home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Первое же мое появление на плато показало, что меня здесь ждали. Не успел я сделать и одного шага, как щеку мне ожгло, потом что то ударило в грудь и началось… Я бежал, падал, перекатывался в разные стороны, вскакивал и метался как мышь, что попала в закрытую коробку. Потом я начал стрелять сам, не особо надеясь на успех, так как стрелял на звук жужжания и мелькающие тени, которые замечал боковым зрением. О том, что я изредка попадал, мне говорили нечастые звуки разрывов, что звучали или впереди или сбоку от меня.


Шаг за шагом я пробивался к заветной цели, которую так и не увидел перед собой, ни какой черной черты или границы плато. Да и некогда мне было смотреть, приходилось только уварачиваться и прятаться от смертоносных лучей, стрел и дротиков. У меня уже болела шея от резких поворотов, глаза слезились, а тут как назло ни единой тучки на небе, а эти сволочи как правило атаковали со стороны солнца. В один из моментов, когда я получил очередное свое ранение в свой только только заживший бок, я психанул и нажал на маленький спусковой крючок.


Эффект превзошел все мои ожидания. Сразу же несколько серебристых шаров взорвались одновременно. Взорвались даже те, что в настоящий момент были чуть в стороне от меня и не принимали участие в атаке. Сначала я не понял, но потом увидел, как несколько фигур в защитных балахонах показались на стеклянной поверхности плато и сходу открыли огонь из лазеров и плазмотронов по воздушным мишеням. Однако вскоре все четыре охранника уже лежали бездыханными, ведь на них не было защитных костюмов от лазерных лучей, но свое дело они сделали, отвлекли часть сил на себя и дали мне возможность немного перевести дух.


Возникла непонятная мне пауза, которой я воспользовался по полной, пробежав более двадцати шагов без всяких помех, а потом кошмар продолжился с одной только разницей, что шары старались близко ко мне не подлетать, а держаться на более менее приличном расстоянии, что естественно облегчило мою участь, так как снизило их прицельность. Но все равно, ещё несколько лучей лизнули мне плечи и левую, многострадальную руку.


Правда и мне стало легче стрелять, так на более дальнем расстоянии я шары видел более четко. Ещё несколько попаданий и взрывов, сильный удар в левую лопатку и я буквально был вброшен в сумерки. Всё тело не просто болело, оно корчилось от боли, я буквально выл, не контролируя себя. Схватив сосуд с иглой, что передала мне Ол, я с силой воткнул его в бедро. Ожидаемого облегчения не пришло, хотя боль и немного затихла и стала переносимая.


Охая и ахая я заставил себя встать и не теряя времени на осмотр поковылял в сторону космического корабля, который серебристой громадой возвышался передо мной. Память услужливо подсунула:- самовосстанавливающая система АКК бис 131. А потом в мозгу возникла непонятно откуда взявшаяся информация: Восстановление завершено на 78 %, к дальним космическим полетам временно не пригоден, для полного восстановления понадобиться не менее трехсот стандартных космосуток.


Тут в голове появилась Пам. В её голосе слышалось ликование:- Арт, ты прошел, ты справился, а ещё благодаря тебе нам удалось установить связь с внутренним королевством первых и их потомков. Ты даже не представляешь, что ты сделал, Арт. Всем первым, чьи матрицы сохранились, ты подарил надежду на возрождение, и мне и Хранителю и Аньян и другим. Ваше величество, вы самый гениальный и самый храбрый из всех королей, которых я знала, — и она опять исчезла из моей головы. Я выругался, вместо того, что бы дать мне необходимую дополнительную информацию, она как и все женщины смылась в самый неподходящий момент. Вернусь, накажу как попало.


Однако я зря грешил на Пам, вскоре она вновь появилась: — Ваше величество, через меня вы будите держать связь с местоблюстительницей Генжитой. Она будет видеть посредством ваших мыслеобразов все то, что видите вы и сможет подсказать вам самый короткий путь в медицинский модуль, где обосновался узурпатор. Для начала вам надо будет подойти к центральному трапу, но по нему не стоит подниматься из за возможного наличия ловушек и смертельно опасных сюрпризов, что мог приготовить компьютер.


