home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Штаб-квартира финансовой полиции, виале XXI Априле, Рим, 18 марта, 16:36

— И когда это произошло? — нахмурившись, спросила Аллегра, возвращая Гамбетте пакетик со свинцовым диском.

— Пятнадцатого, — ответил Гамбетта, осторожно убирая вещдок в коробку.

— Пятнадцатого? — удивилась Аллегра. — Он умер пятнадцатого? Вы уверены?

— Так записано в деле, — в свою очередь удивившись, пояснил Гамбетта. — А почему такой вопрос?

На пятнадцатое приходились мартовские иды, тот самый день, когда две тысячи лет назад был убит Юлий Цезарь. Убийства Кавалли и Риччи связывали не только свинцовые диски, они перекликались и с чем-то другим.

— А что он делал в Риме? — спросила Аллегра, оставив любопытство Энрико без ответа.

— У него дом в Трастевере. Скорее всего приезжал сюда по делам.

— Кто его нашел?

— Речная полиция во время обычного патрульного объезда. Нашли повешенным на одной из статуй моста. Ангел с крестом, если я ничего не запамятовал. Сначала решили, что это самоубийство, а потом разглядели, что у него руки связаны за спиной. К тому же, если бы он сам прыгал с моста, веревка оторвала бы ему голову.

— То есть вы хотите сказать, его сначала погрузили в воду? — В голосе Аллегры прозвучали скептические нотки.

— Течение там очень сильное. Те, кто убивал, хотели, чтобы он подольше помучился.

Судя по возбужденному голосу Гамбетты, он был потрясен так же, как и сама Аллегра при виде мертвого тела Риччи.

— Почему же этим занимается финансовая полиция, а не обычная квестура[10]?

— Сначала так оно и было, пока у станции метро «Дуэ Понти» не нашли его «мазератти», а в нем пятьдесят тысяч евро фальшивыми купюрами под запасным колесом. А фальшивые деньги — это уже наша епархия.

Аллегра озадаченно кивала, начиная понимать, что это и без того нелегкое дело теперь еще больше усложнилось. Расстроенное выражение ее лица, по-видимому, не ускользнуло от наблюдательного глаза Гамбетты.

— У вас все в порядке? Надеюсь, я не…

— Нет, вы все сделали правильно, — успокоила она его. — Я даже думаю, что полковник Галло придет сюда лично поблагодарить вас.

Гамбетта просиял, даже покраснел от натуги — так старался подобрать свое толстое пузо и выпятить грудь колесом.

— А можно мне быстренько посмотреть остальные вещдоки из коробки Кавалли?

— Конечно, можно. Погодите-ка, я поднесу ее вон туда. Там вам будет удобнее. — Энрико отнес коробку к складному столику, над которым был прилажен светильник на прищепке.

— Вот спасибо. — Аллегра улыбнулась. — Вы просто невероятно…

В этот момент в дальнем конце хранилища кто-то постучал в стекло перегородки. Гамбетта прижал палец к губам и прошептал с заговорщицким видом:

— Вы подождите здесь. Пойду избавлюсь от них.

Он потащился к выходу, а Аллегра осталась перебирать содержимое коробки. По большей части там было все, что люди обычно держат в карманах, — мобильный телефон (уже не работающий), какая-то мелочь, очки, сырой коробок спичек и пустая пачка «Мальборо лайт». В бумажнике тоже стандартный набор — деньги, банковские карты, идентификационная карта и множество ресторанных чеков.

Еще там были наручные часы — круглые, изящные, без лишних «наворотов», с черными римскими цифрами, календариком и ярко-оранжевой секундной стрелкой на белом циферблате. На обратной стороне корпуса выгравирована греческая буква «гамма». Ну и ко всему прочему ключи — от дома и от машины, судя по фирменной ключнице, от «мазератти».

Ее отвлекли сердитые крики, доносившиеся из дежурки. Похоже, Гамбетта ругался с кем-то через бронированное стекло. Увидев, что Аллегра смотрит в его сторону, он отошел от стекла, отстегнул от пояса ключи и сделал ей знак спрятаться.

С ключами Кавалли в руках она прошмыгнула в дальний конец прохода. Гамбетта сделал ей большое одолжение, пустив сюда, и Аллегра не хотела подводить его. И все же она не удержалась и выглянула из-за столба, когда он отпирал дверь.

Самого пистолета она даже не разглядела — просто услышала выстрел, эхом разнесшийся по хранилищу. Только тогда она поняла, что произошло, и уж потом увидела, как зашатался Гамбетта, хватаясь руками за горло и взбрыкивая ногами, будто слон, угодивший в западню браконьера. Он еще качался несколько мгновений, пытаясь устоять на ногах, а потом с ревом рухнул на бетонный пол.


Штаб-квартир» ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 10:31 | Женевский обман | Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, федеральный округ Колумбия, 18 марта, 10:37