home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Свободная складская зона Фрипорт, Женева 20 марта, 12:02

Свободная складская зона представляла собой вереницу многочисленных складских строений, тянувшихся по периметру аэропорта. Многие годы пристроек сказались — старые пепельно-серые здания выглядели неприступно-монолитными, солидными и основательными, а новые, чистенькие и беленькие, словно с монитора «наладонника», казались легкомысленными, игрушечными.

Складской бизнес здесь был почти легальным — налог за хранение грузов взимался, только если те были официально пропущены на территорию страны.

По дороге Том объяснил Аллегре, в чем заключалась основная проблема. Фрипорт требовал для своей деятельности такого же статуса секретности, как и швейцарские банки. В таком случае и сами грузы, и их получатели-покупатели проходили весьма беглую проверку. Именно это обстоятельство до сих пор мешало Швейцарии подписать принятую в 1970 году Конвенцию ЮНЕСКО по контролю за нелегальной торговлей культурными ценностями. Кроме того, согласно швейцарскому закону краденые ценности, купленные добросовестным приобретателем, становились законным имуществом нового владельца после пяти лет пребывания на территории Швейцарии.

Благодаря этим факторам швейцарские свободные складские зоны стали с годами настоящим раем для контрабандистов, которые после пяти лет хранения здесь ворованного антиквариата становились его законными владельцами.

Правда, швейцарское правительство недавно все-таки уступило международному давлению, подписало Конвенцию ЮНЕСКО и внесло необходимые изменения в свое законодательство в части, касающейся владения антиквариатом. Но свободные складские зоны, в свою очередь, укрепили позиции в области торговли нелегальными ценностями, что подтверждалось на примере успешного и длительного пребывания здесь Фолкса.

Том с Аллегрой ехали по вуа де Тра — шоссе, запруженному грузовиками и фургонами, тянувшимися нескончаемой чередой к складской зоне. Эта забитая до отказа дорога напомнила Тому недавнюю поездку в Вегас.

— Вон Арчи и Дом, — сказал он, кивнув на парковку указанного в накладной склада, где в одной из машин сидели две фигуры.

— У тебя все в порядке? — спросил Арчи, вылезая ему навстречу из машины.

— Том! — Доминик со слезами на глазах бросилась Тому на шею. — Мне так жаль!.. Я так сочувствую тебе после того, что случилось с…

— Да. — Арчи смущенно кашлянул и опустил глаза.

Том заметил, что даже сейчас ни Арчи, ни Доминик не отважились назвать Дженнифер по имени. Боялись его расстроить. Боялись вызвать бурную реакцию.

— Познакомьтесь, это Аллегра Дамико, — сказал Том.

Аллегра кивнула в ответ, и Том понял по этим неловким приветствиям и рукопожатиям, что все они были, по-видимому, немного смущены. Дом с Арчи — тем, что Аллегра ворвалась в их сплоченную компанию, а Аллегра — тем, что оказалась в меньшинстве и только Том мог служить связующим звеном между ними.

— Как там Макс? — спросил Арчи. — Все такой же затворник?

— Даже еще хуже, — со вздохом ответил Том. — Зато нам удалось выяснить, зачем Сантосу нужны эти часы.

— В них вставлены маленькие электромагниты, которые служат ключом к какому-то замку, — вставила Аллегра. — Скорее всего к тому месту, где хранится полотно.

— Фолкс заказал семь штук часов, — продолжал Том. — О четырех мы знаем, и где-то есть еще три, что дает нам шанс добраться до полотна раньше Сантоса. — Он окинул подозрительным взглядом низенькое, обитое ржавым железом строение. — Это, что ли?

Арчи кивнул.

— Склад в этом году идет под снос. Остался только Фолкс и еще несколько арендаторов. Им надлежит вывезти отсюда свои грузы к концу месяца.

— Еще он арендует несколько комнат под офис на третьем этаже, — прибавила Доминик. — Должен быть здесь к четырем. У него встреча с Верити Брюс.

