home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Берлин, Принц Альбрехт-штрассе, 8. Этот же день, 4 июня

— Герр рейхсфюрер, заключенный номер…

— Отставить, группенфюрер Рудински! С сегодняшнего дня ты полностью восстановлен в чине и правах. Фюрер доволен твоей работой, так что еще и чем-нибудь тебя наградят. Ну а я искренне рад, старина, что ты снова в строю.

— Если бы так, Генрих… Тех заговорщиков выловить было рутиной. Кто, с кем, о чем, при каких обстоятельствах. С чистой совестью можно докладывать, что по делу "1 февраля" все виновные, сочувствующие и потенциально опасные выявлены и изъяты. А вот по тем, кто слил нам эту информацию…

— Однако вижу, что тебе удалось что-то раскопать? Я весь внимание.

— Удалось, Генрих. Вот только лучше бы нам этого не знать. Хотя я тщательно все перепроверил, ты меня знаешь. Я все же был хорошим полицейским.

— Опять что-то сверхъестественное?

— Взгляни. Это кадры из фильма, который русские показывают своим солдатам, отчего те звереют и готовы рвать нас зубами. И гражданскому населению, отчего они в массе готовы тотчас же схватить и выдать в НКВД любого, кто усомнится в правоте русского дела. И вроде даже в Америке, отчего янки видят в нас кровожадных людоедов. Блестящий ход русской пропаганды, вот только отчего-то никому не пришло в голову определить где, когда и при каких обстоятельствах был снят этот фильм. А я сумел это сделать, и мне стало страшно. Вот, посмотри.

— Что это?

— Это кадр из фильма. А рядом снято лично мной, в том же ракурсе, с той же точки. И даже, по возможности, с теми же людьми. Ничего не замечаешь? Найди различие.

— Аушвиц? Все одинаково, вот только этого барака нет, снесли?

— Нет, Генрих, еще не построили. Комендант, и все начальствующие лица заверили меня, что там никогда не было барака, но вот в планах построить, есть.

— Русская инсценировка. Снято где-нибудь под Москвой. А антураж совпал, вышло случайно. Похожая местность, бараки, проволока. А уж переодеть актеров…

— Я тоже так подумал сначала, Генрих. Но я же не случайно упомянул про людей. У меня на лица фотографическая память. Если это инсценировка, то как тогда я сумел найти среди персонала нашего Аушвица тех, кто попал в кадр? Я даже расставил их так, как в русском фильме, не всех конечно, но тех кого опознал. И что интересно, они дружно уверяют что не помнят, чтобы их снимали! А ведь в фильме они смотрят прямо в объектив! Тайная съемка — как? Кто-нибудь слышал о скрытых миниатюрных кинокамерах, это же не фотоаппарат? И этот случай не единственный, Генрих, вот, я нашел еще восемь таких же! Как это можно объяснить?

— Хочешь сказать, русские изобрели машину времени, как у Уэллса?

— Если бы так, мы бы уже не разговаривали бы с тобой здесь и сейчас. Представь, что такая машина появилась бы у нас, и мы бы открыли окно в 1918 год, танковые группы вермахта идут на Париж и "юнкерсы" над Лондоном! А русские всего лишь поразительно быстро учатся воевать, эволюционируют, но не скачут мгновенно. На фронте не замечено пока ни образцов техники, ни войск, резко отличных от того, что у них было вчера.

— А большая подводная лодка?

— А почему не армады несокрушимых танков, или эскадры самолетов, летающих со скоростью тысяча километров в час? Где решался исход войны, в Арктике, или под Сталинградом? Даже если эта "машина времени" как-то привязана например к магнитной широте, и работает лишь ближе к полюсу, что мешало наладить регулярный грузопоток, и кстати, зачем тогда русским были бы нужны конвои от янки и британцев?

— Это если в том будущем победили русские. А если там правит победивший Рейх, и мы имеем дело с группой какого-нибудь Сопротивления, решившего переиграть историю?

— Генрих, мы оба знаем про план "Ост". Ты веришь, что в побежденной России остались бы какие-то лаборатории, научные институты, профессора и студенты?

— Предатели и заговорщики из того Рейха?

— А зачем им это было нужно, Генрих? Ведь если в результате изменится история, то исчезнет и тот будущий мир, а значит и они. Я говорил с людьми из Аненербе, не раскрывая им, понятно, зачем. Кстати, там много шарлатанов — но есть и очень толковые люди. Так один знаток восточной философии рассказал мне, что такое "Дао". Европейцу трудно это понять, ну представь себе поток, плетение бесконечных нитей, из прошлого в будущее. Мы видим лишь одно их сечение, в момент "сейчас". А божество видит все плетение, и может менять. Как некий китайский полководец проиграл решающее сражение оттого, что был нарушен обряд его похорон.

— Опять?!! Снова этот арийский бог?

