home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Я стоял на перепутье и размышлял: на право пойдешь, домой попадешь, на лево пойдешь быстрее до места доберешься. Решил все таки повернуть на лево, хотя очень тянуло заехать домой, да и крюк не очень большой получался, что то около месяца. Но по зрелому рассуждению решил не заезжать, а то подумают, что хвастаюсь своим новым титулом…

Мара как обычно совсем не обращала внимания на мои понукания и даже не думала учащать свой шаг. Да и я к этому уже привык. День проходил за днем, когда была возможность, мы ночевали на постоялых дворах, когда такой возможности не было, коротали время у костров. Чем дальше мы продвигались на восток, тем гуще становились леса, и меньше наезженных дорог. Торговля с Галисией велась строго по тракту, но меня совсем не устраивала бесконечная череда обозов, караванов, возков и телег снующих туда и обратно. И хотя периодические дожди прибивали пыль, ехать по тракту было крайне не комфортно, по этому я пользовался как правило объездными путями. Они хоть и несколько удлиняли мой путь, зато ничто, или почти ничто не нарушало моего уединения и спокойного движения.


Закрытая или запретная территория началась как то внезапно. Первое что бросилось в глаза, это наличие в лесу свежей зелени, как будто и не зима на дворе. Второе, — это отличная дорога, которую когда то замостили плитами так, что даже трава не смогла прорасти сквозь их стыки. Подковы Мары звонко цокали и их звук резким диссонансом разносился в полной тишине. Я остановился и прислушался. Действительно, даже птиц не слышно, не могли же они все улететь на юг.


Возникло гадкое чувство, или ощущение, что на вас смотрят, и смотрят в спину, словно ищут слабину. Я машинально поправил шпагу и пистоль, что бы они были под рукой и я мог ими воспользоваться в любой момент.

Из придорожных кустов с обоих сторон на дорогу вышло около десятка мужиков, как они считали устрашающего вида и перегородили мне путь. Я легко спрыгнул с Мары, и улыбаясь направился к ним. — Братцы! Разбойнички? Как же я рад вас видеть, как же я по вам соскучился. Месяц в пути и ни одной драки, ни одного не убил, а тут такое счастье привалило, сразу десяток. Мужики опешили. Они видимо считали, что я заблудился и от их одного вида разверну коня и постараюсь ускакать прочь, а там за поворотом или где нибудь ещё меня перехватят их дружки. Вот будет потеха…


Потеха была, но не та, на которую они рассчитывали. Одно дело грабить небольшие обозы и караваны, нападая преимущественно ночью на спящих, и другое дело встретиться лицом к лицу с воином, который и сам не прочь размяться.

Они попытались навалиться на меня всем скопом, мешая друг другу, но то один, то другой роняя оружие опускался на землю. Когда их осталось всего двое, они попытались разом нырнуть в кусты, но мои пули летели быстрее, чем двигались их ноги. Я безжалостно добил раненых, не слушая ни их стонов, ни просьб. Что то их дружки задерживаются.


Мара с безразличным видом жевала молодые веточки, а я стал оттаскивать трупы и сбрасывать их в сточные канавы, что шли по краям дороги. Наконец то послышался топот. Бежало несколько человек, бежали тяжело, словно они несли у себя на плечах мешки с поклажей. Ага, вот в чем дело. Все пятеро были одеты в тяжелые доспехи, которые вполне могли остановить даже пулю из пистоля. Вот и возможность проверить слова хранителя, что мой пистоль легко пробивает броню в три пальца толщиной. Подпустив лесных братьев шагов на пятнадцать, я стал стрелять.


Старик не обманул. Входное отверстие от пули было достаточно маленьким и почти незаметным, а выходного не было. В живых оставался только один из разбойников. Видимо в самый последний момент меня или подвел прицел, или дрогнула рука. — Ты хто? — булькая спросил он. — Смерть в облике человека. — Не, смерть, она баба, я её ужо встречал. Он закашлялся и изо рта потекла тонкая струя крови. — Ну если тебе будет легче знать от чьей руки ты принял смерть, то я охотник за головами по кличке белоголовый. Он кивнул головой, дернулся и затих.


