home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Побережье Лигурийского моря, 50 километров к юго-востоку от Монако. 20 марта, 02:21

Пошутив насчет нарядов, они взяли курс на запад и вскоре достигли побережья чуть севернее Чивитавеккьи, и потом радар, отмечавший изрезанную береговую линию, показал, что они приближаются к Ливорно. Оттуда они взяли курс на противоположный берег Лигурийского моря, Ливорно стал постепенно удаляться, пока не превратился в сплошную пелену мерцающих огней и под ними осталось только черное полотно воды да гулкое эхо роторов, разбивавшееся о волны.

Иногда луна выходила из-за туч, и тогда их вертолет, отражаясь в воде, казался призрачным кораблем, качающимся на неоново-белых барашках волн. Но луна снова пряталась, призрачный корабль исчезал, под ними снова смыкалась черная мгла, и тогда казалось, что они падают в бездонную пропасть.

Аллегра, поглядывая на Тома, заметила, что ему, похоже, тоже нравится эта жужжащая монотонность полета — прижавшись перепачканным лицом к стеклу иллюминатора, он был погружен в свои мысли. Интересно, осталось ли у него такое же ощущение страшного полиэтиленового пакета на лице и казалось ли по-прежнему, что ногти продолжают скрести земляные стены склепа?

Она вынуждена была признаться себе, что очень испугалась. И это был не страх перед опасностью, когда ты испытываешь прилив адреналина и без раздумий действуешь по воле инстинкта. Это был страх смерти, когда у твоего мозга предостаточно времени поблуждать по длинным пустынным коридорам сгущающегося ужаса и неопределенности. Такой страх, должно быть, таится в натужной веселости хирурга или в откровенно-смелой улыбке рентгенолога.

Наверное, этим и объяснялось сейчас успокоительное действие монотонно гудящего мотора, ставшее облегчением после жуткого ожидания смерти, пережитого ею в той страшной могиле. Жужжание вертолета напоминало о том, что она жива. О том, что ей удалось избежать смерти.

Правда, она не знала, что последует за этим счастливым спасением и кто помог им. Кому-то понадобилось, чтобы они выжили и продолжили расследование. Только вот кому это понадобилось, было совсем не ясно. Может, дону Де Луке, если д’Арси действительно был его человеком? Но тогда, как совершенно правильно заключил Том, Де Лука не стал бы поручать Контарелли убивать их ради того лишь, чтобы несколько часов спустя выслать им на выручку спасательную команду. Но если не Де Лука, то кто? ФБР? Том говорил, что когда-то работал в ФБР. Так, может, они? Не хотят упустить свой лучший шанс отыскать убийцу Дженнифер? Она сокрушенно покачала головой, не в силах найти ответ на этот вопрос.

Зато теперь она могла в полной мере доверять Тому. Она знала, что он не остановится на полпути, не свернет в сторону, не успокоится, пока не разберется с этой Делийской лигой и не накажет того, кто убил его подругу. Она даже немного завидовала его упертости. Вот интересно, есть ли такой человек, который мог бы сделать то же самое ради нее? Наверное, нет. Эта мысль лишь придала ей решимости. Она вдруг поняла, что если не пройдет весь путь до конца, то вместо нее этого не сделает никто. И тогда Галло окажется победителем.

Том постучал по стеклу иллюминатора.

— Монте-Карло.

Город словно выпрыгнул из ночи, впиваясь бетонными когтями в горный склон и разевая огненную пасть навстречу морю. Вертолет протарахтел над яхтами в гавани и взял курс на вертолетную площадку, выступавшую над водой. Высадив Тома с Аллегрой, он тотчас снова взмыл в небо и вскоре исчез из виду, оставив после себя только теплый шелест ветерка.

Площадка не принимала полеты по ночам, но кто-то позаботился о том, чтобы ворота ее были открыты. Ключи, найденные Томом и Аллегрой в бумажном пакете, подошли к «БМВ Х5», припаркованному у пустынного терминала. В машине они нашли свертки с одеждой: обычной, повседневной, и вечерними туалетами. Для Тома — костюм и рубашка, для Аллегры — маленькое черное платье по колено. К ним — туфли, запонки, расческа, косметика. Словом, позаботились обо всем до последней мелочи. И даже особо не разглядывая вещи, Аллегра поняла, что все они подходят как нельзя лучше. То есть эти люди, кто бы они ни были, знали, что делают.

— Ну что, дам пропускаем вперед? — сказал Том и, закрыв дверцу машины, деликатно отвернулся.

Только раздевшись, Аллегра поняла, какая она чумазая. И лицо, и руки, и одежда были перепачканы грязью всех сортов, которую она собрала во всех местах, где побывала, — и в подпольной типографии Ли, и в забрызганной пеной машине Кавалли, и в жутком подвале Контарелли, и в страшном пустом склепе. Она, как могла, оттерла себя влажными салфетками, подкрасилась и натянула платье. Перед тем как выйти из машины, она заглянула в зеркальце. В общем-то неплохо, если не считать волос, но тут понадобится месяцев шесть и несколько походов к дорогому парикмахеру, чтобы придать им более или менее приличный вид. Зато эта нелепая прическа очень ей помогла.

Она вышла из машины, чтобы поменяться с Томом местами, и очень надеялась, что его приподнятые брови можно считать знаком молчаливого одобрения. Через пять минут он тоже был готов.

— Хочешь за руль? — предложил Том, протягивая ей ключи. — Только на этот раз давай без таранов.

Она с улыбкой отказалась.

— Ничего смешного.

До казино от вертолетной площадки было рукой подать. Впрочем, в стране площадью всего 485 акров все места находятся в тесной близости друг от друга. Многочисленные «феррари» и «ламборджини» медленной вереницей тянулись к плас дю Казино, давая туристам возможность поглазеть из окошек. Свернув за центральным фонтаном, где булькающая вода походила на плавленое стекло, переливавшееся в свете прожекторов, и отстояв в очереди за каким-то «бентли-континенталь», они дождались, когда швейцар примет у них машину, чтобы отогнать ее.

Казино представляло собой роскошное здание в стиле барокко с позднеготическими башенками на фасаде, украшенном статуями и рельефами. Подсветка прожекторов расцвечивала его во все оттенки желтого — от янтарного до золотистого, а позеленевшей медной крыши было почти не видно за башенками. Часы в центре фасада, подпираемые двумя бронзовыми ангелами, показывали начало четвертого.

— Ты так и не сказал, зачем мы сюда пришли, — посетовала Аллегра, когда Том повел ее по мраморному вестибюлю к билетной кассе.

Оплачивая вход, Том снисходительно усмехнулся, словно считал этот вопрос глупым.

— Поиграть в блэкджек, конечно.


Часть третья | Женевский обман | «Казино де Монте-Карло», Монако, 20 марта, 03:02