home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16.   РОМАН ДМИТРИЯ УЛЬЯНОВА и ФАННИ КАПЛАН.

 Упоминание о романе Фанни Каплан с Дмитрием Ульяновы в Евпатории оставил Виктор Еремеевич Баранченко, который был  членом коллегии Крымской ЧК и  членом историко-литературного объединения  старых большевиков Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. С Каплан он познакомился в Евпатории, где  поправлял свое здоровье в «Доме каторжан». Его жена  Фаина Ставская была подругой Фанни.   Виктор Еремеевич запомнил Фанни Каплан, как большеглазую, пышно причесанную, осанистую, не похожую на коротко стриженных, эмансипированных нигилисток того времени, а скорее на раздобревшую фельдшерицу: «Нечего греха таить, во многих случаях дружбы перерастали тут, в знойной Евпатории, в нечто большее. От некоторых старых политкаторжан беременели молодые мартовские социалистки... Иные из таких связей вскоре проходили, а другие перерастали в прочные узы на всю жизнь. Был тут роман такой и у подслеповатой Ройтблат». В жизнеописании своей жены Баранченко не уточнял – кто же именно был курортным избранником Каплан

 Семен Ефимович Резник, бывший редактор серии биографий «ЖЗЛ», опубликовал в Америке в 1991 г. запись своей беседы с Баранченко  в историко-литературном альманахе. Из заверений Семена Ефимовича, что он дословно пересказал сообщение Баранченко, следует, что  «Дмитрий Ильич любил ухаживать за хорошенькими женщинами. Особое внимание он оказывал Фанни Каплан, которая была очень красива и пользовалась успехом у мужчин».

 «Я склонен к тому, что две слабости Дмитрия Ильича – вино и женщины, вполне могли привести к знакомству с Каплан», - комментирует  крымский историк Вячеслав Григорьевич Зарубин, автор нескольких десятков книг и научных публикаций по истории Гражданской войны в Крыму. – «Такое вполне возможно. Не могу на 100 процентов утверждать, что это было или не было, но в свою книжку «Без победителей» – в примечании, я такой факт ввел. Не зря видимо этот слух родился, ведь судя по косвенным источникам, похождений Дмитрия Ильича было такое количество, что с ним всё могло случиться».

 «Какое-то время Дмитрий Ильич практиковал в Феодосийском уезде - продолжает далее Зарубин - а после Февральской революции был направлен в  евпаторийскую здравницу санитарным врачом. Гражданская война разлучила их (Дмитрия и его жену – от авт.) надолго, и только после прихода Красной Армией в Крым Дмитрию Ильичу удалось отыскать свою супругу в конце 21-го, и уже в Москве через год у них родилась дочь Ольга».

  «Их роман развивался стремительно и бурно. Доктор был известен как дамский угодник, ходок и он не мог пропустить мимо такую видную барышню. Фанни, по словам старых евпаторийцев была красивой женщиной, и эта оценка весома, потому что на курорте, как нигде, умели из толпы выделять красавиц. А революционерки отличались от обывателей свободными нравами, к тому же они за годы каторжного заключения истосковались по мужским ухаживаниям. Впервые они увиделись в приемном отделении Дома каторжан. Дмитрий Ильич вел учет всех прибывших на оздоровление, поскольку контингент был непростой, многие с тяжелыми заболеваниями после каторги. Он прописывал им курс лечения, направлял к специалистам. И потом у Дмитрия Ильича с Фанни было немало вариантов для продолжения знакомства в его нерабочее время. Знаток городской светской жизни – он знал, где и как развлечь даму. Помимо десятков ресторанов, винных погребков и кофеен, в городе давали спектакли артисты театральной студии Леопольда Сулержицкого – первого помощника Станиславского, работал кинотеатр «Наука и жизнь». Свои мероприятия организовывали и бывшие политкаторжане с концертами и диспутами, прогуливались не только по набережной, но бывали и на митингах рабочих, посещали заседания местных Советов. В элитном кругу революционеров бывали и «афинские вечера», где свобода взглядов распространялась и на сексуальные отношения. Необычный курортный сезон17-го года набирал обороты, атмосфера была пронизана ожиданиями крутых перемен, над городом витал дух романтики и авантюризма! На пляжах евпаторийцы с изумлением наблюдали за выходками пропагандистов общества «Долой стыд!» - обнаженные люди призывали отдыхающих освобождаться от обывательских предрассудков и раздеваться»

