home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Зима заканчивалась, днем уже воздух теплел и слышалась капель, хотя по ночам ещё было морозно. Был канун праздника серого бога, когда жители всего цивилизованного мира и природа отмечали наступление весны. В детстве я считал, что серый бог, которому мы поклонялись, — действительно серого цвета. Оказывается нет. Просто когда он помогает людям, — он белый бог, а когда вредит, — черный. А как известно, если смешать черный и белый цвет, то получится как раз серый. Говорили, что этот бог живет высоко в горах, в хрустальном дворце, что у него невиданные и неслыханные богатства. И что, когда в нем побеждает белый бог, то он раздает эти богатства людям, а когда черный, то он грабит караваны и даже целые города, насылая на них черную смерть.


Я — наследник графского титула, который отойдет мне от отца, когда ему станет в тягость управлять нашим небольшим, но весьма шумным хозяйством. Так что я сейчас сэр Арт, барон Дальних рубежей. Рыцарское звание я получил недавно за то, что на арене королевского замка вышел победителем в семи из десяти поединков на шпагах с такими же соискателями звания. Его королевское величество король Кай 4 был таким же оригиналом, как и все его предки. И если в других королевствах уже давно отказались от возведения в рыцарское звание, его можно было просто напросто купить любому благородному человеку за определенную сумму, в нашем королевстве его надо было завоевать. Для этого то и устраивались чуть ли не каждый месяц соревнования для соискателей, коих было достаточно много и прибывали они из разных стран.


Возведенный в рыцарское звание имел теперь право гордо называться "рыцарем Удачи" и считался рыцарем нашего королевства, хотя мог быть и подданным любого другого государства. Я, в свои семнадцать лет, очень гордился своими золотыми шпорами и тем, что был вторым в списке возведенных. Отец тоже гордился мной, хотя и немного ворчал, что я стал всего лишь вторым. Но этому были объективные причины. Первым стал сэр Вопед из Галисии, но до этого он почти целый год готовился к этому турниру тут же в королевском дворце и учили его фехтованию и стрельбе из пистолей лучшие королевские учителя. К тому же он был не безразличен молодой леди Фелии — дочери короля и намеревался на ней жениться. Поговаривали, что он внебрачный сын короля Галисии и пользуется значительным влиянием при дворе своего отца. Как бы там не было, но он тоже потерпел всего три поражения, но лучше меня стрелял из пистолей на 15 шагов.


Меня мое второе место нисколько не огорчило. И мое возвращение было отпраздновано в замке грандиозной попойкой. Ведь учили меня фехтованию и стрельбе из пистолей почти все наши художники и скульпторы. Каждый по своему, превознося свой стиль фехтования, порой на примерах показывая и доказывая преимущество в тренировочных схватках. А первые три схватки я проиграл по той простой причине, что никогда не тренировался в защитной маске, что иногда затрудняла наблюдение за противником и защитных доспехах, что сковывали мои движения. К счастью я быстро к ним приноровился.


На пиру было произнесено немало хвалебных слов в мой адрес и адрес моих родителей, только вот вина мне пить не разрешили. Мои родители в этом отношении придерживались очень строгих правил, которые ввел ещё первый барон Дальних рубежей. Все мужчины нашего рода могли употреблять вино, даже разбавленное, только после того, как им исполнится 22 года, а девицы только поле того, как их первенцу исполнится три года. Зато в который раз, под смех присутствующих, моя матушка рассказала как мой отец сватался к ней и чем покорил первую красавицу королевства Галии. Эта история рассказывалась не единожды, но каждый раз с новыми подробностями, что вызывали смех всех присутствующих.


…Само представление сэра Влада при дворе Галии уже вызвало живейшую заинтересованность как у его королевского величества, так и у двора. Представьте, выходит этакий бугай, выше самого высокого придворного на целую голову и вместо того, что бы отвесить куртуазный поклон его королевскому величеству, топает правой ногой в пол, да так, что падают с постаментов и подставок несколько ваз и небольших скульптур, бьет себя в грудь кулаком, от этого гула погасли даже несколько свечей и громким голосом заявляет, — что он сэр Влад — граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей, рыцарь Удачи. При этом он даже не смотрит на его королевское величество, не преклоняет колено, а уставился на меня, потом тряхнул головой, словно отгоняя наваждение и так быстро подошел к королю, что даже его телохранители не успели отреагировать. Шепотом, что громким эхом разнесся под сводами тронного зала, он поинтересовался, а кто это божественной красоты девушка и не согласится ли его королевское величество выступить его сватом, а за это он даст королю целую золотую монету.