Я задумался, — в таких тяжелых доспехах далеко не ходят, а значит их логово или полевая стоянка должна быть где то рядом. Стоит поискать. Искать пришлось не долго. Хорошо натоптанная тропа привела меня к большой поляне, на которой горели два костра и вокруг них суетилось несколько человек. Да, на широкую ногу жили разбойнички, не прятались, чувствуя свою безнаказанность. Да и кто в твердом уме сунется в запретные и закрытые земли. Немного понаблюдав за лагерем и определив кто и где находится, я вышел на поляну. Меня заметили сразу. И только один оказался самым сообразительным, наверное по этому и остался в живых. Он сразу же смекнул в чем дело и нырнул в кусты. Вскоре только затухающий треск веток донесся до меня. Остальные подняв с земли, кто топор, кто дубину набычившись пошли на меня. Вступать с ними в рукопашную я не собирался, — слишком много чести и поэтому просто расстрелял их на подходе.


Чуть в стороне стоял крытый возок с уже запряженной лошадью. Я перевернул котлы с похлебкой и залил костры. Внимательно осмотрел поляну. Вроде все. Подошел к возку и заглянул во внутрь. Типичная разбойничья добыча. Золотые и серебряные монеты вперемешку лежали в двух небольших сундуках, серебряная посуда, несколько отрезов материи, какие то вещи, целый ларь с продуктами и ещё много всякой всячины. Бросать все это здесь не имело смысла. А с другой стороны у меня возникла мысль, а не жители ли это какой нибудь глухой деревушки вышли на промысел? Чем проливать пот в поле решили по быстрому и по простому разбогатеть грабежом. Набрали добра и теперь собирались спрятаться в своей глуши, да я не вовремя попался им на пути.


Чалый конь неспешно катил телегу по дороге, рядом неторопливо трусила Мара, ревниво посматривая на меня. Вскоре хорошая дорога внезапно оборвалась. Пришлось слезть с облучка и разглядывая заросшую тропу двинуться по ней, ведя чалого в поводу. Поднявшись на небольшой пригорок я остановился. Передо мной открылась громада черного замка, даже не замка а крепости. И я бы не сказал, что это были развалины. Спустившись с пригорка я вновь обнаружил хорошую мощенную дорогу, которая вскоре привела нас к закрытым воротам. Я спешился, надавил на одну из створок плечом и она со скрипом открылась. Взяв повод чалого я ввел его во внутрь, а Мара уже деловито осматривала двор. Как только мы вошли, ворота с чмоканьем закрылись.


Двор был чистым, выметенным и вообще складывалось впечатление, что тут жили. — Аньян, меня послал хранитель, — крикнул я в пустоту. — Не ори, я не глухая. И прямо передо мной возник образ высокой стройной женщины в странном костюме. — Аньян? — переспросил я. — Понятно, хранитель не предупредил тебя что я женщина. Ну давай посмотрим на что ты способен. В её руке возник клинок и она встала в позу. Я тоже обнажил свой клинок и приготовился к схватке. Минуты через три я понял, что все мое хваленое мастерство, не мастерство а баловство. Любой мой финт, прием натыкался на такую защиту, что я сам только успевал уклоняться и обороняться. Небрежным жестом мой клинок был отбит далеко в сторону, а шпага Аньян устремилась к моей груди.


Каким то чудом мне удалось уклониться в сторону, и мой клинок скользнул ей под руку и пронзил призрачную плоть. В испуге, что я поранил её, отдернул руку… — Ну что ж неплохо, все лучше, чем те, которых он мне присылал раньше, да и я в отсутствии хорошего спарринг партнера подрастеряла некоторые навыки. Лошадей в конюшню, ухаживать и обихаживать их будешь сам, сам себе будешь готовить и стирать. Делать все будешь сам. Распорядок дня очень простой: Подъем ранним утром, туалет, первая тренировка, завтрак, уход за лошадьми, приготовление обеда, вторая тренировка, обед, стирка и умывание, вечерняя тренировка, ужин, отбой. В обед старайся готовить столько пищи для себя, что бы её хватило и на ужин.


Комнату себе в замке выберешь на первом этаже. Туалет и купальня в левом крыле. Кухня в правом, там же и кладовая с продуктами. Возок свой разбери и откати его под навес. Сегодня день весь в твоем распоряжении, осмотрись, оглядись, все обойди. Подготовка к битве начнется завтра с утра. Если сломаешься и не выдержишь нагрузок, выгоню сразу или убью как отработанный материал. Вопросы есть? Не успел я и рта открыть, как последовало: — Вопросов нет. Твое время пошло штурмовик. И призрачная женщина быстро растаяла у меня на глазах, а я оказался предоставлен сам себе.