 «Не однажды по земской линии отмечали отсутствие пары лошадей, которые были закреплены за уездным врачом. Утром бидарка – двухколесная повозка, на месте, а лошадей нет. Дмитрий Ильич отправлялся с Фанни в романтические путешествия на Тарханкут. От Евпатории это более 60 верст, поэтому без ночевки туда и обратно обернуться было бы очень утомительно. Ну и спешить им было некуда: вокруг потрясающие пейзажи, море с рыбацкими шхунами, пустынная степь с дрофами, развалины древнегреческих крепостей и городищ. Отдохнуть от верховой езды они останавливались в трактире «Беляуская могила» - на полпути, возле озера Донузлав, а ночевали в имении вдовы Поповой в Оленевке. Такие по-настоящему романтические прогулки только укрепляли их взаимные чувства. Их роман вполне мог закончиться свадьбой, если бы в их отношения не вмешались партийные товарищи. Эсеры не хотели, чтобы их соратница в это революционное время перешла в лагерь политических конкурентов – стала женой брата лидера большевиков! Фанни просто попала под жесткий прессинг своих товарищей и боевых подруг, и, в конце концов, брачному союзу предпочла революционную борьбу. Для чувствительного Дмитрия Ильича это стало серьезным испытанием, горечь расставания он заливал добрым крымским вином в погребках».

 «Следов бурной революционной борьбы до 17 года, которую ему приписывают, я нигде в архивах не встречал.  Ну, был он членом РСДРП, ну может, выполнял какие-то поручения.  Но ничего сверх крамольного он здесь не совершал. А если что-то и делал, то это было настолько мелко, что на него полиция толком не обращала внимания. Ну, мелкий он был в этом плане человек. Мне любопытно другое в  этой связи. 1918 год, пала власть большевиков в Крыму. Немецкая оккупация. А родной брат Ленина спокойно живет в Евпатории, его не трогают. Потом приходят части Антанты. Я думаю, он не очень-то афишировал своё родство с Лениным, иначе его бы в то лихое время либо пристрелили просто-напросто, либо тут же схватили, либо немцы, либо белая контрразведка – это какой же козырь: держать брата Ленина в заложниках».

 «Мне если честно, Дмитрий Ильич очень симпатичен, - заканчивает свою историю краевед Вячеслав Григорьевич Зарубин. – Он как-то вжился в Крым, такой образ своеобразного крымского интеллигента со свойственными такому типу южными похождениями. Мог и романс спеть своим простуженным тенором, подыгрывая на гармошке. Такой добродушный, веселый гуляка. Он весьма отличался от своего брата и был человеком совершенно другого склада. Ничего плохого о нем сказать нельзя, наоборот, он еще кучу народа спас».

 Экскурсовод Павел Хорошко вторит Зарубину, утверждая, что «1917 год в жизни Ульянова-младшего скорректирован биографами так, чтобы его с Евпаторией никакие события не связывали и переводят его из Крыма в Одессу до середины осени – делопроизводителем управления санитарной части армии на Румынский фронт. Но крымские газеты того времени сообщают, что Дмитрий Ильич живет и работает в Евпатории и к нему собирается в гости Ленин!

 «На самом деле, Дмитрий Ильич поселился в нем (« в Доме каторжан» - от авт.) раньше, сразу же, как получил место уездного врача – развивает свой рассказ Павел Хорошко. В  своей аргументации он опирается на сообщение, что «Евпаторийский Совет рабочих и солдатских депутатов, как сообщала «Ялтинская Новая жизнь» от 6 мая 1917 г., даже заслушал доклад и признал приезд Ленина нежелательным: «Совет обратился к начальнику гарнизона с просьбой выделить караул для ежедневной поездки на станцию «Саки» с целью недопущения проезда Ленина в Евпаторию. Если бы Ленину удалось другим путём проскользнуть в Евпаторию, было, решено немедленно арестовать его и выслать из города». 

 На самом деле это была обычная газетная утка. Ленин только что прибыл из-за границы в Петербург, был в то время в России личностью не достаточно известной, но власти предпринимали все возможные шаги, чтобы вызвать негативную реакцию у населения по отношению ко всем прибывшим издалека и пытавшимся вмешиваться в государственные дела.

