home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

То, что это игра будет самой серьезной в ее жизни, Лаванда поняла в тот день, когда осталась одна.

Стайка сектантов-неофитов, чудом избежавшая устроенных «надзором» облав, рассеялась как дым, но только двуличная белая знала, что они уходят навсегда — засветившие себя перед властями соратники были Посвященным не нужны. Следовало ли ей открыть несчастным глаза на их участь, призвать к сопротивлению? Скорее всего, ей просто не поверили бы. Да и что значил бы их любительский бунт посреди поместья, в три кольца окруженного охранниками-измененными! В Каштадаре Лаванда пару раз видела, на что способны подпавшие под Духовный Патронат люди и на милосердие не рассчитывала. Оставалось лишь глубже погружаться в образ горожанки Табрет и ждать. И вот — тишина.

Решение собственной участи белая предпочла дожидаться во внутреннем дворике особняка Эвергринов (заодно, можно подумать насчет последнего сюрприза, который гарантировано привлечет внимание к усадьбе, но, скорее всего, будет неверно истолкован). Лаванда сидела в молчании, это был единственный жест скорби, который она могла себе позволить. В кустах перепархивали мелкие птички, в лучах солнца сверкали разноцветные стрекозы, удерживаемые магией в пределах маленького сада. До человеческих бед и огорчений им не было никакого дела.

То, что она находится в фокусе чьего-то внимания, Лаванда поняла гораздо раньше, чем подошедший ее окликнул. Волноваться попусту шпионка не стала — убийце проще было бы сделать свое дело в доме, в саду слишком просторно, того и гляди — жертва убегать начнет, а там камни лежат всякие… Она подняла глаза, и некоторое время пыталась осознать масштабы возникших проблем, старательно давя при этом любые проявления эмоций. Лавируя по узким дорожкам, к ней приближался благообразный бородатый мужчина, не узнать которого было невозможно — всю сознательную жизнь Лаванды его изображения нет-нет да и мелькали на виду. Леон Хаино был старейшим преподавателем академии эмпатов и, с легкой руки своих учеников, получил многозначительное звание «мэтр». «А ведь его проницательность еще до моего рождения вошла в легенды!» Лаванде стало нехорошо.

Она только что разоблачила в недостойных связях видного общественного деятеля, фактически — лидера белой общины, отметившегося и в поддержке новых веяний культуры и в борьбе с пережитками Инквизиции. Какие из его поступков служили торжеству дела Искусников, а какие — были камуфляжем? Кроме того, Леон Хаино — очень сильный маг, звание магистра магии он не получил только из-за декларируемой «сильной занятости» (или потому, что магистры — единственные белые, обязанные оставлять в НЗАМИПС кристалл с отпечатком ауры?).

Как-то в детстве Лаванде прочитали сказку, в которой злодеем оказался самый лучший из героев. Белая долго плакала. «Такие сюжеты не должны выходить за пределы романов!»

— Я заметил, вы сидите в одиночестве, — мягко улыбнулся оживший кошмар Лаванды. — Ваши друзья сейчас в отъезде, но, возможно, я смогу их заменить?

«А голос-то какой знакомый! Хотела поймать Посвященного, дура старая? На!»

Белая робко улыбнулась и подвинулась на узкой скамеечке. Пускай шансов на успех у нее не было, но разрушать игру шпионке не позволяла гордость.

И началось самое странное противостояние из всех возможных: искуснейшая из притворщиц столкнулась с проницательнейшим из эмпатов. От немедленного краха Лаванду спасало то, что мэтр Хаино пока не знал о происходящей между ними дуэли, а потому переоценивал свои возможности. Или наоборот, смотрел на них трезво? Искусник ни мгновения не сомневался, что белая полностью разделит его взгляды. Хотела бы шпионка понять, на чем зиждется такая самоуверенность…

Впрочем, нет, попытка понимания действий Посвященного была чревата: «Понимая — уподобляешься!» Поэтому Лаванда не понимала, настойчиво и отчаянно. Пока не достигнуто полное тождество, пока остаются противоречия, личность, погребенная под завалами лжи, имеет шанс воскреснуть.

Нельзя сказать, что мэтр Хаино был изобретательнее Дэрика в части поиска аргументов, но невербальные методы воздействия использовал не в пример искусней.

«У нас даже в армейском сыске так мозги не парят!» — возмущалась полковник Килозо после очередных невинных посиделок с пряниками.

