home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15. СМЕРТЬ ЛЕНИНА.

 Пуля Каплан только ускорила разрушение  организма Владимира Ильича. С 1920 г. Ленин жаловался на постоянную мучительную головную боль. Смерть Инессы Арманд В. И. Ленин пережил тяжело: вновь появились головокружения, бессонница и головные боли. 3 марта 1921 г. написал о своей болезни в записке  Л. Каменеву: «т. Каменев! Вижу, что на съезде, вероятно, не смогу читать доклада. Ухудшение в болезни после трех месяцев лечения явное: меня «утешали» тем, что я преувеличиваю насчет аксельродовского состояния». (П. Аксельрод страдал нервным расстройством). В июле 1921 г. Ленин писал Горькому: «Я устал так, что ничегошеньки не могу». Дмитрий Ильич писал о жалобах старшего брата: «По официальным данным, Владимир Ильич заболел в 1922 г., но он рассказывал мне осенью 1921 г., что он хочет жить в Горках, так как у него появились три такие штуки: головная боль, при этом иногда и по утрам головная боль, чего у него раньше не было. Потом бессонница, но бессонница бывала у него и раньше. Потом нежелание работать. Это на него было совсем не похоже. Бессонница у него всегда бывала, он и за границей жаловался, а вот такая вещь, как нежелание работать, - это было новым». По свидетельству профессора Даркшевича, приглашенного к нему 4 марта 1922 г., имелись «два тягостных для Владимира Ильича явления: во-первых, масса чрезвычайно тяжелых неврастенических проявлений, совершенно лишавших его возможности работать так, как он работал раньше, а, во-вторых, ряд навязчивостей, которые своим появлением сильно пугали больного». Ленин с тревогой спрашивал Даркшевича: «Ведь это, конечно, не грозит сумасшествием?» В отличие от врачей, лечивших и наблюдавших Ленина и уверявших его, что все симптомы это - результат переутомления, сам Ленин уже к этому времени понимал, что болен тяжело. По поводу первых своих обмороков (головокружений) он уверял Н. А. Семашко, что «это первый звонок». А несколько позже в разговоре с профессорами В. В. Крамером и А. М. Кожевниковым после очередного приступа Ленин заметил: «Так когда-нибудь будет у меня кондрашка. Мне уже много лет назад один крестьянин сказал: "А ты, Ильич, помрешь от кондрашки", — и на мой вопрос, почему он так думает, он ответил: "Да шея у тебя уж больно короткая».

 Шестого марта 1922 г. на заседании коммунистической фракции съезда рабочих-коммунистов Ленин с полной откровенностью сказал, что усиливающаяся болезнь «не дает мне возможности непосредственно участвовать в политических делах и вовсе не позволяет мне исполнять советскую должность, на которую я поставлен».  В этот же день он уехал на две недели в деревню Корзинкино Московского уезда, 25 марта 1922 г. вернулся в Москву, доработал план политического отчета ЦК и  27 марта открыл XI съезд РКП(б), а позже  выступил с полуторачасовым политическим отчетом ЦК. В начале апреля состояние Ленина несколько улучшилось, однако вскоре все тягостные симптомы болезни проявились с новой силой: появились мучительные головные боли, изнуряющая бессонница, нервозность. Ленин не смог участвовать во всех заседаниях XI съезда партии и только в конце (2 апреля) выступил с очень коротким заключительным словом.

 Немецкие профессора Клемперер и Ферстер считали, что ухудшение состояние вызвано отравлением свинцом от двух пуль и  настаивали на их удалении. Решили извлечь менее опасную,  расположенную под кожей над правой ключицей, и не трогать другую. Из Германии был приглашен хирург Ю. Борхардт, который и удалил надключичную пулю. В течение месяца Ленин принимал участие во всех мероприятиях ЦК. «25 мая 1922 г., утром, часов в десять, звонит мне по телефону Мария Ильинична, - записал Розанов, - и с тревогой в голосе просит поскорее к ним приехать, говоря, что Володе что-то плохо, какие-то боли в животе, рвота». В Горки поехали Розанов,  Семашко, Дмитрий Ильич, доктор Л. Левин. Когда приехали, застали Ф. Гетье, который уже осмотрел Владимира Ильича. Первоначальная версия желудочного заболевания сразу же отпала. Ночью Владимир Ильич спал плохо, долго сидел в саду, гулял, рвота закончилась. Поздно вечером в субботу, 27 мая, появилась головная боль, полная потеря речи и слабость правых конечностей. Утром 28 мая приехал профессор Крамер, который впервые пришел к выводу, что у Ленина мозговое заболевание, характер которого ему не совсем ясен.  Профессор Г. И. Россолимо признавал, что болезнь Ленина имеет «своеобразное, не свойственное обычной картине общего мозгового артериосклероза» течение, а Крамер, пораженный сохранностью интеллекта и, как показали дальнейшие наблюдения, периодическими улучшениями состояния, считал, что это не укладывается в картину артериосклероза. Семашко в периоды ухудшения здоровья Ленина, приглашал на консультации многих крупных и известных специалистов России и Европы. К сожалению, все они скорее запутали, чем прояснили суть заболевания Ленина. Больному были последовательно поставлены три неверных диагноза, в соответствии с которыми и лечили его неверно: неврастению (переутомление), хроническое отравление свинцом и сифилис мозга.

