home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

На этот раз я решил не изменять своим привычкам и с раннего утра вышел в небольшой внутренний дворик, где на лужайке бил фонтан, и там под присмотром Иогана стал заниматься. Жалко, что мне нельзя было потренироваться с пистолями, о чем я посетовал управляющему. — Ну почему же негде позаниматься, у господина маркиза есть специальная комната для стрельбы, только он ей почти никогда не пользуется. Открыть? — Конечно, Иоган, что же ты раньше молчал. Комната представляла из себя длинный коридор. Вдоль стен были расставлены запыленные деревянные щиты на подставках, которые можно было расставлять на разные расстояния. Вот только масла в светильниках не было, ну да не беда, утренний свет был достаточен, что бы разглядеть нарисованные круги на щитах. Я начал со своей любимой дистанции — 15 шагов, потом расстояние увеличилось до двадцати пяти.


Общепринято было, что это максимальное расстояние для пистолей этого типа, хотя сэр Траут, признанный спец в вопросах стрельбы из пистолей утверждал, что при достаточной степени выучки и подготовленности можно научиться так же хорошо стрелять и на 30 шагов, как и на 15. К сожалению тренировки на такую дальность мне пришлось отложить, так как количество пороха и пуль у меня было ограничено, а прикупить и пополнить запасы я как то не додумался.


После сытного завтрака я попросил Иогана, что не отходил от меня ни на шаг, пригласить ко мне какого нибудь портного, и желательно такого, у которого есть уже готовые камзолы, а также оружейника, у которого есть разные виды пуль и в достатке первоклассного пороха. Мои пожелания были выполнены буквально в течении получаса. Первым прибыл портной со своими учениками. Они принесли мне на выбор несколько камзолов и под пристальным взглядом Иогана я выбрал то, что было по его мнению модно сейчас. Тут же на мне их подогнали, где надо укоротили, где надо удлинили. То же самое произошло и с брюками. К вечеру мне обещали сделать все в лучшем виде. Я выплатил часть оговоренной суммы и наступила очередь оружейника.


Тут я показал себя специалистом, чем заслужил молчаливое уважение продавца. Началось с того, что я забраковал несколько видов пуль по причине низкого качества свинца. Он был через чур мягким и мог не пробить кирасу даже с 15 шагов. То же самое произошло и с порохом. Убедившись, что я в этих вопросах разбираюсь, оружейник действительно предложил мне качественный товар, — и порох и пули. Я так же прикупил несколько кремниев для пистолей, а вот от расхваливаемой легкой фузеи для охоты отказался. Нет, конечно если б я собирался куда нибудь в дальний путь, я бы прикупил фузею. Вещь весьма полезная, а главное дальнобойная и пробивная. Однако пока я ехать никуда не собирался, да и показывать, что у меня достаточно средств для такой дорогостоящей покупки я не собирался.


По своему разумению Иоган пригласил и сапожника, который снял с меня мерки и пообещал уже завтра утром принести готовые сапоги. Так что до обеда я был занят различными делами, а вот после обеда вспомнив совет сэра Ирвина, решил немного если не прогуляться по площади, то по крайней мере постоять чуть в стороне и внимательно понаблюдать за дефилирующими "простыми" жителями столицы. Естественно я помнил и предупреждение о том, что могут найтись и такие, что захотят проверить меня на прочность, ведь как образно сказал барон Голубых озер, — Дуракам закон не писан…


Вышел я из дворца де Бове в кирасе, с пистолями и шпагой на боку. Вид у меня был действительно внушительным. Мое появление не осталось незамеченным. Как то незаметно центр гуляний стал смещаться в мою сторону, но не близко, словно чего то ожидая. Я насторожился и как оказывается не напрасно. Вскоре раздался цокот копыт по мостовой и несколько всадников с гиканьем, не сбрасывая скорости, разметав даже несколько зазевавшихся ротозеев помчались в мою сторону. В их руках заблистали шпаги. Сомнений не было, меня ждали и готовились. Я тоже был готов к чему то подобному. Встав как меня в свое время учили, я взял пистоль на изготовку и как только первые всадники приблизились ко мне шагов на 25–30 выстрелил. Второй выстрел последовал почти на расстоянии в 10 шагов. Затем в самый последний момент я бросился на мостовую и откатился в сторону.


