home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава первая. Обычный день обычной звезды

— Добрый день. С вами ежедневные "Новости" телеканала НГВ [1] и я — их ведущий Шторри Ардонкот. Мы расскажем вам о главных событиях, происходящих в стране в эти часы.

— Что же, расскажи, — разрешила я журналисту, вероятно, взирающему на нас с плазменного экрана, одновременно пытаясь поудобнее сбить под головой мягкую игрушку — большого красного тигра с колючими усами.

Косметолог с отчаянием смотрела на меня — я должна была лежать на особенной кушетке в полной тишине, наслаждаться эфирными маслами, расслабляющим массажем, но никак не слушать телевизор, лежа на диване в халате и с полотенцем на голове. Смотреть я его, увы, временно не могла — косметолог ловко положила мне на глаза два травяных мешочка. А перед этим аккуратно нанесла на лицо и кожу особенную маску, призванную освежить, увлажить и всячески ублажить даже самую привередливую кожу.

— Гдин-Эль Линда, вам принести чай? — Высунула в дверь остренькую мордочку моя домоправительница.

— Нет, Ивэн, не нужно. — Отозвалась я, бессильно лежа на мягчайшем из всех диванов. Маску придется терпеть еще около пятнадцати-двадцати минут. И все это время собираюсь просто лежать, нежиться и слушать ТВ. Я уже очень давно не могла позволить себе этого. И самые обычные новости давно не смотрела — никогда не думала, что буду скучать по ним, но все в жизни меняется. — Клара, вы не хотите ли чего-нибудь? — Обратилась я к косметологу. Увы, она ничего не желала.

— Гдин-Эль Линда, может, мы все же вернемся в комнату отдыха — процедура не должна… — нервно проговорила косметолог.

— Кэрти, перестаньте, мне и тут вполне удобно. Не думаю, что ваша чудесная маска подействую на мою кожу по-другому только из-за того, что я смотрю телевизор. Не огорчайте меня — идите в столовую и попробуйте слоенные пирожные Ивэн с малиной и риккотой. Или миндальные кексы в шоколаде.

— Но как же сеанс? — Растерялась девушка. — Массаж и ароматерапия?

— Мне хватило йоги, гидротерапевта и длительной хвойной ванны. Идите, кэрти. Ивэн потрясающе готовит. Возвращайтесь, когда нужно будет снять маску. Честно слово, я не убегу.

Косметолог удалилась в полнейшей растерянности, успев все же, включить ультразвуковую аромалампу. Почти сразу же в воздухе появился чуть заметный, но дерзко-сладкий обволакивающий аромат мирры. Кажется, это эфирное масло успокаивает человека, приводит в порядок его мысли и дарит покой и свежесть. Один из моих любимых запахов.

Я, дотянувшись до пульта, сделала звук погромче. Голос телеведущего впечатлял — громкий, хорошо поставленный и злорадный, как будто он нам сейчас сообщит о начале работы Иерихонской Трубы. А что — скучным голосом нельзя рассказывать не то, что новости, но и даже сказки детям.

— Сегодня ночью в Гисталию с рабочим визитом прибыл Владимир Путин. — Профессиональным тоном выдал старина Шторри, но я все же чувствовала, что в самых глубинах его затаено какое-то злорадное торжество, как будто бы лот-эль русский президент был его собственным племянником и приехал завоевывать страну.

— В Санта-Плазе президент Росийской Федерации проведет два дня, после чего отправится в Конткур совместно с рен-примьером Филигриком Ранганом 2 для смотра совместных военно-морских учений. Напомню, Россия и Гисталия уже 3 года подряд проводят учения под названием "Влада-Растина"…

Красиво звучит. Растина — старинное гисталийское имя. Интересно, а Влада, тоже какое-то древнее русское имя? Или это жена какого-то адмирала?

Военное командование — истинные мужчины. Только они могли назвать учения в честь женщин. Видимо, суровым представителям сильного пола в далеком море сильно не хватает представительниц прекрасной половины. Хотя… мне кажется, элитные эскорт-фирмы могут доставить своих прекрасных сотрудниц даже на борт "Титаника", не то, чтобы подводных лодок или военных кораблей.

Все проблемы решаемы. Я это давно поняла. И как только поняла эту простую истину, как в моей жизни все стало легко-легок.