 «В Евпатории - по словам Павла Хорошко, - «подметили, что Дмитрия Ульянова ухаживания за Каплан были чем-то большим, чем курортный флирт. Бывшая каторжанка буквально расцветала на глазах, ее видели в красивых платьях на вечернем моционе по набережной. А доктор щеголял в офицерской форме».

 Финал этой истории  Павел Хорошко представил так: «Дмитрий Ильич убедил Фанни, что ей нужна операция на глаза и дал рекомендации к известному профессору-офтальмологу Л.Л. Гиршману.  в Харькове. Операция состоялась в июле 1917 года и прошла успешно. К Фанни частично вернулось зрение. В Харькове Фанни встретила своего любимого Мику, Виктора Гарского. За вооруженное ограбление банка в Одессе он провел в тюрьме десять лет. В марте 1917 года революционная толпа освободила заключенных Одесской тюрьмы. Когда они встретились, Виктор Гарский был председателем объединенного профсоюза в своей родной Бессарабии. Проведя несколько ночей с Фанни, он ее бросил, по всем сведениям, они больше не виделись. В августе 1917 года Фанни Каплан вернулась в Крым, но она его больше не интересовала Дмитрия, она устроилась на работу  заведующей курсами по подготовке работников волостных земств с окладом 150 рублей.

 «Официально было объявлено, что во В.И. Ленина стреляла 30 августа Фани Каплан.  Без суда и следствия ее 3 сентября 1918 г. комендант Кремля Павел Мальков убил выстрелом в затылок. Труп террористки сожгли в железной бочке.  До 3 сентября ее допрашивали несколько раз и не все протоколы опубликованы, - как утверждает Хорошко. – Известно, что десять страниц отсутствуют, как раз связанных с показаниями о ее пребывании в Крыму. Мы даже предположить не может что там записано. Но я уверен, что они не уничтожены, а находятся в каком-то отдельном хранении, а где это хранение – нужен особый дар исследователя, который поймет, куда могли переложить эти бумаги. Как я понимаю, задачей более позднего большевистского времени было максимально отвести Фанни Каплан от Дмитрия Ульянова. Максимально! При «канонизации» Ленина, превращении его в «святого» задача ставилась, чтобы и в его семье все были святыми. Что им в принципе и удалось сделать».

 Имя Фанни Каплан осталось в истории в связи с покушением на Ленина. Биографы ее жизнеописание начинают с  22 декабря 1906 г., когда в Киеве  взорвалась бомба в гостинице «Купеческая» на Подоле в номере, в котором остановилась 16-летняя Дора-Нахумовна Ройд-Ройтблат-Ройдман с 18-летним молодым человеком Виктором  Гарским.  Ее арестовали с  паспортом на имя Фейги Хаимовны Каплан. Ее отец, Нахум-Нахим-Хаим Ройтблат-Ройтман, работал меламедом – учителем хедера, то есть начальной еврейской школы. Ее возлюбленный Мика, Виктор Гарский, бежал. В результате взрыва бомбы, скорее всего, случайного, осколками ранены  были  правая рука Фанни, правая ягодица и левая голень. К тому же от взрывной волны ее контузило. На допросе Фанни Каплан все отрицала, она утверждала, что взрыв произошел неожиданно для нее, когда вошла в комнату. Виктора не выдала. За участие в подготовке покушения на генерал-губернатора суд приговорил ее к смертной казни. От исполнения этого приговора девушку спасло то, что она была несовершеннолетней. Расстрел заменили бессрочной каторгой. Отправили Фанни Каплан в кандалах в далекий Нерчинский округ Забайкалья, где на Акатуйской каторге она провела  10 лет. Непосильный для нее труд  на свинцово-серебряных рудниках и суровый климат  существенно сказались на ее здоровье – переболела она неоднократно туберкулезом, ухудшилось зрение, а в начале  января 1909 она полностью ослепла. Через три  года темноты к Фанни частично вернулось зрение. Были у нее нервные срывы, попытки самоубийства.  За десять лет она так изменилась, что ее невозможно было узнать. Освобождение пришло в феврале семнадцатого. Правительство Керенского издало закон об амнистии каторжан.  Фанни Каплан приехала в Москву в апреле 1917 г., где она поселилась у своей подруги по каторге, Анны Пигит, на Большой Садовой. В мае месяце ей, как бывшей каторжанке, выделили путевку в  Евпаторию, где был  открыт «Дом каторжан».