Первым делом я отогнал чалого к дверям кухни, где стал его разгружать. Камзол и рубашка давно уже валялись на земле, с меня тек пот, а перетаскивание сундуков, тюков, узелков и коробов казалось никогда не закончится. Наконец то возок был освобожден. Я отвез его под навес и распряг чалого. Мара уже ждала меня в конюшне по хозяйски расположившись в центральном стойле. Вычистив, напоив и накормив обоих, я задал им корма до утра и вышел во двор. Центральная дверь была приоткрыта, словно приглашая меня войти во внутрь, что я и сделал.


Убранство замка меня поразило. Непонятные для меня картины, статую странных людей в не менее странных костюмах, на стенах ни когда не виданное мной оружие. Из чувства самосохранения я ничего трогать не стал. Комнат было несколько, все обставленные в разном вкусе. Я выбрал себе ту, что была поменьше размером, имела всего одно зарешеченное окно и простую, без всяких изысков обстановку. Кровать мне понравилась, широкая, в меру мягкая. Нашел я также и купальню и туалетную комнату. В купальне не удержался и сразу же ополоснулся. Или вода была не сильно холодной для этого времени года, или она немного подогревалась. Пользуясь моментом я постирал свои вещи и там же в купалке их развесил для просушки.


Мое знакомство с кухней началось с того, что как только я вошел, вспыхнул огонь в очаге. Я набрал воды в котел и поставил его на огонь, бросив туда несколько кусков мяса, что я нашел в очень странном холодном ящике, на стенках которого был даже иней, хотя внешне он ничем не отличался от нескольких таких же ящиков, в которых я обнаружил хлеб, сыр, колбасу, окорока, вяленую и копченую рыбу и еще много чего такого, что я не знал и не видел никогда, но что несомненно было едой. Дождавшись, когда мясо немного прокипит, я нарезал туда овощей и заправил похлебку крупой. Вскоре похлебка была готова и я с удовольствием поел горячего. После чего вымыл посуду, приготовил котел на завтра, отварив в нем мясо и мелко порезав его, спрятал все это в холодный ящик.


За окнами было уже темно, когда я вернулся в свою комнату, предварительно забрав высохшее белье, разделся и с удовольствием залез на кровать. Спал я без сновидений и казалось только закрыл глаза, как у меня над ухом раздалось очень громкое:- Подъем штурмовик! На туалет 10 минут, затем во двор на первую тренировку и без опозданий, я этого не люблю.

Первая тренировка заключалась в том, что меня гоняли по кругу, заставляли прыгать, падать, кувыркаться и откатываться в сторону, вскакивать и опять прыгать и падать. Первая тренировка продолжалась ровно полтора часа. В её конце я дышал как загнанная лошадь, а ведь я считал себя выносливым.


— Умывание, завтрак, уход за лошадьми, приготовление обеда и ужина. Ровно в полдень вторая тренировка. Время пошло… Я с удовольствием залез в воду и смыл с себя пыль и пот, потом быстро прошел в конюшню и почистил и убрал стойла, накормил и напоил своих лошадей. На кухне я достал отваренное мясо, заправил его крупой и поставил на огонь. Пока каша готовилась, я похлебал остатки вчерашней похлебки и похвалил себя за предусмотрительность, что сварил так много, что хватило и на утро. Потом я сварил полевой суп, который часто готовил для себя во время своих путешествий. Готовить его было очень просто, несколько кусков колбасы, копченого окорока, все это приправляется парой горстями муки и все. Суп готов. Правда муку надо было залит водой и сделать из ней несколько шариков теста, которые потом просто бросались в кипящую воду.


Ровно в полдень я был во дворе. Мне предстояло бегать по кругу с полными ведрами воды и переливать её из одной бочки в другую. Где то на пятой или шестой ходке у меня стали побаливать руки и я уменьшил количество воды в ведрах. К концу тренировки воду я набирал буквально на самое донышко, а сами ведра казались мне неимоверно тяжелыми…

— Умывание, обед, стирка. На все про все у тебя штурмовик есть два часа, затем поднимаешься на второй этаж, я буду ждать тебя в синем зале. Холодная вода немного меня взбодрила, а обед наоборот стал вгонять в сон. Чтобы этого не произошло, я вновь отправился в купальню и с удовольствием окунулся еще раз, а заодно и всполоснул свою рубашку, которая стала ощутимо пахнуть потом.

