home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Берлин, Рейхсканцелярия. 1 июля 1943

— Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? Вы, трусы и недоумки? Как же вы сумели бросить к ногам Рейха всю Европу, не проиграв ни одной битвы? Вы разбили этих же русских, дойдя до Москвы и Волги! И вдруг поражение за поражением, и все от русских, в то время как против англичан вермахт по-прежнему непобедим! Это похоже уже не на неумение, а на сознательный саботаж, измену, предательство! Не всех изменников разоблачили — ну так комиссия "1 февраля" еще не закончила работу! Модель, как вы объясните прорыв "Восточного вала"? Кто уверял, что русские не перейдут Днепр? Или у вас было недостаточно сил? Вам не надо было даже показывать полководческий гений — просто сидеть в жесткой обороне и отстреливать плывущих унтерменшей, как уток! Отвечайте, пока я еще не решил окончательно вашу судьбу!

— Мой фюрер, вы совершенно правы, всему виной предательство! Но не германских солдат и офицеров, которые сами не отступали ни на шаг! Сначала французские союзники под Каневом не сумели сдержать внезапного русского удара прямо через Днепр, и допустили, чтобы эта брешь в нашей обороне превратилась в зияющую дыру. Затем румыны совершили предательство еще более гнусное. Группа офицеров одесского гарнизона, во главе с полковником Войтеску, тайно вступила в сговор с русскими, в результате чего румынские войска фактически открыли русским фронт, сдав без боя Николаев и Одессу, причем германским военнослужащим пришлось прорываться с той территории буквально с боем, тех же кто не сумел, румыны арестовали и выдали русским. Днепровский Вал был неприступной крепостью, но только при условии стойкости его защитников. А ни французы, ни румыны этому условию не соответствовали!

— А не вы, Модель, имели в вермахте репутацию лучшего специалиста по жесткой обороне? И уверяли меня не так давно, что русские по боевым качествам стоят гораздо ниже французов? Так отчего для вас сейчас оказалась неожиданностью нестойкость этих союзников? А ведь я предупреждал, что служивших в армии лягушечников нельзя брать даже добровольцами в ваффен-СС, выходит я был абсолютно прав? И как это для вас оказался неожиданностью русский удар? Вероятно, вы недостаточно компетентны для командующего группой армий, раз не смогли организовать оборону!

Теперь вы, Гудериан! Я относился к вам с очень большим уважением. И был уверен, что сейчас вы победите. Так почему это вам не удалось?

— Мой фюрер, русским удалось повторить то, что у них было в сорок первом. Их Т-34 был подлинно революционной конструкцией, средний танк с некоторыми характеристиками тяжелого. Тогда нам помогло, что русские сами еще не научились использовать свое же великолепное оружие, мы переигрывали их тактически. Сейчас этот танк уже не является королем поля боя, это место перешло к русскому же Т-54. И русским снова удалось соединить несовместимое — пушка, сравнимая с нашей восемь-восемь, броня превосходящая "тигр", и при всем этом, средний танк, массовый, дешевый, подлинная "рабочая лошадка" войны. Вот только сейчас русские научились воевать, их танки хорошо взаимодействуют на поле боя и между собой, и с артиллерией, и с пехотой. А их новые самоходки, и снова на базе среднего танка, но с чудовищной пушкой калибром двенадцать сантиметров, это что-то страшное, они убивают "тигр" с запредельной дистанции в два километра. И они всегда работают вместе с танками, впереди Т-54, за ними эти монстры, расстреливают нас совершенно безнаказанно. Еще у русских теперь неизменно оказывается на поле боя артиллерийский корректировщик, и авианаводчик, так что их танки действуют не одни. Еще у них есть очень удачные тяжелые минометы, когда мы пытаемся остановить русские танки огнем крупнокалиберных зениток, это единственный шанс нанести им урон, то русские очень быстро накрывают нас огнем, а зенитки это не пятисантиметровки, они не могут быстро сменить позицию и их трудно замаскировать. И наконец русские оказались неожиданно искусны в ведении радиовойны, когда мы не можем нормально управлять своими частями. Причем в ряде случаев отмечено, что они прицельно глушили все наши рации, сами же работали без помех, наши спецы лишь разводят руками, как такое возможно. Мой фюрер, вермахт выполнит свой долг, но русские сделали очень большой шаг вперед в военном искусстве. Один офицер из моего штаба сказал в порыве такую вещь — "будто против нас сейчас армия уже со следующей войны".