Месяц-другой это было забавно, а потом начало утомлять. В отличие от покойного помощника, мэтр Хаино не смущался, не отступал, не ослаблял давления и не упускал свою новую знакомую из вида. Что хуже: Лаванда не была уверена, что неожиданность поможет ей ускользнуть из-под такого плотного надзора. И потом, каков результат? Слово армейского полковника против слова уважаемого члена общества. Здесь не передовая и не ближний дозор, простого знания не достаточно, нужны доказательства.

«Придется ловить их на горячем. Вот только на моих глазах он ничего такого не делал, а труп Дэрика — пойди, найди. Все измененные — слуги Эвергрина, тех, кто засветился в Септонвиле, уже нет в живых. Заслужить большее доверие не получится, не обманув Хаино, а он чувствует, что я не так проста. Остается надеяться на случай».

Установился паритет: Лаванда не могла быть еще более лживой, а мэтр Хаино — еще более убедительным. Осталось понять, чье терпение кончится раньше. Что сделает Искусник, если ему наскучит возиться с бестолковой белой: забудет о ней или предпочтет зачистить концы?

Шли дни, недели, месяцы, сменялись убежища и времена года. Новостей извне шпионка не получала и даже газеты попадали ей в руки через раз. В минуты слабости Лаванде начинало казаться, что полковник армии — это сон (ну, какой может быть шпион из белого!), а вся ее жизнь на самом деле протекала в тихом городке Септонвиль, в окружении кошек и племянников. Иногда она просыпалась ночью с паническим желанием бежать, спасаться и с большим трудом удерживала себя от совершения глупостей. Были и рациональные тревоги: даже если ей удастся добыть убийственный компромат на Хаино, сведения нужно будет как-то переправить властям, причем — быстро, а свободный выход из владений Искусников она не заслужила. Следовало завербовать помощника (среди фанатичных сектантов!), не обязательно осознающего последствия своих действий.

Случай благоволит подготовленным, а ищущие — обрящут. В начале весны Хаино неожиданно подхватился и уехал, оставив многочисленную паству в собственном особняке неподалеку от Дрейзела. С собой Искусник взял нескольких проверенных сектантов и рыжего Гертани (по мнению Лаванды, занявшего место Дэрика). Опасность разоблачения ненадолго отступила, пришло время действовать. На роль «крота» у шпионки уже было два кандидата: пожилой алхимик, мрачный и нелюдимый тип по имени Чон Адарик и молодой парень, не занимавший в иерархии секты какого-то определенного положения (лопоухого коротышку звали Сэмом). С остальными сектантами Лаванда связываться не решалась (сплошь восторженные идиоты или измененные), но и этих двоих требовалось тщательно прощупать. Времени, конечно, мало, но спешка погубит все! Работу шпионки упрощал введенный Хаино обычай собираться вечером для совместного времяпрепровождения, который никто и не думал отменять — Учитель уехал, но личность Посвященного давила на обитателей особняка, подобно мельничному жернову. Итак, кого же выбрать?

Мрачность Адарика можно было истолковать как разочарование в деле Искусников и готовность отмежеваться от секты, но такие выводы нужно было чем-то подтвердить. Сэм выглядел легкомысленно и флегматично, давал окружающим нарочито глупые советы, улыбался шуткам, но искреннего смеха Лаванда от него не слышала. Иногда во взгляде юноши белой чудилось нечто неуместное (Презрение? Ненависть? Брезгливость?). Оба выглядели чуть ненормальными, но это в данном случае не считалось.

Вопрос разрешился сам собой. Во время очередного вечернего сборища Адарик, спокойно читавший в своем углу газету, пришел в неописуемое возбуждение. Он принялся бегать по гостиной, багровея на глазах, совать всем под нос скомканную бумагу и выкрикивать какие-то невразумительные «эт», «вот», «ава». Лаванда была не на шутку испугана.

— Спокойней, Чони, — усмехнулся Сэм, и голос у него при этом был гаденько-снисходительный, — мы поняли, что ты хотел сказать.

Адарик повернул к нему перекошенное лицо, издал что-то вроде «та-та-та» и убежал куда-то, размахивая руками. Сэм спокойно вернулся к своему занятию — он вышивал крестом.