Мой расчет оказался правильным. Лошади не могли так сразу затормозить и по инерции проскакали немного вперед. Этого мне хватило, что бы сблизиться с крайним всадником и нанести ему колющий удар под кирасу снизу в верх. Этого он не ожидал и свалился с лошади, а я плашмя ударил её по крупу. Рискнуть и взобраться на незнакомого мне скакуна я не решился. Ещё два всадника, в которых я стрелял, медленно сползли на мостовую. Это значительно охладило пыл нападавших. А увидев, что я и не думаю никуда бежать, а демонстративно перезаряжаю пистоль и уже заложил в ствол пулю и сыплю порох на полку, они дали шпоры своим лошадям и умчались куда то в конец площади. Лошади без седоков бегали по площади, не подпуская к себе посторонних доброхотов.


Я подошел к тем, в которых попали мои пули. Они не выглядели людьми благородного происхождения, по крайней мере внешне. Небритые щеки, у одного шрам через всё лицо. Возле меня оказался один из зевак, который не побоялся подойти и взглянуть на поверженных. — Бретеры, наемники. Кто то их нанял, скорее всего из недобитых дружков Брисака, ну да стража разберется, по лошадям найдут. И действительно, стража уже ловила лошадей и уводила их с площади, а ко мне спешил барон Ирвин и с ним несколько неприметных людей в одинаковой форменной одежде. Мой зевака как то незаметно исчез, а я в это время перезарядил второй пистоль и засунул его за пояс.


Барон мельком глянул на оба трупа:- Сэр Арт, я же просил вас хоть кого нибудь оставить в живых. Ну этих, из пистолей, ладно. Но того то третьего можно было бы и не насмерть. — И я вас приветствую, сэр Ирвин. А он и не насмерть. Крови потеряет много, но рана не опасна. Брюшина распорота, если врачи у вас знают свое дело, то спасут. И словно в подтверждение моих слов, один из тех, что был в форменной одежде довольный крикнул:- Этот жив, ваша милость, куда его к врачам или в пыточную? Барон долго не думал:- В пыточную, врачи подождут. А потом уже обращаясь ко мне:- Чувствую, что после сегодняшнего доклада, его королевское величество соизволит пригласить вас к себе на прием ранее установленного в таких случаях срока. Больше сегодня ничего не натворите, сделайте одолжение, — и не слушая моего ответа быстро пошел вслед своим людям, которые сноровисто тащили раненого куда то, оставив трупы на попечение стражников.


Постояв ещё немного на площади, словно застолбив за собой победу, я неторопливо пошел к дворцу маркиза. Ну вот, вместо того, что бы понаблюдать издалека за манерами, одеждой, правилами поведения и этикета, я ввязался в очередную драку. Когда нибудь мне перестанет везти. С этими невеселыми мыслями я вошел в дом. Там меня уже ждал Иоган. — Баня готова ваша милость, портной тоже уже ждет. — Сначала портной, потом баня. Иоган неодобрительно покачал головой:- Портной подождет, а вам надо переодеться, вы уже дома и негоже находиться здесь в кирасе и с пистолями. Не принято у нас так. — Твоя правда Иоган, тогда баня…


Распаренный и вымытый, я примерял обновки. Иоган одобрительно кивал головой. Расплатившись с портным я отправился на ужин. Что бы как то убить вечернее время я спросил про книги, не надеясь впрочем на их наличие. Оказалось, что книги в доме есть. Меня проводили в специальную комнату, где на деревянных полках стояло несколько десятков массивных фолиантов. Я выбрал " Об изящности в обращениях" на старомерсайском языке и забрал эту книгу в свою комнату. Интересные нравы и манера общения были приняты в те далекие времена. Конечно кое что осталось, но большая часть канула в прошлое. Ну кому сейчас придет в голову иметь специального слугу, который носил бы за вами тяжелую латную перчатку для вызовов на поединок, или обращаться к незнакомой женщине с пожеланием многочисленного потомства и тучных стад скота…


Незаметно для себя я зачитался и заснул уже почти под утро. Проснулся я от какого то шума и бестолковой беготни по дворцу. Прислушавшись, я уловил несколько слов, что позволили мне сделать вывод о том, что в свой дворец прибыли маркиз и все его семейство. Вскоре я услышал негромкие голоса возле двери своей комнаты:- И почему я должна зайти и остаться в комнате этого мужлана? — Потому, что вы его любовница и успели соскучится по нему. Так все думают при дворе и должны думать дальше. Хотите маркизета вернуться в деревню? Я нет, по этому не просто к барону в комнату, а в постель, и что бы раньше обеда из комнаты не выходить.


