home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 34

Незавершенность

— Я бы умер, — продолжил он, — если б не знал, что ты еще здесь, принцесса. Полагаю, именно это не позволило мне сдаться окончательно. Мысль о том, чтобы тебя найти. Ну и, разумеется, мои кошмары.

Пока он это говорил, два нитевидных создания выскользнули из укрытия в лохмотьях, что были на нем надеты, и обернулись вокруг шеи. Хотя их прежняя яркость исчезла, света было достаточно, чтобы она увидела лицо Тлена. Он выглядел как человек, только что вытащенный из грязи и экскрементов; глаза казались колодцами, на дне которых мерцали щели света; губы напоминали полосы грязи в окружении жил, не способных скрыть его костяной оскал.

— Не смотри на меня, принцесса, — сказал он и отвернулся, пытаясь скрыть свое жалкое состояние, но сделал это слишком быстро, и ноги его подвели. Он споткнулся и упал бы в грязь, если б не успел протянуть руку и вцепиться пальцами, не утратившими своей силы, в гниющую штукатурку и сколотый камень стены.

— Мне стыдно, что ты видишь меня таким. Но я должен был придти к тебе, пусть ненадолго. Когда мы встретимся в следующий раз…

— Ее здесь нет, — сказала Кэнди.

— Что?

— Мы разошлись.

— Ты ее выгнала?

— Не сама. Мне потребовалась помощь, чтобы все сделать правильно. Но она ушла. Посмотри сам. Загляни в меня. — Она подошла к его согбенной фигуре и протянула руку. — Давай. Делай, что нужно. Я больше тебя не боюсь.

Так оно и было. Хрупкая тень, стоявшая перед ней теперь, совсем не походила на Повелителя Полуночи, преследовавшего ее в Доме Мертвеца. Он рассматривал ее лицо, и его жесткие черты кривились в подозрении. Затем он поднял руку и коснулся кончиков ее пальцев своими. Она ощутила в себе его изучающее присутствие, похожее на ледяную воду, проглоченную в жаркий день.

— Она тебя использовала, — сказала Кэнди. — И ушла.

Ей послышалось, как он зовет свою принцессу у нее в голове. Одно лишь имя. Никаких нежностей. Никаких ласковых прозвищ. Только горестный зов.

— Ты ее любил, да? — спросила Кэнди. — Ты до сих пор ее любишь.

Тлен поднял голову и взглянул на нее. На его изломанном лице было глубокое отчаяние и не менее глубокий гнев, смешанные друг с другом.

— Да, я ее люблю, — сказал он. — Конечно, люблю.

— А она обещала, что будет любить тебя, если ты дашь ей то, что она хочет.

Тлен едва заметно кивнул.

— И это была…

— Магия, разумеется. Поначалу ничего особенного — она лишь хотела разобраться, есть ли у нее способности.

— И они у нее были.

— Да. Потом, конечно, она захотела большего.

— Когда это было? Задолго до того, как я родилась?

— Конечно, за многие годы до этого. Такие вещи быстро не происходят.

— Что ты хочешь сказать — такие вещи?

— Я хочу сказать, что я ее полюбил. Она была очень сильной. Но это случилось задолго до твоего рождения, Кэнди. Я был очень молод. Я не мог перед ней устоять. Я дал ей доступ к Абаратарабе. Думаю, она немедленно начала похищать из нее секреты. Множество секретов. Я разрешал ей воровать все, что она хотела, доказывая тем самым свою любовь. Я даже построил ей укрытие, где она могла практиковаться.

— И где это?

— На острове Черного Яйца. Постройка этого дома стала моей первой большой ошибкой. Она сказала мне, что ей нужно уединенное место, а я могу приходить только если она меня приглашает. А приглашала она редко. Иногда я ждал по два-три месяца, прежде чем она назначала встречу.

— Но ты с этим смирился.

— Я любил ее без всяких условий.

— И она это знала…

— Знала.