Его королевское величество с огромным трудом погасило взрыв смеха и с полным серьезным видом попросило показать золотую монету, которая предназначается ему за труды. С таким же серьезным видом сэр Влад — граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей достает золотую монету из своего кошелька, размером с хорошее блюдце и показывает его королевскому величеству. Разглядев, что это за монета, его королевское величество быстро встает с трона, подхватывает сэра Влада под руку и начинает с ним прогуливаться по залу, о чем то его расспрашивая. Всем присутствующим слышны только ответы сэра Влада. — Да, эта монета, как и ещё три других, но помельче, выданы ему его королевским величеством королем Каем 4, королем Удачи на расходы и женитьбу. Оказывается, это именно та золотая монета, которую согласно эдикта ежегодно выплачивает королевство Галия королю Удачи в качестве подтверждения суверенитета и независимости его королевства.


Так что это оказалась не простая монета, да и граф Спешащий на помощь, барон Дальних рубежей не так прост как кажется и пользуется расположение своего короля. Потом его королевское величество представило мне сэра Влада и тот уже не отходил от меня ни на шаг, чем разогнал всех моих ухажеров. Даже ночевал возле моих покоев. Правда пред этим он ещё умудрился ударом кулака свалить с ног ручного медведя, который, как ему показалось угрожал мне, когда на двух лапах пытался подойти ко мне и попросить какую нибудь сладость. Как вы сами понимаете, господа, вокруг меня образовалась пустота и что бы не остаться в старых девах, мне пришлось срочно принять предложение сэра Влада и стать его женой.


В прошлый раз матушка рассказывала, как мой отец выкинул в окно трех молодых дворян, что хотели оспорить его право быть постоянно возле леди Милы и чем это для них закончилось. И что самое поразительное, все эти события имели место действительно быть при дворе короля Галии в то время, когда сэр Влад сватался к леди Миле. О чем написано в хрониках королевства.


Как бы там не было, в полночь меня отправили спать, хотя я и попытался возражать, — типа теперь мы и сами с усами и являемся рыцарем. Но против графа не попрешь и мне пришлось подчиниться грубой силе, а пир продолжался до самого утра. Тем не менее утром меня поднял сэр Труор и погнал на утреннюю тренировку. Вернее ему надо было выгнать из себя все винные пары, так как он собирался сегодня начать вырубать из камня заключительную деталь своей скульптуры — крылатого коня, а именно хвост. Вот по этому то ему и понадобился напарник. А как говаривал мой отец, — "кто как не я" больше подходил для этой роли? Потом мы обливались холодной водой, и сэр Труор требовал, что бы я ему лил только на голову и что она у него трещит. Ну ещё бы, зная способность пить сэра Труора, я не сомневался, что он вышел из за стола только тогда, когда кончилось все вино.


Все друзья в замке обращались ко мне по простому, или Арт, или Белый, — это мое прозвище. Дело в том, что где то в пять лет я вдруг стал стремительно седеть. Нет брови и начавшая только недавно пробиваться бородка были черными, а вот волосы стали пепельно белыми, хотя и матушка и отец были черными как вороное крыло. В свое время это послужило поводом для серьезного беспокойства и даже был заказан мой гороскоп у авгура серого бога. К счастью ничего серьезного со мной не должно было произойти в ближайшие десять лет, и теперь по истечению этого срока, матушка настаивала, что бы я сам отправился к авгуру и получил от него предсказание о совей дальнейшей судьбе на ещё ближайшие десять лет.


Надо сказать, что к авгурам обращались не так часто из за того, что их услуги стоили дорого, а их предсказания были зачастую невнятными и могли трактоваться по всякому. В нашем королевстве своего авгура не было, и наши дворяне пользовались услугами авгура, что находился в королевстве Готия в трех днях конного пути. Вот к нему то, после того, как мне исполнится 18 лет мне и предстояло отправиться. Но это будет только летом, а пока мы готовились к празднованию дня чествования серого бога и прихода весны.


