home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

На пути небольшая скалистая высотка. Блестящие грани камней сверкают, словно кристаллы кварца. Несколько раз пытаюсь взобраться на нерукотворный монумент. Тщетно. Впрочем, упорство в конце концов побеждает, и вот, наконец, вершина покорена.

На обозримом пространстве ни души. Пепел и страшная своей серостью пустыня: тихо и жарко, как в крематории. Съезжаю с горки и, морально конченый, забросив в реку надоевший шлем, иду в сторону шлюпки. Маша чуть сзади, но не обгоняет. Кошмары тоже старается пережить одна. Временно все наблюдения за небом оставили Клаудио.

Движение по отполированным камням очень неудобно, а до цели ещё километра три с гаком. Ноги скользят: плохие участки преодолеваем на четвереньках. Солнце старается вовсю, но, бросая лучи на неприглядный пейзаж, само по себе чахнет. Небо, как и пустыня кругом, – серо-белое. Настроение соответственное.

– Ну, гады, посчитаемся! Не спасут вас ни мобильность, ни многочисленность. Вопрос времени, найду ответ и отвечу за поруганную честь цивилизации. Муромцу было страшнее. Он только с мечом. А нас трое с пушками и лазерами, – бросаю в никуда слова, точно клятву.

На борту шлюпа привычно пристёгиваюсь к креслу: Мария и раньше полихачить была большой любитель, а сейчас вообще в ярости: куда занесёт? Так и есть, перегрузка выбивает искры из глаз. Несколько минут не могу прийти в себя.

В иллюминаторе пустыня: надо же, уроды, сколь пожрали! Вдалеке целое стадо монстров; цепью наступают на лес, оставляя за собой пустоту. Двигаются ровнёхонько, словно дисциплинированные солдаты. Но нам строй неинтересен, необходим одиночный представитель славного семейства. Смещаемся влево, но упираемся в небольшую речушку, или широкий ручей – он ограничивает движение змеев. Теперь на правый фланг – это даёт возможность ещё раз определиться с их численностью и попробовать найти одиночку. Тридцать особей, и все в строю. Хорошо, продолжаем поиск в южном направлении. Там и растительность погуще, и воды меньше.

Под машиной плывут ещё нетронутые, полные жизни прекрасные леса. Корни насосами гонят на верхушки деревьев соки. Свежая зелень радует глаз, а на сердце словно льдинка. В голове совсем недавняя картина: в красном дыму лесные гиганты исчезают без следа, отдавая жизнь чудовищам. А те словно роботы с непонятной, но определённой программой: копят органику для кого-то. А что? Мысль занозой тревожит мозг.

Наконец поиски увенчиваются успехом. Под нами одиночка. Громадный змей, рассупонив крылья, приземляется на ровную площадку большой поляны. Пальцы уверенно набирают шифр ядерного заряда. Получив подтверждение пилота, ракета, расправив крылья, рванулась к гиганту. Тот реагирует чуть с запозданием и получает в бочину ядерный шарик.

Слепящая вспышка, но светофильтры гасят её и спасают глаза. На мониторе компьютерная модель змея во всех ракурсах. Он успевает сбросить значительную часть массы, и она вне пределов досягаемости негативных моментов взрыва. Теперь внимание: ищем место концентрации пыли, должна же она начать собираться в дракона.

Шлюп зависает. Ждём. Пеленгуем частоты. Необходимо поймать момент объединения и попытаться отсрочить его. В эфире мощный треск. Ядерный взрыв – идеальный генератор помех, и это свойство решаем использовать. Вместе с ракетой сброшен ещё один приборчик – вся наша надежда. Вспотевшим пальцем активирую его нажатием кнопки. Компографика в режиме реального времени информирует о состоянии дел. Неожиданно пыль приходит в движение и в районе нашего прибора организуется в тело гиганта. Но теперь процессы построения сканированы и записаны до мельчайших подробностей. Кроме того, появляется возможность модулированием частот поэкспериментировать с этим созданием.

Отлетаем подальше; нахождение вблизи теперь совершенно не обязательно. Клаудио и так рисует на экране удивительно точную картину. Мельчайшие частицы, составляющие основу зверя, и в самом деле имеют некое подобие двигателя. За счёт какой энергии работает, не совсем ясно, но исследование только начато.

Наш прибор теперь в деле. Жмём руки и небрежно начинаем эксперимент. Вмешиваемся в построение тела дракона, заставляя частицы собираться в нужном нам месте. Незначительное увеличение частоты, и его тело начинает дрожать. Молекулам непонятна задача, которую мы даём. По повадкам чудовища видно, что базовые навыки зверя сохранены, но он раздражён внутренним дискомфортом. Тем временем мы уточняем нахождение нервных узлов и центров. Это, безусловно, огромная победа.

Напоследок я совершенно непроизвольно увеличиваю частоту резко, скачком. Взрывная волна, как бумажный кораблик, бросает вверх тяжёлую шлюпку. Рывок гасят ремни безопасности, но в глазах солнечные зайчики. Ничего не вижу. Что случилось?

– Клаудио, неужели монстр разорвался? – первой интересуется Мэри.

– Да, и причём взрыв не столь химический, сколь ядерный. Сейчас повожусь и классифицирую инцидент в свете последних достижений.

– Маш, у него этот взрыв последнюю железную извилину в мозгу повредил. Пока ничего не вижу, вспышка до сих пор в глазах. Хотя кое-какие тени различаю. Сама-то видишь?