Скрипнула дверь, я быстро притворился крепко спящим. Наступила тишина, а потом осторожные шаги, потом началась непонятная возня, а потом меня больно толкнули в бок. — Не притворяйтесь, что спите, я же вижу, что у вас веки дрожат. Если я ваша любовница, то давайте помогите мне раздеться. Дрога было трудной и я действительно устала и хочу спать. Пришлось встать и начать помогать разоблачаться леди Диане. Я видел, как она закусила губу, что бы не расплакаться. В это время дверь открылась и просунулась чья то голова. — А ну брысь отсюда, — рявкнул я.


— Кто это был? — Не знаю, но полагаю, что это то кто то из королевских шпионов, о которых предупреждал сэр Ирвин. Наконец то мне удалось справиться со шнурками и крючками. Я помог снять платье и подъюбники. Леди Диана беспомощно стояла передо мной в смешных штанишках и лифе, в глазах её блестели слезы. Я поцеловал её так, как целовал всегда свою сестру, в лоб и погладил по волосам. — Все будет хорошо, но лиф надо будет снять, у вас должна быть голая спина. На тот случай, если опять кто нибудь заглянет в комнату. Она послушно подняла руки и я снял с неё эту не менее смешную рубашку. Стараясь не смотреть на её грудь, я откинул одеяло и она немедленно нырнула в постель. Я обошел постель с другой стороны, отложил книгу и тоже залез под одеяло.


— Леди, постарайтесь представить, что вы спите не со мной, а со своей любимой игрушкой, так вам будет проще. Словно послушав моего совета она тяжело вздохнула, обняла меня, уткнулась носом в мое плечо и… заснула. Видимо дорога её действительно вымотала. А я лежал притихший и слегка гладил её по волосам. Чудны дела твои серый бог, вот я и любовницей обзавелся… Незаметно для себя и меня сморил сон.


Сквозь липкую паутину сна я пробивался с трудом. В сознании запульсировала мысль, которая тут же оформилась, — в комнате кто то был. Ещё не полностью соображая что я делаю, я схватил пистоль:- Ещё одно движение и я выстрелю! — Ваша милость, — раздался испуганный женский голосок, — сэр Ирвин прислал вам корзину с фруктами и на словах просил передать: — Его королевское величество уже извещено, что леди Диана по приезду сразу же направилась в комнату своего молодого человека и оставалась там до позднего утра.


Я наконец то увидел говорящую. Смазливая девица из тех, что стелют постели молодым лордам. — Убирайся, и предупреди, что в следующий раз я сначала выстрелю, а потом буду разбираться, что за покойник лежит в моей комнате. — Арт, что там такое? — раздался недовольный голос леди Дианы. — Ваш родственник прислал нам корзину фруктов и предупредил, что король уже извещен о том, что вы провели эту ночь со мной.


Дверь скрипнула и закрылась. — Леди, коль вы уже проснулись, то нельзя ли мне узнать, — моя комната вообще закрывается изнутри? — Конечно, но по распоряжению маркиза ключ был вынут из замка. Он, зная нравы при дворе, распорядился ещё в дороге сделать так, что бы дверь всю ночь была открыта. Неужели вы думаете, что если б дверь закрывалась изнутри я позволила бы себе лечь рядом с вами в таком непотребном виде? Я порядочная девушка…


— Ну спасибо маркизета, и вам доброго утра! Не нравится- дверь не закрыта, можете идти на все четыре стороны, я вас не держу. — Ну уж нет, сэр Арт, так легко вам от меня не отделаться, и не надейтесь. Будете ходить за мной везде, как хвостик. — Вы уверены, леди? Что мне мешает сегодня же оседлать Мару и отправиться путешествовать по стране? Я вольный ветер, и здесь меня ничто не держит…

Раздался деликатный стук в дверь. — Пристрелю, — рявкнул я. — Успокойтесь барон, это я, леди Клара. Дверь опять противно скрипнула, и мне пришлось нырнуть под одеяло. — Любимые бранятся, только милуются, — патетически воскликнула баронесса. (не иначе, как подслушивала за дверью). Я пришла вас предупредить, что его королевское величество ждет вас обоих сегодня вечером у себя во дворце. А теперь я удаляюсь, не смею вам мешать. Ах да, для вас уже приготовлена баня. До завтрака у вас есть ещё пару часов, можете понежиться. Дверь опять скрипнула.


