home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


О славянской солидарности


Такой вот момент. Послы всех стран, исполняя свой долг, оставались в Варшаве. Но послы — это те, кто связывают свои правительства с польским. С кем им было связываться, если они не знали, где находится удирающее польское правительство? Или послы должны были за ним гнаться? Так ведь не угонишься: удрав из Варшавы 5-го, оно 9-го уже удрало из Люблина, а 13-го — из Кременца в Залещики.

Та часть нынешних «геббельсовцев», которой руководит бывший член Политбюро ЦК КПСС Яковлев, из кожи лезет, чтобы создать видимость, будто польское правительство как-то функционировало: "11 сентября Шаронов перед отъездом из Польши, сославшись на плохую связь с Москвой, заверил министра Бека, что "вопросы различных поставок актуальны… и выразил свой оптимизм в отношении расширения советских поставок в Польшу". Действительно, из Москвы около 10 сентября от посла В. Гжибовского была получена информация о мобилизации нескольких призывных контингентов в западных областях СССР, указывающая на возможность активного включения Красной Армии в польско-германский конфликт. Однако сам посол признал масштаб этой подготовки недостаточным "для серьезного военного участия".

Вчитайтесь в то, что здесь написано. Посол СССР в Польше из-за плохой связи выехал из Варшавы в Москву. А в Москве, в условиях хорошей связи, он при ком должен быть послом СССР? При Сталине? Получается, что его на вокзале в Варшаве 11 сентября провожал Бек, который был очень заинтересован в поставках в Польшу. "Действительно" — пишут «геббельсовцы». А что действительно? А действительно, согласно «геббельсовцам», то, что в ответ на запрос о поставках от 11 сентября посол Польши в Москве 10 сентября ответил: в СССР начата мобилизация. Да, работа кипела. Как видите, антисоветчики хотят создать иллюзию, будто польское правительство не просто удирало в Румынию, задрав фалды и подмывшись скипидаром, а на ходу принимало послов иностранных государств, получало сообщения от своих послов, т. е. существовало как правительство.

В этом плане анекдотично вручение Советским Союзом ноты Польше. Посол Польши в СССР Гжибовский отказался ее принять. А это как понять? Ведь посол — это не король Польши. Это всего лишь представитель своего правительства при правительстве иностранного государства. Не его собачье дело делать выводы по переписке правительства. Он обязан принять ноту и передать. Чего это он королем себя возомнил? На этот вопрос ответим чуть ниже, а сейчас образчик польского идиотизма. Не принимая ноту, Гжибовский заявил: "…Суверенность государства существует, пока солдаты регулярной армии сражаются… То, что нота говорит о положении меньшинств, является бессмыслицей. Все меньшинства доказывают действием свою полную солидарность с Польшей в борьбе с германщиной. Вы многократно в наших беседах говорили о славянской солидарности. В настоящий момент не только украинцы и белорусы сражаются рядом с нами против немцев, но и чешские и словацкие легионы. Куда же делась ваша славянская солидарность? … Наполеон вошел в Москву, но, пока существовали армии Кутузова, считалось, что Россия также существует".

С какой германщиной сражалась армия польского суверенного государства в тогда польской части Белоруссии, свидетельствует хроника вхождения наших войск в эти районы: "С утра 19 сентября из танковых батальонов 100-й и 2-й стрелковых дивизий и бронероты разведбатальона 2-й дивизии была сформирована моторизованная группа 16-го стрелкового корпуса под командованием комбрига Розанова… В 7 часов 20 сентября ей была поставлена задача наступать на Гродно. Продвигаясь к городу, мотогруппа у Скиделя столкнулась с польским отрядом (около 200 человек), подавлявшим антипольское выступление местного населения. В этом карательном рейде были убиты 17 местных жителей, из них 2 подростка 13 и 16 лет. Развернувшись, мотогруппа атаковала противника в Скиделе с обоих флангов. Надеясь остановить танки, поляки подожгли мост, но советские танкисты направили машины через огонь и успели проскочить по горящему мосту, рухнувшему после прохода танков, на другой берег реки Скидель. Южнее плавающие танки самостоятельно форсировали реку. Однако окруженный противник отчаянно сопротивлялся в течение полутора часов и бой завершился лишь к 18 часам".

Как видите, нехорошая Красная Армия не давала полякам убивать белорусских детей, а по Гжибовскому это убийство подростков было отпором "германщине" и "солидарностью меньшинств" с Польшей.

Это еще куда ни шло: по крайней мере это могло быть осмысленной брехней посла. Дальше интереснее — посол Польши заговорил о "славянской солидарности". Сам участвовал в том, чтобы Польша напала на славян-чехов, сам участвовал в том, чтобы Польша ни в коем случае не заключила союза со славянами СССР. Ну кто, кроме наглого идиота, мог после этого вспомнить о славянской солидарности?

