home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. АЛЕКСАНДР И АННА.

 Еще в гимназии Александр, проявляя повышенный интерес к естествознанию, получил в семье прозвище  «потрошитель лягушек». Но настоящей его страстью была химия. В 16 лет он самостоятельно на кухне при флигеле оборудовал себе химическую лабораторию, где часто оставался на ночлег. В 1883 г. после окончания классической гимназии с золотой медалью, Александр вместе с Анной отправился  в Петербург, где поступил на естественное отделение физико-математического факультета  Императорского Санкт-Петербургского университета. Тремя годами ранее на этот факультет был принят Петр Аркадьевич Столыпин, будущий премьер-министр России.  Анна  в своих воспоминаниях писала: «В Петербург брат приехал уже с серьезной научной подготовкой, с сильно развитой способностью к самостоятельному труду, и прямо-таки страстно набросился на науку».

 «Петербургский университет того времени, – вспоминал учившийся в те же годы на физико-математическом факультете великий ученый В. Вернадский, – был блестящим. Среди профессионалов немало звезд первой величины: Менделеев, Меншуткин, Бекетов, Докучаев, Фаминцын, Богданов, Вагнер, Сеченов, Костычев, Иностранцев, Воейков, Петрушевский, Бутлеров. Все эти ученые оставили глубокий след в отечественной науке».

 Среди  студентов тех лет сложились три раздельные по имущественному положению группы. Первые назывались «белоподкладочниками», к ним относились учившиеся здесь дети  сановников, генералов,  высшего общества. Они носили куртки с белой шелковой подкладкой  по последней моде. Это студенчество отличалось крайне правыми, монархическими убеждениями. Каждый из них знал, что его ждет блестящая карьера в высших правительственных учреждениях, генеральский чин в молодые годы, а в зрелые – сенаторство.

 «Белым подкладкам» противостояли «радикалы» – непримиримые противники строя. Они надевали малороссийские рубахи, сапоги, накидывали скромный плед и обязательно носили  синие очки. Из них выходили народники-революционеры, террористы, марксисты. Третью группу представляли «культурники», располагавшиеся между вышеназванными двумя,  были расположены больше всего к науке. Из этой когорты вышло немало людей, прославивших русскую науку.

 Анна к этому времени окончила Мариинскую женскую гимназию в Симбирске и два года проработала помощницей учителя городской начальной школы. В Петербурге она поступила на высшие Бестужевские курсы на  словесно-историческое отделение. Привлекая в качестве преподавателей лучших профессоров высших учебных заведений Петербурга, курсы готовили свой будущий преподавательский персонал. Получившие диплом слушательницы вели затем занятия в качестве ассистенток или руководительниц практических семинаров. На словесно-историческом отделении преподавали богословие, логику, психологию, историю древней и новой философии, историю педагогики, теорию эмпирического познания, историю литературы, русский, латинский, французский, немецкий, английский языки и один из славянских языков.

 К концу второго курса Александр при определении  специализации остановился на зоологии беспозвоночных. Им было направлено в совет университета несколько рефератов на конкурс. Жюри конкурса  решило  3 февраля 1886 г.: «Сочинение студента VI семестра Александра Ульянова на тему: "Об органах сегментарных и половых пресноводных Annulata" удостоить награды золотой медалью». Никто не сомневался, что талантливый студент будет оставлен при университете для научной и преподавательской деятельности.

 В январе 1886 г. пришло в Петербург известие о скоропостижной смерти отца. У Александра шли экзамены, он выехать на похороны не смог. Удалось выехать в Симбирск Анне.

 На первом курсе в университете Александр организовал землячество, созданное для поддержки студентов из Симбирска.  Как и большинство студентов, будущих ученых, он вступил 20 марта 1886 г. в научно-литературное общество, возглавляемого профессором О. Миллером. А затем вошел в число членов экономического кружка, игравшего ведущую роль в «Союзе землячеств», общестуденческой петербургской организации, созданной революционером В. Бартеневым. Возглавлял кружок либеральный народник А. Гизетти, заведующий статистическим бюро Петербургского уездного земства.  Глубокому изучению и анализу Александра подвергались все статьи, опубликованные  в журнале «Отечественные записки», по экономике: от классиков до «Экономических скитаний» Червинского и «Отхожих промыслов» Ленского. Вместе с  Анной и членами экономического кружка, 17 ноября 1886 г. принял участие в шествии по Петербургу  по поводу 25-летия со дня смерти Добролюбова. На шествие собралось более полутора тысяч человек. Городское начальство приняло такое скопление народа за опасное, и процессия была остановлена. Для разгона демонстрантов градоначальник  привлек войска. На следующий день Александр распространил сочиненную им  прокламацию, в которой выразил свое возмущение существующими порядками, когда «всякое чествование сколько-нибудь прогрессивных литературных и общественных деятелей, всякое заявление уважения и благодарности им даже над их гробом, есть оскорбление и враждебная демонстрация правительству».