Я вскочил и стал торопливо одевать свои брюки. Эти внезапные визиты меня уже достали. — Вы куда, сэр Арт? — В баню, — зло буркнул я. — Обождите, я с вами. — Леди, а вы ничего не перепутали? Я вообще то моюсь раздетым, полностью. — Я тоже. Мы теперь с вами должны быть всегда и везде вместе, по крайней мере несколько месяцев, пока вы или я не найдем себе другое утешение. — Леди, вы видимо что то недопоняли. Специально для вас повторяю, — я сегодня уезжаю путешествовать по стране, с меня хватит и ваших капризов и ночных визитов.


Раздалось всхлипывание, этого мне ещё только не хватало. — Молодая леди, вы не забыли, что у меня есть младшая сестра, так что слезами меня не прошибешь. Всхлипывание усилилось. Я с усилием стукнул каблуком сапога об пол и встал. Звякнули шпоры. — Сэр Арт, — раздался жалобный голос, — мне нечего одеть в баню, все мои пеньюары остались в моей комнате… — И что? — Не могли бы вы принести мне одежду? Она наверняка уже приготовлена и лежит на моём ложе. Я тяжело вздохнул, не мытьем, так катаньем. — Где находится ваша комната, леди Диана, и почему я, а не какая нибудь служанка? — Это ритуал, подтверждающий, что мы с вами в близких отношениях. То, что вы несёте мою одежду, о многом говорит любопытным, это же так очевидно. А моя комната на втором этаже. На двери её закреплена корзиночка с цветами, не ошибётесь.


Я накинул на себя рубашку из тех, что вчера купил и даже не стал заправлять её в брюки, но шпагу нацепил. Дверь за мной противно скрипнула. Спустившись на второй этаж, на так сказать хозяйскую половину, я в нерешительности замер. Куда идти, — на право или на лево? Как истинный мужчина я решил, что налево, это будет правильно. И не ошибся. Вот и дверь с корзиночкой. Нерешительно открыв её, я вошел. Комната конечно больше моей, чистенькая, опрятная, без всяких изысков. На кровати действительно лежало нечто воздушное и прозрачное, а так же чистое нижнее бельё. Причем и мужское и женское. Подобная заботливость меня уже стала напрягать.


Я сложил все в одну кучу, сгреб в охапку и вышел. Ещё не хватало, что бы меня кто нибудь встретил с этим неглиже. Леди Диана лежала так же под одеялом, как я её и оставил. Увидев, что это я вхожу с одеждой, она неторопливо откинула одеяло, села на край постели и сладко потянулась. При этом её грудь вызывающе уставилась на меня. Она встала, надела на себя этот прозрачно воздушный халатик, который ничего не скрывал, накинула на плечи шаль из плотной ткани и обулась. — Вот я и готова, пойдемте сэр. Я уж было собирался вновь схватить в охапку наше белье, но молодая леди сделала запрещающий знак, — Всё это принесут в баню слуги, не стоит беспокоиться. — Не понял, а почему я нес это из вашей комнаты? — Вообще то вы должны были принести только пеньюар, и именно о нем я вам говорила, — она хитро улыбнулась и посмотрела на меня. — А то что вы принесли ещё и свежее белье, — она сделала паузу, — говорит о том, что со временим вы возможно попросите у моего отца моей руки.