 Сам Ленин не обольщался обычными врачебными утешениями и объяснениями всего случившегося нервным переутомлением. Более того, он был уверен, что близок конец, что он уже не поправится. 11 июня Ленину стало уже значительно лучше. Проснувшись, он сказал: «Сразу почувствовал, что в меня вошла новая сила. Чувствую себя хорошо. Странная болезнь». 16 июня Ленину разрешили встать с постели, и он, как рассказывала медицинская сестра Петрашева: «Пустился даже со мной в пляс». Несмотря на хорошее в целом состояние, время от времени у Ленина появлялись непродолжительные (от нескольких секунд до минут) спазмы сосудов с параличами правых конечностей, не оставляя, впрочем, после себя заметных следов, нередко он и падал. В течение лета, в июле, августе, припадки были значительно реже. Сильный спазм с потерей речи и парезом конечностей случился 4 августа после инъекции мышьяка, который закончился через 2 часа полным восстановлением функций. В сентябре спазмов было только 2, да и то слабые. Головные боли, бывшие в июне почти ежедневно, в августе прекратились. Наладился и сон, бессонница была только после свиданий с коллегами по партии. Профессор Ферстер, которому Ленин верил больше других, 25 августа отметил полное восстановление двигательных функций, исчезновение патологических рефлексов. Он разрешил чтение газет и книг.

 Ноябрь 1922 г. - последний активный месяц в политической жизни Ленина. Он вел заседания Совнаркома, участвовал в заседаниях политбюро, Совета Труда и Обороны, выступал на IV конгрессе Коминтерна с докладом «Пять лет российской революции». Последнее его публичное выступление было 20 ноября 1922 г. на пленуме Московского Совета.

 15 декабря 1922 г. состояние Ленина  резко ухудшилось. 18 декабря пленум ЦК персонально возложил на Сталина ответственность за соблюдением режима, установленного для Ленина врачами. На совещании, которое собрал Сталин 24 декабря 1922 г. с участием Каменева и Бухарина и врачей, было принято следующее решение:

 «1. Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5—10 минут, но это не должно носить характера переписки и на эти записки Владимир Ильич не должен ждать ответа. Свидания запрещаются.

 2. Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Владимиру Ильичу ничего из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений».

 Каждый день, начиная с 23 декабря 1922 г. по 5 марта 1923 г., Ленин диктовал, редактировал и правил их корректуру.

 6 марта 1923 г. наступило резкое ухудшение состояния Ленина. «Без всяких видимых к тому причин, - записал В. В. Крамер, - наступил двухчасовой припадок, выразившийся в полной потере речи и полным параличом правой конечности». 10 марта 1923 г. припадок повторился и привел к стойким изменениям. С 14 марта стали  регулярно публиковать в печать официальные бюллетени о состоянии здоровья Ленина. В середине мая 1923 г. состояние здоровья начало улучшаться, и 15 мая Ленина увезли из кремлевской квартиры в Горки. Профессор Кожевников писал в это время, что Ленин «окреп физически, стал проявлять интерес, как к своему состоянию, так и ко всему окружающему, оправился от так называемых сенсорных явлений афазии, начал учиться говорить». Летом 1923 г., начиная с 15 июля, Ленин начал ходить, пробовал писать левой рукой, в августе стал просматривать газеты. Крупская постоянно была рядом, училась понимать его жесты, отдельные слова, интонации и мимику. 18 октября Ленин даже попросил отвезти его в Москву. «Зашел на квартиру, - вспоминала секретарь Ленина Фотиева, - заглянул в зал заседания, зашел в свой кабинет, оглядел все, проехал по сельскохозяйственной выставке в нынешнем Парке культуры и отдыха и вернулся в Горки». К зиме состояние здоровья Ленина улучшилось настолько, что 7 января 1924 г., во время елки, устроенной в Горках, он даже весь вечер провел с детьми.

 По свидетельству наркома здравоохранения Семашко, всего за два дня до смерти Ленин ездил на санях на охоту. Это подтверждала и Крупская: «Еще в субботу ездил он в лес, но, видимо, устал, и когда мы сидели с ним на балконе, он утомленно закрыл глаза, был очень бледен и все засыпал, сидя в кресле. Последние месяцы он не спал совершенно днем и даже старался сидеть не на кресле, а на стуле. Вообще, начиная с четверга, стало чувствоваться, что что-то надвигается: вид стал у Владимира Ильича ужасным, усталый, измученный. Он часто закрывал глаза, как-то побледнел и, главное, у него как-то изменилось выражение лица, стал какой-то другой взгляд, точно слепой». В действительности охота имитировалась для поднятия тонуса Ильича, на самом деле было разыграно некое театрализованное представление на опушке леса. Загонщики гнали зайцев прямо на Ленина, стоявшие около его кресла  охотники убивали зайцев перед зрителем. Считалось, что возникшие у Ленина переживания (ведь сам он был заядлым охотником на зайцев) могут помочь ему вновь обрести дар речи.   На 21 января была запланирована очередная подобная охота для Ленина - на волков.

