home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 46

Обычная кабинка портала со стандартным набором оборудования некоторое время крутится в глазах, вызывая тошноту. Куда же нас забросила судьба сегодня? Выйдя наружу и с трудом сфокусировав взгляд, понимаю, что в этих местах я бывал, и не однажды. Свежий воздух выгоняет из головы муть дальней космической дороги. В душу проникает чувство покоя и тихого восторга. Русь! Здесь даже дерево с давно убитым порталом МпЭса на поверку роднее, чем старушка Земля. Надо сказать, что встрече со мной там сильно никто и не обрадовался. Став чужим дома, я обрёл вторую родину. Столько пережито, столько сделано, что никто не упрекнёт меня в этом.

Бросок прошёл великолепно! Шарик, как обычно, не утерпел и нажрался перед дорогой земных вкусностей, поэтому мой роскошный костюм безнадёжно испорчен. А я надеялся, что на встречу с моей королевой явлюсь при полном параде. Хорошо, ещё догадался сохранить в тайне время прибытия.

Целый час пытаюсь привести себя в более приличный вид. Потратив на это мероприятие времени значительно больше, чем ожидал, понимаю, что дело это бесполезное. Выбрасываю в кусты пиджак и следом отправляю и галстук. От великолепной рубахи отрываю замызганные рукава, а острое как бритва лезвие превращает брюки в элегантные шорты. Несколько диссонируют с внешним видом узконосые лаковые штиблеты, но не босиком же идти через лес.

Сердце сладко щемит от ожидания встречи, но увиденное шокирует. Меня встречают, причём встреча организована на самом высшем уровне, недаром ведь Мэри – Великая Богиня! Полянку перед избушкой не узнать. Она сама никуда не делась, но теперь уютно встроена в часть архитектурного ансамбля роскошного особняка.

Вокруг ни души: нет ни охраны, ни прислуги, нет никого, подобающего по статусу Великой Богине. Встречает меня одна, сидя у окна, как царевна из старинных русских сказок...

Шарик, сволочь, опять испортил всё. Во-первых: не особо приятно целовать лицо, которое было вылизано этим гадом, а во-вторых: подойти к любимой хозяйке пса вообще было невозможно. Скорость, с которой Шарик кружился вокруг неё, смело можно сравнить с космической, и я, пытаясь прорваться к ней, постоянно натыкался то на его хвост, которым он, скорее, специально наносил довольно ощутимые удары мне по ногам, то на его рожу, на которой застыло выражение счастливого сумасшедшего.

Наконец страсти улеглись. Придирчиво осматриваю роскошь новых апартаментов и остаюсь доволен. По большому счёту я всегда был любителем тепла и уюта, а этого в новом доме даже с избытком. Особенно мне пришлась по душе огромная кровать в спальне. Хочу надеяться, что она понравится и Маше.

Немного отдохнув, решаем, по старой памяти, подышать свежим ветром нашей планеты, Шарик увязывается следом. Прогулка заканчивается неожиданно. Шерсть на загривке пса встаёт дыбом. Нашей команде не требуется много времени, чтобы понять: серые твари, его вечные враги, неподалёку.

Беспокойство, овладевшее псом после этого, совершенно непонятно. В его поведении не чувствуется страха, нет даже опасения, скорее наоборот; он агрессивен без меры и тянет меня к реке. Не сопротивляюсь и вскоре понимаю одно: Шарик не просто хочет, а буквально требует отплытия на лодке. Это он продемонстрировал, вытащив из тайника пёстрый пакет с лодочными принадлежностями.

Сижу рядом с другом, говорю, успокаиваю, обещаю немедленно начать собираться в дорогу. Пёс как будто понимает это и чуть успокаивается, но ни на секунду не перестаёт контролировать сборы. В работу включается и Маша: это намного ускоряет процесс.

Наконец всё готово. Отчаливаем. Я понимаю, что беспокойство пса не напрасно, его словно тянет вниз по течению. Решаю идти на моторе, забыв про экономию батарей. За сутки путешествия не делаем ни одного привала более получаса, даже едим на волнах.

На второй день пути усталость берёт своё. Решаем переночевать на берегу. Все буквально валятся с ног. Моя Богиня уже спит: что ж, боги тоже устают.

Сижу у костра, обняв пса за шею, и курю.

– Не волнуйся, друг! Я тебя никогда не брошу. Если бы ты мог сказать, что тебя беспокоит... Мы бы с тобой любого врага удавили, – успокаиваю Шарика, а у самого слёзы наворачиваются на глаза.

Удар по мозгу такой, что я и не сразу понял, что это телепатический контакт. Показалось, неожиданно рухнуло стоящее неподалёку дерево.

Теперь мне понятно всё. Вся жизнь друга яркими картинками за мгновения впечаталась в мозг. Как теперь звать его: Джек или Шарик? Но что я знаю точно – если судьба сведёт с Егорием – убью суку!

Только не это сегодня волнует пса. Тени прошлого уже не причиняют беспокойства другу. Я с огромным удивлением понимаю, что у Шарика семья, причём в прямом смысле. И поскольку вопрос на повестке дня о судьбе его близких, решения можно принимать, не согласуясь с потерями. Ведь появление серых тварей смертельно опасно, Шарик и не предполагал, что ещё кто-то из них остался в живых.