 В конце 1886 г его приятель Петр Шевырев пригласил Александра на сходку своей группы, которую они рассматривали фракцией организации «Народной воли». Кроме  Шевырева в нее входили еще И. Лукашевич, С. Никонов, О. Говорухин. Позже к ним присоединились еще несколько студентов - Василий Осипанов, Михаил Канчер, Петр Горкун, Генералов и Агщреюшкин. На собраниях молодых революционеров присутствовала и Анна Ульянова.

  Александр составил программу группы, основные пункты и требования которой были заимствованы из программы исполнительного комитета «Народной воли».

 Основные требования «для обеспечения политической и экономической независимости народа и его свободного развития», сводились к 8 пунктам:

 • Постоянное народное правительство, выбранное свободно прямой и всеобщей подачей голосов.

 • Широкое местное самоуправление.

 • Самостоятельность общины как экономической и административной единицы.

 • Полная свобода совести, слова, печати, сходок и передвижений.

 • Национализация земли.

 • Национализация фабрик, заводов и орудий производства.

 • Замена постоянной армии земским ополчением.

 • Бесплатное начальное обучение.

 Такие преобразования в стране можно было начать только лишь после смены режима, оплотом которого являлась императорская семья. Бороться с  властью, как считали молодые революционеры,  можно только террористическими методами, и в первую очередь все действия организации должны быть направлены на устранение самодержца.

 В заключение программы Александр указал путь и методы действий, которые должны  привести к успеху:

 «В борьбе с революционерами правительство пользуется крайними мерами устрашения, поэтому и интеллигенция вынуждена была прибегнуть к форме борьбы, указанной правительством, то есть террору. Террор есть, таким образом, столкновение правительства и интеллигенции, у которой отнимается возможность мирного культурного воздействия на общественную жизнь. Террор должен действовать систематически и, дезорганизуя правительство, окажет огромное психологическое воздействие: он поднимет революционный дух народа... Фракция стоит за децентрализацию террористической борьбы: пусть волна красного террора разольется широко и по всей провинции, где система устрашения еще более нужна как протест против административного гнета».

 После дебатов было признано, что  бомба является  наиболее эффективным  средством для расправы с императором. Герасимов и Андреюшкин должны были осуществить этот акт возмездия. Полиции  из вскрытого ими письма одного из членов фракции, удалось узнать о готовившемся заговоре. 1 марта министр внутренних дел граф Д. Толстой донес царю: «Вчера начальником Санкт-Петербургского секретного отделения получены агентурным путем сведения, что кружок злоумышленников намерен произвести в ближайшем будущем террористический акт и что для этого в распоряжении этих лиц имеются метательные снаряды, привезенные в Петербург готовыми «приезжим» из Харькова».

 1 марта 1887 г. трое студентов, Осипанов, Андреюшкин и Генералов, были схвачены с бомбами на Невском проспекте. Откровенные показания  арестованных одновременно с ними сигнальщиков (Канчера и Горкуна) позволило жандармам быстро выявить участников террористической организации и их  руководителей.

 Из  показаний члена кружка, Е. И. Яковенко, на допросе: «Шевырев был инициатором, вдохновителем и собирателем кружка. Ульянов – его железной скрепой и цементом. Без Шевырева не было бы организации, без Ульянова не было бы события 1 марта, организация распалась бы, дело не было бы доведено до конца».

 Всего было арестовано в первые же дни марта 25 человек, а позднее еще 49 человек. Суду были преданы 15 человек, а в отношении остальных дела были разрешены в административном порядке. Об аресте террористов в департаменте полиции немедленно составили доклад и за подписью графа Д.А.Толстого  отправили царю

 «Во избежание преувеличенных толков» граф Д.А.Толстой попросил у государя разрешения напечатать особое извещение, На докладе царь написал свою резолюцию: «Совершенно одобряю и вообще желательно не придавать слишком большого значения этим арестам. По-моему, лучше было бы, узнавши от них все, что только возможно, не придавать их суду, а просто без всякого шума отправить в Шлиссельбургскую крепость - это самое сильное и неприятное наказание. Александр».