Видите небольшой люк для аварийного покидания корабля? Да не сюда смотрите, левее, ещё левее. Видите пластину из белого металла? Приложите к ней свою руку, да не эту, а правую. Плотнее, чтобы сенсоры смогли прочитать линии вашей ладони. Хоть вы и не являетесь членом экипажа, но наличие в вас гена первых и то, что ваша мать сама из первых может позволить вам войти в корабль. И действительно, в мою ладонь что то кольнуло и подбрюшие этого металлического монстра чуть приоткрылось, опустилась с легким шипением лестница и я поднялся по ней в чрево корабля. Люк с шумом за мной захлопнулся.


Наступила тишина. Не сразу и с некоторыми помехами, но Пам вновь вышла со мной на связь. — Найди на стене корабля ящик с красным крестом. Возьми от туда блестящий шприц-тюбик с красной головкой и сделай себе укол. Сядь, посиди немного у стены. Теперь возьми точно такой же только с зеленой головкой и вновь сделай себе укол. Через некоторое время тебе станет значительно легче, но учти, это временное явление, как только действие транквилизаторов прекратиться, боль вернется, по этому следует поторопиться.


Ваше величество, не знаю, смогу ли я и дальше поддерживать с вами связь, эта тварь старается её глушить, но вам все время следует быть на чеку и идти в ту строну, куда вас поведут синекрасные стрелки. Это прямой путь в медицинский модуль. Будьте осторожны и помните, что вас очень ждут и любят.

Я ворчливо заметил про себя:- А то я этого не знаю, и любят и ждут. И куча девиц, с которыми предстоит ещё разобраться и не приведи Терра, если Изабелл об этом дознается. Интересно, а откуда у меня в памяти возникла эта Терра и что она означает? Тут же услужливо всплыла информация:- Терра, прародина всего человечества, мифическая планета от которой началось освоение космического пространства. В среде космолетчиков принято верить в её существование и давать клятвы от её имени, а так же использовать её образ в своих разговорах…


Я шел легким упругим шагом по направлению указанному мне синекрасными стрелками. Лифтами по рекомендации Генжиты я не пользовался и мне предстояло пройти все семь палуб и подняться в медицинский модуль по запасному выходу. Я старался не смотреть по сторонам, уж больно многое у меня там вызывало любопытство и восхищение. Да и смотреть особо не имелось возможности. Дважды меня спасала только отличная реакция от вылетевших прямо из стен огненных струй, которые оставляли на противоположенной стене иссиня черные подтеки, которые прямо на моих глазах исчезали и затягивались.


В особо опасных местах, где по мнению моих проводников могли быть неприятные подарки от узурпатора я был предельно внимателен и осторожен. И это уже не раз сохраняло мне жизнь. Один из коридоров мне даже пришлось преодолевать по потолку, перехватывая руками один плафон за другим. Спрыгнув в другой отсек я не удержался и просто выстрелил из пистоля в центр коридора. В то же мгновение весь коридор превратился в огненную ловушку. Температура была такой, что мне даже пришлось спрятаться за перегородку, а когда пламя отбушевало, я осторожно выглянул и увидел только остов из странного материала, который не пострадал. Впрочем вскоре все было восстановлено как и прежде.


— Здесь по видимому погиб один из первых, который пробился почти к самому модулю, но так и не дошел до пульта управления, — раздался у меня в голове печальный голос Пам. — А ты откуда это знаешь? — поинтересовался я. — Это не я говорю, — обиделась она, — это говорит королева, и по моему, это был или её муж, или её сын. — Так сколько лет тогда Генжите? — Не знаю, она из первых, но периодически впадала в анабиоз. И сколько она так проспала, никто не знает, но то что она самая старая из первых, — это несомненно.


— Пам, а как получилось, что моя матушка обрела плоть, а остальные не могут. — Ну почему не могут, не могу только я и подобные мне, остальные на некоторое время могут, а твоя матушка тоже была погружена в сон в свое время, а потом разбужена, что бы дать потомство. — Как это грубо звучит, — что бы дать потомство…


Чем ближе была восьмая палуба, где находился медицинский модуль, тем труднее мне давался каждый шаг. Я уже сбился считая опасности, что угрожали мне, — и опускающиеся копья с потолка и мечи и шпаги, что внезапно выскакивали из стен, и лазерные лучи и вспышки плазмотронов, даже бесцветный и без запаха газ. Но тут на помощь мне пришел сам корабль, он быстро продул коридор, где произошло распыление и тем самым спас меня.