 Свежий морской воздух, горячее солнце, надлежащий уход и питание стали возвращать к жизни  28-летнюю Каплан. И хотя со зрением по-прежнему были проблемы, по городу она могла перемещаться  только с сопровождающим лицом, но общее состояние ее значительно улучшилось. Чувство свободы, изумительная природа, приятный климат располагали к возникновению романтических отношений между постояльцами. В приемном отделении «Дома каторжан», как считают авторы романтической истории, Фанни должна была встретиться с уездным доктором Ульяновым,

 Фанни  прибыла в Евпатории в мае 1917 г., в июле она уехала в Харьков, в августе она вернулась, но Дмитрий Ильич, как следует из повествования, близкие отношения продолжать не захотел. На этом их связь оборвались. Даты пребывания Фанни в Крыму соответствуют всем справочникам и документам. Можно было бы принять предложенную версию, более того она излагается краевым историком на основе воспоминаний бывшего работника ЧК  и дополнена краеведом, экскурсоводом. Но все же, несмотря на авторитет творцов версии, проверим по справочникам и воспоминаниям соратников факты, связанные с деятельностью   Дмитрия Ильича Ульянова в Крыму и в частности в Евпатории.

 12 апреля 1911 г.  приехал вместе со своей женой, Антониной Ивановной Нещеретовой, в Крым. Губернская управа утвердила Дмитрия Ильича в должности санитарного врача в Феодосии. Местной полиции предписывалось установить за новым врачом негласный надзор. Через два месяца после приезда Дмитрий написал письмо матери и поделился своими впечатлениями о Феодосии: «Дорогая мамочка! Сейчас получил твое письмо – ездил в город на велосипеде и заезжал в Управу. Ты жалуешься на пыль и жару. У нас еще хуже, чем в Бердянске. На окраинах много немощеных улиц, дуют страшные ветры, облака пыли носятся над городом и над дачами, да же ночью мало прохлады. В комнатах мухи. Одним словом хваленая Феодосия хуже, чем Сахара 26 июня 1911 г.».  В Крыму свирепствовала холера, во врачебной хронике Таврической губернии за ноябрь 1911 г. Дмитрий Ильич привел данные, что в Феодосийском уезде только за 1911 г. «почти каждый второй (из 633 заболевших) умер от холеры. Привлеченные врачи, фельдшеры, студенты-медики практически ничего сделать не смогли». За три года до начала войны Дмитрий Ильич объездил большинство городов и уездов Таврии. Весной 1913 г. к  Дмитрию приезжали мать, Мария Александровна, и старшая сестра, Анна вместе с приемным сыном Горой.  Пробыв всего неделю у сына, Мария Александровна отправилась в Вологду, куда была сослана младшая дочь Мария.

 В это время  в Симферополе, в здании губернской земской управы, работал заведующим санитарным отделом управы его друг врач А. А. Дзевановский. Совместно с  ним  Дмитрий Ильич написал несколько научных статей, в частности «К вопросу об участии губернского земства в борьбе с эпидемиями». Статья была опубликована в «Трудах XI губернского съезда врачей и представителей земств Таврической губернии», в 1913 г.

 28 июля 1914 г. началась Первая мировая война, Дмитрий Ильич был мобилизован в армию и направлен служить старшим ординатором в севастопольский крепостной временный госпиталь. Родным Дмитрий сообщил о себе коротко: «Дорогая мамочка! Я призван на войну и назначен врачом в Севастополь…. Вчера и сегодня сижу и осматриваю запасных у воинского начальника…Крепко тебя целую и Маню, пишите. Врачей забрали почти наполовину. Твой Д.У.»

 .