 Последние сутки жизни  Ленина подробно описал  один из лечивших его врачей, профессор Осипов: «20 января Владимир Ильич испытывал общее недомогание, у него был плохой аппетит, вялое настроение, не было охоты заниматься; он был уложен в постель, была предписана легкая диета. На следующий день это состояние вялости продолжалось, больной оставался в постели около четырех часов. Мы навещали его утром, днем и вечером, по мере надобности. Выяснилось, что у больного появился аппетит, он захотел поесть; разрешено было дать ему бульон. В шесть часов недомогание усилилось, утратилось сознание, и появились судорожные движения в руках и ногах, особенно в правой стороне. Правые конечности были напряжены до того, что нельзя было согнуть ногу в колене, судороги были также и в левой стороне тела. Этот припадок сопровождался резким учащением дыхания и сердечной деятельности. Число дыханий поднялось до 36, а число сердечных сокращений достигло 120-130 в минуту, и появился один очень угрожающий симптом, который заключается в нарушении правильности дыхательного ритма, это мозговой тип дыхания, очень опасный, почти всегда указывающий на приближение рокового конца.

 Конечно, морфий, камфара и все, что могло понадобиться, было приготовлено. Через некоторое время дыхание выровнялось, число дыханий понизилось до 26, а пульс до 90 и был хорошего наполнения. В это время мы намерили температуру — термометр показал 42,3 градуса — непрерывное судорожное состояние привело к такому резкому повышению температуры; ртуть поднялась настолько, что дальше в термометре не было места. Судорожное состояние начало ослабевать, и мы уже начали питать некоторую надежду, что припадок закончится благополучно, но ровно в 6 часов 50 минут вдруг наступил резкий прилив крови к лицу, лицо покраснело до багрового цвета, затем последовал глубокий вздох и моментальная смерть. Было применено искусственное дыхание, которое продолжалось 25 минут, но оно ни к каким положительным результатам не привело. Смерть наступила от паралича дыхания и сердца, центры которых находятся в продолговатом мозгу». Вечером в 18 часов 50 минут 21 января 1924 года Ленин умер. Ему было 53 года.

 После вскрытия тела компетентная комиссия,  состоявшая из ведущих врачей России: академика А.И. Абрикосова, при участии профессоров О. Ферстера, В.П. Осипова, в присутствии А. Дешина, В. Буйнака, Ф. Гетье, П. Елистратова, В. Розанова, Б. Вейсброда, Н. Семашко установила, что смерть наступила из-за атеросклероза сосудов. Все присутствовавшие лица подписали протокол о вскрытии. «Анатомический диагноз: распространенный атеросклероз артерий с резко выраженным поражением артерий головного мозга». Вскрытие головного мозга подтвердило, что это была основная причина болезни и смерти. «Основная - «внутренняя сонная артерия» - при самом входе в череп оказалась настолько затверделой, что стенки ее при поперечном перерезе не спадались, значительно закрывали просвет, а в некоторых местах настолько были пропитаны известью, что пинцетом ударяли по ним, как по кости. Отдельные веточки артерий, питающие особенно важные центры движения, речи, в левом полушарии оказались настолько измененными, что представляли собой не трубочки, а шнурки: стенки настолько утолстились, что закрыли совсем просвет. На всем левом полушарии оказались кисты, то есть размягченные участки мозга; закупоренные сосуды не доставляли к этим участкам кровь, питание их нарушалось, происходило размягчение и распадение мозговой ткани. Такая же киста констатирована была и в правом полушарии. С такими сосудами мозга жить нельзя».

 В специальном разъяснении советского правительства по поводу смерти «дорогого вождя, учителя и друга» указывалось, что общей причиной кончины главы советского государства стал атеросклероз - крайне опасная для жизни болезнь кровеносных сосудов головного мозга. Именно вследствие нее, по мнению авторов разъяснения, в ленинском мозгу нарушился нормальный процесс кровообращения, что и вызвало ставшее роковым для Ильича кровоизлияние в мозг.