Прежде, чем Тлен ответил, Кэнди услышала, как ее зовет Джон Хват. Затем Соня. Змей. Она обернулась и посмотрела в сторону рынка. Никого не было видно. Но скоро сюда кто-нибудь заглянет — это лишь вопрос времени.

— Нам пора прощаться, Тлен. Если кто-нибудь из моих друзей тебя увидит, они решат худшее, и тебе не поздоровится.

— Разве тебе не все равно?

— Думаю… нет, не все равно. И не должно быть все равно. По-моему, тебе уже и так сильно досталось.

— В свое время я забрал много жизней. Не думаю, что тебя это удивляет.

— Не удивляет.

— Но ты все равно не желаешь мне зла? Это кажется… необычным, по меньшей мере. Ты не сентиментальная девушка.

— Я уже один раз видела, как ты умер, — сказала Кэнди. — Этого достаточно. Никто не заслуживает таких страданий дважды.

— Одна жизнь, одна смерть?

— Да.

— Если бы только эти вещи были равноценны.

— А разве нет? Ты живешь, потом умираешь. Вот и всё.

— Нет, Кэнди, не всё. По пути к последней смерти каждый из нас умирает тысячами маленьких смертей. Мы умираем от стыда и унижения. Мы угасаем от отчаяния. И конечно, мы умираем от… — Он посмотрел на усыпанную мусором землю, не в силах произнести последнее слово.

Кэнди произнесла это слово за него.

— От любви.

Он кивнул, все еще глядя вниз.

— Ничто не ранит так глубоко и так непоправимо. Ничто так не лишает нас надежды, как нелюбовь того, кого мы любим.

— Почему ты не можешь ее отпустить?

— Потому что если я это сделаю, у меня не будет причин жить.

— Да ладно, — сказала Кэнди с улыбкой. — Не может же все быть так плохо.

— Ты когда-нибудь любила, а потом теряла возлюбленного?

— Нет.

— Тогда вспомни наш разговор, когда дела изменятся.

Кэнди вновь услышала, как ее зовут.

— Тебя кто-то ищет? — спросил Тлен.

— Да. Я здесь с друзьями. Они скоро меня найдут.

— И…

— И… они не… — Она пыталась подыскать слова. — Я не могу… в смысле, что мы…

— Что мы?

— У нас странная…

— Говори. Скажи, что собиралась.

— Дружба. У нас странная дружба.

— Это точно, — сказал он. — Ты ее стыдишься? Стыдишься меня?

— Нет. Но когда люди о тебе говорят…

— Можешь не продолжать. Я знаю свою репутацию. В конце концов, я ее заслужил.

— Пожалуйста, — сказала Кэнди, — иди. Мне пора возвращаться…

— Подожди. Прежде, чем ты уйдешь, тебе надо кое-что узнать.

— Тогда говори скорее.

— Возвращайся в Иноземье. Сейчас же. Не медли. Возьми с собой своих друзей, если хочешь спасти им жизнь.

— Почему?

Тлен вздохнул.

— Почему ты просто не можешь принять мои слова?

— Я — это я. Я задаю вопросы. И пытаюсь сделать так, чтобы тебя не убили.

— А сейчас я делаю ответный шаг.

— Хочешь сказать, если я останусь в Абарате, меня убьют?

— Не только тебя. Большая часть Абарата скоро изменится навсегда.

— Как? Почему?

Тлен сделал болезненный вдох и произнес:

— Полагаю, тебе можно узнать, если это убедит тебя покинуть острова. — Он вновь вздохнул, на этот раз глубже. Затем ответил на ее вопрос. — Я связался с несколькими своими шпионами. Я платил им за сведения о моей бабке. В рукаве у старой ведьмы несколько тузов. Она создала нечто под названием буреход.

— Мне не нравится, как это звучит.

— И не должно. Кроме того, она собрала армию заплаточников. Вполне достаточно, чтобы «вознить нож в сердце каждого», как сказал мой осведомитель.

— С ума сойти, — прошептала Кэнди.

