home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ефрейтор Степанюк Алексей Сидорович. Днепр, утро 4 июня 1943

Боже, сохрани, если ты есть! Тьфу, всякое в голову лезет! Ну не моряк я, точно, сухопутный. Привычно, что земля всегда поможет, если закопаться хорошо, то лишь прямое попадание тебя достанет, а когда еще оно будет? А тут вода почти до горизонта, даже не верста пожалуй, а все две-три, кто сказал не помню, что не всякая птица Днепр перелетит, охотно в это верю. И снаряды, и мины вокруг рвутся, вот попадет, и потонешь, впишут тебя в без вести пропавшие, я ж и плавать не умею, боже, вот помоги до того берега добраться, в первой же церкви, что встретится, свечку поставлю! Даже если там на берегу пятеро фрицев на меня одного, и то не так страшно, бывало уже и такое, и ничего, живой! Хотя говорят, что там, прямо против нас, не немцы а французы — но если за Гитлера воют, значит все фрицы, и разговор с вами будет один, ох дайте мне только до вас добраться, суки!

Снова рвануло, метрах в ста. И вместо бруствера окопа, тонкий стальной лист, не в коем разе не броня, а поверху вообще фанера! А мы плывем, лишь мотор урчит. Ладно хоть не на бревне, а то и такое бывало. Большой понтон, как громадное корыто, поставлен на гусеницы, называется транспортер К-60, внутри два взвода влезают в полной выкладке, или трехтонка, или гаубица, или газик с прицепленной сорокапяткой. Только на тех, на которых мы, поверх умудрились прилепить из фанеры сделанные башни, выглядит это со стороны, как будто Т-35 поплыл, был такой танк до войны, чудо пятибашенное, на каждом параде в Киеве и Москве строем проходили. Плывем медленно так, кажется что каждый снаряд наш — хорошо еще фрицы пристреляться не могут. Видно опытным глазом, что беспорядочный обстрел — пару раз пальнут, и заткнутся. И наши снаряды будто прямо над головами воют, это самоходчики стараются, на берег выдвинулись, нас прикрывают, прямой наводкой по фрицевским огневым точкам. А все же артиллерийский огонь с нашего берега заметно сильнее, чем с фрицевского, у них судя по всплескам, калибры не больше семидесяти шести, или батальонные минометы? А от нас сплошь тяжелые, вот и Илы пошли, сейчас фрицам дадут!

Морпехи наверное уже там? Мы рты разинули, когда к берегу скатилось это, не пойми что, по земле и воде едет, а колес и гусениц нет, зато сзади два пропеллера, как у самолета. И не одна, много — морпехи в них попрыгали, и вперед, скорость тоже самолетная почти, до того берега за минуту проскочит. А за ними мы, малым ходом, зато большим числом. Кто это нам навстречу? А, "водолеты" возвращаются, пустые — ясно теперь отчего это наш второй батальон погрузили, а первый, "штурмовики" на берегу остались ждать. Пока мы доползем, эти водолетающие успеют челноком еще два-три рейса сделать, и первый батальон вслед за морпехами перебросить раньше нас. Ну а нам уже на отвоеванную землю встать, и если вы думаете, что это легче, чем штурмовым, то сильно ошибаетесь. Десант должен быть сброшен в воду, это азбука войны. И если не контратаковать в первые часы, испугавшись потерь — то в последующих боях за плацдарм потери будут много больше. А потому фрицы обязаны будут контратаковать, несмотря ни на что. И принять этот их удар должны будем мы, второй, опорный эшелон. При том, что на нас навалятся всеми силами с соседних участков, с танками и артиллерией, а внезапности у нас не будет.

Ох, е! Водолеты проскакивают, едва разминувшись с нами! Просто чудом не столкнулись! А ведь за нами еще самоходки плывут, те самые "барбосы", острый нос торчит, и труба вверх, чтобы движок водой не захлебнулся. Не отстают, держатся за нами — ну значит, совсем весело! Семьдесят шесть против дзота, это калибр подходящий, да и танкам зубы покажут. Наш огонь сильнее, вон и Ил-2 ходят кругами, целой стаей, ну так и должно быть, в момент подхода десанта к берегу, а фрицы стреляют явно реже! И самоходчики наверное, хорошо их проредили, для их калибра это почти прямой наводкой, и водолеты назад шли все, или почти все, не было заметно, чтобы в меньшем числе — значит, первую волну десанта на берег сбросили, а морпехи в атаке страшнее гвардейской пехоты. Будет фрицам сейчас не до нас, но пока стреляют. Ну что ж так медленно плывем, вот водолеты снова мимо, уже на тот берег, груженые.

А берег приблизился. Пожалуй наш даже дальше. И по сторонам, насколько взгляда хватает, наши плывут, сила! А там кто, вот свят-свят! Верующим был бы, перекрестился! Танки колонной идут по воде, как по мосту! Не амфибии, а обычные Т-44, по воде аки посуху, как святой не помню кто!


Капитан Цветаев Максим Петрович, 1201й самоходно-артиллерийский полк. То же время и место | Днепровский вал | Подполковник Василий Гаврилов. Берег Днепра, 14 км юго-восточнее Канева