Ровно через два часа я был в синем зале. Там меня заставили подняться на помост и я стал повторять движения воина, который возник на белой стене. Один и тот же выпад приходилось делать чуть ли не по сотне раз, причем если я делал что то неправильно, то раздавался противный звук и мне приходилось все повторять сначала. Это оказывается была вечерняя и сама продолжительная тренировка. У меня ныло все тело и все мышцы. — Умывание, ужин, отбой. Каждая минута потраченная тобой без цели сокращает время твоего отдыха штурмовик. Утром увидимся и Аньян растаяла в воздухе.


Я еле дошел до кухни и через силу заставил себя поесть. Остатки пищи я спрятал в холодный ящик. Вечернее омовение мне облегчения не принесло, я провалился в сон как только моя голова коснулась подушки. Казалось я и не спал вовсе, как у меня над ухом раздалось очень громкое:- Подъем штурмовик! На туалет 10 минут, затем во двор на первую тренировку и без опозданий, я этого не люблю. И все началось заново…

Часы складывались в дни, дни в недели, недели в месяцы. Я потерял счет времени. Единственная отрада были те короткие мгновения, которые я проводил в конюшне. Я разговаривал и с Марой и с чалым и они отвечали мне своим пофыркиванием или негромким ржанием. Постепенно я втянулся, мышцы перестали болеть, я все легче и легче переносил тренировки и в один из дней к своему удивлению заметил, что ведра у меня были полными и к концу тренировки, а вода из бочек переливалась через край. Все реже и реже раздавался противный звук в синем зале, а я от отдельных приемов перешел к изучению и повторению целых комплексов ударов, финтов и уходов.


Наконец настал тот день, когда я стал полноценным участником схваток с Аньян. У неё уже не чувствовалось преимущества в скорости движения, многие её приемы я узнавал до ещё того, как она собиралась их провести. Движение ног, положение тела, перенос тяжести, все это позволяло мне с определенной долей уверенности предугадывать её действия. А потом начались тренировки с пистолем. Я учился стрелять в полной темноте на звук, на вспышку света, на шорох. Меня учили уклоняться от выстрелов, следить за пальцем, что нажимал на собачку, или спусковой крючок, как её называла Аньян.


Я учился вести бой в тесном заставленном помещении, и не только с помощью пистоля или шпаги, но и всего того, что могло оказаться у меня под рукой, а так же на мокром глиняном полу, который ещё к тому же наклонялся в разные стороны… И вот однажды во время небольшого отдыха между стиркой и вечерней тренировкой я услышал у себя в голове голос: — А ты молодец, Арт, справился и даже лучше, чем многие из нас. Этой "швабре" не удалось тебя сломать, хотя она и во всю старалась. Ах да, я забыла тебе представиться, я Пам, — объединенная память всех бойцов, которых когда либо готовили в стенах военной академии. Я понадоблюсь тебе, когда ты пойдешь к Крыше Мира в логово серого бога. Я буду подсказывать тебе кто где и как шел по этому пути, буду предупреждать от чего или как погиб тот или иной воин итак до последнего героя, которому удалось побиться в модуль, но который погиб, так и не выполнив свою миссию…


На следующий день на утренней тренировки я спросил у Аньян:- Что такое швабра? Она фыркнула ну прям как мои лошадки:- Это Пам постаралась тебя просветить? Только она завет меня шваброй из зависти, что я могу принимать облик обыкновенной женщины, а она может находиться только в мозгу адепта. Значит ты прошел посвящение штурмовик, и даже значительно раньше, чем я могла предположить. Скоро твое обучение закончится и я проведу обряд прощания. Сегодня вечерней тренировки не будет. Приготовь праздничный ужин, я приду к тебе в гости в твою комнату.


