home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фельдмаршал Монтгомери. Каир, 20 мая 1943

Как воевать в таких условиях?!

Война, это как спортивная игра, требующая высочайшего мастерства. И, с точки зрения искусства, столь же захватывающая и красивая. Но игроку должны быть обеспечены требуемые условия, джентльмен за игровым столом обязан быть отдохнувшим, выспавшимся, выбритым, и уж конечно не думать о еде и питье! Ну а когда это не обеспечивается, воевать без всего необходимого могут лишь дикие русские! Любой же британец знает, что в таком случае подобает отступить, сдать эту партию, чтобы лучше подготовиться в следующий раз.

Еще одна битва при Эль-Аламейне? Арифметика, господа, наука точная! Если тогда, в ноябре прошлого года, мы остановили Бешеного Лиса с величайшим трудом и полным напряжением сил, то каковы наши, строго подсчитанные шансы, сейчас — когда у него втрое больше сил, а мы всего лишь на сорок процентов сильнее, чем тогда? Когда у джерри, после потери нами Мальты и Гибралтара, нет проблем со снабжением, а вот нам приходится думать, где взять снаряды, нет, пока их достаточно, но что будет завтра? Когда у нас нет господства в воздухе, у немцев сейчас откуда-то взялось огромное число самолетов, а их новейшие "фокке-вульфы", это что-то страшное, по утверждению наших пилотов, кому повезло остаться в живых, конечно, завтра мы сумеем достойно ответить, но что делать сейчас?

Ответ очевиден. Хотя Эль-Аламейн, это чрезвычайно выгодная позиция для обороны, приняв здесь бой, мы неминуемо проиграем. Еще и потому, что Лис, вероятнее всего, ожидает от нас именно этого хода, и возможно, уже придумал какой-то дьявольский план, а "игровое поле" местности хорошо знакомо ему еще по той битве. Он разобьет нас, а после на наших плечах ворвется в Каир. И это будет концом Британской Империи. А уж моей карьеры, точно.

Американцы поступили очень не по-джентльменски! Уйти, когда союзник в беде? Ясно, что если мы сдадим Суэц, то когда гунны обратят внимание на запад, то и Марокко не удержать! Ради высадки в Португалии — не повторяем ли мы той же ошибки, что с Грецией в сорок первом? Но спорить с сэром Уинстоном себе дороже. Вы лучший полководец Британской Империи, так сделайте же что-нибудь — как, если совершенно не идет масть? Сейчас у немцев почти равное с нами число танков. Вернее, у нас совсем немного больше, раза в полтора — но у них больше сотни страшных "тигров", которые пробивают любой наш танк как жестянку, первым выстрелом, с предельной дальности, нам же, по опыту боев в Тунисе, необходимо не меньше десятка стволов на каждый "тигр". В русской газете было, "тигры" горят, но я-то военный человек, знаю, во сколько обходился нам каждый подбитый "тигр", если платить столько за каждый, что есть у Лиса, у Британии не останется армии, это лишь русские могут себе позволить!

Итак, решение принято. Главные рубеж обороны будет по Нилу, сейчас весь перешеек и Синайский полуостров за ним спешно превращаются в сплошной укрепрайон, трудами тысяч египетских рабочих. И до 25 мая подойдут подкрепления, еще две дивизии с бирманского фронта, о боже, если японцы начнут наступление! — и что-то еще из Австралии, Новой Зеландии, Индии, части из новосформированных, пороху не нюхавшие, но лучше, чем ничего, войска же из метрополии нужны в Европе, если не удержим Португалию, о высадке на континент придется забыть еще года на два.

Ну а Эль-Аламейн будет лишь передовым рубежом. Сбить Лису дыхание, выиграть время. И встанут там поляки, выведенные из Ирана. Четыре пехотные дивизии, танковая бригада, и даже уланский полк. В конце концов, они не подданные Британии и не граждане доминионов, часть их даже экипирована, обмундирована и вооружена по-русски. И разменять эти пешки на необходимое нам время, пока Лис втопчет их в песок, более чем приемлемо, ну не своих же ставить смертниками? А если они еще и убавят какое-то число немцев, пусть даже одного за пять своих, это будет просто великолепная арифметика.

Передать генералу Андерсу, "Британия надеется, что вы с честью выполните свой долг". И добавить, от того, как вы сейчас будете сражаться, зависит, поддержим ли мы вас в желании после восстановить Жечь Посполиту "от моря до моря". Да, и что-то было про немецкие черные мессы, как раз в Польше, указать на то их ксендзам, если капитулируете, вас всех в жертву принесут. Ну и изъять у них, за ненадобностью, лишний транспорт, помня, как в прошлую кампанию, Лис гнал нас на наших же грузовиках, заправленных нашим бензином. Сейчас мы совершено не так богаты, чтобы снабжать еще и противника!

Простите, польские парни, но своими жизнями вы спасаете жизни тысяч британских парней. За которые я ответственен перед Британией, как ее полководец.

Да, есть еще эти, из Палестины. Примерно полмиллиона, в том числе тысяч сто боеспособных мужчин — которые отлично понимают, что сделают с ними немцы, если придут. Потому, просят нас дозволить сформировать Еврейский Легион, дайте оружие, людей хватит. Могли бы быть сейчас на месте поляков — но и время, и политические проблемы после, и их условие, использовать Легион лишь на Подмандатной территории? Понять их можно, окружающие их арабы уже грозят сделать с ними то же что и фюрер, кто тогда защитит их семьи? Но тогда для Британии, цинично говоря, вы не имеете никакой ценности, ну разве как подобие русских партизан, если немцы все же прорвутся? Оружия у вас, по нашей информации, уже припрятано в достатке, можем лишь закрыть пока глаза на ваши незаконные вооруженные формирования, ну и все.

Когда рушится Британская Империя, кому дело до каких-то евреев?


Франция, Брест, 20 мая 1943 | Днепровский вал | У Эль-Аламейна. 21 мая 1943