Из любопытства, Лаванда подобрала растерзанную газету и попыталась найти в ней взволновавшую Искусника статью. Ничего не получалось. Подошел Сэм, расправил скомканный лист и показал пальцем — господин Михельсон довольно едко отвечал на критику общественной комиссии и министерского Круга. Силовым ведомствам предлагалось сократить расходы, на что министр Общественной Безопасности отвечал перечислением недавних событий (начиная от войсковой операции в Арангене и кончая противостоянием в Финкауне), а потом спрашивал, чьими жизнями правительство предлагает оплатить заявленную экономию. Все логично и в рамках публичной полемики.

— Хаино входит в эту комиссию, и идея с тем, чтобы платить магам меньше денег — тоже его.

Очень в духе Искусников — сначала поднять бучу, а потом предложить разогнать тех, кто следит за порядком!

— Комиссия создавалась два года назад, — пояснил Сэм, заметив ее сомнения. — Тогда ситуация была несколько иной и многое из того, что произошло, не планировалось.

Да, вряд ли срыв ритуала был для сектантов в порядке вещей. Лаванда осторожно кивнула, и молодой Искусник убрался к своим пяльцам. Итак, один кандидат естественным образом отсеялся, выбора не осталось, а задача не облегчилась. На следующий день Лаванда подсела к Сэму. Парень закатил глаза:

— Тебе что, заняться нечем?

— Нечем, — робко кивнула белая.

— Пойди, вон, Милене с козлятами помоги!

Лаванда обиженно надула губки:

— Они бодаются!

Сэм тяжело вздохнул и уткнулся в пяльцы. Надо сказать, получалось у него очень здорово. Белая загорелась идеей:

— Научи меня тоже!

— Нет.

— Научи!

— Нет.

— Научи, научи, научи.

Главное, хотя бы один раз добиться своего, дальше пойдет легче. Жаль, что в ее возрасте трудно сойти за милую кошечку! Впрочем, маги выглядят молодо. Сэм сопротивлялся три дня (не иначе, сказывалась практика с Хаино), но вынужден был уступить. Лаванде были вручены пяльцы, бязь, нитки и рисунки.

— Наверное, это очень приятно — создавать красоту, — зашла шпионка на цель с другой стороны. Ей срочно требовалось втереться к парню в доверие. В гостиной они сидели вдвоем.

— Я тебе один раз скажу и больше повторять не буду, — буркнул Сэм. — Я ненавижу вышивать и красота мне до синей лампочки!

— Тогда зачем… — опешила белая.

— Затем, что пока я занят, ко мне никто не лезет. Поняла?

Лаванда поняла: ей подвернулась невероятная удача — встретить ренегата в рядах секты. Осталось понять, почему он до сих пор жив, и убедить в дружеских намерениях. За ту неделю, что оказалась в ее распоряжении, Лаванда сумела вызвать лишь удивление и недоверие — Сэм смотрел на нее как на собаку, внезапно сказавшую «мяу!». Потом вернулся Хаино и опять начал портить шпионке диспозицию.

Посвященный ворвался в усадьбу под вечер, как блудный дух — голодный и осунувшийся. Следом за ним двое непроницаемо спокойных измененных пронесли маленький, но тяжелый сундучок. Отправившиеся с Хаино сектанты, как ни странно, вернулись все.

Лаванда немедленно перебралась в гостиную — слушать сплетни. Разговоров только и было, что о возвращении Учителя, но, увы, для шпионки ценность этих слов была не то, что нулевая — отрицательная. Ну, какую пользу можно извлечь из того факта, что Посвященный не поздоровался в коридоре с девицей Б.?

После часа бессмысленной болтовни слуга-измененный незаметно отозвал Лаванду в сторону — с ней хотели поговорить.

Хаино успел умыться и переодеться, из его глаз исчез лихорадочный блеск — маг вполне контролировал себя. «Значит, на откровения рассчитывать не приходится».

— Посмотри на это, Касси!

На столе лежали семь небольших стеклянных дисков с металлической инкрустацией, некоторые — в бурых разводах. Лаванда быстро сглотнула — она так и не приучила себя равнодушно относиться к виду крови.

— Знаешь, что это?

— Нет, — виновато улыбнулась белая.

— Это — Ключи! Если их правильно использовать, они нарушат работу одного очень древнего артефакта. О нем почти никто не знает, его части разбросаны по всему миру и укрыты в таких местах, куда ни один человек не может проникнуть. Тайники охраняют рукотворные чудовища, по сравнению с которыми все конструкты Белого Халака — жалкие поделки! Но создатели оставили для себя лазейку — на артефакт можно воздействовать через эти Ключи… Возможно, ты захочешь спросить, для чего такие сложности? Что совершает это устройство, по сравнению с которым тысячи оружейных проклятий — всего лишь мерцание свечи?