Подготовка к празднику заключалась в приготовлении жертвоприношений серому богу, что бы задобрить его. Для этого на дворе перед входом в донжон готовилась поленница дров и сооружалось чучело Зимы, одетое в старые одежды и с обязательным венком из цветных ленточек. Причем свою ленточку в венок должен был вплести каждый обитатель замка. Венок нашего замка был как обычно самой необычной формы, и состоял почти из сотни разукрашенных ленточек. Приношение считалось принятым с благосклонностью, если чучело сгорало полностью только после того, как сгорал венок и последняя ленточка на нем. Я подозревал и не без основания, что золотая молодежь, которая и готовила этот венок чем то его пропитывала и он горел ярко, жадно и прогорал очень быстро.


Как бы там не было, но все было готово к празднику и мы только ждали сигнала зажечь жертвенный огонь. А сигнал должен был появиться на небе. Не знаю, кому пришла в голову эта мысль, но сигналом служил запуск огненной ракеты, что разрывалась высоко в небе на много мелких огоньков. Видно это действо было с любого уголка нашего королевства, так что и костры зажигались почти одновременно. А после этого начинались гуляния. Как правило почти все жители собирались на площади перед королевским дворцом, где накрывались столы и была строгая иерархия размещения прибывших. Гуляния длились всю ночь и часто заканчивались только к следующему вечеру.


Я с нетерпением ждал этого события, ведь мне впервые предстояло принять в нем участие как сэру Арту, рыцарю Удачи, а это означало, что я могу поухаживать за какой нибудь симпатичной девицей и даже потанцевать с ней задорный контрданс, а если повезет то и чопорную павану, которой как правило заканчивался праздник. До этого я такой возможности был лишен. (Павана — придворный танец, в народе его не танцевали. Кавалеры исполняли павану при шпаге, в богатых плащах, дамы были в парадных платьях со шлейфами. Танец давал возможность показать изящество манер и движений. Павану танцевали одновременно одна или две пары. Бал открывался исполнением паваны королём и королевой, затем танцевал дофин, вслед за ним другие знатные особы.

На протяжении всего танца используется только одно па — шаг паваны, который может быть простым или двойным и делаться вперёд, назад или в сторону. Простой шаг паваны — это скользящий шаг с переносом веса на шагающую ногу (свободная нога приставляется или заносится перед шагающей с поворотом корпуса). Двойной шаг паваны: шагающая нога скользит вперёд, тяжесть переносится на неё; свободная нога подтягивается; шагающая нога снова скользит вперёд, вес переносится на неё; свободная нога заносится перед ней с поворотом корпуса. Комбинацию составляют два одинарных и один двойной шаг. Композиция состоит из шагов паваны вперёд-назад, обходов партнёрами друг друга и поклонов. В паване, в отличие от бранлей, где только темп объединял танцующих, фигуры соответствуют музыкальным фразам.)


И вот наступил тот момент, когда высоко в небе с шипением разорвалась огненно красная ракета и десятки красных, зеленых и синих точек замерцали на небе. Тут же вспыхнул наш костер и языки пламени стали жадно лизать чучело Зимы. Огонь ещё не достиг и пояса фигуры, а венок уже вспыхнул жарким и ярким огнем. Все присутствующие радостно закричали и захлопали в ладоши. Жертва принята, теперь можно будет и запрягать лошадей и отправляться на праздник к дворцу. Леди Мила с Элизой ехали в парадной карете, остальные дамы нашего замка в простых. Сопровождали их верховые непризнанные гении палитры и скребка. Одетые в парадные одежды (чуть чище чем повседневные — не так заляпаны краской) они представляли из себя внушительное зрелище. К каждого длиннющая шпага и пара пистолей за поясом, у многих правда не заряженных, длиннополые шляпы с перьями у пряжек, богатые плащи, разрисованные диковинными зверями, цветами, а у некоторых и полуголыми грациями. Веселый смех, задорные шутки, а зачастую и фривольные песенки, все это было непременным атрибутом нашей кавалькады. И впервые я скакал рядом с отцом, как равноправный член отряда, а не как его сын.