Вот и восьмая палуба. Я стоял перед самодвижущей дорожкой и напряженно размышлял, как мне поступить, воспользоваться ли ею, или попробовать найти обходной путь? В течении уже нескольких минут или даже часов я перестал ощущать в своей голове какой либо намек на Пам. Видимо компьютеру все таки удалось заблокировать нашу связь. А тут, как всегда не вовремя стала возвращаться моя боль. Я решил рискнуть, скинул с себя камзол, нацепил его на свою шпагу и выставил вперед. Сделал шаг на дорожку и поехал. В любое мгновение я был готов что нибудь предпринять, если б мне угрожала какая нибудь опасность. Но к счастью только один раз из стены выскочили стрелы, что наделали новых дырок в моей одежде, да пару раз лазерные лучи прожгли новые дырки.


Перед дверью с большим красным крестом я остановился. Она была приоткрыта и так и манила войти во внутрь. Но что то меня остановило, то ли внутренний голос, то ли чувство самосохранения. Я лег на пол и рукой резко открыл дверь. Тут же с двух сторон, через стены, в сходящихся направлениях на уровне пояса, лазерные лучи прожги все пространство. Если б я открыл дверь и попытался спрятаться за стеной, мне был бы конец. Я сильно стукнул своими сапогами по полу, словно это упал обрубок тела и приготовился.


Ждать пришлось недолго. Прямо на меня выкатило какое то шестирукое чудище. Одна голова была головой ослепительно красивой женщины, а вторая какой то металлический горшок, весь утыканный проводами. Лицо женщины было искажено гримасой боли, отчаяния, в глазах стояли слезы, а рот был раскрыт в беззвучном крике. К тому же голова была прикрыта каким то прозрачным колпаком. Не раздумывая я нажал на оба спусковых крючка. Пуля из моего пистоля разбила прозрачную защиту, а плазмотрон поразил женскую голову. Столь ужасного крика боли, отчаяния и радости я не слышал. Чудище дернулось и не успел я встать, как в левое мое плечо воткнулся тонкое лезвие, что как бумагу проткнуло насквозь мою кольчугу.


Я дернулся, отбивая пистолем второй удар другой руки и одновременно стреляя в корпус шестирукого. Пистоль с шумом вылетел у меня из руки, разрубленный на две части. Правда к этому времени я уже успел почти что встать на ноги. Моя шпага чиркнула по тому месту, где у робота должна быть шея и видимо что то там задела, так как какая то зеленоватая жидкость потекла по корпусу. Ещё два чувствительно — болезненных удара в грудь и моя шпага воткнулась прямо в подобие глаза монстра. Он взвыл и дернулся было назад. Я не устоял на ногах и навалился на свой клинок всей тяжестью своего тела. Клинок со скрежетом пробил голову насквозь и вышел наружу. В тот же момент два клинка робота вошли в мою брюшную полость. Это было не просто больно, это было мучительно больно, чувствовать, как холодная сталь режет твои внутренности…


Из последних сил я выдернул шпагу из головы робота и наотмашь, уже почти ничего не соображая и не видя, стал его рубить. В голове пульсировала только одна мысль, — перерубить все провода и шланги, что соединяют его с кораблем и пультом управления. По моему я уже сам превратился в робота, так как ни боли ни каких других чувств я не испытывал… Вернул меня к действительности панический голос Пам. — Арт, немедленно ложись в саркофаг! Он слева от тебя, сделай шаг в левую сторону! Наклонись и падай вниз!


Легко сказать наклонись и падай, а у меня не только уже сил не осталось, у меня вообще ничего не осталось, тем не менее я на ощупь перевалился через какой то бортик и потерял сознание…


Вместе с сознанием возвращалась и ужасная боль. Больно было даже попытаться открыть глаза. Даже думать было больно. К действительности меня вернул смутно знакомый голос, который пробивался ко мне сквозь частокол моей памяти, которая наотрез отказывалась реагировать на что либо из вне. — Д Арт, любимый, ну прошу тебя, пожалуйста просыпайся, мы с маленьким Артом так ждем тебя…


С огромным трудом, морщась от невыносимой боли я открыл сначала один глаз, а потом и другой. Над моей головой раздался ликующий голос: — Он открыл глаза, он услышал вас ваше величество! Король пришел в себя! — Король это я? И что то я пока не чувству, что пришел в себя. Во рту странный металлический привкус, и почему то сразу же захотелось есть. Я попытался что то сказать, но вместо этого услышал только свой хрип.


