home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Капитан 1 ранга Большаков Андрей Витальевич. Ленинградский фронт, 29 мая 1943

Собака лает, а караван идет. Так на востоке говорят.

Это я про Геббельса. Додумался до самого настоящего "черного пиара", пес смердящий! Взять недобитых калмыков, остатки "добровольческого кавкорпуса Диля", восемьсот голов, кто сумели по льду до Таганрога добежать, дополнить крымскими татарами, и получить в итоге "конный полк Мосфильма" по-немецки.

И ладно бы, ограничиться кино про "победы германского оружия над ордами унтерменшей". Так ведь еще додумались до "марша русской добровольческой дивизии" то ли в Португалию, то ли на африканский фронт. Через Францию, и по пути эти "русские" явно монголоидного вида вели себя с французами как оккупанты — грабили, насиловали, даже убивали. При полном попустительстве немцев, ну что взять с этих полузверей, потерпите, пока их на фронт не загонят. И представьте, месье и мадам, что будет, если завтра в несчастную Европу ворвутся миллионы таких же кровожадных дикарей! Если вы не будете воевать и трудиться на благо Еврорейха. Не людоеды ли они — науке неизвестно, никто не знает, что там в стране варваров происходит, рассказывают всякое.

Кто-то вспоминает про русских солдат в ту войну, вполне европейцев по виду? И русских эмигрантов видели? Так ведь, по Геббельсу и "русское государство создал ариец Рюрик с войском, покорив сиволапых славян" — но теперь армия фюрера дошла до Волги, гляньте на карту, европейского населения там практически не осталось, одни неисчислимые азиатские орды в степях за Уралом, которых прежде не брали в расчет. И лишь предательство помешало Рейху победить, потому что англо-еврейские плутократы успели нанять и вооружить десять миллионов диких азиатов, которые отбили Сталинград, завалив своими трупами — так ведь эти дикари жизнь не ценят вовсе, даже свою, не то что чужую — и держат теперь русский фронт, на английские деньги. Кто не верит, так смотрите, вот они, русские, самые настоящие, прямо с востока!

О реакции французов не сообщалось. Но даже если они и побегут массово записываться в добровольцы вермахта, времени у них уже нет. Потому что сейчас начнется на Днепре — но до того будет "генеральная репетиция" на Карельском перешейке, подобно тому, как Петсамо в этой истории предшествовало Сталинграду.

Петсамо и Выборг. И там, и там — "разведка боем", проверка боеспособности частей "нового строя" и новой тактики. Не числом, а умением, не отвлекая большое количество войск с главного фронта. Своего рода "тренировка на кошках", используя преимущества ограниченного театра, нашего превосходства в воздухе, нового вооружения и технических средств, и даже послезнания о силах и средствах противника, и в отличие от Украины, не надо думать о возможном контрударе, это у финнов даже в сороковом получалось плохо, если говорить об организованных действиях массы войск, а не рейдах лыжников-диверсантов. Карельский перешеек тоже был нам знаком, в свое время мы работали и на полигоне Каменка, на побережье и островах Выборгского залива. А близость к Ленинграду сыграла роль, что в инете оказалось огромное количество сведений, доступных для любителей военной истории — в том числе, о противнике, его системе обороны, дислокации его резервов; на нашем полигоне в учебном центре "бронегрызов" был построен макет финского дота, с характерным устройством броневых дверей с запорами, амбразур, вентиляционных шахт, систем наблюдения, линий связи. И все обучаемые, не только "бронегрызы", но и морская пехота, и даже "штурмовики", из задействованных в операции стрелковых дивизий, должны были знать, как штурмовать подобные доты, куда закладывать взрывчатку, и не только тротиловые шашки, но и специальные кумулятивные заряды, пробивающие два метра бетона, как работать "вьетнамской кочергой", как вскрывать бронедвери, как обходить в галереях всякие штучки, предусмотренные финнами для внутренней обороны, и многие другие подобные вещи.

Ставка делалась не на заваливание врага массой снарядов, а на прицельные, "точечные" удары. Артиллерия использовалась в основном, для контрбатарейной борьбы, чтобы финские пушки не могли мешать нашей работе, ну и конечно, чтобы дать "огневой вал", при последующей атаке нашей пехоты. А вот чрезвычайно востребованными оказались 160мм и 240мм минометы, а особенно "тюльпаны" на танковом шасси. Но опять же, не наобум, а по корректировке — наконец удалось обеспечить "штурмовиков" надежными, относительно легкими и компактными рациями. Конечно, миномет не гаубица, и бетонобойного снаряда не имеет — но ведь и настоящие доты у финнов на перешейке были нечасто, ну а по дзотам и блиндажам тяжелые минометы работали выше всяких похвал. И ценнейшим качеством было, что миномет калибра сто шестьдесят весил, как легкая пушка Зис-3, двести сорок был потяжелее, но все равно легче восьмидюймовой гаубицы, то есть протащить и поставить минометы можно было там, куда с тяжелой артиллерией и не сунешься. Сначала выносили дзоты, нарушая финнам огневое взаимодействие, затем штурмовые группы, под прикрытием артиллерии, подбирались к дотам и вскрывали их, как консервные банки, отработанными приемами. Ну а когда оборона была прорвана, вступали егеря, натасканные на действия в лесу по тактике малых групп советского спецназа конца века, поддержанные танками вдоль дорог. Причем из танковых бригад две были инженерно-саперными, машины с минными тралами и бульдозерными отвалами, огнеметные и мостовые, в иной истории пошли в войска уже в пятидесятые, здесь же под них приспосабливали старые тридцатьчетверки.

Это конечно азбука, инструмент. Чтобы из этого сложить конфетку, нужно искусство и опыт. Чем мы и занимаемся конкретно — благо, после той операции у 8й ГРЭС у нас с командованием Ленфронтом полное доверие и взаимопонимание. А мое лично дело, помимо прочего, это накопление и проверка опыта, на что обратить внимание, с учетом отличия Советской Армии этого времени от ее же семидесятых-восьмидесятых.

Начали 25 мая. За трое суток прорвали первую полосу финской обороны на двух направлениях. Главный наш удар, как и в той истории, на Выборг — уже освобождены Териоки (Зеленогорск) и Райвола (Рощино), сейчас наши продвинулись до станции Каннельярви, это полпути до Выборга, тоже места знакомые, и там на артиллерийском полигоне бывать приходилось. Отвлекающий, и чтобы финны сил не могли снять со "спокойного" участка, на Кексгольм — ну это понятно, в обоих случаях, чтобы железная дорога в тылу проходила — там бои за Сосново. Пока все идет по плану, потери меньше ожидаемых в разы, так что справиться должны.

А ведь нам было сказано, к началу июня быть готовым перебазироваться. Из частей, прошедших через наш учебный центр, сейчас больше половины на Украине. Так что не нужно быть генштабистом, чтобы понять, на Днепре вот-вот начнется!


Солженицын А.И. Автобиографический роман. Изд. Нью-Йорк, 1985, (альт-ист) | Днепровский вал | Москва, Кремль