 А вот о причинах, приведших к атеросклерозу, договориться врачам и политикам не удалось, появилось несколько версий:

 Официальная -  резкое  ухудшение здоровья вождя было вызвано отравленными пулями, которыми стреляла в него Фанни Каплан 30 августа 1918 г. «Большая советская энциклопедия» факт ранения отравленными пулями отметила особо: «При выходе с завода он [Ленин] был тяжело ранен белоэсеровской террористкой Каплан.  Две отравленные пули попали в Ленина. Жизнь его находилась в опасности». Нарком здравоохранения Семашко объявил, что пули были начинены ядом кураре. Академик Б.В. Петровский, посвятивший этому вопросу специальное исследование «Ранение и болезнь В.И. Ленина» категорически отрицал причинную связь между ранением и развившейся позже болезнью: «Разумеется, ранение было тяжелым, но никакого отношения к артериальным и венозным сосудам шеи не имело и не могло влиять на развитие атеросклероза и... ни о каких отравленных пулях речи не могло быть». Мнение лечащего Ленина врача В.Н. Розанова было идентичным: «Я определенно сказал, что эти пули абсолютно не повинны в головных болях, что это невозможно, так как пули обросли соединительной тканью, через которую в организм ничего не проникает». В июне 1922 г. в официальном докладе Клемперер заявил в связи с проведенной операцией по извлечению пули: «по его мнению, у Ленина — атеросклеротическое кровоизлияние в мозг и это заболевание никакой связи с пулей не имеет».

 Сифилис.  Известный врач-физиолог Павлов свидетельствовал, что ему и некоторым его коллегам под страхом смерти запретили говорить о заболевании Ленина сифилисом, а профессору медицины Залкинду его настойчивость в обосновании именно такой точки зрения стоила свободы и даже жизни. В последние годы эта версия стала популярной после статьи писателя и историка Хелен Раппопорт, утверждавшей, что сифилис Ленин подцепил от парижской проститутки в 1902 году. Жар и сыпь на теле Ленина в конце 1902 г. указывали, по  мнению автора, на рецидивы скрытого сифилиса. Журнал European Journal of Neurology опубликовал статью в 2004 г., в которой  утверждалось, что Ленин умер от нейросифилиса. Доказательством  этой версии была всего лишь  методика лечения Ленина, о которой сообщил  профессор Осипов в «Красной летописи» в 1927 году. Больного вождя лечили препаратами йода, ртути, мышьяка и прививками малярии. По мнению авторов так лечили поздний нейросифилис.  В том же году  группа израильских медиков из университета Бен-Гуриона в городе Беер-Шева опубликовали свои результаты исследования смерти Ленина. Они утверждали, что Ленин умер от сифилиса мозга, который являлся последней стадией бытового сифилиса. Одним из главных аргументов исследователей стал сальварсан - препарат, который в то время применялся исключительно для лечения сифилиса. К тому же на консультацию приглашали немецкого профессора Макса Ноне, специалиста по сифилису мозга. Однако в архивах имеется запись самого Ноне: «Абсолютно ничто не свидетельствовало о сифилисе».

 «Своеобразное, не свойственное обычной картине общего мозгового артериосклероза» течение привели докторов к предположению к возможности сифилитического поражения головного мозга. 29 мая на консультацию был приглашен профессор А. М. Кожевников - невропатолог, специально исследовавший сифилитические поражения мозга. Он взял кровь из вены и спинномозговую жидкость из позвоночного канала для исследования на реакцию Вассермана и изучения клеточного состава полученного материала. На следующий день был приглашен и опытный окулист М. И. Авербах для изучения глазного дна. Глазное дно позволяет оценить состояние кровеносных сосудов мозга, так как глаз (точнее, его сетчатка) - это, по сути, выведенная наружу часть мозга. И здесь не было никаких заметных изменений сосудов или патологических образований, которые указывали бы на  сифилис. Несмотря на все эти данные, врачи и Ферстер и Кожевников все-таки не исключали полностью сифилитический генез мозговых явлений. Об этом, в частности, свидетельствует назначение инъекций мышьяка, который, как известно, долгое время был основным противосифилитическим средством. Через пятнадцать лет после смерти Ленина, в 1939 г., Клемперер определенно написал: «Возможность венерического заболевания была исключена».

 Академиком А.И. Абрикосовым после вскрытия было проведено микроскопическое исследование, заканчивающееся таким выводом: «Никаких указаний на специфический характер процесса (сифилис и др.) ни в сосудистой системе, ни в других органах не обнаружено». В переписке зарубежных историков, русских эмигрантов - Николаевского и Н. Валентинова объяснялась причина такого специфического исследования: «Идею сифилиса у Ленина Политбюро совсем не отбрасывало. Рыков мне в июне 1923 г. рассказывал, что они приняли все меры для проверки, брали жидкость у него из спинного мозга - там спирохет не оказалось, но врачи не считали это абсолютной гарантией от возможности наследственного сифилиса; отправили целую экспедицию на родину, поиски дедов и т.д. Если бы ты знал, какую грязь там раскопали, говорил Рыков, но по вопросу о сифилисе ничего определенного (в комиссии был Аросев, который мне позднее рассказывал о деде-еврее из кантонистов)». Лабораторно сифилис  подтвержден не был, реакция Вассермана крови и спинномозговой жидкости была отрицательна. Никто из большой семьи Ленина: мать, отец, дедушки, бабушки, братья, и сестры от сифилиса не лечились, и в заключение врачей в причинах смерти сифилис никогда не упоминался. Его брат и сестры еще долго жили после смерти Ленина, а у брата Дмитрия  была дочь Ольга, говорить о наличии врожденного сифилиса не имеет смысла.

