home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 09:37

Дверь «запикала» и открылась. Том даже не обернулся — по частым, семенящим шажкам Ортица и по тяжелой, размашистой поступи Стоукса понял, кто к нему пожаловал.

— И как долго вы собираетесь держать меня тут? — поинтересовался он, не скрывая злости.

— Мистер Кирк, убит федеральный агент, — ответил ему Стоукс ледяным тоном, уже не пытаясь скрывать инстинктивную враждебность. Он выдвинул из-за стола стул и оседлал его, усевшись лицом к спинке. — Поэтому держать вас тут мы будем столько, сколько сочтем нужным.

— Какого черта ты напоминаешь мне, что она убита? Ты, напыщенный урод! — сдавленно прохрипел Том, показывая ему рукав, еще влажный от крови Дженнифер. — Я держал ее за руку, когда она умирала. Или ты забыл?

Он даже был рад тому, что Стоукс так себя ведет. Это давало ему повод выплеснуть свою злость, от которой, как от ядовитого опиума, кровь бурлила и пульс учащался. Лучше уж так, чем под даться скорби, позволить ей сковать себя и мучиться бессмысленными вопросами по поводу того, что он мог и что должен был сделать, чтобы спасти ее.

Образ Дженнифер стоял перед глазами. Том старался не зацикливаться на нем, гнал от себя с тех пор, как носилки скрылись в лабиринтах больницы, а его препроводили обратно в самолет Кицмана и доставили в эту мрачную комнату для допросов. Но Дженнифер по-прежнему стояла перед глазами — вся в крови, с кислородной маской на лице, с проводочками, торчащими из рук. Кто она? Мученица? Жертва? Если так, то ради чего мучения и ради чего жертва?

— Если мы хотим поймать тех, кто сделал это, нам понадобится ваша помощь, — сказал Ортиц, стоявший справа от него. Ортиц сразу взял примирительный тон, показавшийся Тому скорее искренним, нежели похожим на неуклюжую попытку поиграть в доброго и злого следователя. Выглядел Ортиц никудышно — на щеках щетина, глаза усталые.

— Никого вы не поймаете, если будете торчать здесь, — огрызнулся Том. — След остывает, пока мы тут болтаем. Нам надо быть в Вегасе.

— Когда на боевом посту погибает агент, мы по инструкции обязаны отстраниться, а на место отправляется спецгруппа, — заученным тоном, словно по учебнику, пробубнил Стоукс. — Группа уже работает там и докладывает напрямую директору ФБР Грину.

— Грину? — Том оживился. Джека Грина он знал, вернее — встречался с ним несколько раз, когда работал с Дженнифер. В свое время помощь Тома Грину очень даже пригодилась. — Я хочу поговорить с ним. Он знает, что я здесь?

Ортиц стрельнул глазами в сторону огромного зеркала, занимавшего большую часть левой стены. Внутри у Тома все будто оборвалось. Похоже, Грин не только знал, что его держат здесь, но и, судя по выражению лица Ортица, даже наблюдал за разговором. Смерть Дженнифер запустила часовой механизм. Теперь они будут разбираться и выяснять, что да как, и никаких поблажек от них не дождешься.

— Вы лучше поговорите с нами, — отрезал Стоукс. — Расскажите, что там произошло.

— А то вы не знаете! Вы же сами были там и все видели.

— Я знаю только одно: Брауни обратилась к вам за помощью и через двенадцать часов после этого была мертва.

— И по-вашему, я причастен к ее смерти? — Том не верил своим ушам, даже про злость забыл.

— Двадцать миллионов долларов — немалые деньги. — Стоукс смотрел на него с подозрительным прищуром. — Даже для вас.

— Значит, у вас такая версия. Что я, дескать, хотел прикарманить денежки. — Том пока еще не разобрался, намеренно ли провоцирует его Стоукс или просто тупит.

— Я считаю, что убийство федерального агента — хороший способ отвлечь внимание. Если бы один из наших агентов не проявил расторопность и вовремя не позаботился о чемоданах, кто знает…

— Если бы они хотели просто отвлечь внимание, то могли застрелить кого угодно, — возразил Том. — Например, меня.

— Вот именно. — Стоукс многозначительно повел бровями, как если бы Том подтвердил его точку зрения.

— Но они этого не сделали. Они выбрали именно Джен-нифер. Так, может, вам следует задаться вопросом почему? — гнул свое Том.

