home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фальшивка Горбачев—Яковлев


Текст секретного протокола к договору о ненападении между СССР и Германией — безусловная фальшивка. Чтобы это определить, его можно и не читать.

Во-первых. Когда пишутся секретные документы, то тот, кто их пишет, знает, что документ секретный, поэтому начинает его писать с того, что в правом верхнем углу еще чистого листа бумаги пишет гриф секретности, к примеру: "Для служебного пользования" или "Совершенно секретно". После этого начинает писать название документа, и ему нет никакой необходимости упоминать в названии слово «секретный». Можете просмотреть горы подлинных документов, и ни в одном не найдете упоминание секретности в названии. Кроме той фальшивки, которую Горбачев—Яковлев явили Съезду народных депутатов СССР под видом протокола к договору, который они тут же назвали "пактом Молотов—Риббентроп".

Второе. Достаточно посмотреть, как геббельсовцы вводили в оборот этот "секретный протокол", который, кстати, этим своим названием должен был вызвать у обывателя впечатление чего-то преступного (дескать, честное дело не засекретили бы).

Текст Договора и все протоколы к нему это и есть собственно Договор. Без протоколов этого договора не существует, поскольку договаривающиеся стороны исполняли его в комплексе всех условий — и открытых, и секретных. Поэтому все подлинники протоколов и подлинный текст Договора должны были быть сшиты между собой и храниться в архиве в одной папке. Это же не сложно понять: представьте, что министру иностранных дел вдруг потребовался этот Договор, и что — текст его побегут искать в Архиве внешней политики (АВП), а протокол — в Архиве Политбюро ЦК КПСС, сегодня — в Архиве Президента России (АП)? Но Горбачев и Яковлев объявили съезду и миру, что подлинника протокола к договору о ненападении нет, а в АВП есть только подлинный текст Договора и к нему машинописная копия секретного протокола. Причем у них хватило ума для придания видимости, что эта «копия» — действительно копия протокола, и почерком Молотова вверху листа сфальсифицировать: "Тов. Сталину (подпись Молотова)". Но Сталин никогда в наркомате или министерстве иностранных дел не работал, посему адресованные ему документы никак не могли храниться в Архиве внешней политики. Кроме того, Сталин до буквы знал этот протокол, в его присутствии подписанный Молотовым и Риббентропом, иными словами, на кой овощ Молотов адресовал бы Сталину машинописную копию того, что Сталину и так было прекрасно известно? Кроме того, сделать копию секретного документа — штука очень не простая, поскольку тем руководителям СССР, кто имел право его читать, немедленно принесли бы и показали подлинник этого документа. Тогда для кого сделана копия?

Но и это не все. До 1993 г. во всех сборниках документов текст секретного протокола фигурировал как "машинописная копия". А вот в сборнике документов по Катынскому делу академической части бригады Геббельса "Катынь. Хроника необъявленной войны" этот протокол уже фигурирует как подлинник со ссылкой на Архив президента и на "…Документы внешней политики. 1939 г." Т. XXII. Кн. 1, с. 632.

Что касается второго источника, то в нем подлинник так и не был опубликован, поскольку в примечании к тексту сообщается: "Печат. По сохранившейся машинописной копии АВП РФ, ф. 06, оп. 1, п. 8, д. 77, л. 1–2". (Лгут, мерзавцы, на каждом шагу!) А что касается Архива Президента, то "просеките фишку", — как говорит сегодня молодежь: в архиве, где этот подлинник должен лежать (АВП), его нет, а лежит «копия», которая (если бы она была мыслима), должна лежать в архиве Политбюро (АП). Но она здесь не лежит, зато в архиве Политбюро лежит «подлинник» протокола. От изделий Горбачева—Яковлева фальшивками воняет на версту.

Произошло вот что. Когда по заданию Горбачева фабриковался "секретный протокол" (после уничтожения, естественно, его подлинника), были живы еще многие, кто в те годы его видел. Скажем, был еще жив Л.М. Каганович, член тогдашнего Политбюро ЦК ВКП(б). Эти люди могли вспомнить, что было написано в подлинном протоколе, и могли уличить подонков. Тогда Горбачев и Яковлев выкрутились бы тем, что это, дескать, машинистка ошиблась, когда копию делала. Прошли годы, свидетели умерли, архивы СССР поступили в распоряжение подлейших негодяев, которые их уничтожают и изготавливают фальшивки, и российские геббельсовцы наконец «сварганили» «подлинный» протокол, но положить его туда, где он обязан был храниться, — к тексту договора в Архиве внешней политики, — они не смогли, поскольку сами же объявили, что его там нет. Вот и определили ему место в АП.

Теперь немного о фальшивках вообще, поскольку далее нам все чаще и чаще придется заниматься только ими. Фабрикуют фальшивки тремя основными способами (и их комбинациями): полуподлым, подлым и сверхподлым.

По первому способу — академическому или полуподлому — из текста реального документа выбрасываются слова и предложения так, чтобы усеченный текст изменил свой смысл. Скажем, Сталин когда-то реально сказал или написал: "Нацисты — это не хорошие люди". Доктор исторических наук напишет: "Сталин сказал: "Нацисты — это… хорошие люди".

По второму способу — журналистскому или подлому — делается примерно то же, только наглее и троеточия не ставятся.

По третьему способу — сверхподлому или способу архивистов, спецслужб и прокуроров — фабрикуется членский билет Сталина в НСДАП с личной подписью Гитлера на билете и со всеми необходимыми печатями и штампами. (К примеру, сегодня любую печать или штамп вам изготовят примерно за 80 рублей.)

Пока общих сведений достаточно, давайте вернемся к секретному протоколу к договору о ненападении между СССР и Германией.

Безо всяких сомнений, его фабриковали комбинацией второго способа с третьим. То есть, взяли текст подлинного протокола, усекли его так, чтобы изменить смысл, а затем вызвали из КГБ специалистов по подделке почерков и оформили фальшивку подписями и штампиками. В то время по-другому фальсификаторы поступить не могли. Они, может, и хотели бы полностью сфабриковать текст, но ведь помимо отечественных свидетелей, его смысл был прекрасно известен и за рубежом, скажем, Черчилль этот протокол чуть ли не цитирует. Во-вторых, подонки безмозглы, и они инстинктом чувствуют свою безмозглость, поэтому опасаются сильно уж выдумывать исторические тексты, боясь наделать глупостей. И у фирмы Горбачев—Яковлев получилось вот такое изделие:


Глава 2.Попытка СССР спасти Польшу | Польша в НАТО? | к Договору о ненападении между