home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19 марта, 07:22

Дверь открыли, содрав печать, и сразу быстро закрыли. Подождали и осторожно, неуверенными шагами двинулись в глубь прихожей, прямо по направлению к Тому.

Том стоял, прижавшись спиной к стене, и ждал. Когда незваный гость поравнялся с ним, Том резко выпрыгнул и выбил у него из рук пистолет. Но вместо того чтобы воспользоваться преимуществом, он вдруг опешил, по прическе поняв, что перед ним женщина. Этого секундного колебания женщине как раз хватило, чтобы развернуться и закатать ему правым кулаком в челюсть. Том зашатался и выругался. А женщина между тем собралась поднять с пола пистолет, но Том сделал ей подножку и она шмякнулась на перевернутый стул. В считанные доли секунды Том оседлал ее, прижав коленом затылок, и попытался пригвоздить ее руки к полу. Но она, с удивительными силой и проворством извернувшись, схватила его за руку, перекинула через себя и насела сверху.

Потом она снова предприняла попытку добраться до пистолета, но Том, кашляя и задыхаясь, умудрился все-таки схватить ее за лодыжку и потащил на себя. Женщина дрыгала ногой и наконец высвободилась. Кое-как поднявшись на ноги, она нагнулась, подхватила с пола отломанную налетчиками ножку от столика и замахнулась ею. Лицо ее было искажено яростью. От первого удара, нацеленного в голову, Том увернулся, но второй все-таки настиг его — угодил в правое предплечье, которое тотчас онемело. Но Том все же успел второй рукой схватить другой конец металлической ножки и резко отвел ее в сторону. Женщина потеряла равновесие, споткнулась о кучу книг на полу и упала на колени. Когда она поднялась на ноги, Том уже держал в руках ее пистолет, направив дуло ей в живот.

— Trovisi gi'u! — прохрипел он.

Грудь ее вздымалась, она метнула на него пристальный, полный ненависти взгляд и легла лицом вниз, какой приказал. Том обыскал ее, в заднем кармане джинсов нашел бумажник.

— Siedasi l`a! — приказал он, открыв бумажник и пистолетом указав на стул.

Глаза ее горели. Она поднялась, поставила на ножки стул, на который он указал, и села на него.

— Siete un poliziotto? — удивленно спросил он, при виде ее полицейского жетона почти забыв о только что полученных увечьях.

Рослая и физически сильная, она была одета в джинсы, коричневую кожаную курточку и красные туфли-балетки. И была к тому же очень красива — оливкового оттенка кожа, подстриженные неровным каре густющие черные волосы, разноцветные глаза — голубой и карий, — подкрашенные серебристо-серыми тенями. И все же было в ее внешности что-то странное, что-то коробящее, но что именно — Том пока понять не мог.

— Поздравляю, — сказала она. — Вы уже с утра пораньше, пока все люди спят, умудрились напасть на офицера полиции и проникнуть на опечатанное место преступления.

— Где это вы так выучили английский? — Том прекрасно говорил по-итальянски, но ее английский, пусть и с легким акцентом, был почти безупречен.

Она не ответила на вопрос и велела:

— Положите пистолет.

— Вот скажете мне, что вы здесь делаете, и я тогда подумаю, — сказал он серьезно, без всякой улыбки.

— На кого вы работаете? На Галло?

— А кто такой Галло?

— Так это не Он вас сюда прислал? — В голосе ее прозвучали недоверие и вместе с тем затаенная надежда.

— Меня никто не присылал. Я работаю на себя. Ищу Кавалли.

Пауза.

— Кавалли мертв.

— Вот черт! — выругался Том, со вздохом потирая переносицу и устало закрывая глаза. Кавалли был его главной надеждой, с него он собирался начать, чтобы докопаться до Делийской лиги и до заказчиков подставы в казино. — Что значит «мертв»?

Женщина молча качала головой.

— Как это мертв? Что это значит? — настойчиво допытывался Том.

Она молчала, думала, потом, пожав плечами, ответила:

— Его убили. Четыре дня назад. А вам это зачем?

— Я хотел с ним поговорить.

— О чем?

— Ну, для начала вот об этом… — Том протянул ей ксерокопию рисунка с изображением двух змей, обвившихся вокруг сжатого кулака. — Я думал, может, он…

— Где вы это взяли? — спросила Аллегра, не в силах скрыть удивление.

— А вы это уже видели?

— К… Кавалли… У него в кармане нашли свинцовый диск, на котором был отчеканен этот рисунок!

— И вы знаете, что этот рисунок означает? — оживился Том, понадеявшись, что она от удивления потеряет бдительность и это будет ему на руку. Но она уже успокоилась, и во взгляде ее снова сквозили откровенные дерзость и презрение.

— Это означает, что у вас есть пять минут, чтобы убраться отсюда, пока меня не придут искать.

Том внимательно изучал ее лицо. Она явно блефовала.

— Зачем же ждать? — Он протянул ей свой телефон. — Позвоните им, вызовите их сюда.

Она посмотрела на мобильник, потом, ничего не понимая, на него.

Том улыбнулся:

— Никто не знает, что вы здесь, не так ли?

На этот вопрос она не ответила, хотя по лицу и так было ясно.

— Просто отпустите меня, и все, — повторила она. — Вы и так уже по уши в дерьме.

Том собирался что-нибудь ответить, но вдруг его осенило — он понял наконец, что коробило его в ее внешности. Волосы, вернее, то, как они были подстрижены, в особенности сзади. Эта стрижка никак не вязалась с остальным ее обликом. Совершенно очевидно, что волосы она отрезала сама. Причем совсем недавно. А возможно, даже и выкрасила в этот неестественный броский черный цвет.

— А флаконы вы куда дели? — спросил он.

— Что? — Она недоуменно покачала головой, словно решила, что ослышалась.

— Пустые флаконы из-под краски для волос. И волосы, которые вы отрезали. Надеюсь, выбросили в надежном месте? А то ведь те, кто вас ищет, могут их найти и сразу поймут, как вы теперь выглядите.

Аллегра смерила его долгим, испытующим взглядом.

— Кто вы такой?

— Тот, кто может вам помочь. — Том скупо улыбнулся. — Потому что сейчас, как я понимаю, вы в дерьме даже выше ушей.

И, шагнув к женщине, он протянул ей пистолет. Рукояткой вперед.


Виколо деи Паньери, Трастевере, Рим, 19 марта, 07:03 | Женевский обман | Штаб-квартира финансовой полиции, виале XXI Априле, Рим, 19 марта, 07:22