— Мне о таких тонкостях ничего не известно, миледи, и если не приведи серый, мне придется просить вашей руки, то я сделаю это каким нибудь другим, общепринятым способом. Но думаю до этого не дойдет. — А зря, — спокойно ответила Диана. Я бы вам помогла занять высокое положение при дворе. Да и титул графа вам не помешает, уверена, отец смог бы купить его… — Я и так унаследую титул графа, миледи, вы не забыли? А пока мне и бароном неплохо живется…


— Нам сюда, Арт. На людях и при слугах леди Диана было сама предупредительность, смотрела на меня ласково, шла рядом… — А разве баня не в той стороне? — Там простая баня, а для членов семьи она устроена в этом крыле. Баня была построена в классическом стиле, самая настоящая терма как это было принято в мерсисайской империи. Я остановился пораженный. Быстро раздевшись и не обращая внимания на молодую леди, которая обиделась на мое невнимание к процессу её раздевания, я прошелся по терме. Все как и в старинных книгах. Сначала мы с Дианой прошли палестру — место для физических упражнений, разделись мы в аподитерии — комнате для раздевания в мерсисайских банях, так называемый предбанник, а потом моему восхищенному взору предстали:

тепидарий — теплое помещение, кальдарий — самое горячее помещение, лаконик (судаториум, гипокауст) — помещение, где прогревались сухим воздухом, с большим, но мелким бассейном для омовения, лабрум — бассейн в лаконике, пропнигий — парильня, фригидарий — прохладная комната с бассейнами и, наконец, айлептерий — специальное помещение, где производились массаж и умащивание тела маслами.


Такого великолепия я не ожидал увидеть. — Диана, посмотри, какая мозаика, а какой мрамор, я даже не берусь назвать каменоломни, где его добывали, а в мраморе я немного разбираюсь. Неужели это все великолепие осталось от тех стародавних времен? — Да, это почти полностью перенесенная во дворец мерсисайская терма. Только тут я заметил, что Диана стоит передо мной обнаженная, без тени смущения и внимательно рассматривает меня. — Ты уже меня не стесняешься? — спросил я потрясенный красотой её тела и фигуры. — Нет, мы же в бане, — но увидев мой удивленный вид, спросила, — а разве у вас мужчины и женщины не моются вместе? — Нет, — ответил я, — только раздельно. Она громко рассмеялась, — У нас тоже. Это моя маленькая месть тебе за невнимание.


— А ты красивая… — Лучше чем твоя принцесса? Я задумался. — Понимаешь, она была первой и пока единственной в моей жизни. Но вот что странно, вкус её поцелуев помню, жар её тела помню, а вот саму её не помню. Её образ стерся в памяти. — Значит ты её не любил по настоящему. Любимого человека забыть невозможно, — заявила она безапелляционно. Я пожал плечами: — Пойдем в кальдарий, прогреемся, а потом я вымою тебя. — Для этого есть служанки. — Мне хочется это сделать самому, когда ещё представится такая возможность безбоязненно дотронуться до твоего тела. — Значит все таки мое тело тебе нравится? — Да, я же уже сказал, что ты красивая. — А мне хочется слышать это снова и снова. Она снова рассмеялась. — А ты и вправду из диких мест. Даже ни разу до меня не дотронулся, когда мы спали, даже не попытался меня поцеловать сонную. — Как можно, ведь ты этого не хотела. — А то, что я уткнулась тебе в плечо и обняла? — Я думал, ты это сделала во сне. Вот по этому я и говорю, что ты глупый и дикий мальчишка, иди ко мне. Не бойся причинить мне больно, я уже взрослая девочка, а ты будешь вторым мужчиной в моей жизни.


В лабруме, где мы просто лежали и отдыхали в воде, я тихо рассмеялся, вспомнив несколько строчек из очень фривольной песенки, которую частенько распевал сэр Фрикс, — тот, который научил меня удару в горло, в которой говорилось, что женщины обманывают нас порой, утверждая, что, кто у них не первый, тот обязательно у них второй. Диане это не показалось смешным: — Ты мне не веришь? Ты действительно второй мужчина в моей жизни. Просто понимаешь, при дворе, если девушка в 15–16 лет не имеет любовника, то она становится белой вороной, её считают ущербной, её сторонятся. Вот и у меня в 16 лет это произошло в первый раз, а потом неудовольствие короля, опала и деревня на долгих почти два года.