Лаванда старательно хлопала глазами. Искусник говорил уверенно, но божественный замысел не поминал, и это заставляло заподозрить его в лукавстве.

— Проклятый артефакт открывает врата, соединяющие наш мир с Потусторонним! Стоит нарушить его работу, и нежити потеряют возможность проникать сюда. Долгие годы Ключи были спрятаны, но, наконец, я ими завладел. Разве это не прекрасно?

Угу, туши свет, зови Шороха.

Избавить мир от Потустороннего! Любой белый, узнав о таком, должен был отдаться Искусникам душей и телом. Но как быть с тем, что Посвященный говорил мертвому Дэрику, уже не рассчитывая быть услышанным? Не похоже было, что тогда нежити мешали Делу Света. И как ей скрыть свои сомнения от эмпата? Нужно было найти противоречие, любой ценой. Найти, либо перестать сопротивляться.

— Я не понимаю, Учитель. Если эта вещь призывает нежитей, зачем древние вообще ее создали? Они ведь жили здесь!

— Они были поражены скверной и жаждали власти.

— Потустороннее не дает власти, лишь создает проблемы, если они настолько хорошо его познали, то не могли этого не понимать. Такую гигантскую мощь не под силу создать безумцу-одиночке. Возможно… — Лаванда попыталась ухватить за хвост какую-то важную мысль. — Эта штука делает что-то еще?

Мэтр Хаино окинул собеседницу тусклым взглядом. Впервые за время их знакомства, перед Лавандой стоял не обаятельный, полный энтузиазма и уверенности в своей правоте борец, а что-то… Вот именно — что-то. Белая едва удержалась от дрожи. Не истинные ли мысли Хаино отразились сейчас на его лице? Но мгновение раздумий миновало, Посвященный принял решение. На счастье Лаванды, он был все еще уверен в своих силах и не видел в ней угрозы.

— Что же, к примеру, она может делать? — печально усмехнулся он. — Думаю, тебе следует больше узнать о древних. Далеко не все из них отличались мудростью.

Кто бы сомневался! Но для Искусника мысль довольно революционная.

Весь остаток дня Лаванда помогала садовнику: во-первых, это позволяло успокоить нервы, а во-вторых — приучало охранников видеть ее рядом с забором. Возможно, скоро бегство окажется единственным разумным выходом. Во время очередного хождения за тяпкой в кустах обнаружился притаившийся Сэм. Парень смотрел на нее с некоторой… завистью?

— Следующий раз он тебя убьет, — заявил молодой Искусник. — Не думай, будто он не может.

— Я и не думаю, — пожала плечами Лаванда. — А ты считаешь, что находишься в безопасности?

— Какая разница, — тоскливо вздохнул коротышка и ушел не прощаясь.

Отвратительная манера! Первым делом надо заставить мальчишку объясниться.

На следующий день белая подкараулила Сэма после завтрака, подкралась сзади и вцепилась в локоть.

— Здравствуй, здравствуй! — весело щебетала она. — Хочешь, пойдем погулять в парк?

— Нет! — Сэм тщетно пытался отцепить от себя назойливую женщину.

— А давай все-таки пойдем погулять в парк? — продолжала Лаванда тем же тоном.

Пару минут парень покочевряжился, а потом как миленький пошел в парк. Твердой рукой шпионка направила кавалера к месту, казавшемуся ей более-менее безопасным — заросшей аллее между прудом и компостными кучами.

— Колись, что у тебя с Хаино, — возбужденно зашептала Лаванда, заталкивая добычу в кусты и бдительно следя, чтобы в пределах досягаемости жертвы не оказалось какого-нибудь оружия.

Сэм, сжимавший кулаки так, словно уже огрел белую лопатой, раздраженно дернул плечом:

— Я — его потомок, в каком-то там колене, а он после Гирейна свое потомство из виду не упускает.

Лаванда удивленно присвистнула. Это немного не вязалось с образом мисс Табрет, но перед этим мальчиком она не собиралась притворяться. Сэм понял ее по-своему.

— Вот-вот. Он четыреста лет заботился о том, чтобы в семью входили только самые сильные волшебники, словно быков разводил. А потом рождаюсь я — ни разу не маг. Весело?

