home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20 марта, 03:44

Аллегра ступила на порог и, отшатнувшись, выругалась, прикрыв рот ладонью.

Заглянув в комнату, Том понял почему.

Кроваво-красный свет работающего запасного освещения придавал всей картине еще более зловещий вид. Тело д’Арси лежало в углу и уже начало распухать от жары, испуская приторную вонь мертвечины. Голова была безвольно склонена на грудь, глаза выпучены, словно кто-то пытался выдавить их, живот непомерно вздулся под рубашкой, в просветы между пуговицами виднелась покрывшаяся синевато-зелеными мраморными пятнами кожа.

Дыша только ртом и стараясь не задерживать взгляд на вывалившемся изо рта черном распухшем языке, превратившем лицо д’Арси в чудовищный предсмертный оскал. Том вошел в тесную комнатенку. Аллегра старалась держаться ближе к нему.

— Видимо, задохнулся от дыма, — предположил Том, указывая на свисавшие с вентиляционной решетки полоски аптечного пластыря, которыми д’Арси, судя по всему, пытался заклеить отверстие. — Задохнулся, а уж потом спекся.

— Аллегра снова выругалась.

Оглядевшись, они заметили, что д’Арси использовал комнату скорее как хранилище или архив. Вдоль дальней стены до самого потолка ровными рядами громоздились коробки с папками. Огромный рабочий сервер, к которому были подключены другие компьютеры в доме, по-видимому, был установлен здесь для дублирования всей информации. И, судя по всему, д’Арси, как и большинство людей, имеющих такие комнаты, находил утешение в том, что может, если захочет, использовать ее по прямому назначению, хотя наверняка никогда не думал, что в этом возникнет надобность.

— А ну-ка помоги мне снять вот эту коробочку.

Осторожно перешагнув через раскинутые ноги д’Арси, Том снял одну из коробок и открыл. Внутри, аккуратно разложенные по годам, лежали четыре или пять скоросшивателей с подколотыми внутри сотнями накладных.

Аллегра раскрыла последнюю по хронологии папку и стала листать страницы.

— Смотри-ка, счета за обновление места на кладбище «Чимитеро акаттолико» в Риме, за аренду частного самолета, за апартаменты в отеле. Договор за аренду яхты. Ишь ты, какие расходы у богатых!

— А что-нибудь связывающее его с Де Лукой есть? — спросил Том, стаскивая вниз другую коробку.

— Да вроде бы нет. Так, всякие контракты, проводки платежей, счета… — Она пролистала пару папок.

— Здесь то же самое, — сказал Том, опуская на пол третью коробку.

— А хотя вот, смотри-ка, — вдруг сказала Аллегра, наткнувшись на толстенную пачку банковских бюллетеней. — Каждый раз, когда платежи переваливали за десять миллионов, излишек переводился на какой-то счет в «Банко Розалиа».

— «Банко Розалиа»? — Том озадаченно нахмурился. — Это не тот ли, где работал Ардженто?

— Совершенно верно, тот самый. А стало быть, вот она связь между д’Арси и теми убийствами.

— Зато пока нет никакой связи между его смертью и Цезарем или Караваджо, — заметил Том. — Зачем Моретти убивать д’Арси?

— А может, он и не убивал. Не успел. Может, д’Арси случайно сам захлопнулся здесь, — предположила Аллегра.

Хотя ее слова и не убедили Тома до конца, он согласно кивнул. Это убийство по сравнению с другими выглядело каким-то спонтанным и незапланированным. Совершенно по-другому выглядело.

— А что тебе известно о «Банко Розалиа»? — спросил он.

— Да в общем-то ничего. — Она пожала плечами. — Маленький банк. Основной пакет акций принадлежит Ватикану. Человека, который управляет этим банком, я встретила в морге. Он приходил туда на опознание тела Ардженто.

— Надо будет их забрать, — сказал Том, указывая на стопку дисков, на которых, как он подозревал хранилась вся информация. — Если банк как-то замешан в этом деле, мы сможем отследить это по проводкам платежей.

— А с ним что делать? — Аллегра махнула в сторону мертвого тела.

— Дверь мы снова запечатаем, и пусть он лежит тут до завтра. А завтра отключится запасное питание, дверь откроется и полиция найдет его, — сказал Том. — Он не расскажет им ничего такого, чего бы мы… — Он не договорил, так как взгляд его упал на руку д’Арси.

— Ты что?

Том присел на корточки рядом с телом и взял мертвеца за руку.

— Часы, — сказал он, пытаясь нащупать застежку.