— Спокойно ваше величество, спокойно, не перенапрягайте себя, это я Пам. Говорите мысленно и я все передам кому следует. — Пам? Где я и что я? Последнее что я помню, это ужасная боль в брюшине, и откуда здесь Изабелл? — Ваше величество, вы находитесь на борту Стремительного, в медицинском модуле, в саркофаге обеспечивавшим вам в течении трех лет восстановление всех ваших важных жизненных функций. Ваши раны, полученные в схватке с узурпатором были несовместимы с жизнью и единственная надежда была на анабиозную камеру и резервы вашего организма. Вы победили его, более того, несколькими последними ударами вы разрушили его связь и с кораблем и с его слугами и всеми ловушками и сюрпризами.


Через три месяца на борт корабля поднялись леди Мила, её королевское величество леди Изабелл и несколько лучших медиков из внутреннего королевства. К сожалению раньше на корабль никто не мог попасть, пока не появилась ваша матушка и ваша жена. Корабль признал только их. Они то и приступили к вашему лечению. Оно длилось более трех лет. За это время произошло многое. У вас родился наследник, сын — Арт. Леди Изабелл, пока вы лечились вступила на трон и стала править внутренним и внешним королевством от вашего имени. Её высочество леди Генжита тоже легла в саркофаг и наказала разбудить её только после вашего окончательного выздоровления. Она очень здорово сдала. Не знаю как, но она подпитывала вас своей жизненной силой и теперь тоже набирается приходит в себя.


— Пам, а ты во плоти? Исполнилась твоя мечта вернуться к нормальной жизни? — Пока нет, ваше величество. Я прекрасно понимала, что единственные ниточки, которые связывают вас с внешним миром, это ваша любовь к леди Изабелл и я, способная связываться с вами непосредственно через ваш мозг. Так что я решила немного подождать, что бы в нужный момент поддержать и помочь вам. Ах ваше величество, если б вы сейчас могли видеть, что твориться вокруг Стремительного. Тысячи и тысячи ваших подданных ликуют и празднуют ваше выздоровление. Наш разговор сейчас транслируется через системы корабля на оба королевства… Пам всхлипнула. — Пам, что такое? — Я хоть пока ещё и матрица, но какие то человеческие чувства у меня остались…


— А где сейчас Изабелл? Если рядом, пусть возьмет меня за руку. Я тут же почувствовал как кто то взял мою правую руку и поцеловал её, а потом на неё стали капать горячие капельки. С трудом я прохрипел:- Не надо плакать дорогая, — каждое слово давалось мне с трудом, — мы победили только благодаря тебе. Ты ждала меня и я это чувствовал. — Я знаю, любимый. Наша любовь помогла тебе выжить и победить.


— Пам, обратился я к ней, — а нельзя ли отключить внешнюю связь, мне надо кое что у тебя уточнить в секрете от остальных. — Уже сделано, ваше величество. — Пам, а Изабелл знает о моих похождениях накануне схватки? И кто у меня родился ещё?

— Ну что вы ваше величество, конечно нет. Ваша любовь стала примером для подражания для всех подданных вашего королевства. А легенды о ней уже гуляют по всему цивилизованному миру. У вас в вашем королевстве родилось восемь мальчиков и три девочки. Их рождение было отмечено грандиозным праздником. К счастью, только маленький принц имеет такие же пепельные волосы как и у вас, а все остальные родились темноволосыми.


Хотя леди Мила все знает и очень довольна тем, что у неё так много внуков и внучек. Леди Пос родила сына, и он воспитывается вместе со всеми вашими детьми. Леди Аньян родила дочь, она тоже здесь, во внешнем королевстве. За время вашего выздоровления был построен королевский дворец. Строил его Стремительный по чертежам, которые разработали сэр Влад и леди Мила…


Мои глаза стали понемногу что то различать, и я даже увидел смутный силуэт, что склонился надо мной. — Изабелл, я что то проголодался. Мне можно что нибудь поесть? — Милый, сейчас я уточню у сэра Эска. Он главный специалист по твоему лечению. Как же я рада, что ты вновь с нами, — и её губы коснулись моих…


Через несколько дней я уже мог крутить головой и даже шевелить пальцами. Зрение и речь вернулись ко мне полностью и Пам ушла, что бы осуществить свою заветную мечту, вновь стать человеком. Изабелл разительно изменилась. Во первых она стала на три года старше, в то время, как я остался почти что в том же возрасте как и попал в саркофаг. Во вторых рождение ребенка сделало её более женственной, более привлекательной, она расцвела по настоящему, превратившись из бутона в красивейший цветок. Ну и в третьих, я по прежнему любил её и этим было сказано все. К тому же положение королевы и её управление государством наложило на неё определенный отпечаток.