— США и Англия вновь высказали свое недовольство относительно совместных военных учений, — Продолжал торжественным голосом вещать господин Ардонкот, в то время как операторы показывали зрителям морские кадры

Да уж, в последнее время все вокруг высказывают свое недовольство против неожиданного союза Россия-Гисталия, к которому то и дело присоединяются Германия, и почему-то Индия и Бразилия.

— Американский дипломат Томас Кроуфман призвал Гисталию отменить учения…

Я, не открывая глаз, лениво потянулась. Пульт улетел куда-то на пол — из-за мягкого персидского ковра не было слышно звука его падения.

Ага, они отменят: отправят десятки — или их сотни? — военных кораблей обратно в Россию и на наши базы, а офицерам и матросам скажут, что, видите ли, учения были шуткой и что теперь можно возвращаться домой. Он дурак, что ли, этот Кроуфман? Или он просто исполнял традиционный дипломатический жест?

Политика, презренная меркантильная политика — это совсем не для меня. Стоило бы переключить главные национальные новости, которые смотрит добрая половина страны во время обеденного перерыва, но я так давно не смотрела — не слушала — совсем ничего, что мне даже интересно, что еще выкинули наши политики или рядовые граждане Гисталии. Да и пульт лежит неизвестно где теперь, и вставать совсем не хочется, и убирать пакетики с глаз тоже. После того, как я потратила всю свою последнюю энергию на утомительный перелет и аэропорт, в котором ото всех пришлось скрываться, а потом на занятия с тренером по йоге и водные процедуры, мне лень даже ногу приподнять, не то, чтобы заставить все туловище изменить горизонтальное положение на вертикальное. Я просто хочу лежать на своем белоснежном диване, сливаясь с ним цветом махрового халата и полотенца на голове. А звать Ивэн с первого этажа, где она готовит очередное малокалорийное блюдо (пирожные предназначаются моим многочисленным, к сожалению, гостям), мне кажется излишним. Наверное, я все же еще не так зазвездилась, как пишут об этом идиоты-журналисты. А они много пишут обо мне, очень много, словно им дано неведомыми богами такое задание: кто соберет большее количество компромата на меня, тот получит главный приз — путевку в рай про окончании увлекательной игры в жизнь.

Это раздражает. Это очень раздражает!

Но я давно усвоила, что раздражаться нельзя. Кому может повредить чудое раздражение, кроме как его хозяину? Мне нужно хорошо выглядеть — сегодня предстоит посещение одной глупой, но крайне нужной презентации клипа очередного модного бойс-бенда, состоящего из доброго десятка мальчиков-красавчиков. Девять из них отменно танцуют, и только один, самый страшненький и незаметный, умеет немного петь, не фальшивя так откровенно, заставляя морщиться даже счастливых обладателей новейших слуховых аппаратов.

— Восемнадцать человек, в том числе двое детей, пострадали при столкновении междугороднего автобуса, следовавшего по маршруту Санта-Плаза — Айв, с "Мерседесом" последней модели. Водитель "Мерседеса", по вине которого произошло происшествие, скрылся в неизвестном направлении. К счастью, никто из пассажиров серьезно не пострадал, хотя…

Почему каждый раз, когда я слушаю новости, нарядные журналисты с хорошей дикцией передают что-нибудь плохое? Неужели нельзя говорить всей стране только о хорошем, на заморачиваясь на авариях, крушениях, воровстве, убийствах, терроризме и прочих прелестях современной жизни?

Словно услышав меня, ведущий Шторри заявил:

— В реке Терг был найден труп пропавшего два месяца назад бизнесмена…

Хорошо, что я не вижу кадров из новостей — наверняка уже операторы с садистскими замашками снимают особо крупным планом обезображенное гниениями лицо мертвеца, стараясь разглядеть, если на нем черви и трупные пятна, и сколько первых приходится на квадратные сантиметры вторых.

О, Господи, и о чем я, двадцатичетырехлетняя девушка, думаю? Во всем виноват новый сценарий — я читала его всю ночь, пока летела в самолете. Ужасно.

— На юге Гимского стрэта, в городке Яс-герд был задержан "правая рука" главы бандитского преступного синдиката "Черные полосы" — Макс Сталигодв. Ему были предъявлены обвинения в продаже и хранении оружия, а также в убийстве адвоката Дика Нонарта и еще троих…

О, вся полиция Гисталии ловила этого несчастного бандита последние года три и, надо же, им удалось это сделать. Но, думаю, до глав синдикатов им не добраться.