Перед королевским дворцом было уже многолюдно. Распорядитель праздника подошел к нам и показал место, где мы можем оставить своих коней и кареты, а потом проводил нас к нашим местам. Длинный стол, накрытый скатертями с нашим фамильным гербом, у моих родителей кресла в соответствии с их положением при дворе, а у остальных обыкновенные скамейки. В таком же порядке примерно расположились и остальные знатные синьоры нашего королевства. Наш стол стоял третьим слева от королевского стола, что подчеркивало наше высокое положение, ведь ближе нас стояли только столы герцогов Бухалова и Ухалова (это тоже одна из шуток первого короля Кайя 1). К тому же моя матушка была близкой приятельницей её королевского высочества и крестной матерью принцессы Фелии.


Я то знал, что как только закончится официальная часть праздника, то мой отец уйдет с его королевским величеством или в конюшни, или на псарню, или в оружейную. Молодая леди Элиза вцепится в принцессу и начнется допрос с пристрастием, а вернее леди Фелия будет учить мою сестру как строить глазки, как и кому улыбаться, а так же другим тонкостям флирта. При этом сэр Вопед будет сидеть с грустной миной и ждать, когда я приду его выручать и заберу на прогулку. А нечего было так рано женихаться к принцессе, хотя сэру Вопед уже 24 года, а Фелия моя ровесница.


Её королевское высочество с матушкой усядутся вместе и начнут сплетничать и делиться новостями, перемывая косточки всем придворным, своим мужьям и детям. А для меня и таких же молодых шалопаев наступало самое раздолье. Мы будем ходить между столами, подмигивать незнакомым и знакомым благородным девицам, сговариваться о танцах, а может быть и последующих встречах без свидетелей и посторонних глаз.


Праздник шел по накатанной колее, произносились многословные тосты во здравие серого бога, его королевского величества и всех членов его семьи, за процветание королевства и мудрое руководство… Свою порцию заздравиц произнес и мой отец. Молодежь уже нетерпеливо ерзала на своих местах, ожидая сигнала к началу гуляний, когда можно будет забыть о этикете и оторваться по полной… За моей спиной остановился один их зажиточных, судя по одежде, городских дворян. Сэр, Арт, некая знатная и молодая особа желает перемолвиться с вами несколькими словами в обстановке строжайшей секретности. От неожиданности я даже поперхнулся, так как в это время смотрел на жалостливую мину сэра Вопеда, который скорчил её для меня за спиной леди Фелии.


— Сударь, я смогу принять предложения вашей подопечной, но только после того, как исполню свой долг в отношении сэра Вопеда и не раньше. Дело чести, понимаете ли. К тому же ко мне впервые обращались с такой просьбой и она меня немного ошарашила и я хотел получить хоть какой нибудь совет от своего старшего товарища. Наконец то дали сигнал к массовым гуляниям и окончанию официальной части. Я тут же встал и подошел к Фелии, даже раньше чем моя вредная сестричка, поцеловал ей руку и спросил позволения на некоторое время увести у неё её жениха. Принцесса уже готовая к такому повороту событий благосклонно кивнула головой, но предупредила, что бы к началу танцев сэр Вопед был возле неё как часовой на посту.


Отойдя в сторону, буквально за спинами молодых леди я рассказал своему товарищу о необычной просьбе, что поступила мне. Он задумался, а затем без всяких колебаний заявил, что это ловушка, так как встретиться и переговорить можно и во время гуляний и это не вызовет ни каких подозрений. А в этом предложении встретиться в обстановке строжайшей тайны есть что то мрачное и кровавое. В общем мы пришли к выводу, что мне на этом свидании может угрожать опасность и что я должен быть готов к нему во все оружие. Ну оружие то у меня и так было готово. В отличии от большинства присутствующих мои пистоли были заряжены, а шпага всегда при мне. Сэр Вопед предупредил, что постарается незаметно проследовать за мной и оказать мне помощь в случае необходимости. Я с радостью согласился принять его помощь. На этом мы расстались, что бы не привлекать внимание того таинственного дворянина, лица которого я так и не смог как следует рассмотреть.