В один из дней, когда сэр Эск наконец то разрешил мне вставать и даже немного ходить, я все без утайки рассказал Изабелл, и о леди Пам и о Аньян и о своих похождениях накануне решающего боя с роботом. К моему удивлению она очень спокойно отнеслась ко всему этому. — Я все это уже знаю Д Арт. Мне все рассказала леди Мила, а потом и леди Ол подтвердила её рассказ. Кстати она начальник охраны нашего сына и уже сейчас вместе с леди Аньян учит его владеть оружием и всяким премудростям военного искусства. И это ребенку нет ещё и трех лет, он ещё толком ничего не соображает, а уже отказывается есть овсяную кашу и требует мясо. Интересно, в кого это он таким уродился?


Сэр Фредерик убедительно просит твоего согласие на проведение обряда обручения между его наследником и дочерью леди Аньян. Её назвали Аглая, в память о той, что пожертвовала своей жизнью ради спасения королевы Галии.


Вскоре я почувствовал себя настолько окрепшим, что даже рискнул на небольшую прогулку по кораблю в сопровождении королевы и маленького Арта, который кажется уже успел со своими друзьями облазить все его закоулки, по крайней мере те, куда леди Ол им разрешила залезть.


— Оставшиеся в живых первые и их потомки уже сейчас учат их космоделу. Наш Стремительный продолжает свое восстановление. Ещё лет двадцать, двадцать пять и он сможет совершать дальние космические перелеты. Начать придется с малого, так как почти все звездные карты или уничтожены, или утеряны.


Д Арт, дела в королевстве постепенно налаживаются, все больше и больше твоих подданных покидают внутреннее королевство и выходят жить на поверхность. К сожалению, мужчин не смотря на все мои старания, по прежнему не хватает. Особенно благородного происхождения. Практически все наши художники и скульпторы перекочевали за нами в наш дворец, в нем уже второй год идет ремонт и конца краю ему не предвидеться. Это наверное семейная традиция.


Я этот разговор не спроста завела. Мы должны показывать пример всем остальным в нашем королевстве. В общем, Д Арт, у тебя должна появиться вторая жена. Я даже присмотрела кандидатуру, надеюсь, что тебе мой выбор понравится. По крайней мере именно с ней мне будет легче всего примириться. — И кто же это? — я усмехнулся. — А вот догадайся сам. Вот она.


На встречу нам шла молодая девушка, которую нельзя назвать ослепительной красавицей, но в которой было нечто, что притягивало мужской взгляд. — Ну как она тебе? — Симпатичная, только как то не очень удобно вот так самому навязываться, вдруг у ней есть кто то другой? — Дурашка, да она без памяти влюблена в тебя, к тому же вы с ней давно знакомы. Я стал вспоминать всех своих знакомых, но ничего мне на ум не приходило. — Сдаюсь, я не знаю её. — Это же Пам, — в голосе Изабелл звучало торжество. — Пам?


Я остановился и замер, а она подошла ко мне, прижалась к моей груди и заглядывая мне в глаза:- Ваше величество, мне очень стыдно признаться в этом, но я хочу стать вашей второй женой. Женитесь на мне ваше высочество. Я беспомощно посмотрел на Изабелл, а она благосклонно смотрела на Пам так, как старшая сестра смотрит на младшую. — Конечно он возьмет тебя в жены леди Пам. Он согласен. Ведь ты согласен, Арт?


— Я вижу тут за меня уже все решили, — буркнул я. — Но честное слово, я очень рад видеть Пам и конечно я возьму тебя в жены. Ты этого заслужила, к тому же ты всегда все последние годы была рядом со мной… А про себя добавил, — ты очень симпатичная и красивая девушка. Было бы большой ошибкой пренебрегать такой… — Я вправду тебе нравлюсь? — раздалось у меня в голове. Я даже вздрогнул.