 По словам организатора ежегодной медицинской конференции в университете Мэриленда (США), посвященной изучению причин смерти выдающихся исторических личностей, доктора Филиппа Маковяка, аутопсия Ленина показала, что стенки кровеносных сосудов головного мозга у него были необычно твердыми, однако найти причину этих изменений крайне затруднительно. Врачи знают, что стенки сосудов мозга менее прочны, чем артерии мышцы сердца и других органов. Отвердевая, они теряют эластичность, не выдерживают высокого давления и разрываются, и кровь попадает в ткани головного мозга (инсульт). Маковяк обратил внимание при этом, что «во-первых, Ленин был слишком молод для таких изменений, во-вторых - он не входил ни в одну группу риска». Ученый-невропатолог Гарри Винтерс из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе  в своем докладе отметил, что действительно Ленин не входил в группу риска, что: «он не курил и не подпускал к себе курильщиков. У него не было диабета и избыточной массы тела. Кроме того, вскрытие не дало свидетельств наличия высокого артериального давления. Вскоре после смерти Ильича появились слухи, что его погубил сифилис, напоминают исследователи. Препараты против сифилиса в то время были весьма примитивными и даже опасными, а передаваемые половым путем болезни действительно способны провоцировать инсульт, но наблюдавшиеся у вождя симптомы, как и результаты аутопсии, заставляют отвергнуть сифилис в качестве причины смерти».

 Сифилис – болезнь заразная, которая передается половым путем. Естественно, если Ленин заразился от проститутки в 1902 г, то он должен был передать эту болезнь своим женщинам: Крупской и Арманд. Надежда  болела всю жизнь, оперировалась в разных заграничных клиниках, консультировалась у многих врачей, но никто не заявил ей о наличии признаков сифилиса.  Она  прожила  еще 15 лет после смерти мужа и умерла в возрасте 70 лет в 1939 г.

 Яд

 1. «Ленина отравил Сталин, — писал Троцкий - Во время второго заболевания Ленина, видимо, в феврале 1923 г., Сталин на собрании членов Политбюро после удаления секретаря сообщил, что Ильич вызвал его неожиданно к себе и потребовал доставить ему яду. Он снова терял способность речи, считал свое положение безнадежным, предвидел близость нового удара, не верил врачам, которых без труда уловил на противоречиях, сохранял полную ясность мысли и невыносимо мучился. Помню, насколько необычным, загадочным, не отвечающим обстоятельствам показалось мне лицо Сталина. Просьба, которую он передавал, имела трагический характер; на лице его застыла полуулыбка, точно на маске. "Не может быть, разумеется, и речи о выполнении этой просьбы!" — воскликнул я. "Я говорил ему все это, — не без досады возразил Сталин, — но он только отмахивается. Мучается старик. Хочет, говорит, иметь яд при себе, прибегнет, если убедится в безнадежности своего положения». Далее Троцкий размышлял, что Сталин мог и выдумать то, что Ленин обращался к нему за ядом, - с целью подготовить свое алиби. Действительно Сталин сообщил в марте 1923 г. специальной докладной запиской в ЦК о том, что Ленин в начале своей болезни просил передать ему цианистый калий, если страдания его от возможного паралича станут невыносимы. Сталин заверял ЦК, что яд Ленину не был передан.

 2. В 1983 г. этой теме посвятил статью А. Авторханов, назвав ее: «Убил ли Сталин Ленина?». «В высших партийных кругах Грузии, - писал А. Авторханов, - упорно распространялся слух, что Ленин не умер, а покончил жизнь самоубийством, приняв яд, данный ему Сталиным. Слух этот передавался в разных вариантах - то Сталин дал Ленину яд по его настойчивому требованию, чтобы избавиться от адских мук, то этот яд Сталин дал Ленину через своего агента-врача. Был и такой вариант.  Сталин разыскал для Ленина в Грузии народного целителя, а на самом деле этот целитель не лечил, а залечивал Ленина ядовитыми травами». Эти слухи дальше обсуждений на кухне не ушли. Не имеющие  доказательной базы пересуды научный мир  не стал даже рассматривать.

 3.Писатель Владимир Соловьев, посвятивший этой теме немало страниц, в своем труде «Операция Мавзолей» представил в качестве аргументов версии отравлении следующие доводы: 

 A. Вскрытие тела вождя началось с большой задержкой — в 16 час. 20 мин.

 B. Под бюллетенем о смерти Ленина не поставил подпись один из медиков — личный врач Ленина и Троцкого Гуэтьер, сославшись на недобросовестность проведенного расследования.