— А, между тем, Центральное Полицейское Управление сообщает: из достоверных источников информации стало известно, что преступный синдикат "Черные полосы" намерен соединиться с небезызвестными "Золотыми корнями" — еще одной значимой преступной группировкой Гисталии. Напомним, что два этих преступных синдиката находились в состоянии "холодной войны" четырнадцать лет, со дня смерти…

Преступные синдикаты, преступные синдикаты… почему журналисты стараются заменить старое доброе слово "стейзкон" [2] канцеляризмами? Я задумчиво почесала ногу. Акриловые ногти не такие острые, как собственные.

Когда мне снимут маску? У меня начинается чесаться кожа.

— Новости из мира шоу-бизнеса. — Неестественно радостно выговорил ведущий, выводя меня из задумчивого транса. Судя по голосу, ему совсем не нравилось, что плохие и душераздирающие ролики закончились.

О, а вот это уже интересно. Я люблю слушать новости о шоу-бизнесе! Люблю-люблю-люблю, потому что…

— Известная гисталийская актриса Линда Салигда приняла приглашения отечественного режиссера Француата Сторкота участвовать в съемках психологическо-мистического детектива "Под прицелом света".

…в них так часто упоминают меня.

— "Линда с удовольствием согласилась на участие в фильме, даже не читая сценарий, поскольку мы давно уже обсуждали планы совместной съемки, — говорит в одном из интервью Сторкот. — Мы — прекрасные друзья, и поработать вместе — истинное удовольствие для нас. Все разговоры о том, что мы с Алинтой ненавидим друг друга — не более, чем сплетня, распушенная нашими недругами"

Я в негодовании протестующее указала пальцем в район широкого экрана плазменного телевизора.

— Это не сплетня! — Перебила я ведущего самых популярных новостей страны. — Это факт. Я ненавижу старого развратника Сторкота. Пусть у саркэда мох в горле вырастет! Нет, пусть он у меня вырастет, если это не так. Боже, прекрасные друзья. С таким друзьями я бы давно волокла нищенскую суму.

— Гдин-эль Линда, что-то случилось? — Деликатно осведомились за дверью — управляющий домом и моим маленьким поместьем, которого вслед за англичанами в нашей стране стали называть дворецкими. Дворецкий Итон был высоким ухоженным мужчиной лет шестидесяти — именно мужчиной, потому как я не могла назвать его дедушкой или обратиться к нему энти-керн — это казалось кощунственным. К тому же он прекрасно владел оружием, имел какой-то приличный дан в восточном искусстве и превосходно умел управлять с компьютером — не хуже настоящего хакера. Иногда я думаю, что Итона готовили в особенной школе профессиональных охранников, умело прикидывающихся служащими. Кстати, его лучше другом был исполнительным директором охранной фирмы, с которым сотрудничало мое Агентство[3]

— Нет, все в порядке! — Отозвалась я.

— Позвать ли мне кэрти косметолога? — Тем же тоном спросил дворецкий Итон.

— О, нет, — отказалась я, — пусть придет тогда, когда время этой маски кончится. Я хочу еще посмотреть телевизор.

Ведь по расписанию, находящемуся в руках помощника менеджера, сразу после косметических процедур мне придется встретиться с хозяйкой модного молодого брэнда "Акварель Элли", чтобы выбрать платье на вечер.

— Да, гдин-эль. — Я уверена, что дворецкий слегка склонил свою голову без единого седого волоса. Интересно, был бы он моложе лет так на двадцать, привлек ли тогда мое внимание?

— Уже сейчас я с уверенность могу сказать, — замечает один из самых известных критиков Гистолийсой Киноасоциации, — что эта работа будет номинирована на множество премий… — продолжалось по телевизору.

Старый ублюдок Сторкот, давно уже обменявший талант режиссера на сокровищницу драгоценных камней, с самого начала моей карьеры целенаправленно ставит мне палки в колеса, постоянно язвит и устраивает разборки. Почему он делает это? Его дочь должна была заполучить ту самую роль, которая досталась мне, вот и все. А теперь Сторкот решил подправить свои делишки с моей помощью, и даже стал мил и навязчив — но это не заставит меня полюбить этого человека.