Кроме того, Гжибовский мог вспомнить о битве при Грюнвальде, когда поляки и русские вместе сражались с немцами, а он почему-то вспоминает о войне 1812 г., когда поляки вместе с французами жгли и грабили Смоленск и Москву. И вот ведь грамотей — столько лет сидел послом в Москве и не знает, что в 1812 г. она была просто большим городом России, а столицей России был Петербург. Поразительный идиотизм! Правда, еще более поразительным образцом идиотизма является комментарий антисоветчиков к этому посольскому бреду: "Информация посла была точной, юридическая трактовка ноты — безупречной".

Но я вспомнил об отказе Гжибовского принять ноту не поэтому. Яковлевские «геббельсовцы» начало приведенного выше выступления посла мошеннически и подло «подправляют». Как вы могли прочесть, они написали: "Гжибовский категорически отказался принять прочитанную ему Потемкиным ноту, заявив, что "ни один из аргументов, использованных для превращения договоров (польско-советских. — Авт.) в клочок бумаги, не выдерживает критики. Глава государства и правительство находятся на территории Польши… солдаты регулярной армии сражаются". «Геббельсовцы» выбросили из речи посла, даже не обозначив купюры троеточием, как это требуется для полуподлой фальсификации, два слова, ключевых для понимания обстановки. Вот этот текст (выброшенные слова выделены мною): "Ни один из аргументов, использованных для оправдания превращения польско-советских договоров в пустые бумажки, не выдерживает критики. По моей информации, глава государства и правительство находятся на польской территории".

То есть, утром 17 сентября посол не имел представления, где находится польское правительство, и не имел с ним даже радиосвязи. Приняв ноту, он обязан был бы ее передать правительству, но передавать-то было некому. И Гжибовский, используя всю свою наглость, отчаянно отбивался от исполнения своих обязанностей — от принятия ноты.

Геббельсовцы Яковлева мошеннически усекли и следующее предложение в речи Гжибовского, выбросив из него слова "Суверенность государства существует, пока…" и оставили только "…солдаты регулярной армии сражаются", превратив тем самым пустопорожнюю болтовню посла в утверждение, которого Гжибовский на самом деле не делал, поскольку как сражается польская армия, уже всем стало понятно.

На самом деле все было не так красиво, как вспоминал Гжибовский. Вручавший ему ноту заместитель наркома иностранных дел Потемкин сообщил, как проходило вручение:

"Я возразил Гжибовскому, что он не может отказываться принять вручаемую ему ноту. Этот документ, исходящий от Правительства СССР, содержит заявления чрезвычайной важности, которые посол обязан немедленно довести до сведения своего правительства. Слишком тяжелая ответственность легла бы на посла перед его страной, если бы он уклонился от выполнения этой первейшей своей обязанности. Решается вопрос о судьбе Польши. Посол не имеет права скрыть от своей страны сообщения, содержащиеся в ноте Советского правительства, обращенной к правительству Польской республики.

Гжибовский явно не находился, что возразить против приводимых доводов. Он попробовал было ссылаться на то, что нашу ноту следовало бы вручить польскому правительству через наше полпредство. На это я ответил, что нашего полпредства в Польше уже нет. Весь его персонал, за исключением, быть может, незначительного числа чисто технических сотрудников, уже находится в СССР.

Тогда Гжибовский заявил, что он не имеет регулярной телеграфной связи с Польшей. Два дня тому назад ему было предложено сноситься с правительством через Бухарест. Сейчас посол не уверен, что и этот путь может быть им использован.

Я осведомился у посла, где находится польский министр иностранных дел. Получив ответ, что, по-видимому, в Кременце, я предложил послу, если он пожелает, обеспечить ему немедленную передачу его телеграфных сообщений по нашим линиям до Кременца.

Гжибовский снова затвердил, что не может принять ноту, ибо это было бы несовместимо с достоинством польского правительства".

Как видите, посол Польши не имел ни малейшего представления, где находится правительство Польши, а это равноценно тому, что этого правительства просто не было, поскольку оно уже ни кем не управляло. Судя по всему, "гнуснейшие из гнусных" уже два дня как были в Румынии. Попытка посла соврать, что Бек, де, в Кременце, немедленно провалилась после предложения Потемкина связаться с этим городком. И не мудрено, по сообщению Типпельскирха польское правительство уже 13 сентября было не в Кременце, а в пограничном городке Залещики на румынской границе и 16-го — в Румынии.

Что оставалось делать Советскому Союзу? И 17 сентября 1939 г. СССР вводит войска на ту часть своей территории, которая была определена ему Антантой по итогам Первой мировой войны и которую Польша оккупировала в 1920 г. Вот этот факт нынешние «геббельсовцы» оценивают как "удар в спину сражающейся Польше", а в сочетании с секретным протоколом к пакту о ненападении между Москвой и Берлином, — как акт агрессии, подлежащей осуждению по Уставу Нюрнбергского военного трибунала.



Гнуснейший главнокомандующий | Польша в НАТО? | Оценки мировой общественности