Я уже знал, что Аньян дважды не повторяет и по этому постарался приготовить на ужин нечто особенное, из того, что когда то готовила моя матушка, а я присутствовал при этом. Гусь в яблоках, правда яблок не было, но я нашел в одном из ящиков какие то фрукты, которые отдаленно напоминали по вкусу яблоки и решил рискнуть. Гусь получился на славу, с поджаренной корочкой, а какой запах плыл по кухне…


В комнате я навел относительный порядок, а попросту говоря, все оружие свалил в одну кучу в углу и прикрыл покрывалом с постели. На своих местах только остались мой клинок и мой пистоль. В дверь постучали. Это было так неожиданно, что я даже вздрогнул и схватился за шпагу. — Войдите, у меня всегда открыто. Вошла ослепительно красивая зрелая женщина. Я не сразу узнал в этой красавице Аньян. Её платье струилось и переливалось всеми мыслимыми и немыслимыми цветами, подчеркивая стройность её тела и красоту фигуры. Непроизвольно я встал и неумело поклонился:- Леди Аньян, я рад вас видеть в своем скромном жилище, прошу к столу. Она грациозно подошла, подождала пока я отодвину кресло и помогу ей сесть и только потом кивком головы отпустила меня.


А меня мучил один вопрос, она сейчас призрак или женщина во плоти? — Все мужчины одинаковые и все ваши чувства и вопросы написаны у вас на лице, — она улыбнулась. Я пришла к вам во плоти простого женского тела и более того, я останусь у вас на всю ночь, но это не значит, что утренняя тренировка отменяется.

После ужина она очень просто и естественно сняла с себя платье и легла поверх одеяла:- Идите ко мне сэр Арт. Она впервые назвала меня по имени, а не штурмовиком, или неуклюжим неумехой. Я дотронулся до её кожи, она была мягкой и прохладной. — Леди, а почему в облике призрака, а не вот так? — Это отвлекало бы вас от тренировок и занятий, и к тому же у призраков отсутствуют некоторые чувства, такие как стыд и совесть. Иначе как бы я могла спокойно входить к вам в комнату, когда вы голышом спите поверх простыней, или наблюдать за вами, когда вы моетесь. Она звонко рассмеялась. это была моя маленькая месть за то, что вы в самом первом нашем бою умудрились нанести мне поражение. Во многом конечно случайное, но все таки поражение…


До самого утра мы не спали. Я потому, что давно не чувствовал возле себя женского тела, к тому же такого восхитительного, а она потому, что я был первым, кто не только победил ее за немыслимое там количество времени, но и выдержал полный курс обучения без всяких послаблений. Уже под утро она мне сказала: — А знаешь, Арт, если в тебе окажется сильным ген первых, то у нас вполне может родиться ребенок. Если ты выживешь, то иногда навещай меня, дорога для тебя всегда будет открыта. — Аньян, король обещал мне подарить этот замок… Она закрыла мой рот своей рукой. — Не надо слов, просто обними меня и если у тебя остались силы, то до начало утренней тренировки есть ещё немного времени…


Через два дня я уезжал. Призрак проводил меня до ворот и нежно коснулся моей щеки… Мара и чалый неторопливо трусили по дороге. В крытом возке лежало несколько больших и тяжелых сундуков. Аньян сказала, что это моя честно заработанная часть сокровищ замка Дор Нуар. На мне был новый камзол и вообще вся одежда на мне была новая. Оказывается в замке можно было не заботиться ни о стирке, ни о сохранности своих сапог, и даже о приготовлении пищи, все это мог предоставить замок. — А ты знаешь, — в голове у меня возник голос Пам, — она в тебя кажется влюбилась. Я даже не представляю себе, каково это отправлять своего любимого на верную смерть.

А через её обучение прошли десятки тысяч лучших из лучших и ни один из них не вернулся…


Через месяц никем не узнанный я въехал в Венсус и сразу же направился к своему дворцу. В столице я отсутствовал почти два с половиной года, а мне казалось, что я покинул её только вчера. Когда я въехал через задние ворота, спрыгнул с облучка, а Мара по хозяйски стала обходить двор, в доме началась суматоха. Я снял с головы широкополую шляпу, что прикрывала и мое лицо и мои волосы, тряхнул головой: — Я дома, как же хорошо оказаться дома. По ступенькам тяжело опираясь на палку спускался Иоган. Я быстро подбежал к нему и обнял старика. По его лицу текли слезы:- Ну вот, теперь и умереть можно, хозяин вернулся. Дождался.