Я наклонился над ней и поцеловал:- Не надо о грустном и плохом. Все хорошо, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо. Раздался тягучий звук гонга. — Нас предупреждают, что до завтрака остался ровно час. Пора заканчивать омовения, мне ещё надо высушить и уложить волосы. Представляешь, а я даже не знаю, какие сейчас прически в моде. — Да по моему тебе любая прическа идет. — После завтрака мы расстанемся не на долго, ко мне придут портнихи, мне надо обновить свой гардероб. Когда платья будут готовы, тебя пригласят на примерку. Веди себя в это время прилично, — не зевай, не считай мух, не хлопай портних по заднему месту. Будешь хорошо себя вести, получишь от меня пряник ещё до убытия во дворец. — Какой пряник? — не понял я. — Меня получишь, глупышка, меня…


Завтрак начался в тягучем молчании. Леди Клара почему то отсутствовала. По правде говоря завтракали только мы с Дианой, а остальные лениво ковыряли вилками в своих тарелках. Молчание нарушил маркиз:- Мы благодарны вам сэр Арт за ту неоценимую услугу, которую вы оказали нам. Благодаря вам, мы вновь удостоились милости нашего любимого короля Фредерика и несправедливая опала с нас снята. Надеюсь, что все то время что вы проведете в нашем доме, пойдет вам на пользу и вы будете с удовольствием его вспоминать.

— Конечно, ваша светлость, да я и сам не собираюсь задерживаться у вас, хочу попутешествовать по стране, вот только побываю на приеме у его королевского величества сегодня вечером вместе с вашей дочерью, и отбуду.


— Отец! — вмешалась леди Диана, — нельзя же так. — Дорогая, я забочусь о твоем благополучии, к тому же сэр Георг… — Сэр Георг давно забыл даже как меня зовут, отец. А я понял, что леди Диана является в этой семье разменной монетой и главная цель, её удачно выдать замуж за достойного и перспективного молодого человека, к которым я естественно не относился.


— А что вы говорили сэр Арт о приеме у его королевского величества? — вмешалась в накалившийся разговор маркиза. — Да ничего особенного леди Гай. Просто сегодня утром нам сэр Ирвин передал корзину с фруктами, а баронесса фон Цимерман передала приглашение побывать на вечернем приеме его королевского величества короля Фредерика. Подробности мне к сожалению неизвестны. — Это приглашение наверное касается всех членов нашей семьи, — взволнованно проговорила маркиза. — Сожалею, сестра, — проговорила вошедшая леди Клара, — но во дворец сегодня вечером приглашен только сэр Арт и в качестве сопровождения — маркизета Диана. О нашей семье его величество король не обмолвился. Так что во дворце мы вольны появиться, но вот на прием не попадем. Списки уже утверждены и переданы страже.


Опять наступила тишина, которую нарушил сэр Пьер:- Барон, вы чем то заинтересовали нашего достопочтенного короля. Вы всего несколько дней в столице, а уже удостоились чести быть приглашенным на прием. А некоторым приходиться ждать эту милость больше месяца. Я пожал плечами и ничего не ответил. — Пьер, я могу сказать, чем заинтересовал наш молодой друг его королевское величество, — вмешалась леди Клара. — Помнишь того ужасного Брисака и его дружков, что действовали в столице похлеще разбойников с большой дороги? Так вот, сэр Арт разделался с ними за одну минуту, отправив всех пятерых на тот свет. А вчера он ещё отправил к серому трех наемных убийц, что хотели ему отомстить. — Двух, — поправил я баронессу, — третий был жив. — Сэр Ирвин просил вам передать, что и третий скончался, к сожалению ваша рана оказалась серьезней и врачи не успели придти на помощь, но показания этот наемник дать успел.


Меня удивила осведомленность леди Клары, а леди Диана сочла нужным мне шепнуть:- Сэр Ирвин и леди Клара старинные приятели, ещё со времен молодости, и уж совсем понизив голос и уткнувшись в тарелку ещё тише прошептала:- леди Клара иногда остается на ночь у барона, ну там поиграть в карты, поговорить о новых картинах и книгах, ты понимаешь о чем речь? Я кивнул головой, конечно понимаю, карты, книги, картины, самое время о них говорить по ночам…


Сразу же после завтрака, а для меня обеда, леди Гай, леди Клара и молодая леди растворились где то на втором этаже, а расторопные служанки стали носить какие то коробки, весело щебеча и строя мне глазки. Я был представлен сам себе и счел за благо пройти в комнату для стрельбы и заняться делом. На маркиза я не был зол. Тут все понятно, как говорил сэр Уильям, — Мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Но неприятный осадок все таки остался. Я же не вещь, которую можно задвинуть в дальний угол после того, как ей попользовались. Хотя может быть у них так принято? В первую очередь свои интересы, а остальные по боку?