В нашем лагере подъём. Уже на ходу рассказываю Мэри о том, что узнал. На лице Богини краска стыда, стыда за своих. Лодка на полном ходу несётся по течению к скалистому берегу около моря, я знаю, где найти семью Шарика. Кроме того, отправлен срочный запрос на боевую эскадру Богини. На помощь несётся лёгкий корвет.

* * *

Ловушка. Предательство. Бой с серыми тварями. Побег. Шарик и его братья разбрелись по планете. Первое время он иногда входил в контакт со своими, но удача не всегда сопутствует хорошим. Как-то пёс набрёл на останки своего собрата; определить, кто это – невозможно, тело собаки было изуродовано до неузнаваемости, хотя следов поедания он не увидел. Шарик понял, что врагов может остановить только смерть, в их гены заложена ненависть к его братьям – это не охота, а убийство. С того дня перед псом стояла одна задача: уничтожить серых или же погибнуть самому. И он честно делал дело: многие твари нашли свою смерть под ударами его клыков.

Шарик бросался в бой с врагом с безрассудством, которое присуще, пожалуй, только человеку. Сколько бы перед ним ни было противников, он не отступал. Но конец бесшабашности положила его случайная встреча с Терри. По прихоти одного из Великих была создана одна самка. За неё он вступился, когда она одна, сильно израненная, билась против троих. Это была славная битва. Серые оказались не новичками; по всей видимости, эта стая рыщет по планете уже давно. Драка была тяжёлой, вначале приходилось только защищаться. Но псы сумели объединёнными усилиями переломить ход схватки, и пощады враг не получил.

Терри была в шаге от смерти. Шарик ни на шаг не отходил неё. Выхаживал как мог, зализывая раны. Только голод заставлял его ненадолго покидать подругу: искать пропитание и себе, и ей.

Природа всегда берёт своё: однажды пришло понимание, что это самое дорогое в мире создание. Это любовь. Любовь с большой буквы, любовь без слов; зачем слова, если мысли любимого знаешь как свои.

Стычки оставлены на потом, пришло время найти надёжное убежище. Укрытие тем более необходимо, что их с Терри семья ждала пополнения. Это было настолько необычно, что заставляло Шарика буквально рыть землю.

Кто ищет, тот всегда найдёт. Поиски увенчались успехом. Пёс нашёл горное плато у самого моря, на которое подняться можно было только по одной тропе; обойдя сотни квадратных километров, он понял, что лучшего места не найти.

Плато, довольно значительное по площади, было населено мелким зверьём, которое не будет представлять опасности для его семьи, но в то же время не позволит голодать. Оставался последний штрих в картине безопасности. Шарик уходил с плато, уничтожив единственную дорогу. Он уходил, чтобы очистить (чего бы это ни стоило!) планету от врагов.

Пёс обрушил каменную лавину на дорогу. Серые твари, хотя и сильные существа, но в их маленьких головах нет разума: им никогда не додуматься, что за нагромождением каменных глыб могут находиться те, в уничтожении которых смысл их жизни.

Сейчас, когда серые твари вновь рыщут неподалёку, Шарик хочет быть с семьёй. Причём он старается исключить даже малейшие неприятности и ведёт команду на выручку. Тем более пёс, как только прибыл на планету, получил неясный телепатический сигнал, странный и непонятный.

* * *

Скалистая гряда возникла из утреннего тумана неожиданно, как будто пряталась за поворотом реки. Шарик был настолько взволнован, что, если бы я не прибавил скорости, он бы выпрыгнул из лодки и поплыл к берегу.

Проход на плато был свободен от камней: видимо, землетрясение или дожди или ещё какое-нибудь природное явление освободили дорогу. Я ощутил почти физическую боль, которую испытал друг, когда на наносном грунте увидел множество жутковатых следов. Шарик нёсся вверх по склону с такой скоростью, что казалось, он вот-вот взлетит, мы с Мэри, конечно, отстали.

Открывшаяся картина, когда мы поднялись наверх, сначала нас ужаснула. Маленький Шарик, точная копия папаши, в окружении десятка огромных хищников...

«Калашников» уже упирается прикладом в плечо, затвор передёрнут... Тут я замечаю двух псов, которые спокойно лежат, уткнувшись мордами в траву и смотрят друг на друга. Ничего не понимая, поворачиваюсь к Мэри. Вижу её улыбающееся лицо и сам поворачиваю голову в том же направлении...

Кто-нибудь видел, когда десять хищников, таких, как львы или тигры, одновременно мочатся от страха? Примерно такой эффект вызывал взгляд маленького щенка на серых тварей.

С небес рёв двигателей нарушает тишину. Маленький челнок тушит пламя дюз в сотне метров. Бронепластик слетает от мощного удара. Пара секунд, и десантник в полном боевом облачении на земле. Боже, да это же Степан! В груди возникает чувство гордости за парня. Теперь это и в самом деле воин. Негромкое тявканье заставляет оглянуться. Крохотный комок шерсти на всех парах, спотыкаясь, бежит к Степану, и становится понятно, что это начало новой большой дружбы.

Малыш получил имя – Бобик, и, честно скажу, это совсем не наша идея, просто кто-то (кто, понятно) внушил нам эту мысль...

Челябинск, 2009 – 2010


Глава 45 | Схватка за параллель |