 На другой день шеф жандармов представил проект правительственного сообщения: «1 сего марта на Невском проспекте около 11 часов утра задержаны три студента Санкт-Петербургского университета, при коих по обыску найдены разрывные снаряды. Задержанные заявили, что они принадлежат к тайному преступному сообществу, а отобранные снаряды по осмотру их экспертом оказались заряженными динамитом и свинцовыми пулями, начиненными стрихнином». Такое сообщение Александр III признал «совершенно достаточным». Когда царю преподнесли «Программу террористической фракции партии “Народной Воли”», написанную Александром Ульяновым, царь отреагировал на нее возмущенно: «Это записка даже не сумасшедшего, а чистого идиота».

 Семья Ульяновых была потрясена, узнав о постигшей беде, но надеялась на милость императора. Мария Александровна спешно выехала в столицу и подала 27 марта 1887 г.  прошение на имя государя, Александра III.

 «Горе и отчаяние матери дают мне смелость прибегнуть к Вашему Величеству, как единственной защите и помощи.

 Милости, государь, прошу! Пощады и милости для детей моих.

 Старший сын, Александр, окончивший гимназию с золотой медалью, получил золотую медаль и в университете. Дочь моя, Анна, успешно училась на Петербургских высших женских курсах. И вот, когда оставалось всего лишь месяца два до окончания ими полного курса учения, у меня вдруг не стало старшего сына и дочери...

 Слез нет, чтобы выплакать горе. Слов нет, чтобы описать весь ужас моего положения.

 Я видела дочь, говорила с нею. Я слишком хорошо знаю детей своих и из личных свиданий с дочерью убедилась в полной ее невиновности. Да, наконец, и директор департамента полиции еще 16 марта объявил мне, что дочь моя не скомпрометирована, так что тогда же предполагалось полное освобождение ее.

 Но затем мне объявили, что для более полного следствия дочь моя не может быть освобождена и отдана мне на поруки, о чем я просила ввиду крайне слабого се здоровья и убийственно вредного влияния па нее заключения в физическом и моральном отношении.

 О сыне я ничего не знаю. Мне объявили, что он содержится в крепости, отказали в свидании с ним и сказали, что я должна считать его совершенно погибшим для себя. Он был всегда глубоко предан интересам семьи и часто писал мне. Около года тому назад умер мой муж, бывший директором народных училищ Симбирской губернии. На моих руках осталось шесть человек детей, в том числе четверо малолетних. Это несчастие, совершенно неожиданно обрушившееся на мою седую голову, могло бы окончательно сразить меня, если б не та нравственная поддержка, которую я нашла в старшем сыне, обещавшем мне всяческую помощь и понимавшем критическое положение семьи без поддержки с его стороны.

 Он был увлечен наукой до такой степени, что ради кабинетных занятий пренебрегал всякими развлечениями. В университете он был на лучшем счету.

 Золотая медаль открывала ему дорогу па профессорскую кафедру, и нынешний учебный год он усиленно работал в зоологическом кабинете университета, подготовляя магистерскую диссертацию, чтобы скорее выйти на самостоятельный путь и быть опорой семьи.

 О, государь! Умоляю — пощадите детей моих! Нет сил перенести этого горя, и нет на свете горя такого лютого и жестокого, как мое горе! Сжальтесь над моей несчастной старостью! Возвратите мне детей моих!

 Если у сына моего случайно отуманился рассудок и чувство, если в его душу закрались преступные замыслы, государь, я исправлю его: я вновь воскрешу в душе его те лучшие человеческие чувства и побуждения, которыми он так недавно еще жил!

 Я свято верю в силу материнской любви и сыновней его преданности и ни минуты не сомневаюсь, что я в состоянии сделать из моего несовершеннолетнего еще сына честного члена русской семьи.

 Милости, государь, прошу милости!..

 Мария Ульянова.

 30 марта государь наложил на прошении следующую резолюцию: «Мне кажется желательным дать ей свидание с сыном, чтобы она убедилась, что это за личность - ее милейший сынок, и показать ей показания ее сына, чтобы она видела, каких он убеждений».  В тот же день министр внутренних дел граф Д.А. Толстой направил распоряжение директору департамента полиции Дурново: «Нужно попытаться воспользоваться разрешенным государем Ульяновой свиданием с сыном, чтобы она уговорила его дать откровенное показание, в особенности о том, кто кроме студентов устроил все это дело. Мне кажется, это могло бы удаться, если б подействовать поискуснее на мать».

 Анна в своих воспоминаниях, основанных на тридцатилетней давности рассказе матери, представила  ее свидание с Александром в тюрьме таким образом: 

 «Когда мать пришла к нему на первое свидание, он плакал и обнимал ее колени, прося ее простить его за причиняемое им горе. Он говорил ей, что у него есть долг не только перед семьей, и, рисуя ей бесправное, задавленное положение родины, указывал, что долг каждого честного человека бороться за освобождение ее.