— И…

— Еще что-то есть?

— Есть. Абсолютная Полночь, Кэнди. Так называет это моя бабка. Она хочет затмить весь свет. Ни лун, ни солнц, ни звезд. Небо над морем и сушей станет черным. И будет холодно.

У Кэнди закружилась голова. За эти несколько минут она получила слишком много информации.

— У нее хватит сил, чтобы затмить солнце?

— Лично у нее — нет. Но она выпустит живую тьму. Существ, имя которым расплод. Много лет они росли и размножались. Сейчас их миллионы. Вполне достаточно, чтобы закрыть небеса от одного края Абарата до другого.

— Ты принимал в этом участие?

— Она растила меня для того, чтобы я их выпустил. Мне она могла доверять. После пожара осталось только двое — я и она. Всем, что у меня было, я обязан ей, начиная с самой жизни. И она никогда не позволяла мне об этом забывать.

— Значит, расплод закроет небо? Не будет света, тепла… это как конец мира?

— Именно.

— Но они не смогут оставаться там вечно.

— Нет. Через какое-то время они погибнут. Но нескольких дней тьмы будет вполне достаточно, чтобы начались настоящие неприятности. На всех Часах обитают враги, ждущие наступления Полуночи. Враги света, мечтающие о победе над теми, кто любит солнце, луну и звезды. Эти враги — чудовища самых разных мастей, но всех их объединяет ненависть. Это изгои, парии, злодеи, избежавшие виселицы или гильотины и желающие отомстить. Упыри, злые колдуны, некроманты, бабелиты… пятьдесят видов чудовищ, которым ты сможешь найти название, и трижды больше, имени которым нет. Все они долго скрывались, живя с мертвецами, в грозовых тучах, в местах, где воды Изабеллы жестоки и губительны. Они прятались. Ждали. Ждали. Ждали Полуночи, когда, у них, наконец, появится шанс убить все, что пахнет счастьем.

— Такой план трудно сохранить в тайне. Как же Совет? Или люди, которые видят будущее?

— Если кто-то видел истину и говорил о ней, им приходил конец. Моей бабке не требуется закон, чтобы вершить суд. Она сама — судья, а ее швеи — палачи. Игла в глаз, или нож…

— Ясно, — сказала Кэнди. — Я поняла. Жаль, что у тебя нет репутации лжеца.

— Я говорю правду.

— Да. Ты говоришь правду. Они идут с запада?

— Откуда ты знаешь? — спросил Тлен.

— Птицы, — ответила Кэнди.

Ответ был кратким, но Тлен все понял.

— Что ж, это больше не тайна. Можно оставить осторожность, и новости разнесутся быстро.

— Что же делать? Как можно себя защитить?

— Об этом я и пытаюсь тебе сказать. Защиты нет, Кэнди. Возвращайся домой, пока можешь. И будь благодарна, что у тебя есть Цыптаун, куда можно вернуться.

— Назад в Цыптаун? Ну нет. Я люблю Абарат. Я просто так не сдамся.

— Тогда люби его издалека. Иногда это лучше.

— Вот ты где!

Она обернулась к началу переулка. В ее сторону направлялись братья Джоны.

— Уходи, — прошептала она Тлену.

— Кто это там с тобой? — спросил Джон Соня.

Тлен бросил на нее последний озадаченный взгляд и поплелся по переулку. Она смотрела, как он удаляется, а потом повернулась к братьям.

— Кто это был? — спросил Хват.

— Неважно, по крайней мере сейчас. У нас возникли более срочные проблемы. Где все?

Половина братьев все еще смотрела в тени, куда скрылся таинственный друг Кэнди, а вторая половина попыталась идти за ней, и возникла абсурдная ситуация, когда они не двигались ни туда, ни сюда.

— Хват, собери своих братьев. Нам надо подготовиться.

— К чему? — спросил Хват.

— К концу света, — ответила она.


Глава 23 Больше не чужой | Абарат: Абсолютная полночь | Глава 35 Похищение