— Да, Генрих! Как он влияет на события, помогает русским? Вселяясь в солдат, делает их берсерками, а в генералов, удивительно прозорливыми? Так понятие "прозорливость" включает в себя видение будущего, ну хотя бы в ограниченных пределах, как я раньше не мог этого понять, сделать такой простой вывод! Те, кого коснулся арийский бог, становятся провидцами. Они знают наши планы раньше, чем мы сами их примем. Они знают на кого из своих можно опереться, кто надежен, талантлив, а кто нет. И еще много всего — каков цвет волос еще нерожденного ребенка, спросил философ — а какое будет военное искусство Третьей Великой войны, если эту считать второй?

— Подожди. А как же фильм? Знания передаются прямо в разум, а пленка?

— Ну, Генрих, а как на спиритических сеансах духи запечатлевают на бумаге слова? Откуда мы знаем, что доступно для Бога — может быть в его власти превратить стопку чистой бумаги в книгу или пакет чертежей? А катушку пленки, в отснятый фильм?

— Ну и что ты предлагаешь?

— Есть у меня одна мысль. У русских должна быть какая-то организация, орден посвященных. И эта организация должна возникнуть в известное нам время, где-то прошлой осенью или зимой. Или резко изменить свой статус, увеличить влияние. Ты понял, о чем я?

— Их православная Церковь?!

— Да, Генрих! С чего бы иначе русские большевики, закоренелые атеисты, вдруг так резко сменили свое отношение к ней, и именно в это время? И Сталин приблизил к себе Патриарха, вернул ему его резиденцию, а Церкви множество церковных зданий и монастырей? И православные священники стали появляться в войсках, благословляя их на бой — вот только после такого в русских солдат и офицеров стал вселяться дух берсеркеров и нечеловеческий ум? Орднунг должен быть везде, все существующее обязано для большей эффективности иметь четкую иерархию, установленную форму. Патриарх принимает Божественную Силу, и передает ее епископам, ответственным за тот или иной район, те благославляют священников, которые делятся с солдатами. И мы имеем то, что имеем сейчас! Рейх не разучился воевать, что показал Запад. Но как воевать против такого противника?

— Ну, Руди, это уже кое-что. И ты я вижу, придумал что-то, чтобы нарушить у русских этот орднунг?

— Да. Глава русской церкви носит пока титул не Патриарха, а Местоблюстителя, это ступенью ниже. Уже много лет — и вдруг Сталину, который очень не любит конкурентов по власти и влиянию, вздумалось утвердить его Патриархом, формально будет избрание их конклавом, но ясно, что это не более чем церемония. А русские начали наступление на Днепре, снова думаешь, совпадение? Если я прав, то повышение статуса главного русского священнослужителя означает усиление вмешательства Того о ком я говорю в дела этого мира! И что после будет с Германией, с немецким народом, со всеми нами?

— И мы можем как-то этому помешать?

— Да, Генрих! Отчего русские объявили во всеуслышание, церемония провозглашения Патриарха произойдет через три дня, седьмого числа, в Троице-Сергиевой Лавре, главном русском монастыре? Отчего Сталин, если уж ему так захотелось, просто не вызвал этого попа к себе и объявил, теперь ты Патриарх? Да потому что все русские верующие в это время будут молиться в своих церквях, а Тот, которого я не называю, скажет Патриарху, да пребудет с тобой моя Сила, еще больше! Я не представляю, зачем еще этот святой отец нужен Сталину, кроме как быть Голосом Его и проводником. А место где все это будет происходить, известное кстати как издревле средоточие Силы, монастырь там был уже шесть или семь столетий, идеальное для подобных обрядов — и оно находится всего в пятистах километрах от фронта! И есть надежда, что в этот вечер Он будет очень занят, а значит может просмотреть. Есть ли у тебя, Генрих, влияние на толстого Германа, чтобы он выделил пару бомбардировочных эскадрилий?

— Последствия будут… Помнишь, что началось, когда у Коха всего лишь распяли на церковных дверях какого-то священника сельской церкви?

— Плевать! Фанатизм русских не так страшен, как их непобедимость, переживем. Так можем мы быстро организовать авиаудар?

— Обижаешь, Руди. Ты сам сколько арестовал чинов люфтваффе, а толстяк не посмел возразить? СД пока может многое, даже очень. Германа я беру на себя, а вот от тебя мне потребуется помощь.

— Что я должен сделать?

— Нам очень повезло, что парни Германа и так должны были нанести русским глубокий визит. Но я полагаю, шанс повернуть войну, чтобы наш доблестный вермахт снова стал победоносным, как год или два назад, значит больше, чем Ярославль или Рыбинск? Мы нанесем удар, а вот ты проследишь на месте, нет в кабину "юнкерса" тебе не надо, возьмешь показания у всех на аэродроме. Меня интересует поведение русских, их ответные меры и реакция после. Определим опытным путем, насколько их бог, или не знаю что там еще, всемогущ и всеведущ.

— А если бы для пользы дела надо было лететь, ты бы мне приказал?

— Конечно, Руди. Мы ведь солдаты фюрера, и интересы Рейха для нас должны быть важнее, чем даже собственная жизнь?


Обобщение боевого опыта. Из докладной записки капитана 1 ранга Большакова А.В | Днепровский вал | То же место, 10 июня 1943