— Это кураторша из Музея Гетти? — Аллегра удивленно нахмурилась. — Интересно, что она здесь делает?

— Сейчас обедает в «Перль дю Лак», а потом будет встречаться с дилерами.

— А как вы… — Аллегра так и не произнесла до конца свой вопрос, получив на него ответ при виде телефона в руке Доминик.

— Мы клонировали его «симку». Теперь я знаю его расписание и записываю все его звонки.

— Тогда, может, знаешь, где они встречаются сегодня? — с надеждой спросил Том.

— Только время, и больше никаких подробностей.

— Ладно, если они встречаются в четыре здесь, то у нас есть около четырех часов, чтобы проникнуть внутрь, осмотреть там все и убраться.

— Я снял помещение на том же этаже, что и Фолкс. — Арчи протянул ему ключ. — Парень внизу за стойкой принял меня за чокнутого — все съезжают, а я наоборот. Зато помещение наше в ближайшие две недели.

Они прошли через проходную мимо лыбящегося охранника, которому явно приглянулась Доминик.

— Ишь ты, запал! — усмехнулся Арчи, когда они направлялись к лифту.

— Да ну тебя!

— Арчи, между прочим, прав, — сказал Том. — Может, останешься тут, займешь его?

Доминик метнула на Тома обиженный взгляд.

— Шутишь?

— Нет, не шучу. Совсем немножечко, только пока мы проникнем в офис.

Она сердито глянула на Арчи, который с трудом сдерживал смех, повернулась и направилась к стойке охранника, бормоча себе под нос:

— Ничего себе заявочки.

Выйдя из лифта, они оказались в широком разветвляющемся коридоре. Серый крашеный пол, унылые лампы дневного света, облупившиеся зеленые стены с полустершимися указателями. Вдоль коридора с неравномерными интервалами стальные двери — по расстоянию между ними нетрудно было определить размеры помещений. На дверях никаких табличек с названиями фирм и компаний — только номера.

По указателям они нашли двенадцатый коридор и остановились перед дверью номер семнадцать.

— Это здесь, — сказал Арчи.

— А знаете, в Италии «семнадцать» считается несчастливым числом, — заметила Аллегра.

— Да? Это почему?

— Потому что римская цифра XVII является анаграммой VIXI, означающей: «Я жил». То есть теперь значит умер.

— Да она у тебя юмористка, — усмехнулся Арчи. — Видал, какие штуки знает?

— Слушай, оставь ее в покое, — одернул его Том. — Она же теперь с нами в одной упряжке.

Офис Фолкса был заперт на три замка — обычный и два тяжелых висячих внизу и вверху двери. Все замки Том открыл при помощи отвертки в считанные минуты. Взявшись за ручку, он приоткрыл дверь, оглядел косяк по периметру и тут же снова закрыл дверь.

— Что, на сигнализации? — догадался Арчи.

— Магнитный выключатель, — сказал Том и оглянулся на камеру в конце коридора, надеясь, что Доминик уже пустила в ход свои чары.

— Неужели никак нельзя проникнуть? — спросила Аллегра.

— Магнит вверху двери держит ее закрытой, — объяснил Том. — Если дверь открыть, то магнит сдвинется, контакт замкнется и сработает сигнализация. Нам нужен еще один магнит, чтобы удержать выключатель, пока мы будем открывать дверь.

— Я схожу в машину за твоими инструментами, — вызвался Арчи.

— А этим нельзя воспользоваться? — Аллегра протянула Тому часы д’Арси. — Они ведь с магнитом.

Том насмешливо посмотрел на Арчи — дескать, ну что, съел?

— Не могу же я все предусмотреть! — обиженно фыркнул тот.

Том снова приоткрыл дверь и приставил часы обратной стороной к маленькой белой коробочке, вмонтированной в косяк. Переглянувшись с Арчи и Аллегрой, он распахнул дверь. Все трое замерли на пороге, ожидая услышать рев сигнализации, но рева не последовало, и они вошли.


20 марта, 11:14 | Женевский обман | Ресторан «Перль дю Лак», Женева, 20 марта, 12:30