 Ольга Дмитриевна Ульянова писала об этом периоде жизни своего отца: «В конце июля 1914 года он поехал навстречу судьбе. Прожив несколько дней в гостинице  Ставропольского гарнизона, он, наконец, снял недорогую комнату у присяжного поверенного М.Н.Гавриша. Там он встретился с Александрой Федоровной, в девичестве Карповой, чтобы не расставаться всю жизнь.  У него в первом браке с Антониной Ивановной Нещеретовой детей не было. У нее в первом браке с М.Н.Гавришем — тоже, Дмитрий Ильич не сообщал родным о Шурочке  только потому, что мама его, Мария Александровна, нежно относилась к “милой Тонечке”, его законной супруге». По сути дела Дмитрий увел жену у своего квартиродателя.  Разводы Дмитрия с Антониной и Александры с Гармашем затянулись.

 В начале 1916 г. Дмитрия Ильича за революционную деятельность вновь арестовали и сослали под надзор полиции в деревню Кравцово Серпуховского уезда Московской губернии. Врачебной практикой ему предписали заниматься в  селе Домодедово. Здесь он познакомился с  медсестрой Евдокией Михайловной Червяковой, работавшей в больнице близ станции Михеево. Дмитрий увлекся молодой, симпатичной девушкой, но их служебный роман продлился недолго. Его срок ссылки был сокращен, и он был вновь отправлен в Севастополь, где в госпитале не хватало врачей, а поток раненых все увеличивался.  4 июня 1916 года на Юго-Западном фронте началась вспомогательная наступательная операция русской армии, получившая название Брусиловский прорыв. Юго-Западный фронт нанес тяжелое поражение германским и австро-венгерским войскам в Галиции и Буковине,  потери с двух сторон превышали сотни тысяч.

 В середине 1916 г. Дмитрий получил согласие на развод от своей жены, Антонины Ивановны Нещеретовой, она в своем заявлении отметила, что «их отношения стали формальными, поэтому нет смысла считать себя мужем и женой». Они развелись, и  Дмитрий Ильич смог в конце 1916 г оформить свой брак  с Александрой Федоровной Карповой. 

 30 января 1917 г. в деревеньке Кравцово Московской губернии (недалеко от Серпухова), где проживала Евдокия Червякова  с мамой, появился на свет мальчик, которого назвали  Виктором.  Мальчику было около двух лет, когда внезапно умерла его мать от тифа - она ухаживала за больными тифом и заразилась.  Виктор остался на попечении старшей сестры Евдокии и  бабушки.  Вполне вероятно, что Дмитрий Ильич  не знал ничего ни о беременности Евдокии, ни о рождении сына – связи, кроме телеграфной, никакой не было, да и телеграф в деревне отсутствовал.

 В апреле 1917 г. состоялось первое собрание большевиков севастопольской крепости. Был создан горком, Дмитрий Ильич вошел в агитационную группу. Появление Ленина в Петрограде и его активность вызвали острую реакцию у нового правительства, Были предприняты шаги по нейтрализации деятельности большевиков. Над Дмитрием Ильичем нависла угроза нового ареста, По рекомендации главного военно-санитарного инспектора, друга Дмитрия, А.А. Дзевановского и профессора Бурденко Дмитрий Ильич был переведен из Севастополя «поближе к фронту», в Одессу, в штаб Румынского фронта. Он был назначен делопроизводителем управления санитарной части. В начале июня 1917 г.  Дмитрий Ильич выехал в Одессу.  В июле партия большевиков была вынуждена уйти в подполье. В это время Дмитрий писал Марку Елизарову из Одессы: «Пока я сижу за бумажными делами делопроизводителя врачебно-клинического отдела, но, возможно, что в скором времени Дзевановский даст мне место врача для поручений».

 В сентябре влияние большевиков усилилось, и Дмитрий попросил Дзевановского похлопотать о переводе в Севастополь, в октябре он вернулся в Севастополь и вновь встретился со своей женой,  Александрой Федоровной. После  революции в октябре 1917 г.  в Петрограде Дмитрий Ильич участвовал  в установлении советской власти в Крыму. «В сражениях под Бахчисараем и дальше к Симферополю, - писал Дмитрий родственникам, - я работал в качестве врача и перевязывал раненых». В начале 1918 г. он вошел в состав губкома партии и редколлегии его газеты «Таврическая правда». В марте 1918 г. Таврический ЦИК принял постановление об образовании Советской Социалистической Республики Тавриды, Дмитрий Ильич  возглавил в правительстве Советской Тавриды наркомат здравоохранения. Новые обязанности заставили его переехать в Симферополь – столицу республики, его жена Александра осталась в Севастополе.