— Это вы сейчас о чем? — Стоукс раздражительно пожал плечами.

— Дженнифер говорила мне, что две недели назад вышла на цепочку торговли ворованным антиквариатом, — сказал Том, глядя на Ортпца, который кивком признал сей факт. — Потом вдруг откуда ни возьмись всплывает этот давно утраченный Караваджо. И звонят почему-то не кому-то, а Дженнифер. Выдумаете, это совпадение?

— А вы? Вы так не думаете? — спросил Ортиц, хмурясь.

— Я думал так до вчерашнего вечера. — Том пожал плечами. — А теперь думаю, что не было никогда никакого Караваджо и никакого обмена не было. Теперь я думаю, что все это была просто инсценировка, типичная подстава. Что священник потому и начал тянуть резину. Потому что ждал, что приду не я, а Дженнифер. И он тянул резину, чтобы дать снайперу время отыскать ее в зале.

— Их целью были деньги, и вы это знаете, — сказал Стоукс, раздраженно отмахиваясь от версии Тома. — Уж это мы поняли.

— Дженнифер говорила мне, что дилер, арестованный в Куинсе, назвал вам какое-то имя. Кого-то в Италии, — сказал Том, обращаясь исключительно к Ортицу и продолжая игнорировать Стоукса. — Кто этот человек, которого вам назвали? И связан ли он как-то с итальянской мафией?

— Подождите, так вы считаете…

— Эта информация засекречена, — поспешил перебить Ортица Стоукс. — Брауни слишком многое вам доверила, а вы, — он указал пальцем на Ортица, — этому потакаете!

— Незаконный оборот антиквариата в Италии контролирует мафия, — продолжал гнуть свое Том. — Это мафия решает, кому и где проводить раскопки, и прибирает к рукам все, что достают из-под земли. Мафия имеет на этом миллионы. Да-да, та самая мафия, которая, если верить слухам, держала у себя этого злополучного Караваджо все эти годы.

— Вы это о чем? — Ортиц так увлекся, что уже не замечал злобных взглядов Стоукса.

— Я о том, что это была профессионально выполненная подстава. Что Дженнифер вышла на что-то очень опасное, и полотно это было хорошим предлогом, чтобы выманить ее под пулю.

— Если вы не заблуждаетесь, то… — задумчиво проговорил Ортиц.

— Если я не заблуждаюсь, то поймать снайпера уже не получится. Мы опоздали. Можете, конечно, отдать на анализ оставшуюся от него кровь, но такие люди как привидения — их, считай, нет. Так что анализ крови вам не поможет. А вот попробовать найти заказчика подставы я бы мог.

— Вы могли бы найти заказчиков?! — Стоукс презрительно заржал. — Да кто вам даст-то! Вы и нужду справлять в туалете будете под нашим присмотром еще ой как долго!

— Дайте мне просмотреть ее досье, — сказал Том Ортицу. — Возможно, я вхож в такие места, куда не пустят вас, и могу поговорить с людьми, которых не знаете вы. Но я должен действовать немедленно. Прямо сейчас.

Ортиц хотел что-то сказать, но передумал, стрельнув глазами в сторону зеркала.

— Ага, сейчас, разбежался! — Стоукс снова громко заржал. — Нет, этот парень меня достал! Он и так подвел нас под монастырь, а теперь еще хочет добить окончательно!

— В таком случае либо предъявите мне какое-то обвинение, либо отпускайте! — разозлившись, крикнул Том и вскочил на ноги. — А пока вы просто тратите мое время.

— Я уже сказал вам, Кирк, что вы никуда не пойдете, — ледяным тоном отрезал Стоукс и, поднявшись, направился к двери.

— Извини, парень, но он прав. Так надо. — Ортиц пожал плечами и вышел вслед за Стоуксом.

Дверь за ними захлопнулась, и зеленый глазок электронного индикатора сменился на красный. Том сунул руку в карман брюк и нащупал там электронную карточку-ключ, которую Дженнифер вложила ему в руку в вертолете.

Даже тогда, истекая кровью, перед самой смертью, она знала, как все обернется. Даже тогда она знала, как ему придется поступить.


Виа Гальвани, Тестаччо, Рим 18 марта, 15:12 | Женевский обман | Больница Фатебенефрателли, остров Тиберина, Рим, 18 марта, 15:51