 C. Среди врачей, проводивших вскрытие, не было ни одного патологоанатома Легкие, сердце и другие жизненно важные органы умершего оказались в отличном состоянии, тогда как стенки желудка были полностью разрушены.

 D. Химический анализ содержимого желудка не был произведен.

 E. Еще один врач — Гавриил Волков, арестованный вскоре после смерти Ленина, в тюремном изоляторе рассказал своей сокамернице Елизавете Лесото, что утром 21 января в 11 часов утра он принес Ленину второй завтрак. Ленин лежал в кровати, больше никого в комнате не было. Увидев Волкова, Ленин попытался приподняться, протянул к Волкову обе руки, но силы оставили его, он рухнул на подушки, и из его руки выскользнул клочок бумаги. Едва Волков успел его спрятать, как вошел доктор Елистратов и, чтобы успокоить Ленина, сделал ему укол. Ленин затих, глаза его закрылись — как оказалось, навсегда. Только к вечеру, когда Ленин был уже мертв, Волкову удалось прочесть переданную ему Лениным записку. Он с трудом разобрал нацарапанные рукой умирающего каракули: "Гаврилушка, я отравлен... вызови немедленно Надю... скажи Троцкому... скажи всем, кому можешь...".

 По мнению Соловьева, Ленин был отравлен грибным супом, в который добавили сушеный cortinarius ciosissimus (паутинник особеннейший), смертельно ядовитый гриб.

 Хотелось бы прокомментировать предложенный Соловьевым перечень аргументов:

 А.  Вскрытие тела было произведено с соблюдением всех формальностей, никаких задержек не было. Аутопсия была начата в 11 часов 10 минут и закончена в 15 часов 50 минут 22 января 1924 года, что следует из акта:

 Акт патологоанатомического вскрытия тела Владимира Ильича Ульянова (Ленина), произведенного 22 января 1924 года, начало в 11 ч. 10 мин дня, закончено в 3 часа 50 мин.

 «Вскрытие производил проф. Абрикосов, в присутствии: проф. Ферстера, проф. Осипова, проф. Дешина, проф. Вейсброда, проф. Бунака, д-ра Гетье, д-ра Елистратова, д-ра Розанова, д-ра Обуха и народного комиссара Здравоохранения СССР Семашко.

 НАРУЖНЫЙ ОСМОТР. Труп пожилого мужчины правильного телосложения, удовлетво¬рительного питания. На коже передней поверхности груди замечаются небольшие пигмен¬тные пятна (аспе). В задней части туловища и конечностей ясно выраженные трупные гипостазы. На коже в области переднего конца правой ключицы заметен линейный рубец около 2 см в длину. На наружной поверхности левой плечевой области имеется еще один рубец неправильных очертаний, размером 2x1 см. На коже спины, под углом левой лопатки заметен кругловатый рубец около 1 см в диаметре. Трупное окоченение мышц выражено очень ясно. Со стороны левой плечевой кости на границе с нижней и средней трети ощу¬пывается утолщение кости (костная мозоль). Выше этого места у заднего фая дельто¬видной мышцы в глубине ощупывается плотное кругловатое тело. На разрезе этого места на границе между подкожно-жировым слоем и тканью дельтовидной мышцы, найдена де¬формированная пуля, окруженная соединительно-тканной оболочкой.

 ВНУТРЕННИЙ ОСМОТР. Покровы черепа не изменены. При снятии черепной крышки заме¬чается плотное спаение твердой, мозговой оболочки с внутренней поверхностью кости, глав¬ным образом, по ходу продольного синуса. Внешняя поверхность твердой мозговой оболочки тускла, бледна, причем в левой височной и частью лобной области замечается пигментация ее желтоватого оттенка. Передняя часть левого полушария представляется несколько за¬павшей, по сравнению с соответствующим отделом правого полушария. Продольный синус содержит небольшое количество жидкой крови. Внутренняя поверхность твердой мозговой оболочки гладкая, влажно-блестящая, отделяется от подлежащей мягкой мозговой, оболочки, легко, кроме частей, ближайших к сигитаяьной борозде, где имеются смещения, в местах выбухания Пахионовых грануляций. Твердая мозговая оболочка основания без особых изменений; синусы основания содержат жидкую кровь».

 Хранятся разные варианты (по крайней мере три) протоколов вскрытия тела Ленина. Написанные от руки под диктовку, они несут многочисленные следы правок, поисков наиболее правильных формулировок, испещрены перечеркнутыми абзацами, вставками и т. д. Видно, что особую трудность доставило сочинение итогового документа, в котором на трех страницах убористого текста изложена история болезни, этапы лечения и причина смерти Ленина.