— Мы говорим не о фантазиях! И вы не будете отрицать, что и ваша Вторая Танковая стала намного сильнее, чем два года назад?

— Мой фюрер, мы мало прогрессировали по тактике и совершенно недостаточно по технике. И совершенно невосполнимой оказалась потеря обученных ветеранов, привыкших к победам. Танки, выпущенные с января по апрель отличались отвратительным качеством брони, причем внутренний экран проблему не решал, даже если экипаж оставался цел, сражаться на таком танке уже нельзя, еще снаряд, и смерть — а исправить такое повреждение не в заводских условиях оказывалось невозможным, низкокачественная броня еще и сваривается плохо. Сейчас правда с этим стало лучше — но погибших уже не вернуть.

— Гудериан, однако вы же не будете спорить с тем, что "тигр", это один из лучших танков мира?

— Мой фюрер, беда в том, что "тигр" это именно тяжелый танк! При всей его боевой мощи, чрезмерно сложный в эксплуатации. Напомню что согласно инструкции, после каждого боевого эпизода подразделению Тигров положено предоставлять не менее двух-трех недель для ремонта машин и восстановления боеспособности. И колоссальные трудности при транспортировке — специальные железнодорожные платформы, необходимость фактически разбирать ходовую часть. Доходит до того, что на русских военных картах специальной штриховкой отмечаются зоны, доступные для "тигров".

— То есть русские все же боятся наших тяжелых танков?

— Скорее, всегда оказываются готовы их встретить. А вот их Т-54, это именно массовый танк, свободный от подобных ограничений, пригодный и к глубоким танковым прорывам, и к длительным маршам, при этом готовый сразу же идти в бой — каким был и Т-34, и наши "тройки" и "четверки".

— Ну и что вы предлагаете, генерал-инспектор панцерваффе?

— Мой фюрер, прекращение выпуска "четверки" было ошибкой. При всех недостатках, этот танк был нашей "рабочей лошадкой". А вот "пантера" таковой являться не может, так как это не массовая машина, слишком сложная и дорогая. "Леопард" же, по моему глубокому убеждению, непригоден для русского фронта, поскольку слабее даже Т-34, против Т-54 у него шансов нет изначально. Боюсь что на востоке наши танковые прорывы ушли в прошлое — дайте германским солдатам хотя бы тяжелый танк, способный противостоять русским двенадцатисантиметровым, и поражать Т-54.

— Что ж, Гудериан, вы меня убедили. Вы получите такие танки, всепоражающие и несокрушимые. Пусть их будет немного, зато один сумеет сразиться даже с сотней русских! А в качестве временной меры, на "тигр" поставим более мощную пушку, и усилим броню. Что вы скажете о возобновлении выпуска танков на французских заводах, типов В-1 и Сомуа-35? Не для Восточного фронта — для продажи туркам, ну и может быть, для восполнения потерь Африканской армии?

— Мой фюрер, турок не жалко. А на Востоке — взгляните на карту. На Украине русское наступление скоро дойдет до естественного рубежа Карпатских гор. Ну а в лесах и болотах Белоруссии применение больших масс танков будет затруднено. Тем более что и здесь русские вышли на Днепр в его верхнем течении, по рубежу Жлобин- Могилев- Орша- Витебск. И их наступление пока остановилось. Что дает нам надежду…

— Отставить пораженческие мысли! Рейх еще силен как никогда. Великий Наполеон даже потеряв в России всю армию, воевал еще два года, и был разбит лишь из-за предательства переметнувшимся к русским австрийцев, и английского золота, склонившего к измене честных пруссаков. Оставшись же едины, мы остановим русские орды, как сумели это сделать поляки на Висле! И наша месть будет страшна, своим сопротивлением эти дикие славяне сами подписали себе приговор — мы же поступим с ними, как славные римляне, которые даже при своем временном поражении лишь прибавляли счет, который после предъявят врагу! Лишь твердость и единомыслие нас спасут, ни один предатель не должен уйти от ответа, но все истинные германские рыцари должны встать все вместе, несокрушимой стеной!