Лаванда сочувственно покачала головой. Такое бывает: обычный ребенок — в семье одаренных, одаренный — в семье обычных людей. У черных такая путаница происходит сплошь и рядом, создавая массу неудобств родителям, белые реже появляются на свет случайно и обычно это не считается проблемой (особенно — в сравнении). Вот только сомнительно, что мэтр Хаино с пониманием отнесся к возникшему казусу. Шпионку посетила неожиданная мысль.

— Он вообще-то спрашивал тебя, хочешь ли ты ему помогать?

Сэм едва не подавился смехом.

— Ты — нечто! — заявил он, отсмеявшись. — Применительно к нему слово «нет» звучит как глупая шутка.

— Но ты хочешь сказать «нет», — настаивала белая.

— Теперь — хочу, — снова посерьезнел Сэм. — Только уже слишком поздно.

— Ну, это мы еще поглядим! — нахально заявила Лаванда и ушла первой. Один-один!

Итак, в ее распоряжении был практически готовый агент, он же — свидетель, оставалось завладеть какой-нибудь ценной уликой и унести ноги. В том, что Сэм пойдет за ней, шпионка не сомневалась ни мгновения, но судьбе снова угодно было преподнести сюрприз.

Ночью Лаванду разбудил охранник-измененный (от неожиданности белая едва не облегчилась прямо в постель).

— Учитель просит вас собрать минимум вещей и подойти к беседке у пруда. Соблюдайте тишину.

Лаванда подчинилась, лихорадочно соображая, что бы все это могло значить. Не получит ли она сейчас искомую улику? «Или квартирку метр на два».

К пруду осторожно пробирались разбуженные охраной люди. Фонари не горели, но шпионка отлично ориентировалась в предрассветном сумраке — сад она успела изучить, как свои пять пальцев. Пол беседки был поднят, открывая жерло подземного хода, туда-то все и уходили.

«Зачем такие сложности? Вряд ли для секретной операции подходит толпа не выспавшихся теток!»

Впрочем, женщин кроме Лаванды было только двое. Сектанты молча спускались по узкой деревянной лестнице и гуськом уходили через земляной лаз. В темноте шпионка то и дело наступала на палки и бревна, оставшиеся от сбитого крепежа, оптимизма это не прибавляло. «Как бы все тут не ухнуло нам на головы».

Хаино ждал избранных соратников в небольшой роще, расположенной метрах в трехстах от забора усадьбы. Тоннель из густого кустарника отлично укрывал их от посторонних глаз, всего собралось с десяток сектантов. Лаванда приветливо кивнула Сэму и еще паре знакомых. Рыжий Гертани поигрывал ножом (на взгляд шпионки — довольно вызывающе), Чон Адарик нервно морщился и дергал плечами (с ним здороваться не хотелось). Все чего-то ждали, глядя в сторону покинутого дома.

Внутри лаза что-то гулко бухнуло, Лаванду окатила волна влажного воздуха. Хаино помедлил немного, словно дожидаясь какого-то знака, не получил его, и потерял к поместью всякий интерес.

— Сегодня наймиты колдунов нанесли по нашему убежищу подлый удар, — объявил он собравшимся. «Неужели гражданские тебя раскололи?! Молодцы!»

— К сожалению, нашим братьям не удалось задержать преследователей. «Интересно, что должно было произойти, учитывая, что почти все спали?»

— Теперь нам придется бежать и скрываться, но мы продолжим нашу борьбу! «Понятно, это такой фирменный стиль — бросать соратников в зубы гончим».

Лаванда не испытывала торжества, но не потому, что повода не было. Великий Посвященный казался ей слишком спокойным и слишком довольным для того, кто все потерял. Сэм, кажется, был с ней солидарен, а вот Гертани явно паниковал.

— Учитель, неужели все пропало? Они возьмут архив, допросят людей! Это — провал!!!

«Гм. Не потому ли из подвала попахивало керосином? Нет-нет, это уже ни в какие ворота…» Мэтр Хаино снисходительно улыбнулся.

— Контролируй свои эмоции, мой мальчик. Могучий, но глупый враг становится уязвимым тогда, когда уверен, что победил. Наше дело потребует лишь чуточку больше времени. Мистер Адарик!

Мрачный алхимик поднял скрипичный футляр (пожалуй, слишком тяжелый для хрупкого инструмента) и пошел следом за господином. Лаванда внутренне вздохнула и устремилась следом. Теперь ее шансы на побег возросли, как никогда, но именно сейчас она не имела права устраниться от дела. Коротышка Сэм плелся последним.


Глава 4 | Трилогия «Житие мое» | Мертвый сезон