Я отошел чуть в сторону, оглядываясь по сторонам. А молодежь уже сбивалась в кучки и начинала передвигаться от одного стола к другому, внимательно рассматривая и даже разглядывая молодых девиц, что скромно, потупив глазки сидели ещё за столами. Но скоро настанет время и они тоже собьются в стайки и вот тогда начнется веселье.

— Барон, услышал я за спиной, — не оборачивайтесь, не надо привлекать лишнего внимания, следуйте к воротам в королевский замок, вас там ждут. Я пожал плечами, замок я знал неплохо, за то время, что я готовился к состязанию успел его немного изучить. Вот только к каким воротам, — южным или северным? Я обернулся, желая уточнить, но за моей спиной никого не было. Опять пожав плечами, а про себя подумав, что если это чья то шутка, что бы лишить меня возможности участвовать в танцах, то шутнику не поздоровиться, я направился в сторону громады королевского замка.


Вот и ворота, которые по случаю праздника были раскрыты на распашку, но возле них стояла усиленная стража, которая с завистью следила за весельем и наверное считала минуты когда и они смогут присоединиться к веселью. На меня не обратили никакого внимания, — может быть по тому, что были уже предупреждены, а может быть узнали. Как бы там не было, я вошел в темную громаду башенного коридора. Тут же от стены отклеилась явно девичья фигура, торопливо подошла ко мне и схватила за руку. Лицо её было закрыто капюшоном и разглядеть кто это был, мне не представлялось возможным.

Ни говоря ни слова она подвела меня к калитке в стене, что вела на самый верх башни, туда, где находился тревожный колокол, открыла её и подтолкнула к лестнице, что вела наверх. Шепнув, — Вас там ждут, она тут же проворно захлопнула передо мной дверь и я даже услышал, как щелкнул засов.


Мне ничего не оставалось, как начать подниматься по лестнице. Я ещё слышал, как в дверь кто то попытался вломиться, — наверное Вопед, но любопытство гнало меня наверх. Перед самой колокольней была небольшая каморка, в которой горел огарок свечи и сидела за столом закутанная в плотную накидку фигура. — Входите барон, — услышал я мелодичный девичий голос. И я этот голос уже где то слышал. Я собирался переступить порог, как вдруг заметил тень за приоткрытой дверью. За ней кто то прятался. Вся моя подозрительность тут же вернулась ко мне. Я вытащил пистоли из за пояса и взвел курки. — Они у меня заряжены. Пусть тот, кто спрятан за дверью выйдет, что бы я мог его увидеть, и никаких резких движений. На таком расстоянии я не промахнусь.


Наступила пауза. — Я же вас предупреждала, ваше высочество, что он не так прост, как кажется.

Ваше высочество? Это кто же, принцесса Азалия, младшая дочь короля и подруга моей сестрички? Из за двери действительно показалась младшая принцесса. Спокойно она сказала, обращаясь к своей подружке:- Ты права и в этот раз, Нади. Оставь нас и спустись к двери, если что, ты знаешь как поступить. — Да, ваше высочество. Мы остались вдвоем. Согласитесь, стоять напротив молодой девушки с взведенными пистолями не самое разумное, и я осторожно спустил курки. — Арт, они и вправду у тебя заряжены? — Да, ваше высочество. — Зови меня просто Азалией. — Хорошо ваше высочество.


Она откинула такой же капюшон как и у её наперсницы и скинула свою накидку на стол, чуть было не задев и не затушив свечу. Передо мной стояла принцесса Азалия, пятнадцатилетняя младшая дочь короля Кайя 4. Невысокая, мне по плечо, стройная, с уже развитой грудью она внимательно рассматривала меня. Молчание затягивалось. Очень спокойно, взвешивая каждое слово она произнесла: — Сэр Арт, я хочу, что бы вы стали моим рыцарем, принесли мне клятву верности и объявили меня своей дамой сердца. Я так же хочу, что бы вы сегодня танцевали только со мной и не только павану. Отец заявил, что до тех пор, пока у меня не появится своего рыцаря, как у Фелии, никакие праздники я посещать не буду. (Тут надо уточнить, что полноправным участником праздника можно было стать только с пятнадцатилетнего возраста, да и то были некоторые ограничения.)