Да, Генрих, что вы там учудили, что вас клеймят как дьяволопоклонника не только англичане, но и немцы? В том числе и здесь присутствующее? Да и Герман — пристальный взгляд в его сторону — очень недоволен, что вы вторглись на его территорию. По вашей вине была сорвана важная стратегическая операция люфтваффе? Вам что, мало врагов в Рейхе, вы их уже всех нашли?

— А вот здесь ты поспешил, жирная свинья! — подумал Гиммлер — козыри-то все у меня!

— Мой фюрер! Нам удалось узнать, что на церемонии интронизации Патриарха русской церкви собирается присутствовать Сталин. По моему настоянию, монастырь, где это должно было произойти, был выбран приоритетной целью. Однако же операция провалилась исключительно по вине предателей в люфтваффе, не некомпетентных дураков, а самых настоящих изменников, организовавших утечку информации русским!

— Вы можете это доказать, рейхсфюрер?

— Да, рейхсмаршал! Как вы объясните, что над Горьким, должным быть основной целью вашей операции, наши самолеты встретило необычайно мощное ПВО? А вот над Загорском, внесенным в список целей мной, в последний момент, этого не было? И Патриарх покинул объект буквально за пару часов до налета — предатель успел донести в последнюю минуту, но русские уже не успевали подготовить встречу, как над Горьким? Больше того, как удалось установить моим агентам, в Ярославле и Рыбинске, выбранными запасными целями, русские тоже сосредоточили дополнительные силы ПВО! А русское подполье в Сеще, откуда должны были взлетать ваши эскадры, чувствовало себя как дома, устраивая массовые диверсии, причем резко активизировавшись именно ко "дню Икс"? Если это не доказательства, что русские знали про вашу операцию и были готовы — то какие еще улики вам нужны? Не вы ли, рейхсмаршал, по делу "1 февраля" всячески противились проведению следственных мероприятий и изъятию людей в вашей епархии, уверяя что в люфтваффе изменников нет? Как видите, есть, и действуют!

— Герман, что скажете в своё оправдание? Это так!?

— В люфтваффе нет изменников, мой фюрер! Все это не более чем совпадения, или злонамеренная подтасовка фактов, гнусная ложь! Именно дилетантское вмешательство в чётко налаженный механизм работы привело к обескровливанию лучших сил люфтваффе!

— Всё задокументировано. Согласитесь, если у самолёта в полёте взрываются бомбы, причём сразу у нескольких, то это никак не заводской брак. А что в отчётах?

— Рейхсфюрер, я приказываю вам тщательно разобраться. Измену надо выжигать каленым железом. Значит, я был прав, считая что "комиссия 1 февраля" еще не закончила работу? Кто-то не понимает, что чем безжалостнее мы избавляемся от скверны в наших рядах, тем сильнее мы становимся? Так посмотрите на наш флот — чем он был при изменнике Редере, и каким стал сейчас!

— Мой фюрер, в таком случае отчего наш славный флот не может пресечь поток американского оружия, которым воюют русские орды?

Эта попытка Геринга перевести стрелки сработала бы безотказно, еще полгода назад, когда флот был в опале. Но положение сейчас изменилось, а Тиле, присутствующий здесь, очень сильно не хотел получить задание связанное с северными морями. Не успел Гитлер задать вопрос, только повернул в его сторону голову, как уже был дан отпор.

— Мой фюрер! Это невозможно! Я хоть и флотский человек, но что творится в армии, знаю. Разве у русских американские танки? Или артиллерия, или винтовки? Их нет нигде! На всём фронте! Мы их видим только у англичан в Африке! Я протестую против того, чтоб флоту ставилась задача по ловле призраков!

Слегка опешивший от подобной наглости фюрер, несмотря, что ему очень нравился этот герой-берсерк, спросил с плохо скрываемым сарказмом:

— А какие б вы задачи хотели решать?