Ох, кто бы знал, как я не хочу сниматься в этом дерьме. Честное слово, я с самого детства не любила ни ужасы, не триллеры, ни мистику — тем более мистику, а тут я должна буду сниматься в фильме такого жанра! И ничего поделать нельзя — мой директор уже подписал все документы с режиссеришкой, и сценарий — кстати, неплохой, а первый взгляд, я уже видела. Автор — неизвестный еще молодой человек, недавно закончивший высшее учебное заведение наверняка станет известным сценаристом, поэтому Агентство не отпустит его просто так, заблаговременно запудривая юные мозги.

Странно, я ненамного старше неведомого автора сценария моего нового фильма, но чувствую себя на пару десятков лет старше — кинобизнес кого угодно сделает старше, а штуку по имени "наивность" отрежет без анестезии и выкинет прочь — так, что больше не найдешь. Один мой приятель, талантливый режиссер короткометражных фильмов и клипов (первое — для души, второе — для прибыли) с французским смешным именем Фрик часто шутит: "Сначала ты просто влюбляешь в кино. Первые неудачи — как первый поцелуй. Ты еще ничего не умеешь и нужен опыт. Первый фильм — потеря кинодевственности. Кому-то сначала больно — тем, кто слабее духом. Потом, черт возьми, ты привыкаешь, симулируешь удовольствие пред другими. "Кино — это круто, ребята!" — говоришь ты. А тем, кто полностью отдастся этой индустрии в один прекрасный день становится офигительно хорошо — это киноор… Короче, приходит популярность". На этой фразе его обычно прерывают все и так понимают, что имел в виду старый шутник.

— Съемки будут проходить в Швейцарии и начнутся уже в сентябре этого года. Напомним вам, что наша соотечественница Линда Салигда — одна из самых успешных актрис Гисталии, прославившаяся после съемки художественного фильма "Две маски музыки" два года назад. Она занимает шестую позицию в списке "Самые влиятельные женщины в кино", является первой "Самой сексуальной женщиной" мира по данным журнала британского журнала "FHM" и, кроме того, занимает третью строчку в рейтинге самых красивых женщин года по версии "People". Также гдин-эль Салигда будет номинирована на премию " MTV Movie Awards " как претендентка на "Лучшую женскую роль" и "Лучший поцелуй" с Фредом Колгеном в продолжении романтической комедии "Две маски музыки".

Я задумчиво коснулась кончиками пальцев своих губ. Лучший поцелуй… Это был худший поцелуй в моей жизни. Господи, я как вспомню, сколько часов мы снимали эту полуминутную сцену, то вздрагиваю. Режиссер требовал полной реалистичности, а какая реалистичность, если у твоего партнера сломана нога, и это никак нельзя показать камере, у тебя из-за дикой жары на съемочной площадке давление скачет туда-сюда, и голова болит, и к тому же вы устали друг от друга за съемочные дни настолько, что никогда больше и не виделись бы? Да и партнер мой… не самый лучший вариант для красивого робкого поцелуя. Нет, он, как и требовала роль, был (и есть) сказочно красив и обаятелен, но характер Фреда оставляет желать лучшего. Звездная жизнь и пара успешных пластических операций сделали из этого милого эгоиста настоящего нарцисса и нереального обольстителя женских сердец. Робкий поцелуй? Увольте! Ему больше подходят сцены во взрослом немецком фильме. Увы, на публике Фрэд мил и даже скромен. Он — прекрасный актер, и играет избранную продюсерами роль и в жизни и в кинокартине.

Вроде бы как мы дружим — я и Фрэд. Все же мы вместе начинали, и для нас обоих наше совместное первое кино было своеобразным дебютом. Восемь умопомрачительных дублей — и нежный чувственный поцелуй двух не на шутку влюбленных сердец был готов. Но мы тогда выложились на все сто процентов. Когда я видела нас на экране, сидя в комфортных ВИП-креслах кинокомплекса, где проходила премьера фильма для избранных, я сама верила в любовь моей героини и героя Фреда.

— Сегодня еще один известный актер — Коул Феррарт, объявил о своей скорой свадьбе, которая, по словам творческого директора Феррарта, пройдет в Гисталии с соблюдением всех древних обычаев страны с…

Я подавила зевок. Так-так-так, Коул все же решился на отчаянный шаг. И кто же у нас невеста?

— Имя невесты пока еще неизвестно. Как утверждает сам актер, это для безопасности его избранницы.