Вот это да, вот это влип. Не то что бы Азалия мне не нравилась, очень даже симпатичная девушка, но она принцесса, к тому же насколько мне известно, её собирались посватать за какого то принца, а тут я. — Азалия, — в затруднении я подбирал слова, — вы очень славная и красивая девушка, но я люблю другую. (надо срочно придумать — кого) — Да ради бога, люби. Я что против? — Но как же, клятва верности,…дама сердца… — Это только на сегодня, повяжете мой шлейф себе на плечо и будете сегодня весь вечер и ночь танцевать только со мной и везде сопровождать только меня, а ваша девушка немного потерпит. У меня отлегло от сердца.


— Миледи, для вас хоть два вечера и две ночи. Она радостно захлопала в ладоши, — Я знала, что ты согласишься, я знала, — и с этими словами она бросилась ко мне, собираясь поцеловать в щеку. Я повернулся и… наши губы встретились. Молния, раскат грома у меня над головой, землетрясение и то наверное не произвели бы на меня такого впечатления. Это был мой первый взрослый поцелуй. У неё наверное тоже. Она отстранилась от меня, посмотрела испугано, а потом с какой то обреченностью прильнула ко мне и уже сама впилась в мои губы. Мы целовались долго и жарко.


— Всё, все, хватит, а то у меня губы распухнут, — наконец то она оторвалась от меня. Возьми мой шлейф и повяжи его на левое плечо. Да не так, давай я сама повяжу. Вот так будет красиво. Пошли, а то скоро танцы начнутся. А я все это время стоял как истукан, не смея пошевелиться. Она вновь подола ко мне и нежно поцеловала. — Очнись, Арт, барон Дальних рубежей и будущий граф Спешащий на помощь, нам пора.


Мы спустились с башни и вовремя, так как сэр Вопед уже собирался выломать дверь. Увидев меня с принцессой Азалией, да к тому же с её шлейфом на плече, он заулыбался и торжествуя произнес, — Теперь и мне не так будет скучно и одиноко стоять за спиной старшей принцессы, будет с кем перекинутся парой слов. Не долго вы сэр Арт ходили в перспективных женихах, и вас поймали в силки наши горлицы. Вот так втроем мы и пошли на площадку, где уже начались танцы. Только по дороге забрали Фелию, что еле еле отбилась от Элизы. К счастью у неё ещё не было своего рыцаря и она вынуждена была издалека смотреть на танцующих.


Её королевское высочество увидев нас только в удивлении подняло свою левую бровь и негромко сказало: — Быстро вы ваше высочество нашли выход из положения, надеюсь к насилию не прибегали и у бедного мальчика не останутся синяки? — Ну что вы ваше королевское высочество, никакого насилия, только по взаимному согласию, ведь правда сэр Арт? Я предпочел скромно промолчать.


В этот вечер и ночь мы повеселились от души. Как сказал сэр Вопед, — танцы были до упаду, и не только контрданс, а ещё каскарды и менуэт. И в заключении, уже под утро настала пора королевской паване. Первыми танцевали его королевское величество и её королевское высочество, потом её высочество принцесса Фелия и сэр Вопед, а потом и мы с принцессой Азалией, потом и другие танцующие, дошла очередь и до моих родителей… Было весело. Уже когда взошло солнце я проводил её высочество принцессу Азалию ко дворцу, где её с рук на руки приняли её няньки. На плече у меня по прежнему был её шлейф, а на губах вкус её поцелуев.


На обратном пути у меня состоялся разговор с графом. — Сын мой, вы уже достаточно взрослый человек, рыцарь, и вправе сами распоряжаться своей судьбой. Примите от меня один совет: никогда не старайтесь прыгнуть выше своей головы если не готовы эту голову потерять. А теперь расскажите мне, как вы провели время на празднике…

Обратная дорога промелькнула как одно мгновение. Я долго не мог заснуть, все вспоминая тепло её губ и наконец то заснул и проспал почти до следующего утра. Я бы спал и дальше, но меня разбудили на утреннюю тренировку очередной непризнанный гений, которому сегодня понадобиться твердая рука и трезвая голова. Как говаривал граф, — кто если не я…


Вступление | Серый бог | cледующая глава