канцлером королевства, так нет, он считает что ещё не достоин такого высокого поста. Я и герцога то ему дал как наследный титул, присвоив звание герцогини его невесте, а то бы тоже отказался… Так, ладно, мне тут надо посоветоваться с народом, а ты додаивай. Леди Моли, проводите меня в покои её высочества, а этот молодой человек и без нашего присмотра тут справится…


предыдущая глава | Серый бог | cледующая глава