Я не сдержалась и все же дала волю мимике — подняла брови — эта новость не то, чтобы меня разозлила, нет, она, скорее, внесла дополнительные нотки раздражения в мысли и в чувства. Почему? Все просто. Потому, что еще полгода назад Коул, этот черноглазый шатен, признавался в любви мне и яростно пытался добиться ответного признания. У него самый пик карьеры, зачем ему какая-то свадьба? Поклонницы — нельзя забывать о них — они не простят ему такого шага.

А, может быть, это очередная пиар-акция? Да, сейчас многие, чтобы поднять свой рейтинг, готовы признаться в порочных связях с инопланетянами, не то, что объявить о свадьбе.

Но как бы не было, я обязательно пошлю ему на свадьбу самый лучший подарок. Странно — я сама предложила ему забыть обо мне, но вот у эсфета свадьба, и мне немного не нравится это. Женщинам нужно, чтобы кто-то обожал их постоянно — двадцать четыре часа в сутки или еще больше — если это, конечно, физически возможно. Кто-то вновь нашел вторую половинку — мой вчерашний обожатель, а я до сих пор нахожусь в вечном поиске, переросшим в такое же вечное затишье.

Но, с другой стороны, зачем мне нужен кто-то особенный? Создавать семью в ближайшие лет десять я вовсе не собираюсь. У меня много других, действительно грандиозных планов!

Я перевернулась на спину, раскинув ноги и руки — огромный диван позволял это, и улыбнулась в зеркальный потолок. Больше всего на свете я мечтаю о совершенстве к индустрии, которая сама избрала меня — ведь я никогда не собиралась становиться актрисой.

И, раз я актриса — я обязательно получу и сыграю такую роль, которая принесет мне не только море удовольствия, но и "Оскар" и "Золотую Пальмовую Ветвь". Пока еще я не думаю, что доросла до них, но я стараюсь и постоянно занимаюсь актерским искусством, постановкой речи и дыхания и прочими нужными вещами.

Косметолог вернулась минута в минуту, когда нужно было снимать маску, и все-таки препроводила меня в особенную комнату отдыха, переоборудованную под кабинет салона. Я попрощалась с телевизором и покорно пошла на дальнейшие процедуры. Что и сказать, кожа, естественно, стала лучше.

Платье и украшения, как всегда, я выбирала с личным стилистом. Это мой первый вечер за год отсутствия в родной стране, и нужно выглядеть соответственно. К тому же вечерний наряд находимо выбрать только в салонах марки "Акварель Элли" — хозяйка брэнда заплатила Агентству немало альреолов за то, чтобы актеры выходили в свет именно в ее нарядах. Впрочем, они были весьма неплохими — не слишком оригинальными, зато комфортными и яркими. Со временем они смогут стать очень известными, надо дать только время раскрутиться. Деньги у имоди есть, и большие.

Выбирала одежду я весьма просто — модели во главе с директором, невысокой, худой, но с массивными костями, и отчаянно молодящейся женщиной, изящным полукругом, одинаково выставив вперед ножки, предстали передо мной, скромно сидящей все в том же белоснежном халатике, во всей красе.

— Кэрти, тебе нужно что-то яркое, дорогая, — вещал мой личный стилист, очень женственный и невысокой крашенный блондин Эммил. Он один, не считая менеджера, звал меня не величественным "гдин-эль", а говорил просто: "кэрти". Так зовут всех нормальных незамужних девушек моего возраста в Гисталии. И мне это очень нравится, потом что так я тоже ощущаю себя обычной. Ударьте того, кто говорит, что актеры высокомерны настолько, что лишь верят, будто бы могут дотянуться до неба и сцапать с него все звезды. Каждому хочется быть таким, как все — насыщение славой обычно проходит быстрей, чем бы этого хотелось. — Тебе нужно что-то грандиозно блестящее! Малиновый, цикламен, алый, шокирующий розовый! Яркость — твой сегодняшний девиз! Ты звезда и должна сверкать не хуже звезды. Ох, тавтология, но мысль моя верна. Верна, дорогуша! Яркий цвет.

— Яркий так яркий, эсфэт, — покорно согласилась я. Почти все модели и были яркими. — Ты так воодушевлен, словно собираешь меня на "Оскар".

— Однажды я это сделаю, кэрти, — воскликнул тоненьким для мужчины голосом мой стилист. — Однажды мир увидит тебя, элегантную до невозможности и прекрасную до обмороков!

— Моих что ли? — спросил я, внимательно оглядывая моделей. Мне безумно нравилось темно-зеленое макси — наряд закрыт и удлинен, не нужно беспокоиться о том, что может произойти нелепый конфуз.