— Какие твои годы, Иоган, ты ещё моих детей понянчишь. Кто у тебя в первых помощниках? — Мой сын, его тоже зовут Иоганом, это у нас семейная традиция и он давно уже всем здесь управляет, а я так, помогаю ему иногда советом. Появился тоже уже не молодой мужчина, — Ваша светлость, терму готовят, стол накрывают. — Иоган, в возке несколько сундуков, их надо будет отнести в оружейную и там все пересчитать. Долгов у нас много? — У нас нет долгов, ваша светлость. Мы даже не все потратили из того, что вы оставляли. Ладно, пойдем за столом расскажешь что здесь и как и отца не забудь, отныне его место всегда за моим столом.


Я с удовольствием ел домашнюю пищу и слушал. — Лорд Уэст стал маркизом и ближайшим советником короля, лорд Войт начальник королевской стражи, а лорд Варт возглавил королевскую академию наук и тоже входит в состав королевского совета. Леди Луиза родила второй дочку, она смеясь говорит, что ей нельзя уезжать из столицы, а двух детей им вполне достаточно. Она часто нас навещает. У лорда Варта родился сын, а его жена, леди Мергарит умерла от родовой горячки. Король Гастинга принес свои официальные извинения за действия своего младшего непутевого сына. Он и леди Глория сейчас прозябают в какой то небольшой крепости на самом дальнем рубеже, где они до сих пор прячутся от гнева родных и близких погибших дворян, что последовали за принцем.

У короля родился, как вы и предупреждали, сын. Скоро ему исполнится два года. Мальчик как две капли воды похож его величество. Леди Моли в последнее время что то захворала, а по этому поводу при дворе говорят, что скоро у принца появится или брат или сестра…


Я слушал и улыбался. Все почти что по старому, как будто и не уезжал никуда. Внизу возникла какая то суматоха и шум. Я кивнул головой и Иоган пошел узнать, что там такое случилось. Оказалось, что у одного из сундуков отвалилось дно и все его содержимое вывалилось на пол. Хорошо хоть что драгоценные камни оказались упакованы в мешочки и почти не рассыпались, сейчас их собирают и пересчитывают…

Я нежился в теплой воде и думал о том, стоит ли перед отъездом на север нанести визит его королевскому величеству и напомнить ему об обещании подарить мне замок Дор Нуар, или отложить все это на потом? Хотя с другой стороны король может и обидеться, если я буду в столице и не нанесу ему визит вежливости.


— Иоган, распорядись, что бы слуги не болтали о том, что я приехал. Хочу сделать кое кому сюрприз. Что там с сундуками? Женские украшения там есть? — Да ваша светлость, там есть такая красота, что невозможно глаз отвести. Ладно, пойдем посмотрим, что там мне наложила хозяйка замка Дор Нуар. В оружейной было непривычно многолюдно. Под бдительным взором старого Иогана слуги считали камни и монеты. Я подошел к сундуку в котором лежали женские украшения и отобрал три перстня с огненно красными камнями, две диадемы и три точно таких же по цвету камня на тонких золотых цепочках, а потом не удержался и взял ещё одну небольшую корону и отложил её тоже.

Ваша светлость, — обратился ко мне старый Иоган, — это корона герцогини. — Да вот я и думаю Иоган, может быть мне её вручить некой молодой леди? Если она конечно ещё не забыла, что я её рыцарь, а она моя дама сердца.


— Если вы о леди Изабелл, то она вас не забыла. — А ты то откуда знаешь? — Так об этом все знают, даже поэты сочиняют стихи и песни о вашей романтической любви. А молодая леди часто бывает у нас в гостях, хотя почему то предпочитает вашу библиотеку всем другим комнатам. Она даже туда некоторые свои книги принесла. Сказала, что у вас они лучше сохранятся. — Интересно, что за книги, пойду посмотрю, а это распорядись отнести в мои покои.


В библиотеке несмотря на душный летний вечер было прохладно. Я зажег несколько свечей и подошел к столу, на котором лежали раскрытые книги. Одного взгляда мне было достаточно, что бы понять, что это мерсисайские и старомерсайские учебники по медицине. Так вот чем занимается моя молодая леди, — изучает медицину и не просто медицину, а детские болезни. Что ж, похвальное желание лечить детишек, все лучше чем праздное времяпровождение на балах и раутах…


Спал я очень крепко, что впрочем не помешало мне встать рано утром и провести полноценную тренировку, потом плотно позавтракать, вызвать брадобрея, и привести себя в порядок. Косынку и рубаху а ля Арт я решил не надевать, а одел простой камзол без всяких выкрутасов, свои видавшие виды сапоги и новые шпоры из тех, что мне перед отъездом вручила леди Аньян. Их мелодичный звон был слышан на добрый десяток шагов если идти по ковру, а уж по мраморным плитам пола, то и подавно.


