home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Каир, штаб Монтгомери. 22 июня 1943

Полным ходом шло очередное совещание. Впрочем, "очередным" его назвать было сложно. Штаб не прекращал работу ни днем, ни ночью с того самого момента, как стало известно о предательстве поляков. Эти мерзавцы, которых облагодетельствовали, не пожелали умирать за империю, над которой не заходит солнце! Исключительно благодаря им, "Лису" удалось взять Александрию, причем порт и большинство складов с запасами достались немцам в целости. И тогда остановить немцев, готовых с ходу форсировать Нил, удалось лишь чудом.

Монтгомери помнил какая паника началась в штабе, когда пришло сообщение, немцы захватили Александрию и плывут по Нилу сюда. Фельдмаршал приказал, выдвинуть на берег танки, подтянуть артиллерию, отразить немецкий десант! После оказалось, что это были беженцы из Александрии, военные и гражданские — прежде чем удалось это понять, было потоплено больше половины катеров, лодок и яхт, в тот день крокодилы получили вдоволь еды. Монтгомери знал, что за этот приказ очень многие офицеры его же штаба и армии, имевшие в Александрии знакомых, или даже семьи, прозвали его "мясником", что поделать, война занятие очень жестокое и грязное!

— Я считаю, джентльмены, что Роммель не станет форсировать Нил прямо здесь, у Каира — уверенно высказался один из штабных.

— Почему? — прервал его, несомненно, подготовленный доклад Монтгомери. — У них численный перевес, нет проблем со снабжением, и авиация?

Тут фельдмаршал взглянул на представителя КВВС.

— Сэр, мы делаем все, что можем, — пожал плечами летчик — ребята взлетают по пять-шесть раз в день. Техники перешли на трехсменный график работы. Для завоевания превосходства в воздухе нам не хватает трех сущих мелочей: самолетов, пилотов и запчастей. Когда у нас их будет в достатке — мы вышвырнем гуннов из этого неба.

Несмотря на все то дерьмо, в котором находились войска Великобритании, джентльмены улыбнулись. Старый добрый английский юмор — это, без преувеличения, один из тех самых китов, на которых покоится империя.

— Как бы то ни было, — увы, о завоевании превосходства в воздухе пока можно только мечтать. Транспорты с новыми самолетами приходилось гнать вокруг Африки. Чем-то помогут "кузены" — но и им остался только этот же длинный маршрут. Насколько известно было Монтгомери, сейчас дипломаты обговаривали с дядюшкой Джо вопросы снабжения группировки через север СССР и далее через Иран… но проклятые турки смешали все карты.

— Как бы то ни было, — повторил задумавшийся Монтгомери, — почему вы считаете, что Роммель не попробует форсировать Нил прямо здесь? Он вполне может попытаться вытолкать нас. Больше авиации, больше артиллерии, больше солдат.

— Сэр, — штабной стоял на своем, — Роммель ТАК не работает. "Лису" попросту претит воевать в стиле русских — марш-марш, атака до победного и тому подобное. Готов поставить свою жизнь против зубной щетки Роммеля — он готовит удар выше по течению. А то, что мы здесь наблюдаем… Да, французы, безусловно, пойдут в атаку. Но это будет отвлекающий маневр. А уж учитывая то, что мы здесь приготовили для отпора — будет больше похоже на "атаку легкой кавалерии"[11]. А главный удар Роммель нанесет километрах в 30 или 50 южнее — вряд ли его силы способны пройти больше без необходимости передохнуть. А так — можно ожидать отвлекающего удара здесь. Они заставят нас втянуться в бои, а потом переправятся на юге и ударят.

— Красиво, — кивнул Монтгомери, чуточку отстранённо и задумчиво глядя в окно приспособленного под штаб обычного, невзрачного домика — люфтваффе уже давно приучило англичан не выделять штабные здания чем-то особенным. — Красиво и разумно. А Вы, друг мой, понимаете, что если мы оттянем часть сил для парирования подобного удара — Роммель вполне может ударить и здесь? Вот просто взять и передумать в последний момент.

— Сэр, — смешался поначалу штабной. А потом, молодец этакий, все же взял себя в руки, — я по-прежнему ставлю собственную жизнь и репутацию против зубной щетки: Роммель ТАК не воюет. Отвлекающий удар — и сразу за ним основной, выше по течению. Если мы не будем к этому готовы — "тонкая красная линия" оборвется[12].

— А что скажут дипломаты? — обратился английский военачальник к представителю министерства иностранных дел. Немцы так здорово продвинулись, что поневоле всем приходится действовать сообща. Так что при штабе есть и высокопоставленный дипломат, и нешуточный чин из СИС. Данные они получают с самого верха и оперативно, пусть и крайне неохотно, делятся ими с военными. Жизнь заставляет, знаете ли.