 22 апреля 1918 г. немецко-австрийские войска заняли Симферополь, первое правительство Тавриды было расстреляно, Дмитрию Ильичу удалось бежать в сопровождении опытного проводника. Укрылся Дмитрий Ильич в Евпатории, где он был известен только узкому кругу людей, как санитарный врач Феодосийского уезда. Под кличкой товарищ Андрей, он работал в евпаторийской городской больнице, одновременно помогал и лечил партизан, скрывавшихся в Мамайских каменоломнях.

 В ноябре 1918 г. кайзеровские войска покинули  Крым, но на полуостров сразу высадились войска англичан, а  из Кубани  - белогвардейские войска . 7 апреля 1919 г. Красная Армия вошла в Симферополь и большевики вновь взяли власть в свои руки.. Дмитрию Ильичу одновременно с традиционным для него постом наркома здравоохранения предложили возглавить Крымскую Советскую Социалистическую Республику. Он согласился лишь на должность временно исполняющего обязанности главы правительства, а в одном из своих писем родным написал: «Я должен был остаться в Симферополе наркомом здравоохранения. Вследствие болезни Гавена, приковавшей его к постели, его нельзя было избрать председателем, хотя он наиболее подходил бы к этому… Временно, за неимением лучшего, посадили меня — в ожидании сильного кандидата с севера от вас». Дмитрий, будучи председателем Совнаркома республики, решил пригласить старшего брата полечиться в Крыму после покушения и написал письмо сестре Марии: «...передай Володе, что в Евпатории...у самого берега моря я присмотрю ему помещение, чтобы он хоть 2-3 недели мог отдохнуть, покупаться и окрепнуть. Там есть все приборы для...терапии и можно полечить ему руку. Тем более что он никогда не видел нашего Черного моря». Но катастрофическая ситуация на фронтах не позволила Ленину покинуть Москву. Дмитрий Ильич пытался найти свою жену Александру, которая, скрываясь от кайзеровских войск, ушла из Севастополя в неизвестном направлении. Он телеграфировал в ревком в Севастополе, но получил неутешительный ответ: «Карпова по указанному адресу не проживает».

 15 июня 1919 г. на страницах симферопольской газеты «Известия» за подписью председателя Совнаркома Д.И. Ульянова было помещено «Положение о выборах делегатов на съезд». Все считали, что большевики в Крым пришли навсегда, и следовало налаживать мирную жизнь. Но 18 июня 1919 г. из Феодосии поступило сообщение: «В районе Коктебеля высажен белогвардейский десант с кораблей Антанты». Железная дорога Симферополь - Лозовая – Харьков была перекрыта, деникинцы вышли к Днепру. Крымский обком эвакуировался в Одессу, а Совнарком – в Киев. Из Киева Дмитрий Ильич отправился в Москву, где встретился с сестрой и братом 8 июля.  В Москве Дмитрий Ильич гостил недолго. В августе он снова находился в действующей армии на Южном фронте, там шли ожесточенные бои на Каховском плацдарме. Вместе с Красной армией Дмитрий Ильич вошел в Крым. 16 ноября 1920 г. со станции Джанкой командующий Южным фронтом Михаил Васильевич Фрунзе телеграфировал в Москву: «Сегодня нашей конницей взята Керчь. Южный фронт ликвидирован».

 Дмитрий Ильич вновь назначен на пост заместителя председателя Совнаркома Крымской Республики и одновременно  на пост наркома здравоохранения.   24 декабря 1920 г. на имя Дмитрия Ильича пришла телеграмма из Москвы -  Декрет Совета Народных Комиссаров «Об использовании Крыма для лечения трудящихся». Д. Ульянов был назначен особоуполномоченным по организации курортов в Крыму.