— С захватом Суэцкого канала, после освобождения его от мин и ремонта кораблей, вполне возможен выход эскадры в Индийский океан. Насколько мне известно, наш японский союзник ведет успешное наступление на бирманском фронте, а Индия, это не только жемчужина Британской Империи, но и ее арсенал, и источник неисчислимых ресурсов. Потеря Индии будет для англичан большим ударом, чем даже наш десант в метрополию. А удержать свое вице-королевство они не смогут, если мы перережем морские пути. И конечно же, помощь нашему азиатскому союзнику очень благосклонно скажется на репутации Рейха, и всех кто сражается на нашей стороне. Даю гарантию, что я отправлю к Нептуну достаточное количество американо-еврейских недочеловеков.

— А не слишком ли самонадеянно с вашей стороны? Никто не ставит под сомнения заслуги, но гарантировать победу…

Страх перед фюрером охватил душу Тиле, но страх перед неведомым Змеем был сильнее. И уже фактически отработанным способом преобразовав страх в холодную расчетливость, скрестил взгляд с Гитлером.

— Мой фюрер. Я не обещаю Рейху победы. Я не обещаю, что моя эскадра вернётся в Рейх. Я обещаю, что на морском дне появится американский и английский металлолом! А то, что мы сами способны оказаться в гостях у Нептуна — так в этом наш долг. Дайте мне задачу сражаться с врагом, а не отправляйте на поиски не пойми чего, не пойми где. Уж лучше прикажите мне застрелиться — моментом выполню.

Про себя добавив — это лучше чем попасть на зуб этому непонятному демону.

Адольф Гитлер, великий вождь великого Рейха, с поспешностью и страхом отвёл свой взгляд. Давно… да что давно… никогда на него ТАК никто не смотрел. Не лебезящие душонки с мольбой во взгляде… не плутовство… не злоба… не страх… не презрение как к выскочке… даже не высокомерие… Это что-то совершенно другое. И тут его осенило. Так может смотреть солдат на мелкого чинушу, мешающего добраться до врага. Тиле, видит в нём, В НЁМ(!), ПРЕПЯТСТВИЕ, не позволяющие уничтожить врага. Как ему приходилось буквально принуждать своих генералов трусливо не поджимать хвост при виде противника, а тут такое… Нет… ради такого самородка стоит простить и гораздо большую дерзость.

— Хорошо. Вы меня убедили. Отдаю должное вашему профессионализму. Рейх вам даст всё, что вам нужно.

И повернувшись к переминающимся с ноги на ногу генералам, уже совершенно другим тоном выдал.

— Вот образец истинного Арийца! Такому не нужно искать оправдания своим поражениям, в страхе за свою жалкую душонку. Такой ищет способ вцепиться в глотку врага. И кто же тогда виноват в поражениях Рейха? У вас есть оправдания?

А вы, Модель, не можете дальше командовать группой армий. Но я даю вам шанс реабилитироваться — отправляйтесь во Францию и обеспечьте мне еще миллион солдат! Вводите там военное положение, расстреливайте, загоняйте в концлагеря, но заставьте лягушатников не щадя себя работать на Рейх, праздношатающихся быть не должно, кто не может идти воевать, тот должен трудиться на войну.

Кто сказал, "не хватает людей"? Найдем.

Каудильо говорил, что в "голубую дивизию" было сто тысяч добровольцев, а отобрали лишь сорок, с учетом пополнения. А где остальные? Только добровольцев, желающих сразиться с русскими — на четыре дивизии!

Сколько сидит по тюрьмам во всей Европе — гнать в штрафные батальоны всех годных к службе! Еще сто или двести тысяч.

В той же Франции было до войны, по словам Петена, до двух миллионов иностранных рабочих. Всех в строй или на военные заводы!

Предложить нейтралам, Швеции и Швейцарии передать вермахту всех своих заключенных для отбывания сроков на трудовой повинности в Рейхе, естественно с содержанием за наш счет.

Турки предлагают нам в уплату за поставки оружия, трофеев сорокового года, миллион своих рабочих? Заменить ими на заводах немцев, призываемых в армию!

Уровнять в правах с немцами жителей Дании, Норвегии, Нидерландов, частично Бельгии, а также Люксембурга, как это было сделано с поляками западных земель, и так же отправлять их пополнением в дивизии вермахта.

Сколько русских эмигрантов и их детей призывного возраста сейчас находится в Европе? Мобилизовать их для освобождения России от большевиков!