В этот раз я поставил мишени на расстоянии 30 шагов. Не сразу конечно, но мне удалось найти ту точку прицеливания, которая позволяла гарантированно попадать в большой круг. А сократив время прицеливания, рука не так уставала держать пистоль, я стал попадать и в малый круг. В самом конце, я поставил зажженную свечу на 17 шагов и четыре раза из пяти мне удалось её погасить. После последнего выстрела в темноте комнаты раздались аплодисменты.


— Теперь я верю, барон, что вы действительно мастер своего дела, — из мрака вышел маркиз. Простите за мою резкость на завтраке, но моя дочь создание очень увлекающееся, и я хочу, что бы между нами не было недомолвок. Ещё в раннем детстве её рука была обещана сыну маркиза да Рибаса, ныне сэру Георгу. Все шло к тому, что он попросит у нас её руки и мы уже готовились к свадьбе, тем более, что моя дочь и сэр Георг, как бы это поделикатнее сказать, к этому времени были уже хорошо знакомы. Но неудовольствие его королевского величества нарушило все наши планы и мы вынуждены были уехать из столицы в свое имение. Сейчас все позади и я надеюсь, что отношения сэра Георга и леди Дианы со временем возобновятся.


Конечно ваш скорый отъезд крайне неблагоприятно скажется на репутации нашей семьи, но вот месяца через два, три, когда все уляжется, я думаю вам стоит предпринять путешествие на юг нашего королевства. Там ещё прекрасно сохранились памятники эпохи мерсисайской империи и вам будет интересно на них взглянуть. К тому же в том районе у меня есть хороший дом и он будет представлен в ваше полное распоряжение со всеми слугами, конюшней и неплохой оружейной. А как только возникнет полная ясность между леди Дианой и сэром Георгом, вы сможете вернуться в столицу.


Маркиз дал понять мне, что и меня со счетов он окончательно не списывает, я буду для него запасным вариантом. — Благодарю вас маркиз за столь любезное предложение, при первой же возможности я им воспользоваюсь. Но как я уже говорил барону Ирвин, в мои планы не входит женитьба ни на леди Диане, ни на ком другой. — Ну и прекрасно, приятно иметь дело с умным молодым человеком, это такая редкость в наше время. Не буду вам мешать, продолжайте тренироваться. И довольные друг другом, мы откланялись.


Стрелять мне расхотелось и я пошел во внутренний дворик, в надежде спокойно позаниматься со шпагой, но увы. Двор был переполнен снующими туда, сюда слугами, которые таскали корзины, тюки, ящики, баулы, а все новые и новые телеги и возы подъезжали к внутренним воротам. Маркиз де Бове и его семья возвращались в свой дворец.


От нечего делать, я вернулся в свою комнату и первым делом проверил ключ в двери. Он оказался на месте. Потом взял недочитанную мной накануне книгу " Об изящности в обращениях" и начал читать. Сколько прошло времени я не знаю, но уже начало смеркаться, когда за мной прибыл лакей и пригласил пройти в примерочную залу. Там меня ждала вся троица. Маркиза и баронесса сидели с довольным видом в креслах и обмахивались веерами, а леди Диана, раскрасневшаяся, с блеском в глазах стояла на возвышении и рассматривала себя со всех сторон в большие зеркала, что стояли перед ней на подставках.


Ну как вам барон это платье? — скорее ради приличия спросила леди Гай. — Не дурно, но вот эти оборочки и банты были в моде в нашем королевстве ещё год назад, сейчас от них отказались. Лист бумаги и стило есть? Я нарисую что было модным перед моим отъездом.(Эх, леди, если б вы только видели, какие фасоны платьев предлагают наши художники моей матушке и сестре, вы бы от зависти удавились). Я быстро нарисовал несколько фасонов для маркизы и баронессы, а с учетом особенностей фигуры молодой леди я нарисовал платье с декольте не только на груди, но и на спине, а что бы платье не спадало с плеч, я его на рисунке стянул несколькими цепочками, предположительно золотыми.