— Пам, а как твоя способность общаться со мной напрямую? — спросил я так, что бы и Изабелл слышала мой вопрос. — Может быть она и осталась со мной, ваше величество, но только в том случае, когда вы напрямую обращаетесь ко мне. Во всех остальных случаях вы для меня недоступны. Ведь когда вы шли мне навстречу, я чуть ли не кричала вам, что это я ваша Пам, но вы никак на это не реагировали. Так что, связь у нас с вами получается несколько односторонняя.


Всё было хорошо, поправлялся я быстро. Ожоги и порезы мои зажили, только небольшие шрамы на скуле, на плечах и животе напоминали о ранах и перенесенных страданиях. Было ещё одно, о чем я никому не рассказывал. Иногда во мне почему то просыпалась память компьютера. Я помнил и знал то, что в принципе помнить и знать не мог. Например я мог с легкостью назвать координаты в бинарной системе Мицара или альфы Андромеды. Я знал, где в горах Крыши мира заложены склады с оружием и топливом и где припрятаны термоядерные заряды повышенной мощности и дальности, я мог наблюдать по своему желанию за любой точкой цивилизованного мира, так как получил власть над спутниками. Со всем этим мне ещё предстояло разобраться…


Я взошел на трон внутреннего и внешнего королевства при огромном стечении народа и гостей, что прибыли из других королевств. Сразу же после этого в менее торжественной, почти домашней обстановке состоялся обряд создания семьи с леди Пам. Как там мои жены делили меня, для меня оставалось тайной, но ни одну ночь я не проводил в одиночестве. Границы нашего королевства постоянно раздвигались и не только за счет того, что все новые и новые земли в предгорьях Крыши Мира объявлялись нашей собственностью, но и за счет добровольного вхождения многочисленных горных племен и народов, о существовании которых мы раньше даже и не подозревали. Некоторых правда приходилось приводить к покорности и повиновению огнем и мечом. Но это было скорее исключением, чем правило нашей политики.


В торжественной обстановке был открыт обелиск воинам внешней охраны, которые без колебаний пожертвовали своими жизнями и отвлекли на себя основной удар слуг взбесившегося компьютера.


Боевые роботы и глаза теперь служили для охраны наших границ. Нашим специалистам удалось наладить производство новых боевых роботов, более совершенных и наше военное превосходство стало очевидно для всех. С нами боялись связываться. Не знаю, может быть я и наломал бы дров, но вопросами нашей внешней политики и взаимоотношениями с другими государствами занималась Изабелл, а Пам полностью посвятила себя воспитанию и обучению наших и моих детей.


Это разновозрастная банда изучала множество наук, к ним присоединилось и множество детей, в основном девчонок, из внутреннего королевства, да и из других королевств наиболее талантливые дети собирались в академии, которой руководила моя вторая жена.

Уже сейчас можно было заметить намечавшиеся пары. Кто то из них стал учить навигацию, кто то под руководством Аньян постигал тайны тактики и стратегии не только сухопутных войн, но и в первую очередь космических сражений, сразу же несколько ребят захотели изучать медицину и теперь у сэра Эска прибавилось и забот и хлопот. Их высочества леди Мила и леди Генжита преподавали механику, физику и химию. Жизнь на Стремительном кипела. Его восстановление уже составляло 92 % и он мог уже вместить в себя до 12 тысяч космических путешественников. Его транспортные порты углубились в горы на много километров и качали от туда все нужные ему материалы.


Арту — младшему исполнилось уже 12 лет, и он полностью перебрался жить на Стремительный. Его сестрам было уже 8 и 6 лет соответственно, а самому младшему, названному в честь деда Владом, недавно исполнилось три года. Все идет к тому, что именно Влад унаследует мою корону, так как благодаря некоторым моим близким и не очень родственникам (а все первые считаются членами королевской семьи), Арт бредит космосом. С ним постоянно и персонально занимается не только Хранитель, но и те немногие ученые, которые уцелели после стольких катаклизмов и вновь стали людьми. В общем жизнь кипит ни на минуту не останавливаясь…


Трилогия о белых воинах закончена. Старк благородный. Белый туман +Гарольд и Зигфрид. Серый бог.


предыдущая глава | Серый бог |