Мужчина проигнорировал мой вопрос. Потеребив жилет — а Эммил постоянно носил жилеты в этом сезоне, он сделал губки трубочкой и посмотрел на меня.

— Что ты решил? — Я села за столик, сложив ногу на ногу, и глотнула из фарфоровой чашечки чай с молоком.

— Неплохо — я ожидал худшего.

— Это последняя коллекций "Акварели Элли", — тут же произнесла хозяйка чуть взволнованно — она стояла тут же. — Ее название "Северная Корона". В честь созвездия. Как правильно заметил лот-эль Эммил, мы хотели показать образ яркой девушки, чье сияние исходит и из ее глаз, и из одеяния — для этого мы даже разработали особенные цветные линзы, тон в тон подходящие вечернему платью. Они переливаются тремя…

— Зеленый чай с жасмином и молоком лучше. — Задумчиво сказала я, вертя чашку. Просто зеленый мне не нравился.

— Что, простите? — удивленно посмотрела на меня хозяйка брэнда — ее имя я непреднамеренно забыла сразу же, как мне его назвали. Мне стыдно, что я забываю имена людей, но я ничего не могу с собой поделать. Я порой и свое собственное, настоящее, забываю.

— Вы любит зеленый чай с жасмином? — Спросил я женщину. Та растерялась. Иногда люди теряются от моих вопросов. От меня больше и даже охотнее ждут того, что я буду, словно пантера, прыгать вокруг, капризничать, орать и посылать всех и вся в самые разные круги ада. Вообщем, вести себя, как заносчивая и гордая кино-поп-стар. Обычно я спокойная с посторонними людьми, и даже вежлива, но частенько это принимают за ужасную высокомерность. "Линда Солигда: милая кинодевочка или высокомерная стерва?" — так называлась первая статья в моей карьере, когда меня на самом деле смешали с грязью, не забыв упомянуть, то мои глаза, якобы настолько заносчивы, что даже и не смотрят на собеседника в упор.

— Я мало чай, я больше люблю кофе, — ответила мне имоди. — Простите, я не знаю, — зачем-то добавила она.

— Тогда попробуйте. — Предложила я дружелюбно. — Садитесь. Ивэн! Пожалуйста, еще чашку чая!

— Да, гдин-эль Линда, — тут же оказалась около столика домоправительница. Через минуту хозяйка "Акварели Элли" уже могла попробовать чай.

— Ну, как вам? — С интересом посмотрела я на нее.

— Вкусно, гди…

— Эммил, что ты решил выбрать? — У меня часто так бывает. Я думаю, что человек будет молчать и начинаю говорить на другую тему.

— Дорогая, — зачем-то дергал в это время одну из моделей за подол стилист, — сначала я хотела это ярко-красное…

— Мне не нравится, — отвергла я тут же супер-мини платье с меховым воротником.

— Я так и знал, что ты это скажешь, милочка, поэтому мы оденем вот это малиновое чудо. Шелковый атлас, закрытые плечики, открытая спинка, длина чуть ниже колена — пик популярности, между прочим у такого фасончика. Вышивка натуральными камнями и паетками мне тоже нравится. И сумочка-жемчужина подходит. И все в едином цвете — фуксии. Я думаю, тебе понравится!

— Вам очень пойдет! — Встряла директор.

Я присмотрелась к ярко-розовому платью, в которое была облечена очень высокая модель с длинными черными волосами, и согласно кивнула.

— Имоди говорила что-то насчет линз. — Припомнила я. — Я хочу попробовать их. Ты считаешь это разумным?

— О, так можно, дорогая, — от переизбытка чувств захлопал стилист в ладони, по-женски маленькие, с ровными ногтями, покрытыми блестящим лаком. — Линзы — так модно в этом сезоне! Безумно стильно!

— Спасибо вам за прелестную коллекцию. — Улыбнулась я вежливо хозяйке. — Девушки достойны и одежда — тоже.

— Это вам спасибо! Я и мои помощницы трудились над этой коллекцией четыре месяца и вложили в нее всю свою душу. — Тут же пролепетала она. — Мы рады, что вы будите носить платье от "Акварели".

— Агентство радо, то вы сотрудничаете с ним, — еще шире улыбнулась я. — Все-таки как вам чай?

— Вкусно, очень вкусно! — Залпом допила моя собеседница чай.