Черный ремешок из крокодиловой кожи крепко врезался в распухшую плоть, от перепачканных сажей пальцев Тома на бледной мертвой коже оставались темные разводы.

— А что часы?

— Это «Цифф».

— Цифф?

— Да, Макс Цифф. Известный часовщик. Гений. Изготавливает всего три или четыре штуки в год. Часы его работы стоят сотни тысяч, а иногда и миллионов.

— А как ты понял, что эти часы его работы? — Аллегра присела рядышком.

— Оранжевая секундная стрелка, — объяснил он, справившись наконец с замочком. Ремешок отстегнулся, оставив на запястье мертвеца глубокую вмятину. — Это его авторский почерк.

— А я такие уже видела, — нахмурившись сказала Аллегра, взяв в руки часы.

— Ты уверена, что это был «Цифф»? — Том бросил на нее недоверчивый взгляд. Ведь часы эти были не только редкостью, но еще имели весьма неброский вид, поэтому, как правило, не привлекали внимания.

— Это был не просто «Цифф», а точно такой же «Цифф», — уверила его Аллегра. — Часы эти я видела в коробке с вещдоками по делу Кавалли. Белый циферблат без фирменной марки, стальной корпус, римская нумерация, оранжевая секундная стрелка и… — Она перевернула часы донышком кверху. — Точно! Гравировка в виде греческой буквы на оборотной стороне. Только здесь «дельта», а у Кавалли была «гамма».

— А ты уверена, что…

— Да говорю же тебе, точно такие же часы!

Том удивленно покачал головой.

— Наверное, был какой-то спецзаказ, потому что обычно он изготавливает свои авторские вещи в единственном экземпляре.

— Значит, нам надо с ним поговорить, — заключила Аллегра. — Поскольку заказ такой необычный, он может вспомнить, кто сделал его и где этих людей найти.

— Для этого придется навестить его лично, потому что телефона у него нет.

— Да? А где навестить?

— В Женеве. Мы могли бы добраться туда на машине за несколько часов, а Арчи… — Резкий электронный писк не дал ему договорить. Том метнул настороженный взгляд на дверь. — Кто-то сюда идет.

Они бросились к выходу, Аллегра замешкалась на секунду, чтобы нажать кнопку, и едва успела отдернуть руку, как дверь захлопнулась. Том быстро приладил кожух к панели и прикрутил ее обратно, потом размазал сажу по стене, чтобы это место не бросалось в глаза.

— Давай-ка туда! — шепнула Аллегра, утаскивая Тома за руку на балкон, где им сразу же пахнуло в ноздри прохладным свежим воздухом, показавшимся благодатью после этой душегубки и запаха мертвечины.

А вскоре, замерев и прижимаясь спиной к стене, Том услышал, как кто-то вошел в комнату и остановился. Бесшумно достав из рюкзака пистолет, Том снял предохранитель. Аллегра, стоявшая по другую сторону балконной двери, сделала то же самое.

— Это Орландо говорит, — сказал голос по-итальянски. Том насторожился, потому что голос показался ему до странного знакомым. — Нет, пока закрыта… — Голос некоторое время молчал, выслушивая ответ в трубке, а Том в этой тишине старался даже не дышать. — Они разгребли то, что осталось от книжного шкафа, так что, видимо, знают про дверь… — Голос опять замолчал, а Том все силился припомнить, где он его совсем недавно слышал. Вот бы только вспомнить, где и когда! — Разумеется, я позабочусь, чтобы тут находился наш человек, когда она откроется. Уж тут они для нас расстараются. А если что, то в морге у нас тоже свой человек имеется… договорились же… Да, сразу, как только вытащат тело… Да не волнуйся, все будет нормально! Я вернусь раньше, чем они приземлятся.

Телефонный разговор закончился, и шаги удалились в сторону лестницы. Вскоре датчик движения снова запищал, и Аллегра облегченно вздохнула. Зато Том метнулся с балкона в квартиру и бросился к выходу.

— Ты куда? — окликнула она его, догоняя. — Том! — Она схватила его за рукав и потащила обратно. — Ты что? Он же тебя услышит!

Когда Том обернулся, глаза его горели, а голос дрожал от ярости.

— Это он! — Он в сердцах сплюнул. — Я узнал его по голосу!

— Да кто?

— Тот священник, — процедил Том сквозь зубы, в один миг забыв о Кавалли, о лиге и о часах «Цифф». — Священник из «Амальфи». Тот самый, которого прислали обменять Караваджо на деньги.


Бульвар де Суисс, Монако, 20 марта, 03:35 | Женевский обман | 20 марта, 03:52