– Да. Ты как ухитрился уничтожить зверюгу?

– Сам не имею понятия. Крутанул ручку посильнее – и пожалуйста.

Зрение медленно возвращается. Сначала из сгустка света начали проступать цвета. Затем появился пульт управления, сверкающие поверхности дробят ослепительно яркий свет лампочек и создают поистине фантастическую картину. Веки летают вверх и вниз со скоростью, втрое превышающей обычную. Наконец, правда, сильно прищурившись, вижу всё. Требую у Компа картинку на экран.

Вот дракон, в полной силе и могуществе, мгновение спустя надувается как шарик и лопается, исторгая сноп ярчайшего огня. Взрыв поистине страшен. Лес повален на многих сотнях гектаров. Хотя для ядерного слабоват. Уровень радиации пусть незначительно, но подскочил. Ладно, на анализ этих дел мозги есть посерьёзнее и в глазах у них не рябит. А пыль меж тем догорает вспышками яркого голубого пламени, что гарантированно подтверждает уничтожение врага. Пращур, наверно, гордился бы такой победой, но у него был один жалкий зверёныш, здесь же целая стая...

Выхожу в эфир открытым текстом: «Великий Егорий, на связи Мэри Смит и Андрей Кузнецов. Немедленно выйдите на связь на нашей частоте. Дело чрезвычайно важное. Уничтожен один из монстров», – несколько раз, как попугай, передаю в эфир и жду ответа. Огромные глазища Маши с укоризной глядят на меня.

– Девочка, пора выходить из подполья. Опасность впереди страшная, и что значат наши жизни? Полные нули, но если информацией удастся поделиться, то жизнь прожита не зря. Кстати, пора нам телегу сменить, несолидно на такой охотиться на динозавров. Давай махнём за Шариком и разживёмся машиной посерьёзней.

Через полчаса в эфире затрещало, и ровный монотонный, даже безжизненный голос произносит долгожданную фразу:

– Егорий на связи. Приветствую вас. Если есть возможность, передайте картинку с комментарием, как уничтожен зверь. Немедленно. Нам очень тяжело. Благодарны за любую помощь. Если сейчас не забудем обид, гореть всем в аду.

– Картинка ушла, нам срочно необходимы оборудование и вооружение. Судя по реальным данным, нужна общая мобилизация. Не бросать же этим уродам всё. Мы проспали первый выход мрази, но уж теперь ничто не мешает поговорить со зверями на их языке. Человечество по легендам произошло от животного… – Мэри ещё долго бы говорила, но слушать некому.

– Маш, ну если тебе перегнали такие кадры, сидела бы ты у приёмника? Да с гарантией уже с лупой ползала бы у картинки. Так и Координатор. Любим не любим, но, думая о мере ответственности, поневоле снимаю перед ним шляпу. Жаль, никогда не носил такого головного убора. Так что теперь за псом. Оборудование, оружие – выгребаем всё.

– Команда у меня крепкая, надёжная. Смело могу положиться; три боевых шлюпа соберём, а флот, особенно с таким командиром, как я, – задирает неожиданно нос Великая, – непобедим!

– Да уж, вся команда с тобой бьётся на смерть с Координаторами, и для чего я-то здесь? – остужаю пыл Мэри.

И, правда, сразу меркнет в глазах блеск величия, и в Маше проступают простые человеческие черты.

Обратный бросок на Атлантиду прошёл без проблем. Шарик, похожий больше на колобка, с трудом отрывает пузо от пола. Завидев нас, виляет хвостом, изображая радость встречи. На глазах даже заблестели слёзы, ну, конечно, прыгнуть на грудь и облизать лицо зад не поднимается. Да нам хватит и слёз. Не строя из себя гуманиста, ногой слегка помогаю псу найти дорогу к аэроплощадке. Небольшое путешествие по удобным лестницам гостиницы – и шлюп гостеприимно принимает команду.

На планете практически никого. В замке Великого берём на борт полный ядерный боекомплект и мощную радиопеленгационную аппаратуру. Кругом ни души, но жетон Мэри открывает любые двери. Клаудио через глобальную сеть проверил всё, но нигде не обнаружил присутствия монстров. Уже вечер. Кухонный комбайн продолжил невеликий выбор блюд, но каша с подливой из местных фруктов и жареного мяса оказывается выше всяких похвал.

Ещё раз уточняем план дальнейших действий. Начать решаем с броска к центру галактики. Шарику есть категорически запретили. Маша, правда, попыталась, но я сразу предупредил: убирать за ним не буду.

Наш корабль выходит на практически пустую орбиту. Странно, ещё недавно здесь было не протолкнуться. Видимо, все ушли подальше в космос и оттуда бежали по МпЭсам кто куда, а вот остаться на родной планете и попробовать сражаться – слабо.

Лично я бы остался. Кстати, вовсе не ради наград. Сильные духом всегда тащат на себе и прогресс, и культуру. Конечно, такие вещи, как дружба, любовь, взаимовыручка, даже самопожертвование на благо всех, остаются вечными. Но вот так бросить родину, не знаю. Что жизнь без чести? Лучше в водочном угаре захлебнуться.

Не прячься в тень, если проблема есть,

Что значит жизнь, когда задета честь?


Глава 24 | Схватка за параллель | Глава 26