home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Москва, Кремль

— Что ж, товарищ Доллежаль, заманчиво, даже очень. Однако не выйдет ли, что мы сами подкинем вероятному противнику очень перспективную идею? Подводная лодка, обычного размера и стоимости, но по характеристикам сравнимая с атомариной? Их не было в иной истории, но это не значит, что такое невозможно. Если у нас, смею надеяться атомная программа в США пойдет медленнее, и атомные подлодки, похоронившие все альтернативные проекты, появятся несколько позже?

— Товарищ Сталин, при современном техническом уровне заставить это работать в лабораторных условиях можно. Но сделать из этого боевую машину, способную выдержать должные условия эксплуатации, в принципе нельзя.

— Отчего же? На бумаге схема выглядит очень простой. А решить некоторые технические проблемы…

— Именно так, мы надеемся, будут думать и там. Дело в том, что фтор и его соединения, в сравнении с уже освоенной современной техникой химией, имеют степень опасности выше на порядок, и существующий опыт работы например с хлором тут не поможет, а лишь усугубит. Не только более высокая токсичность, но и самовоспламенение при контакте с водой, маслом, органикой вкупе с резким повышением коррозионной активности с ростом температуры. То есть малейшая утечка повлечет пожар и взрыв, и разъедание стенок емкости или трубопровода, с резким ростом утечки, развитием пожара. При том, что на корабле утечка есть всегда, ну а при боевом воздействии противника, близком взрыве глубинных бомб… Товарищи Лазарев и Сирый заявляют, что задача неразрешима даже для инженеров конца века. Парадоксально, но атомный реактор при большей сложности, является более устойчивой системой.

— Но ведь сейчас уже работают например с гексафторидом урана в их "Манхеттене"? И значит, должны знать опасные свойства этой химии?

— Узкие спецы, не связанные с флотом и кораблестроением. Или такие же узкие специалисты фирм — производителей фтора, но там, почуяв перспективный рынок сбыта, эти вещи и "святой водой" могут объявить. И тем более, решать будут не они. А у тех кто решает, лишь один аргумент, у кого-то получилось? Сделайте так же! В конце концов, создать атомный корабельный реактор поначалу казалось столь же неразрешимым. Так что пусть строят, тратят ресурсы.

— Ну что ж, высшая степень лжи — совпадение внешних признаков, при совершенно другом содержании. Все находит свое объяснение — и выдающиеся тактико-технические характеристики корабля, и его большие размеры, и высокая аварийность. Плюс маскируется назначение оборудования, закупаемого нами в США. Двух недель хватит, чтобы все подготовить?

— Это зависит от ведомства Кагановича. Как быстро найдут спеццистерну.

— Только чтобы не увлекались. К-25 нам нужна в строю. И чтобы люди не пострадали. И завод.

— Так ведь полная цистерна не нужна. А килограммов двадцать "остатка после слива на борт корабля".

— Если это так ядовито, как написано в докладной, то и двадцати кило хватит, чтобы накрыло всех. Вы можете поручиться за химическую безопасность? Что в процессе расписанного вами спектакля не произойдет реального взрыва, пожара и отравления территории?

— Товарищ Сталин, работать будут не штрафники, а переодетые мои лаборанты. Люди специально обученные, аккуратные, хорошо знающие, что такое подобная химия. Наготове будут также рота химзащиты со всем необходимым для дегазации, и средства пожаротушения.

— А этот, ради которого все? Его вы тоже проинструктируете?

— Конечно! И его роль будет, лишь наблюдать, затем взять образец, и исчезнуть.

— А образец топлива вы не планировали ему так же передать?

— Товарищ Сталин, это будет уже слишком. Во-первых, две подобные операции подряд, это явный перебор, могут не поверить. Во-вторых, изготовить пентаборан на нашем оборудовании, чрезмерный риск само по себе. В-третьих, велика вероятность, что агент сгорит, отравится или взорвется сам, при малейшей неосторожности — и всем, кто окажется рядом, тоже мало не покажется. Мы с товарищами Кириловым, Лазаревым, Сирым, Курчатовым, рассматривали и такой сценарий, но пришли к выводу, что передача информации в документальном виде тут будет вполне допустима.

— Что ж, вам виднее, вам же отвечать.


Еще через час, место то же | Днепровский вал | Там же, через полчаса