 Под руководством наркома здравоохранения курортное строительство делало первые шаги. Национализация дворцов, вилл, поместий, их приспособление под санатории, сбережение ценного (стоимостью в десятки миллионов рублей) имущества от расхищения и порчи, выработка правил отбора больных на курортное лечение, организация отборочных комиссий – всем этим занимался Дмитрий Ульянов на посту руководителя ЦУКК - Центрального управления курортами Крыма. В начале 1921 г. Дмитрий Ильич выехал в Москву с докладом «О снабжении курортов Крыма», было принято решение передать в Крым медицинское оборудование и медикаменты  из военного ведомства. В феврале 1921 г. Д. И. Ульянов вернулся в Симферополь с двумя эшелонами медицинских средств, нужных для лечения больных, в первую очередь раненных.

 Дмитрию Ильичу удалось отыскать свою супругу. В середине октября 1921 г. Мария Ильинична сообщила, что здоровье Владимира Ильича резко ухудшилось. Дмитрий Ильич попросил наркомздрава Семашко предоставить ему возможность быть рядом с братом. Николай Александрович ответил телеграммой: «Не возражаю». В ноябре 1921 г. Дмитрий  с женой приехал в Москву, а 4 марта 1922 у них  родилась дочь Ольга.  6 марта 1922 года Владимир Ильич написал записку секретарю ВЦИК Енукидзе с просьбой о выдаче дров Анне Ильиничне Ульяновой-Елизаровой, так как «в семье ее брата Дмитрия Ильича Ульянова, который живет вместе с ней, появился маленький ребенок».  С конца 1921 года Дмитрий Ильич стал работать в Москве в Наркомздраве.

 Крымский период жизни Дмитрия Ильича (1911-1921) увековечен памятником в Симферополе и четырьмя мемориальными досками – две в Феодосии и по одной в Евпатории и Севастополе. В каждом из названных городов есть улица Дмитрия Ульянова.

 Из опубликованных документов следует, что Фанни Каплан находилась в Евпатории в первый раз с мая по июль 1917 г. и второй раз – с августа по октябрь того же года. Дмитрий Ильич  в  мае 1917 г. был в Севастополе, затем с июня -  в Одессе и перед революцией в октябре вновь вернулся в Севастополь.  В это время продолжалась война, и как призванный в армию офицер, Дмитрий Ильич подчинялся установленным правилам военного времени.  Перемещался он только с разрешения начальства, и допустить какое-либо самовольное изменение пункта своего назначения (вместо Одессы поехать в Евпаторию) физически допустить не мог. В Евпатории Дмитрий Ильич скрывался от кайзеровской военщины, а затем от белогвардейской контрразведки с конца апреля 1918 года и работал в госпитале (а не в санатории для каторжан) до  7 апреля 1919 г. Пути Фанни и Дмитрия не пересекались, и они друг друга не видели. Романтическая история их любви, представленная как исторический факт, на самом деле является откровенным вымыслом ее авторов, в котором был идеализирован образ Фанни и в негативном свете распутника и пьяницы представлен Дмитрий: «Доктор был известен как дамский угодник, ходок и он не мог пропустить мимо такую видную барышню. Фани». А в силу того, что  «Гражданская война разлучила их надолго, и только после прихода Красной Армией в Крым Дмитрию Ильичу удалось отыскать свою супругу в конце 21-го» Дмитрий, как считают авторы версии,  чувствовал себя свободным мужчиной, и поэтому легко шел на контакт с поступившими на лечение женщинами. Фраза «Гражданская война разлучила их надолго»  на самом деле правильная, только она относится к 1918-1921гг, а в истории речь идет о событиях мая-июля 1917г. Александра Федоровна ждала мужа в Севастополе, и Дмитрий Ильич ее в это время не терял.  К женщинам Дмитрий относился так же, как большинство интеллигентов того времени. Он  не был распутником, не гонялся за каждой юбкой, но  серьезных увлечений не избегал, они считались по тем временам, (А.Чехов в «Даме с собачкой» передал это настроение в обществе)  допустимыми. В зародившихся случайных связях предлагалось погрузиться и предаться тем чувствам, которые они приносили (физиологию общество ставило на второй план).

 Дети Дмитрия Ильича – потомки семьи Ульяновых.

 Когда Виктору, сыну Дмитрия Ильича, было три года с небольшим,  за ним приехала  Анна Ильинична с шофером Гилем.  Сначала Виктор жил у Анны Ильиничны  на Манежной улице в Москве. Когда Анна Ильинична тяжело заболела, они переехали в кремлевскую квартиру, где жили вместе с Марией Ильиничной Ульяновой и Надеждой Константиновной Крупской. Скоро Виктор стал любимцем всей семьи.

