home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20 марта, 23:16

Первая граната упала прямо Тому под ноги. Не раздумывая он схватил ее и швырнул в отворенный проем под бронебойным стеклом, где еще недавно хранилась картина. Ударившись о стену, граната крутанулась вокруг своей оси и взорвалась.

Клубы дыма и пыли повалили из открытого проема, штукатурка посыпалась со стен, словно кора с пробкового дерева, ударной волной людей посшибало с ног, но двухдюймовое бронированное стекло, как и рассчитывал Том, выдержало удар, только поверхность треснула.

Со второй гранатой дело обстояло сложнее. Угодив в мраморный стол, она отскочила прямо на колени к Моретти. Открыв рот, тот беспомощно озирался, зато Де Лука не растерялся и поспешил отпрыгнуть в сторону. Граната взорвалась, разорвав на части Моретти и осыпав помещение шквалом осколков.

Лежа на полу, Том пытался разглядеть сквозь густую пелену дыма, что происходит. В ушах звенело, ноги не гнулись, словно ватные, когда он поднялся и, покачиваясь, направился туда, где в последний раз видел Аллегру и остальных своих спутников. По дороге он споткнулся о лежавшего на полу Де Луку — у того с одной ноги слетел ботинок, рука откинулась в сторону, а из раны в голове хлестала кровь. Рядом лежало тело Моретти, разорванное пополам так, что казалось, будто ноги растут прямо из головы. Зрелище было страшное.

Кашляя, Том опустился на колени рядом с Аллегрой. Она, похоже, была в порядке, только немного оглушена — всю силу взрыва Моретти принял на себя. А вот Арчи и Доминик были ранены. Арчи держался за окровавленную щеку, а у Доминик из бедра торчал осколок раскаленного металла.

— Ну вы как, в порядке? — Том понимал, что кричит, хотя почти не слышал собственного голоса.

— За нас не беспокойся, — прохрипел Арчи сквозь зубы. — Лучше догони и застрели этого выродка!

Кивнув, Том бросился к куче оружия на полу, оставленного полицейскими, взял оттуда один пистолет себе, другой кинул Аллегре, которая уже пришла в себя и поднялась на ноги.

— Пошли! — сказала она, и глаза ее сверкнули уже знакомой ему решимостью.

Они побежали через лабиринт подземнух комнат к сводчатому тоннелю.

— Подожди, стой! — вдруг крикнула ему вдогонку Аллегра. — Чувствуешь?

Он остановился и сразу понял, о чем она. Свежий ветерок щекотал щеку — именно свежий по сравнению с затхлым запахом подземелья. Том понял, что Сантос, по-видимому, ушел в какую-то лазейку.

Аллегра потащила его вправо, по узкому темному ходу, ведущему вверх. Они пробирались на ощупь, держась за кирпичные стены, ветерок становился все ощутимее, и вскоре оказались в квадратной комнате. Отсюда железная лестница вела наверх, где в чернеющем проеме виднелось усеянное звездами небо. У подножия лестницы на куче булыжника лежало тело. Это был Галло.

— Жив, — сказала Аллегра, присев рядом с раненым и пощупав пульс у него на шее. Том так и не смог разобрать, что уловил в ее голосе — облегчение или разочарование. — Видимо, Сантос сбросил его сверху. — Она кивнула на безвольно повисшую руку, вывернутую в плечевом суставе.

Том бросился вверх по лестнице и вскоре вылез на поверхность, где его встретил укоризненным взглядом печальный ангел, чудом устоявший и не опрокинутый Сантосом и его компанией. Том помог Аллегре выбраться наружу. По голубым полицейским огням вдалеке они определили, где находится вход в склеп Меризи.

— И куда теперь?

Ответ на свой вопрос Аллегра получила почти сразу же — когда они с Томом услышали звук заработавшего автомобильного мотора. Они побежали к кладбищенской ограде, там Аллегра подставила Тому ногу, он взобрался на стену и помог ей тоже вскарабкаться. Спрыгнув на тротуар, они увидели машину «скорой помощи» с включенными фарами. За рулем сидел Сантос.

Том вышел на проезжую часть, прицелился и выпустил полную обойму в лобовое стекло мчавшейся ему навстречу «неотложки». Аллегра стреляла с тротуара. Но оба промазали, Том едва успел отскочить в сторону, когда «скорая помощь» пронеслась мимо и скрылась в ночи за поворотом.

— Вот дерьмо! — выругалась по-итальянски Аллегра.

— Я задел его! — пытаясь отдышаться, сказал Том. — Я же хорошо целился!

— Нет, ты промазал. Мы оба промазали.

— Не может такого быть! — качая головой, недоумевал Том и, вытащив обойму, проверил патроны. — Он же пер прямо на меня! Всего в каких-нибудь тридцати футах был! А может, и ближе.

И тут его осенило. Дикая, невероятная мысль пришла ему в голову. Но, несмотря на всю свою дикость, она могла быть единственным объяснением. Не слыша кричавшей ему вдогонку Аллегры, он бросился обратно к разверзнутой могиле, мимо ее сурового стража — печального ангела.

Он спустился по лестнице и услышал окрик:

— Стоять, не двигаться!

Том повернулся и увидел, что Галло уже пришел в себя. Он сидел, прислонившись спиной к стене, возле него хлопотал врач. Четверо вооруженных полицейских, вскинув пистолеты, настороженно смотрели на Тома.

— Все нормально, это свой, — прохрипел Галло. — И она тоже.

Том оглянулся и увидел спускавшуюся Аллегру. Полицейские успокоились, опустили оружие.

— Какого черта здесь происходит? — сердито крикнул Том.

— Ты это о чем? — спросил Галло, морщась от боли, когда медик начал ощупывать его плечо.

— А вот о чем… — Том съездил по роже одному из полицейских и выхватил у него пистолет.

— Том, что ты делаешь?! — воскликнула изумленная Аллегра, когда он направил пистолет на Галло и щелкнул предохранителем.

— А ты его спроси, — холодно ответил Том и спустил курок.

Раздался выстрел, разнесшийся оглушительным эхом по сводам тоннеля, потом другой, третий — пока Том не выпустил всю обойму.

Сквозь дым Том вызывающе смотрел на Галло, тот на него. Живой и здоровый.

— Холостые?! — Ужас на лице Аллегры сменился догадкой.

Оттолкнув врача, Галло вскочил на ноги.

— Нам надо поговорить! — выкрикнул он.

— Это тебе надо поговорить, — поправил его Том.

— Ладно, мне, но только не здесь.


20 марта, 23:13 | Женевский обман | Мост Святого Ангела, Рим, 20 марта, 23:55