home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Капитан Цветаев Максим Петрович, 1201й самоходно-артиллерийский полк. То же время и место

Самоходочки были просто великолепные. Двадцать машин на четыре батареи, в апреле ввели новый штат, теперь у командира своя отдельная, итого в батарее пять. А командиру полка положен танк — итого в полку двадцать одна единица брони.

По уставу, командир самоходного полка, это должность подполковничья. Майор, это с большой натяжкой, а я вообще, пока капитан. Но как попал наш комполка в госпиталь после того боя с "тиграми" под Прохорово, так нового и не прислали. Так что я, согласно приказу "временно исполняю обязанности". Наверное, в штабе решили, что коней на переправе не меняют — когда новые машины принимал, сказали мне, хорошо себя покажешь, приказ на майора и полное утверждение в должности уже готовы, только подписать. Был ли я рад — вопрос сложный. С комполка и спрос, и ответственность куда как больше, чем с командира батареи. А если пока война кончится, до полковника дослужусь, так ведь и на гражданку не отпустят. Когда-то учителем в школе был, в городе Кирсанов под Тамбовом, туда и вернуться бы хотелось.

Новый танк с тридцатьчетверкой даже сравнить нельзя, во всех отношениях. Пушка та же, восемьдесят пять, а кстати интересно, был Т-34, затем сделали Т-34-85, был Т-44-76, затем Т-44, а теперь Т-54-85, каким же полноценный Т-54 будет? Прикинуть, так для калибра 122 тесновато, а вот сотка встанет вполне. Пока же восемьдесят пять, но по баллистике если и уступит немецкому ахт-ахту, то немного. И на стволе у конца такое удобное устройство, как эжектор, при выстреле высасывает наружу пороховой дым, кто хоть раз в танке вел бой, тот поймет, из казенника внутрь, стоит лишь открыть затвор, густой такой дым лезет, белый как сметана, в башне не продохнуть — а теперь чисто, из гильзы лишь сочится, так ее и наружу можно выкинуть, через особый лючок позади башни, или люк-лаз в днище. Оптика прицела и смотровых приборов стала гораздо лучше. Рация надежная, волну не сбивает, управляться легко — радист в экипаже не нужен. Движок поперек, тот же дизель В-2, но трансмиссия и воздухоочиститель новые, лучше, а еще катки с внутренней амортизацией, да и просто, башня посреди корпуса, укачивает меньше. Броня на вид впечатляет, на башне-полусфере двести миллиметров внизу, а сверху покато, снаряд на рикошет пойдет, и лобовой лист сто, под большим наклоном — но это в бою еще проверим, как все будет защищать. Однако хорошо, что топливные баки из боевого отделения убрали, на Т-34 они были в надгусеничных полках, снаряд в борт, и выскочить не успеешь — здесь же они в моторном отделении, за броневой переборкой. По бокам еще экраны, от кумулятивных, и запасные траки крепятся на лобовом листе, все лишняя защита. И по мелочи много всего, как например цепочки по краю башни, защита от заклинивания, еще скобы для десанта, сцепное устройство, на башенном люке крепление для зенитного пулемета, причем ставить можно хоть ДШК, хоть ПК, хоть даже немецкий эмгач. И дымовые гранатометы по бортам, но можно и осколочные мины забивать, для ближнего боя с пехотой. И наконец, устройство для самоокапывания, в обороне и в засаде особенно ценно, по башню зарылся, а на ней броня вдвое толще, чем лоб у КВ. Что интересно, и обнадеживающе, многие из этих мелочей можно сейчас увидеть и на старых танках, которые из ремонта. И не мелочи это, а показатель, перестали значит на машины смотреть, как на расходный материал, скорее на фронт, все равно завтра сгорят — что резко подняло у экипажей и авторитет высшего командования, и уверенность в себе.

Ну а самоходки, СУ-54-122, это тот же танк, лишь башни нет, зато пушка как у прежних "слонобоев", даже "тигра" пробивает с двух километров. И в знак подарка от святой церкви, на борту нарисована голова древнерусского воина в остроконечном шлеме. Краска на броне даже не поцарапана, новенькие совсем машины, только с завода. Сколько их завтрашний бой переживет? Нет, лучше уж думать, сколько фрицев завтра мы положим. В том бою под Прохорово, больше половины нас в поле осталось, но из немцев не ушел почти никто, по три было их битые коробки за каждую нашу. И если победим, поле боя оставим за собой, то и раненых эвакуируем, и из подбитых машин многие восстановим — а у фрицев все пойдет в безвозврат. Как в "Правде" был рисунок Кукрыниксов после того боя с эсэсовскими "тиграми", генерал Хаусер, их командир танкового корпуса СС, плачется Адольфу, фюрер, я бы победил, но у меня танки закончились! Что интересно, все чаще сейчас на фронте с фрицевской стороны можно встретить всякую бронешваль — в газете фотография была, неделю назад, на Запорожском плацдарме, подбитые Рено-18, это ж танки еще той, прошлой войны, где фрицы их откопали, из какого музея? Хотя слышал, у нас в сорок первом под Москвой МС-1 шли в бой, машины почти тех же времен. Теперь значит, Гитлеру стало совсем худо, коль он против нас ошметки выпускает.

Ну вот, приказ по рации, нам на исходные. Артиллерия уже час как грохочет, теперь и наш черед. Топливо, боекомплект полные — ох, не завидую заряжающим, двадцать пять кило в ствол пихать, да в быстром темпе!


Ефрейтор Степанюк Алексей Сидорович. Берег Днепра,3 июня 1943 | Днепровский вал | Ефрейтор Степанюк Алексей Сидорович. Днепр, утро 4 июня 1943