 По признанию Марии Викторовны, дочери Виктора Дмитриевича, воспитанием маленького Вити занялись «тетя Надя и тетя Маня». Уделял внимание единственному племяннику и Ленин. Как вспоминал впоследствии Виктор Дмитриевич,  Ленин часто просил его спеть частушку. А если уж Витя начинал петь, то Владимир Ильич  смеялся и хохотал до слез. 

 В 1937 году Виктор Дмитриевич окончил Московский авиационный техникум и получил специальность техника-технолога. В этом же году поступил в Московское высшее техническое училище (МВТУ) им. Н. Э. Баумана, где учился до начала Великой Отечественной войны. После смерти Анны Ильиничны Виктор жил в ее квартире до марта 1939 года (теперь там музей «Кабинет и квартира В. И. Ленина в Кремле»). Он  женился и стал навещать своего отца со своей молодой супругой, у них было двое детей, единственных наследников династии Ульяновых. Детей назвал «ульяновскими» именами — Владимиром и Марией.  Когда  Крупская отмечала свой юбилей, Виктор был среди гостей родных и близких.

 Дмитрий Ильич  общался с сыном мало. В 1939 г., после смерти  Надежды Константиновны, Дмитрий Ильич с семьей стал жить в Горках, в сентябре 1941 г. Дмитрий Ильич с женой и дочерью был эвакуирован в Ульяновск.  Из-за тяжелой болезни он мог передвигаться только в инвалидной коляске: отказали ноги. Брату Ленина выделили  машину с личным шофером. Несколько раз Дмитрий Ильич заезжал в дом-музей Ульяновых. О последних днях Дмитрия Ильича написала его дочь: «Вернулись мы в 1943 году. Папа очень радовался возвращению домой. 16 июля он и мама поехали в Горки, а я осталась в Москве, надо было позаниматься английским. Мама позвонила: “Срочно приезжай с врачом!” Я летела туда как сумасшедшая, но даже проститься с ним не успела».

 С 1941 по 1972 год Виктор работал в одном из научно-производственных объединений в Москве, с семьей переехал в квартиру Дмитрия Ильича на улице Горького. Эта жилплощадь стала единственным наследством, доставшимся ему от знаменитого отца.  Последние 15 лет он руководил Центральной лабораторией, написал единственную книжку о Ленине, вышедшую в издательстве «Детская литература». С Ольгой Дмитриевной, своей сестрой по отцу, общался редко.  Умер племянник Ленин, как и большинство мужчин Ульяновых, в результате инфарктов и инсульта в ноябре 1984 года после тяжелой, продолжительной болезни.  Ученый секретарь ГИМЗ «Горки Ленинские» Галина Наумова разъясняла в 2009 г: «У Виктора  остались сын и дочь, они оба уже пенсионеры. В 2009 году наш музей отмечал юбилей, но встретиться с ними не смогли, они себя плохо чувствовали. Ольга Дмитриевна тоже чувствует себя неважно и общается только с близкими родными. Других детей у Дмитрия Ульянова не было». У сына Виктора Дмитриевича,  Владимира, родилась дочь Надежда, а у дочери Марии – сын Александр.

 Дочь Дмитрия Ильича прожила долгую жизнь и скончалась на 90-м году жизни в  2011 году,  Она окончила химический факультет МГУ, защитила кандидатскую диссертацию, стала доцентом университета. До 27 лет жила то в Кремле, то в Горках. Семья Ольги выехала из Горок в 1949 г., поселили их в Кунцево, в доме отдыха ЦК партии. А затем ей предложили квартиру в самом центре Москвы, недалеко от улицы Горького. Больше 50 лет она проработала на химфаке в МГУ. Опубликовала несколько книг и более 150 статей о В. И. Ленине, о семье Ульяновых, была членом журналистов. Ольга Дмитриевна жила в своей квартире вместе с дочерью и внучкой, которые в настоящее время не поддерживают контакт с Историческим музеем и воздерживаются от публичных заявлений.


Глава 15. СМЕРТЬ ЛЕНИНА. | Правда и неправда о семье Ульяновых | Глава 17. КРУПСКУЮ ОТРАВИЛ СТАЛИН.