  «Да, но эти средства так ужасны»

  «Что же делать, если других нет, мама», — ответил он.— «Надо примириться, мама»».

 Мария Александровна упросила сына написать прошение о помиловании, - она еще надеялась на милость государя. Александр свое прошение передал в полицию: 

«Ваше Императорское Величество! Я вполне сознаю, что характер и свойства совершенного мною деяния и мое отношение к нему не дают мне ни права, ни нравственного основания обращаться к Вашему Величеству с просьбой о снисхождении в видах облегчения моей участи. Но у меня есть мать, здоровье которой сильно пошатнулось в последние дни, и исполнение надо мною смертного приговора подвергнет ее жизнь самой серьезной опасности. Во имя моей матери и малолетних братьев и сестер, которые, не имея отца, находят в ней свою единственную опору, я решаюсь просить Ваше Величество о замене мне смертной казни каким-либо иным наказанием. Это снисхождение возвратит силы и здоровье моей матери и вернет ее семье, для которой ее жизнь так драгоценна, а меня избавит от мучительного сознания, что я буду причиною смерти моей матери и несчастья всей моей семьи. Александр Ульянов»"

 Процесс по «делу 1 марта 1887 г» проходил при закрытых дверях. В зал суда было разрешено допустить лишь министров, их товарищей, членов Государственного Совета, сенаторов и  лиц из высших кругов по списку. Близкие и  родные подсудимых не были допущены не только в судебный зал, но и на свидание с ними во время суда и после. На прошение матери Ульянова, позволить ей свидание с сыном в это время была наложена начальством полиции резолюция: «Если госпожа Ульянова будет справляться, объявить, что свидания не разрешены». Директор департамента полиции распорядился ответить Ульяновой на прошение лишь в случае нового ее обращения.

 Одновременно Мария Александровна обратилась к товарищу министра внутренних дел Оржевскому смягчить наказание ее дочери Анне Ильиничне Ульяновой и направить ее просьбу царю. Однако Оржевский это прошение царю на  отправил, а передал его в особое присутствие Сената, куда и поступило дело

 К суду были привлечены 15 человек: Ульянов Александр, Осипанов, Андреюшкин, Генералов, Шевырев, Лукашевич, Новорусский, Ананьина, Пилсудский Бронислав, Пашковский, Шмидова, Канчер, Горкун, Волохов и Сердюкова. Из 15 обвиняемых 12 человек были студентами. Все подсудимые были приговорены к смертной казни, но особое присутствие Сената ходатайствовало для восьми подсудимых о замене смертной казни другими наказаниями. Александр III утвердил смертный приговор для пятерых осужденных: Ульянова, Шевырева, Генералова, Осипанова и Андреюшкина. Были пожизненно заточены в Шлиссельбургскую крепость Лукашевич и Новорусский и пробыли в ней 18 лет  до революции 1905 г. Ананьина была сослана на реку Кару, на север, на границу Архангельской губернии, на 20 лет, Пилсудский был отправлен на 15 лет на Сахалин. Четверых осужденных приговорили к 10 годам каторжных работ. Шмидову сослали в Сибирь на поселение, а Сердюкову, признанную виновной в недоносительстве, заключили на 2 года в тюрьму. 4 мая приговоренные к казни были вывезены в Шлиссельбург и повешены 8  мая 1887 г. Исполнением судебного приговора не  завершилось обширное делопроизводство по процессу «1 марта 1887 г».

 Вынесение административных решений по делам других привлеченных по этому процессу продолжались. 8 апреля вышло «высочайшее» повеление сослать в Восточную Сибирь на 5 лет Анну Ульянову. Заведующий полицией Н. И. Шебеко в письме к министру юстиции Н. А. Манасеину просил  учесть бедственное  положение Марии Александровны Ульяновой  и выслать А. И. Ульянову в более благоприятную местность. В одной из имеющихся справок конкретно  указывался адрес - дом семьи Ульяновых. С согласия Александра III Ан¬не Ульяновой было предписано в течение пяти лет находиться под надзором полиции в родовом имении семьи Бланков в селе Кокушкино.  Анна  проживала  в Кокушкино до 1889 г, а затем вместе со всей семьей, с разрешения полиции, переехала на хутор около деревни  Алакаевка, купленный Марией Александровной. Их приезд в Алакаевку 4-го мая зафиксирован в донесении самарской жандармерии: «прибыла состоящая под гласным надзором полиции дочь действительного статского советника Анна Ульянова на хутор при деревне Алакаевке».