— Я так и знала. А мне подали простой зеленый чай — без жасмина. Не хватает чего-то, когда не чувствую вкус жасмина. — Я вздохнула. — Я буду ждать новой коллекции.

— А я встречи с вами! Я так люблю ваши фильмы, — неожиданно расчувствовалась она. — Я пересматривала каждый из них по нескольку раз!

— Спасибо. Мне приятно слышать.

Интересно, она, правда, их любит? Не могут же их любить все, кто мне об этом ежедневно говорит. Если кто-то пишет по Интернету, к примеру, комментируя ролик, что любит мои фильм — я верю. Если же мне это говорят вживую — иногда сомневаюсь.

Хозяйка, и ее модели ушли, как только определился наряд и некоторые аксессуары. Точнее, сначала ушли девушки — переодеваться, а женщина долго, не забывая улыбаться по-американски широко и ярко, говорила одновременно со мной и со стилистом. Хвалила, шутила и рассказывала истории о собственной фирменной одежде — по ее словам все модели были придуманы ею, а также помощницами — начинающими, но до крайности талантливыми модельерами. Она была разговорчивой и милой, но не сильно нравилась мне. Иногда я чувствую, плохой человек или хороший.

Когда директор находилась в коридоре, чтобы спуститься на первый этаж вместе с уже переодетыми подчиненными, я приблизилась к проему и краем уха услышала крик — дверь как раз была распахнутой, в комнату заходила визажист и ее помощники:

— Пошевеливайтесь, коровы! Живее перебирайте ногами. Вам надо успеть к…

Куда успеть — я так и не расслышала. Извинившись перед визажистами, и пройдя на застекленную лоджию, которая выходила как раз частично на зеленый густой сад и частично на дорогу, по которой гости уезжали и поместья, отворив окно, я еще раз полюбовалась на владелицу молодого брэнда и ее работниц. Женщина, что-то продолжая бешено орать на девушек, хлестко ударила по лицу одну из них. Хрупкая модель заплакала. Остальные молча сделали шаг назад.

— Из-за тебя ей не понравился наряд! — Кричала она. — Мой лучший алый наряд! Ты испортила его своей рожей! — И хозяйка замахнулась на девочку во второй раз. Та вовремя отскочила, и это разозлило кричащую еще больше.

— Больше не приходи ко мне. Ясно, уродливая…

— Имоди, пожалуйста, успокойтесь, — вмешался один из охранников, неслышно подошедших к ним сзади.

— Ох, да-да. Просите меня. — Сладким голосом запела женщина. — Мы творческие люди, и всегда на нервах.

— Да, конечно. Если ваш визит окончен, мы непременно проследим за тем, чтобы вы беспрепятственно выехали из территории поместья Линды. — Очень деликатно предложил им уехать второй охранник.

Я закрыла створку, будучи уверенной, что меня не заметили — никто даже головы не поднял вверх. Зря имоди так обращается с моделями — по всем законам кармы плохое может вернуться к ней бумерангом.

Я отошла от лоджии вновь села за стол.

Нет, я не думаю, что эта грубая женщина смотрела хотя бы один фильм с моим участием. И мне совсем не жал этого.

— Эмилл, — позвала я стилиста, оживленно строящего глазки молоденькому и жутко хорошенькому пареньку-помощнику визажиста. Мальчик под напором Эмилла побледнел и постепенно отходил к стене. Эмилл хищно улыбался и время от времени дергал серьгу в ухе.

— Что? Ну что ты хочешь? — растягивая гласные, недовольно спросил тот. Мальчик тут же сбежал под крыло Миссин, своего шефа, обычно колдующего над моим лицом, когда я приезжала в столицу. Та вняла мольбе, отразившейся в глазах помощника, отправила его за чем-то в машину.

— Он от меня сбежал! — надул губы, покрытые гигиенической помадой мой личный стилист. — Ты этого хотела, да? Может, я нашел тут…

— Я не надену платье "Акварели". — Со вздохом сказала я. — а ты будешь жасминовый чай?

— Чего? — Даже не расслышал вторую фразу мой светловолосый помощник. — Мы же только что выбрали, и тебе понравилось! — Всплеснул тот руками, — Кэрти, ты что? Милая, мне возвращать моделей??

— Нет, не нужно. — Спокойно отвечала я. — просто дай мне свой ноутбук, я знаю, у тебя есть выход в Интернет.