 B - C. Никакого личного врача с именем Гуэтьер у Ленина не было, такой доктор среди лиц, присутствовавших при вскрытии тела Ленина, не присутствовал. Был профессор, терапевт  Гетье, который акт подписал.  Для лечения Ленина приглашались крупнейшие специалисты: А. Штрюмпель - 70-летний невропатолог из Германии, один из крупнейших специалистов по спинной сухотке и спастическим параличам; С. Е. Геншен — специалист по болезням головного мозга из Швеции; О. Минковский — знаменитый терапевт-диабетолог; О. Бумке — психиатр; профессор М. Нонне — крупный специалист в области нейролюэса, профессор  Фохт и его ассистенты (все из Германии). К изучению мозга Ленина были привлечены крупнейшие нейроморфологи России: Г. И. Россолимо, С. А. Саркисов, А. И. Абрикосов и другие. Вместе с названными лицами в интернациональном консилиуме принимали участие  ранее прибывшие в Москву О.Ферстер и Г. Клемперер,   Крамер, Кожевников, невропатологи  Даркшевич,  антрополог Бунак и анатом  Дешин,  проф. Осипов, проф. Вейсброд, терапевт проф. Ф. А. Гетье, д-р Елистратов, д-р Розанов, д-р Обух и народный комиссар здравоохранения СССР Семашко. Антрополог В. В. Бунак и анатом А. А. Дешин детально описали внешнее строение мозга: особенности расположения и величины борозд, извилин и долей.

 D - E. Никаких признаков отравления не наблюдалось, изменений в желудочном- кишечном тракте не выявлены, а о разрушении желудка ни в каких документах ничего не упоминалось.

 F. В воспоминаниях писательницы Елены Лермоло «Лицо жертвы», которую судьба свела в «местах не столь отдаленных» с бывшим поваром Ленина Гавриилом Волковым, этот эпизод в оригинале записан по-другому: « 21 января 1924 года, около 11 часов утра, Волков принес Ленину завтрак. Владимир Ильич не стал есть, а, не проронив ни единого слова, вручил Волкову записку, которую повар сразу же прочитал. В ней было всего несколько слов: «Гаврилушка, меня отравили. Скажи Наде, скажи Троцкому, скажи всем».

 Была ли эта выдуманная сказка повара Волкова (у Соловьева – врача Волкова) или самой писательницы Лермоло сегодня сказать определенно невозможно. Но даже, если это эпизод не выдуман, то это еще не значит, что слова Ленина не были вызваны его ухудшающимся предсмертным состоянием. 

 4. Петербургский историк и журналист Лев Лурье в своем докладе на конференции  в университете Мэриленда (Балтимор, США) заявил, что версия об отравлении Ленина имеет право на существование, как с медицинской,  так и с исторической точек зрения.   Лурье считает, что Ленин в начале  1924 г. выздоравливал - отпраздновал Новый год и даже сходил на охоту. Попытку Ленина создать союз с Троцким,  по мнению Лурье,   Сталин воспринял как угрозу своему восхождению к вершине власти, и он поторопился убрать опасного противника и отравил главу государства. 

 В ответ на эти необоснованные  заявления Льва Лурье директор НИИ физико-химической медицины, академик РАМН Юрий Лопухин, автор книги «Болезнь, смерть и бальзамирование В.И.Ленина», назвал  версию о смерти Владимира Ленина в результате отравления ядом несостоятельной. «Никаких доказательств отравления не существует. Он умер от атеросклероза сосудов головного мозга, это совершенно четко, других мнений не может быть».  Лопухин лично изучал препараты головного мозга вождя  революции. Академик уверен, что Ленина погубил стресс и «страшные» перегрузки, а не яд: «Страна была на изломе, белые-красные, одно время войска подошли к Петрограду. Он много работал. Кто-то заметил, что он умер от изнашивания в связи с тяжелейшими нагрузками в этот период». С российским ученым согласен и Винтерс, который сказал на конференции, что стресс является одним из факторов, вызывающих инсульт, а волнений в бурной жизни Ленина было предостаточно: «Его постоянно хотели убить».

 По мнению историка Льва Лурье, выздоравливающий Ильич стал  жертвой Сталина из-за угрозы объединения двух вождей революции. На самом деле у  Сталина не было никаких причин для беспокойства. Ленин был полностью изолирован от соратников, все, что происходило в Горках, было под его контролем. В конце 1922 г., когда на Сталина  была возложена обязанность следить за соблюдением режима, установленного врачами, Ленин попытался связаться с Троцким через Крупскую, но она была грубо остановлена Сталиным. Этот эпизод привел к обострению отношений между вождем и Сталиным, который вынуждено извинился и при этом полностью изолировал вождя и Крупскую. Все документы и записки Ленина проходили через Сталина, и, естественно, ни о какой связи с Троцким мечтать Ильичу не приходилось. К концу 1923 г, хотя и наступило временное улучшение, Ленин был настолько слаб, что о  восстановлении своих позиций он не мог даже думать. Он не ходил на охоту, его вывезли на некое представление, которое было названо охотой.     Сталин   использовал создавшуюся ситуацию. За спиной еще живого вождя он от его имени производил перестановки в ЦК и в своем окружении, отодвигая ленинцев и троцкистов и вводя в состав своих людей. В роли серого кардинала он пробыл всего лишь год, и смерть Ленина вынудила его вести борьбу за власть в открытую. Крупская сгоряча высказалась, что, если бы Ленин прожил до 1926 г., то Сталин посадил бы его в тюрьму. Этим она хотела сказать, что через два года Сталин был бы настолько силен, что мог арестовать всех ленинских соратников вместе с вождем. После смерти Ленина, в создавшейся ситуации, когда оставались всесильные противники, ему приходилось лавировать. Со всей ленинской гвардией ему удалось расправиться лишь через 13 лет. Ленин не стал жертвой интриг Сталина, наоборот его смерть только усложнила продвижение Сталина к вершине власти, и ему пришлось включить все механизмы подковерной борьбы, чтобы стать победителем.