Во дворец я решил проникнуть по давно известному мне пути, через калитку сада. Сурового вида стражник сначала остановил меня, затем заулыбался:- Ваша светлость, вы были у нас в Скимере, то то леди Изабелл обрадуется, предупредить её? — Не вздумай, хочу устроить сюрприз. Стражник отсалютовал мне все ещё улыбаясь, а когда я отошел, начал что то с жаром рассказывать своему напарнику.

Во дворце царил привычный полумрак. Я проходил мимо покоев леди Моли, когда услышал детский плач. Отодвинув плечом стражника, что попытался преградить мне проход я вошел во внутрь. Там несколько женщин пытались накормить, знакомой мне с раннего детства овсяной кашей, темноволосого карапуза. Он плевался, сжимал рот и мотал головой. Потом увидев меня, соскочил с маленького стула и бросился ко мне, спрятавшись за мои ноги. — Правильно, молодой человек, настоящие мужчины должны есть мясо, а не какую то там овсяную кашу. Так и говори всем, кто будет тебя кормить этой гадостью. Мясо, понял? Ребенок радостно повторил:- Мяса, хоцу мяса. — Ну вот, слова не мальчика, но мужа. А вам леди посоветую, кусочек мяса, ложка каши, по крайней мере меня так кормили, когда я был маленький. Ну идите молодой человек, сейчас вам принесут мясо. Малыш отцепился от моей ноги и очень серьезно посмотрел на меня снизу в верх. — Принесут, принесут, иначе и я тоже вместе с вами тут малость поскандалю…


И действительно вскоре принесли мелко нарезанные кусочки куриного мяса. — Так, один кусок мяса, ложка каши, что бы оно лучше усваивалось, вот так и надо есть, и станешь настоящим королем. Подмигнув оторопевшим дамам я вышел из покоев. Перед малым залом, где сегодня был утренний прием меня остановил лорд распорядитель. — Вы почти опоздали, быстро представьтесь, а то прием скоро закончится. — Сэр Арт, рыцарь Удачи. Толком не поняв, что я ему сказал, он открыл дверь и стукнув своим жезлом громко проговорил: — Сэр Арт, рыцарь Удачи! — и отошел в сторону, пропуская меня.


Я вошел в зал, снял шляпу и пошел к возвышению, где на троне сидела королевская чета и о чем то переговаривалась меду собой. Первой меня заметила леди Моли. Она вдруг замолчала, потом прикрыла свой рот рукой, словно не давая сорваться с губ вскрику. А мои шпоры пели песню своим небесным звоном. Потом на меня внимание обрати и его величество. Он подался вперед, словно желая меня получше рассмотреть, потом заулыбался:- Нет, ну вы посмотрите на него, ваша светлость, вы можете кого угодно сделать заикой. Там горы трупов за вами нет? — Ну что вы ваше величество, я сугубо мирный человек, я толком то и шпагу в руке держать только недавно научился.


Король встал с трона и спустившись со ступенек подошел и обнял меня. — Арт, как же я рад видеть тебя в целости и сохранности. Ты побывал там? Хотя нет, молчи, все расскажешь за обедом. А ту девушку, что стоит возле трона королевы узнал? Эта красавица — твоя леди Изабелл, иди поприветствуй её. Я тебе потом про неё такое расскажу, сам не поверишь. Я повернулся и остановился. Возле трона стояла красавица с огромными глазищами, что смотрели на меня. Я подошел к ней, она пунцово покраснела, а я опустился на одно колено перед ней, взял её руку в свою и поцеловал кончики её пальцев. В зале стояла мертвая тишина. Леди Изабелл, вырвала свою руку из моей руки и тоже опустилась на колени, потом обхватила мою голову руками и прижала к себе:- Никому, слышишь, никому тебя не отдам. Я трясущимися руками расстегнул поясную сумку и достал от туда маленькую корону. — Леди Изабелл, прошу принять от меня эту корону в знак моей преданности и любви и прошу вас дать свое согласие на нашу помолвку и обручение. — Я согласна Арт, конечно я согласна. Как же я тебя ждала. Я встал, помог подняться Изабелл и надел ей на голову корону герцогини.


предыдущая глава | Серый бог | cледующая глава