 В июле 1889 г. с разрешения самарского губернатора Анна вышла замуж за Марка Тимофеевича  Елизарова. С Марком Анна познакомилась еще в Петербурге. Марк  учился на одном отделении университета с Александром,  вошел в самарское землячество,  и был его активным членом. Участвовал в кружке по изучению истории крестьянства, организованном этим землячеством. В  экономическом кружке познакомился с Александром Ульяновым. Окончив в 1886 г университет, Марк Елизаров на год остался в Петербурге, где работал в Казенной палате – учреждении Министерства финансов, ведавшего поступлением доходов по губернии. Марк Тимофеевич собирался служить в земстве. По делу о подготовке покушения на царя: Александра III он был арестован и лишь за отсутствием каких-либо улик был освобожден из-под стражи, но со службы уволен и зачислен в разряд «политически неблагонадежных». Елизарову пришлось оставить Петербург и уехать в Самару, где он  работал помощником секретаря самарского мирового судьи, а после долгих хлопот ему разрешили занять место помощника делопроизводителя управления государственных имуществ. Все попытки устроиться преподавателем математики и физики, баллотироваться в мировые судьи остались безуспешными.  В Самаре Марк имел квартиру на Дворянской улице. Привезти сюда молодую жену, находящуюся под надзором полиции, без разрешения властей он не мог. После настойчивых хлопот разрешение было получено. 26 сентября Анна переехала из хутора Алакаевка в Самару. А потом вся семья Ульяновых поселилась в Самаре. После снятия «неблагонадежности» в 1893 году е Марк  работал бухгалтером в Управлении железной дороги в Москве. Брак Анны с Марком оказался счастливым, хотя и бездетным.

 Версия, что Александр Ульянов был сыном государя, выстроена на информации о якобы существовавшем приеме царем провинциальной дворянки, Марии Александровны, сразу после ее приезда в Петербург. В развитии этой истории даже сообщались  детали об их  совместном посещении сына Александра в камере Шлиссельбургской крепости и об  их уговорах сына написать прошение о помиловании. Но  якобы тот наотрез отказался. Как следует из документов  государь имел информацию о процессе только из донесений министерства внутренних дел. И реакция его была жесткой и категоричной. Марии Александровне были разрешены свидания в тюрьме, но отказано во встречах с сыном во время суда и после него. А просьбу о помиловании Александр по просьбе матери написал. Версия – чистый вымысел,  далека от реальности, следовало бы ее отнести по схожести замысла к произведению  Александра Дюма, а не к истории.

 Не выдерживает критики и версия, что Александр был сыном Каракозова, и что движущим стимулом действий Александра была месть, и что поглощенный наукой молодой человек, узнав тайну семьи, науку бросил и организовал террористическую группу, чтобы  убить царя. Никаких крутых перемен в поведении Александра, как следует из документов, не происходило, он, как и многие студенты из «культурной группы», под действиями событий, развивавшихся в России, перешел в группу  радикалов. По делу от 1 марта 1887 г. было привлечено 45 человек, которых объединяла  идея освобождения России от гнета самодержавия. Они понимали, что в случае провала, им грозит смертный приговор, но они от своей цели не отказывались, и готовили покушение. В этом был, по их мнению, их гражданский долг. А месть это – всего лишь сведение счетов, внутренняя разборка, и с трудом может вовлечь в операцию кого-либо кроме родственников. 

 К сожалению, неизвестна дата создания группы Шевырева и вступления Александра в нее. Судя по имеющейся информации, в ноябре 1886 г. Ульянов еще не был ее членом. В шествии он участвовал вместе с членами научно-литературного кружка. А покушение было намечено на 1 марта 1887 г., то есть через четыре месяца. Слишком короткий промежуток времени для согласования и определения целей, принятия решения и организации, включая изготовление бомб в Воронеже, покушения. Логично было бы считать, что фракция это образовалась и сформировалась значительно раньше, и цели ее были также определены. Программа  Ульянова, написанная где-то в январе, уточнила главные задачи фракции на ближайший момент и на перспективу, а внесение четкости в понимании методов действий отбросили разногласия и укрепили уверенность каждого из членов. Так и отметил на допросе Е. И. Яковенко, что «Шевырев был инициатором, вдохновителем и собирателем кружка. Ульянов – его железной скрепой и цементом».


Глава 4.  РОДИТЕЛИ ЛЕНИНА | Правда и неправда о семье Ульяновых | Глава 6. ДЕТИ  МАРИИ АЛЕКСАНДРОВНЫ ПРОДОЛЖАЮТ УЧИТЬСЯ.