 Опубликованная  информация о болезнях и причинах смерти членов семейства Ульяновых по линии Ильи Николаевича позволяет заявить, что большинство из них страдали от наследственной предрасположенности к сужению кровеносных сосудов, которое приводило к уменьшению кровотока к органам. Нарушение кровообращения в головном мозге вызывали головные боли, бессонницу, нервозы,  снижение памяти и интеллекта, а позже приводили к нарушению двигательного аппарата и к кровоизлиянию в мозг. Нервная, напряженная работа без отдыха способствовала ускорению развития заболеваний кровеносной системы и к заболеванию разных органов. Ульяновы уходили из жизни в основном в зрелом возрасте, не дожив до старости:

 1. Николай Васильевич  (1769 – 1836), - дед Ленина, прожил  67 лет, занемог в конце 1835 г, в мае 1836 г.  не мог ходить.

 2. Мария Николаевна Горшкова (1821 – 1877), тетя Ленина, прожила 56 лет.

 3. Василий Николаевич (1819 – 1878), дядя Ленина прожил 59 лет. Василий долго болел, в церковной записи определено, что «умер от чахотки». Диагноз ставили не врачи, а священнослужители. Слово «чахотка» произошло от слова «чахлый», слабый, истощенный. Вполне возможно, что Василий Николаевич угасал у всех на глазах, и выглядел он как Ленин перед смертью. Вот и определили – «чахотка». То, что на голове носил постоянно повязку, говорит больше о головных болях. При височном артериите головные боли сопровождаются напряжениями в области скальпа, которые вызывают боль при малейшем прикосновении. Болезнь приводит к необъяснимым потерям веса. Очень похоже, что Василий Николаевич страдал от ухудшения кровоснабжения мозга.

 4. Феодосия Николаевна (1823-1908), тетя Ленина, прожила долгую жизнь, умерла в возрасте 85 лет.

 5. Илья Николаевич (1831 – 1886), отец Ленина, прожил 54 года, скоропостижно скончался, от «кровоизлияния в мозг».

 6. Владимир Ильич (1870-1824), прожил всего 53 года, скончался из-за «распространенного атеросклероза артерий с резко выраженным поражением артерий головного мозга».

 7. Мария Ильинична (1878 – 1937), младшая сестра Ленина, прожила 59 лет, умерла от «кровоизлияния в мозг»

 8. Анна Ильинична (1864 – 1935), старшая сестра Ленина,  прожила 71 год, долго и  серьезно болела.

 9. Дмитрий Ильич (1874-1943), младший брат, прожил 69 лет. Последние годы передвигался только в инвалидной коляске - отказали ноги из-за  заболевания системы кровообращения. Умер от «кровоизлияния в мозг».

 10. Виктор Дмитриевич (1917-1984), племянник Ленина, прожил  67 лет, умер в результате острого нарушения мозгового кровообращения и «кровоизлияния в мозг».

 11. Ольга Дмитриевна (1922 – 2011), племянница Ленина, прожила дольше всех из членов семьи Ульяновых, умерла в возрасте  89 лет.

 Наследственность, напряженная работа, стрессы и кочевая жизнь стали главными причинами столь ранней смерти Владимира Ильича, его отца Ильи Николаевича  и младшей сестры Марии. Попытки объяснить столь ранний их уход из жизни  самоубийством или отравлением беспочвенны. Короткая жизнь им была предопределена  мутациями в геномных структурах их предков, а потомки  своими действиями еще больше ее сократили. Болезни детей Ильи Николаевича и причины их смерти нас убеждают в правильности наших рассуждений относительно их отцовства, - они были все из одного рода  Ульяниных - Ульяновых. А Иван Сидорович  Покровский (1839-1922) прожил 83 года, при чем последние 25 лет  в одиночестве, без ухода и без Кремлевской больницы с ее лучшими врачами.  Если бы он был отцом детей Марии Александровны, то жили бы они значительно дольше.


Глава 14. ЛЕНИН – ГОМОСЕКСУАЛИСТ. | Правда и неправда о семье Ульяновых | Глава 16.   РОМАН ДМИТРИЯ УЛЬЯНОВА и ФАННИ КАПЛАН.