Довести численность армии Еврорейха до десяти миллионов! И тогда берегитесь, что англо-еврейские, что славянские унтерменши!

А с румынами я сам разберусь.

Говорит Москва. Начинаем нашу передачу на французском языке.

Мадам и месье, с вами говорю я, капитан Шарль дю Кресси, служивший в 17й пехотной дивизии. Сообщаю всем, что нахожусь в русском плену, жив, здоров и совершенно не собираюсь подыхать ни за бесноватого ефрейтора, ни за старого маразматика Петена.

Адрес моей семьи в Париже…… Николь, если ты меня слышишь, то радуйся, ты этого хотела? Ухватить, не упустить, ты обязан обеспечить мое благополучие, ты мужчина, солдат, или кто? Так сами немцы в большинстве уже не верят в будущее поместье на востоке с русскими рабами. А я, зная тебя, совершенно не верю, что ты спишь сейчас одна в холодной постели — хорошо, если с немцем, тогда есть надежда, что тебя не тронет гестапо. Ну а если они арестуют твою мамашу, то туда ей и дорога, этой старой змее. Знаю, что она шипит сейчас, что была права, моя дорогая дочка, этот мерзавец, то есть я, тебя недостоин? Помню, что я давал подписку геройски сдохнуть за фюрера, в противном случае моя семья подвергнется репрессиям. Кстати, разговаривая с солдатами последнего пополнения, я поразился, сколько оказывается во Франции круглых сирот и совершенно одиноких холостых мужчин. И поверьте, что гестапо при всем желании не сумеет окунуть вас в больший ад, чем тот, через который прошел я, и по вашей вине тоже — ведь ты, Николь, так тщилась иметь мужа-героя?

Ад Восточного фронта. Сначала мы в лесах ловили партизан, через это проходят все прибывающие сюда войска. Кто такие русские партизаны — ну представь самых отпетых корсиканских bandito, только намного более фанатичных, многочисленных, лучше вооруженных, и организованных не хуже армии. Здесь есть самые настоящие густые леса, где легко может скрыться целый полк, и посреди них города и деревни, где местное население в массе нас ненавидит и считает за честь любую возможность помочь партизанам и навредить нам, куда там закону "омерта". И тебя запросто могут убить, подстрелить, взорвать прямо на улице среди дня, ну а сунуться в лес меньше чем взводом, это занятие для самоубийц. После пары недель такой жизни думаешь скорее попасть на фронт, где хотя бы знаешь, откуда может прилететь пуля. Мы не подозревали еще, насколько были неправы — нам предстоял путь из ада в ад еще больший.

Нам говорили, что русский фронт держат миллионы нанятых англичанами сибирских туземцев-варваров. Для нас было потрясением узнать, что эти русские отлично вооружены и обучены, скорее мы, сражаясь с ними, ощущали себя туземным войском какого-нибудь Сиама, посмевшим выступить против военной машины современной цивилизации. Нам повезло быть на участке фронта, где нас и русских разделял широкий и полноводный Днепр. Но в одну ночь русские невероятным образом оказались уже на нашем берегу, и они дрались как бешеные дьяволы, по словам немногих из нас, выживших в той бойне. Затем через реку точно так же, без моста, переправились их танки, огонь их артиллерии был ужасен, и нас бомбили и обстреливали сотни русских самолетов, хотя немцы до того говорили нам, что русская авиация давно уничтожена. Русские не заваливали нас трупами, а переигрывали правильной тактикой и превосходящей огневой мощью. И когда остатки моей роты загнали в какой-то подвал, и русский танк направил на нас очень большую пушку, у нас был выбор, погибнуть бессмысленно и бесславно, или сложить оружие, мы выбрали второе.

Плен оказался не столь страшен. Русские лишь отделили сразу тех из нас, кто был замечен в зверствах к их мирному населению, этого они очень не любят, сразу становятся беспощадны. Дисциплина и порядок в их армии гораздо выше, чем было у нас в сороковом, так что бессмысленной жестокости с их стороны к нам не было, хотя любое неповиновение немедленно пресекалось. Они не варвары, позже, достаточно общаясь с ними, я убедился, что они столь же культурны и образованны, как любой европейский народ, лицом они совсем как белые люди, женщины их очень красивы. Нанятые англичанами? — никаких англичан я ни разу не видел, все оружие у русских, высочайшего качества, собственного производства, американские, насколько я заметил, лишь часть автотранспорта, и мясные консервы. И уж конечно они не едят французов — когда я после разговаривал о том с русскими, они посмеялись, и сказали, что немцы вешают на них свои грехи, это именно у них под Сталинградом в окружении был голод, ну а поскольку по нацистской идеологии не ариец, это не человек, выводы делайте сами!