— Есть, и что. И что ты будешь делать, милая? Ну вот. Ты с ума сошла! Меня убьет Сэп! Меня точно задушит это грубиян с плохим одеколоном. Милая, может, передумаешь?

Сэп — мой менеджер, импресарио, если угодно. Человек, который всегда и всюду сопровождает меня, отвечает за все, что со мной происходит, принимает множество решений и решает административные вопросы. Он же — прямая связь меду мною и Агентством, мною и режиссерами и их предложениям, мною и продюсерами, мною и журналистами. Его, моих многочисленных помощников и охрану, навязанную мне едва ли не насильно, я вижу гораздо чаще, чем своих родственников. В данный момент Сэп находится в Агентстве, поэтому его язвительных замечаний никто не слышит, и все мирно и спокойно.

— Линда, что ты собралась делать в Интернете? — Хлопотал надо мной стилист. — И мальчик, мальчик пропал…

— Секундочку. Подождите пару минут, — попросила я его и молчаливую Миссин, застывшую около огромного зеркала.

— Что ты делаешь? Что ты делаешь? Ну зачем тебе отказываться от платья? Мы же все обговорили? Ох, ты такая капризуля!

— Отстань, пожалуйста. — В азарте щелкала я мышкой, глядя на экран ноутбука. Я нашла пару не слишком раскрученных торговых марок Санта-Плазы и с удовольствием выбрала похожее платье, только с открытыми плечами и чуть более темного оттенка. Вместо замысловатой вышивки на пояске блестел лакированный черный ремень.

— Я иду в этом, — кликнула я на кнопочку "сделать заказ прямо сейчас". Удобно все же иметь Интернет-деньги.

— Что-о-о-о? — Вытянулось лицо у стилиста. — Это вообще что еще за брэнд такой "Альбатрос"? Я вообще таких не знаю! Милая, не делай глупостей, ты же станешь посмешищем для народа. Оу, все же шишки полетят на меня — мол, я не так нарядил нашу звездочку. — Эммил воздел руки к небу, словно ждал оттуда Божественной помощи.

Впрочем, платье доставили на удивление быстро, и оно мне очень понравилось — сидело идеально на фигуре. И глаза у меня сверкали безо всяких новороченнных линз.

[1] НГВ — Национальное Гисталийское Телевидение.

[2] "стейзкон" — общее название гисталийскийх преступных организаций. Ядро стэйзкона составляют — 9 влиятельных группировок "Вита 9". Также существует множество отдельных преступных формирований.

[3] Каждый актер или актриса принадлежит определенному Агентству, которое продюсирует своих подопечных.

Дополнение N 2. Анкета.

Творческий псевдоним: Алинта\Линда Солигда

Настоящее имя: Айна Мессалина Солигда.

Профессия: актриса, модель.

Положение: не замужем

Возраст: 24 года.

Знак Зодиака: Рыбы.

Цвет волос: темно-русые

Цвет глаз: серо-зеленые

Рост: 172

Личные предпочтения: театр 19 века, теннис, импрессионизм, национальная гисталийская кухня.

Особенности характера: уравновешенная, женственная, уверенная, обаятельная.

Дополнение N 3, газетное.

Ежедневная городска газета "Санта-Плаза", N 334, июнь, ежедневный тираж 600000 экземпляров.

" Линда открывает миру моды неизвестный брэнд "Альбатрос"! "

Одеваться только лишь в марки раскрученных домов одежды уже не так популярно, а всего лишь претенциозно. Это своим примером доказывает Линда — ведь не даром она одна из самых красивейших женщин планеты. Наша любимая актриса повышает планку своей демократичности. Она стремится быть такой же, как и мы с вами, поэтому не имеет ничего против того, чтобы купить одежду малоизвестной фирмы. В любом наряде можно выглядеть не просто достойно, а великолепно…

Еженедельный журнал "МЛ", N 124, июнь, еженедельный тираж 420000 экземпляров.

"Как Алинта Солигда издевалась над "Акварелью"

Звезды думают, что им можно все. Для каждой краски у них приготовлены свои кисти. А для каждого человека — свои закидоны. Известная актриса Солигда не успела вернуться домой после почти годовалого отсутствия, как тут же решила опустить хозяйку модного молодого брэнда-бутика "Акварель Элли"…


Пролог | Моя утерянная звезда | Глава вторая. В клубе "Оранжевый Вихрь"



Loading...