— Вот, возьмите. конечно здесь не прорисованы некоторые детали, но в целом вам должно все быть понятным. — Барон, где вы были раньше, — леди Клара всплеснула руками. К приему мы уже не успеем, хотя если постараться… И работа закипела. Как великий знаток женской моды я стал давать советы, как ускорить и немного упростить изготовление платья. Леди Диане повезло, у неё уже было платье с глубоким декольте, так что переделывать пришлось немного. И портниха и её помощницы постоянно досаждали мне вопросами так, что я не выдержал и собирался сбежать, но меня не выпустили. Маркизета ни мало не стесняясь скинула с себя лишнюю одежду…


Наконец, когда уже зажги свечи, платье было готово. — Диадема на волосы под цвет платья и небольшая брошь. Больше ни каких украшений, — я был категоричен. Скромно и восхитительно. Леди Диана осмотрев себя со всех сторон, захлопала в ладоши: — Все, все, все, пора собираться во дворец, больше ни каких изменений. Арт, я не знала, что ты так прекрасно разбираешься в моде. — Миледи я же говорил вам, что у меня есть младшая сестра, весьма привередливая особа по части одежды. А все свои наряды она сначала показывала мне, и уж только потом выходила в них на люди…


Хоть я и вел себя хорошо, обещанного пряника по причине отсутствия времени и боязни опоздать на прием, я не получил. Но особо не расстроился, мне хватило и того, что было в терме.


Уже сидя в карете запряженной четверкой, я вспомнил с раскаяньем о своей Маре, я так за весь день её и не навестил. Одет я был в один из новых своих камзолов, в новых брюках и в новых сапогах, только шпоры были старыми, да вместо своей испытанной шпаги, я, по совету Пьера, прицепил шпагу Брисака, благо, что она была и по длине и по весу почти что такая же как и моя. Леди Диана и баронесса фон Цимерман появились чуть позже. Пришлось вставать, выходить, помогать им усесться. Наконец то мы тронулись. До дворца было совсем ничего, но так было принято. За ажурной решеткой уже важно прогуливались дамы и кавалеры. Кареты одна за другой подъезжали к воротам и стража сверяясь со списком пропускала счастливчиков, допущенных на прием.


Нас даже проверять не стали, а сразу же пропустили. — Тетю здесь хорошо знают, — пояснила молодая леди. — Скажем так, Диана, меня здесь ещё не забыли. Мы вышли из кареты и сразу же прошли во дворец. Платье маркизеты вызвало фурор у местных дам. Некоторые не стесняясь по несколько раз обходили леди Диану, а самые предприимчивые уже пытались что то нарисовать прямо на своих перчатках. Его королевского величества сэра Фредерика ещё не было, его трон пустовал, а вот его дочь, принцесса Глория сидела на своем месте и со скучным видом смотрела на привычное мельтешение в зале. Чем то она напоминала мне мою Элизу. Такой же пренебрежительно высокомерный взгляд и такая же скука на лице, как и у моей сестры когда очередной вздыхатель читает свои стихи, или превозносит её красоту, вручая очередной портрет.


Наконец принцесса заметила некоторое оживление вокруг леди Дианы, что то сказала стоящей рядом даме и та тут же направилась в нашу сторону. — Леди Диана, её высочество леди Глория просит вас подойти к ней. Победно оглядевшись вокруг, молодая леди направилась прямо к трону принцессы.

Не скажу, что я был только фоном, на котором смотрелась маркизета. Как только её платье рассмотрели, срисовали, все внимание переключилось на меня. Во первых был необычен цвет моих волос, во вторых я был выше всех мужчин почти на голову, а в третьих многие слышали о шпаге сэра Брисака, но вблизи не видели и в четвертых я был одет значительно скромнее и проще, чем любой из присутствующих в зале. Некоторые дамы в открытую рассматривали меня и достаточно громко обсуждали мои достоинства. Это было несколько непривычно, и если б не баронесса, то я бы забился куда нибудь в уголок и там спокойно стоял, изображая столб. Леди Клара, тоже довольно громко рассказывала мне о присутствующих дамах, напирая на то, сколько у кого из них было любовников…


предыдущая глава | Серый бог | cледующая глава