И кто говорил, что русские не соблюдают международное право? В плену мы работали, в основном строили дороги, мосты, копали землю — восстанавливали разрушенное, и видя во что превратились только что освобожденные русские провинции, я отлично понимаю, почему русские так ненавидят немцев. Их вождь Сталин сказал, все для фронта, все для победы — и очень многие русские поступают именно так, не по приказу, а считая это своим личным делом. Так вот, работы были обязательны лишь для нижних чинов, офицеры же исключительно в добровольном порядке — но так как за хорошую работу при выполнении нормы нам доплачивали деньги, на которые в местном магазине можно было купить всякие полезные вещи, я выходил на работу тоже. И самой большой тяготой для меня было отсутствие привычных блюд, с каким сожалением я вспоминал не то что прежний офицерский обед с пирожными, но и просто вкус сыра, вина, белого хлеба — пища у русских была сытной, но слишком простой, и я мечтаю, что когда вернусь в Париж, то первым делом пойду в самый лучший ресторан и закажу там все, чего был лишен.

Подумать только, еще недавно я искренне считал Старика, Маршала — величайшим человеком, которого знала Франция! Я верил, что он единственный сумеет провести нашу прекрасную страну сквозь бурю к славе и счастью. Сейчас я проклинаю этого глупца, который втянул нас в это безумное предприятие, "спасая от ужасов войны", что ж, мы получили сполна и ужасы и войну, на Днепре погибло столько же французов, сколько под Верденом, но там мы хотя бы воевали за свой интерес, а не были чужим пушечным мясом. Мы забыли урок великого Наполеона, когда величайший и гениальнейший полководец Европы бросил против русских величайшую армию в истории, и через полгода едва вывел назад ее жалкие остатки! Он думал тогда, плевать, за мной вся Европа, завтра наберу другую армию еще больше — не зная, что через полтора года потеряет свою корону. Так и Гитлер сейчас требует от нашего старого дурака еще солдат — русские на это лишь смеются, приходите, могил хватит на всех! И что-то мне подсказывает, что фюрер не отделается островом Святой Елены, для него приготовят виселицу в Москве. А наш старый идиот будет болтаться рядом, если не перестанет толкать Францию в пропасть. Он говорил, что все во благо, небольшая война в помощь Рейху, ради избежания ужасов жестокой оккупации? Что ж, он получил и войну, и оккупацию — ведь сейчас приказом из Берлина по всей Франции введено военное положение, "пушки вместо масла", всех и все берут на учет и принуждают работать "на победу Еврорейха"! Какими же мы были глупцами, крича "лучше нас поработят, чем снова Верден" — теперь мы имеем и рабство, и Верден в чужой войне, причем на стороне проигрывающих. Наша бедная прекрасная Франция, что будет с ней? Надеюсь что ничего страшного, ведь побывали же русские в Париже в 1814 году, и мир не перевернулся?

Так что я не буду устраивать тебе сцены ревности, Николь, я все понимаю. И если Наполеон шел от Бородина до Парижа два года, то значит и эта война завершится где-то в сорок пятом. А так как у меня перед русскими нет грехов, то надеюсь, что меня репатриируют сразу как наступит мир. И если я не сумею разыскать тебя, и не буду знать твоего нового адреса, то помнишь, как ты сказала мне "да", и мы были счастливы, где и в какой день это случилось? Ты вольна поступить как пожелаешь, но знай, я буду ждать тебя в том месте, в тот день и час, после войны.

Мы встретимся у фонтанов Лувра, в первое воскресенье мая сорок пятого, шесть часов вечера. Или в любое последующее, то же место и время.

И если ты придешь, надень пожалуйста то платье и шляпку, которые так нравились мне.


Район Орла. 15 июня 1943 | Днепровский вал | Где-то под Иерусалимом, это же время