— Мы работаем, — скупо ответил дипломат. — Турок предупредили. Они обещали не мешать нашим поставкам, хотя и потребовали определенных уступок. Предложили считать то, что творится не войной, а этакой помощью нам. Вроде того, что они занимают Ирак, чтобы мы могли освободить силы. Мы торгуемся и давим… ну в общем, работаем.

— Русские? — рублено спросил Монтгомери.

— Я же сказал (ну-ну, засунь свое недовольство в задницу, штафирка штатская!) мы работаем. Пока у русских связаны руки на их основном фронте. Но они здорово продвинулись. Очень скоро у Роммеля начнутся проблемы со снабжением — каждого солдата, каждую винтовку, каждую пушку они направят на свой Восточный фронт. Дьявол, — чуточку сорвался дипломат, — они туда каждый кусок дерьма перекинут, чтобы кидать его в русских!

— Это точно, — заметил все тот же авиационный шутник. — Когда на тебя едет тяжелый русский танк — ты будешь стрелять в него из всего, что под рукой, и кидать в него дерьмом. Благо — дерьма будет вполне достаточно.

Нехитрая шутка разрядила возникшее напряжение. Искренне и от души смеялись все, кроме командующего. Монтгомери же вновь задумался.

Думай, фельдмаршал, думай. Так уж случилось, что именно тебе предстоит Роммеля если и не переиграть, так свести партию с ним вничью. На тебе ответственность за миллионы жизней "неарийцев", которые в случае победы гуннов обречены. Обречены даже эти придурки лягушатники, пусть они пока что это и не поняли.

Думай, фельдмаршал. И — не ошибись.

Англичане не были трусами. А Монтгомери, в этой реальности получивший фельдмаршальское звание на год раньше, "авансом" за Тунис, был достаточно грамотным полководцем, может быть слишком осторожным, но не бездарностью. Он правильно разгадал замысел немцев, и принял вполне адекватные меры. Но дьявол, он в мелочах, а чтобы все их учесть, нужен опыт, которого у англичан не было. Ну не вели англичане до того широкомасштабной сухопутной войны, и Франция сорокового, и Африка три последних года (причем первый, против итальянцев) по размаху и близко не стояли с Восточным фронтом. Решение поставить по берегу выше по течению Нила наблюдателей, должных немедленно связаться и предупредить, обнаружив попытку немецкой переправы, и выделение двух бронебригад в мобильный резерв, лишь ждущий команды, было правильным, как и придание наблюдателям охраны. Но телефонная связь у более чем половины постов в отсутствие радио была грубейшей ошибкой, причем патрулирование проложенных линий не предусматривалось. В охрану были выделены солдаты тыловых подразделений. Маскировке не придавалось значения, нередко эти солдаты, предоставленные самим себе вдали от начальства, в тихом углу, открыто болтались по берегу, ловили рыбу, и даже купались, кинув в реку пару гранат, чтобы отпугнуть крокодилов. Еще одной ошибкой было, что позиции для постов оборудовали египтяне, ну это свято, белый человек не должен работать, если рядом есть туземцы! А жители Египта англичан, мягко скажем, не любили, зато готовы были приветствовать любых врагов своих хозяев, особенно если эти враги далеко, и простым феллахам нечего с ними делить. И еще англичане, сами весьма почитая войска спецназначения, оказались не готовы к противодействию таким же от противника, ну мало встречались они с "Бранденбургом"!

В итоге, в "час Икс" английские посты на достаточно широком участке были безжалостно ликвидированы. Не везде вышло бесшумно, тут работали в большинстве не диверсы, а египетские "партизаны", которым даже после обучения у немецких инструкторов было далеко до советского осназа, очень во многих местах британцы сумели дорого продать свою жизнь — но это уже не имело значения, поскольку связь была уже перерезана, или заглушена, с Восточного фронта немцы вынесли достаточное представление, что такое радиовойна. И 22я британская бронебригада, поздно получив приказ, в попытке контратаковать наткнулась уже не на авангард, не успевший еще закрепиться, а на подготовленную противотанковую оборону — "крусейдеры", идущие в атаку без поддержки пехоты, вспыхивали как спички, их броня не держала 50-миллиметровый снаряд немецких противотанковых пушек. А когда по спешно наведенному понтонному мосту на плацдарм пошли танки и мотопехота, и на поле боя появились "тигры", положение англичан стало безнадежным.


Александр Фадеев. Из предисловия к первому изданию "Молодой гвардии", 1943 год | Днепровский вал | Западный берег Нила, напротив Каира… 22 июня 1943