home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


“Нависса-Кэмп, 27 февраля

Из редакции газеты «Дейли» поступило сообщение о загадочной истории, произошедшей в городке Стиллуотер, расположенном в тридцати милях от города Нельсона.

По сообщению газеты, в Стиллуотере не осталось ни одного человека; побывавшие там путешественники рассказывают, что не встретили ни единого следа пребывания людей. Последний раз жителей города видели в ночь на 25 февраля, то есть незадолго до отмеченной там сильной бури. В ту ночь, согласно сообщениям, все было как обычно. Наутро все люди исчезли”.


Вы наверняка помните ту загадочную историю, которая доставила нам столько неприятностей и обрушила на нас столько критики. Прошлой ночью у нас случилось нечто подобное; возможно, это прольет свет на тайну города Стиллуотера, хотя обстоятельства данного дела могут оказаться выше нашего понимания и, скорее всего, не избавят нас от потока обвинений со стороны прессы. Однако позвольте изложить все по порядку.

К скверному характеру доктора Джемисона, в чьем доме я обычно останавливаюсь, когда приезжаю в Нависса-Кэмп, я привык и не обращаю на это внимания. В Кэмп я приехал вечером и едва успел устроиться, как все и началось.

Мне понадобилось ненадолго выйти из дома. Было не слишком холодно и не слишком жарко. Дул легкий ветерок, небо было ясным. Пока я ходил, ветер усилился и внезапно стал пронизывающе-холодным. Я взглянул на небо и увидел, что звезды погасли. Вдруг в небе появилось темное пятно, которое начало стремительно приближаться ко мне; я со всех ног побежал к дому, но добежать до него не успел, поскольку внезапно прямо передо мной в сугроб мягко опустилось человеческое тело. Я остановился и хотел его рассмотреть, как вдруг позади меня так же мягко свалилось тело еще одного человека. Наконец немного в стороне упало третье тело — но не как первые два, а с тяжелым стуком, словно его с силой швырнули вниз.

Можете представить себе мое изумление. Признаюсь, в первые мгновения я растерялся и не знал, что делать. Пока я раздумывал, ветер стих и в воздухе вновь стало теплее. Я подбежал к первому телу — это был мужчина, живой и, по всей видимости, невредимый. Второй мужчина также не был ранен. Третьим оказалось тело женщины, холодное, как камень, — до ее кожи было невозможно дотронуться, так она была холодна. Женщина была мертва, причем, судя по состоянию тела, умерла она уже давно.

Я позвал доктора Джемисона, и мы вместе перетащили людей в дом. Мужчин мы немедленно уложили в постель; затем вызвали коронера, единственного доктора — кроме Джемисона — на весь городок, а доктор Джемисон вызвал еще и двух медсестер. Беглый осмотр показал, что мужчины, как я и предполагал, практически не пострадали. Еще один поразительный факт — их личности.

Вы, наверное, помните, что почти одновременно с происшествием в Стиллуотере произошло одно незначительное событие — в ночь на 25 февраля из Нельсона в Стиллуотер отправились двое мужчин, которые вскоре исчезли тем же загадочным образом, что и население целого городка. Их звали Эллисон Уэнтворт и Джеймс Макдональд — во всяком случае, под этими именами они были известны в Нельсоне; на основании удостоверений личности, найденных в карманах “небесных” незнакомцев, получалось, что в день трагедии в Стиллуотере исчезли не все люди, двое из них уцелели — как вы думаете, кто? Уэнтворт и Макдональд. Думаю, вы понимаете, с каким нетерпением ждал я пробуждения незнакомцев, чтобы поговорить с ними о происшествии в Стиллуотере.

Я решил провести возле них всю ночь. Врачи сказали, что первым придет в себя, видимо, Уэнтворт, поэтому я сел возле его постели; рядом находилась медсестра, готовая в любую минуту записывать все, что он скажет. Вскоре после начала моего дежурства мне сообщили, что установлена личность мертвой девушки — ее опознала одна из жительниц Нависса-Кэмп. Звали девушку Ирен Маситт, она была единственной дочерью некоего Маситта, владельца таверны в Стиллуотере. Итак, все ясно указывало на то, что в день трагедии, когда с лица земли исчезло население целого городка, двое мужчин находились в таверне, возможно, беседуя с девушкой. Так я тогда подумал.

Разумеется, мне отчаянно хотелось узнать, где все это время находились незнакомцы и почему они остались живы, а девушка погибла; по словам доктора Джемисона, ее тело хорошо сохранилось потому, что долгое время находилось на холоде. Почему тела мужчин плавно опустились на землю, а тело девушки буквально швырнули со всей силы? Впрочем, ответы на эти вопросы могли подождать; прежде всего меня интересовала загадка Стиллуотера.

Как я уже писал, я сидел возле постели Уэнтворта, прислушиваясь к его дыханию. Вскоре, немного отогревшись, больной заговорил, вернее, начал что-то бессвязно бормотать. Я смог разобрать лишь несколько фраз, которые сиделка тут же застенографировала. Привожу некоторые из них.

— Спутник Смерти… Повелитель Воздуха, ты, Оседлавший Ветер… adoramus te… adoramus te… adoramus te… Убей всех неверных, ты, кто сопровождает саму смерть, ты, кто парит над землей, ты, кто покорил небеса… Сияют мечети Багдада… звезды горят над Сахарой… Лхаса, далекая Лхаса, склонись, склонись, склонись пред Повелителем Ветра.

За этими странными словами последовало долгое молчание, в течение которого слышалось лишь хриплое и неровное дыхание больного. Доктор Джемисон, также находившийся возле его постели, заметил, что это плохой признак, поскольку невозможно объяснить, чем вызван подобный сбой дыхания — возможно, человека что-то сильно беспокоит. Тем временем тот вновь забормотал:

— Оседлавший Ветер, накрой туманами Англию… adoramus te… поздно бежать… Повелитель Ветра… Лети, лети, пока не явился Он… Жертва, жертва… да, следует принести жертву… она уже избрана… Ирен… О, Оседлавший Ветер, лети над Италией, где цветут оливы… над Ливаном, где растут голубые кедры… лети над заснеженными степями России, над дикой Сибирью, где рыщут волки, над Африкой, Африкой… об этом писал Блэквуд… есть другие… старшие, божества стихий… возвращайся в Ленг, забытый Ленг, далекий Ленг, откуда приходит Оседлавший Ветер… и другие…

При словах “божества стихий” доктор Джемисон заметно оживился; увидев его реакцию, я спросил, что ему об этом известно. Насколько я знаю, существуют древние легенды о том, что миром правят божества стихий — огня, воды, воздуха и земли, которые никому не подчиняются и которым все еще поклоняются в некоторых уголках Земли. Волнение доктора сразу привлекло мое внимание, поэтому я и начал забрасывать его вопросами.

Сейчас мне трудно четко изложить то, что я услышал в ответ. По словам доктора, все это долгое время хранилось в строгой тайне, правда, каким образом, я так и не понял. Сначала я даже ему не поверил, хотя он, судя по всему, был хорошо знаком с этими вопросами, и — как он меня уверял — не только он. Тут я вспомнил о нескольких анонимных сообщениях, которые мне доводилось читать, — в них говорилось об очень странных вещах, странных до такой степени, что лучше бы о них и не думать.

Я пришел к выводу, что жители Стиллуотера поклонялись некоему божеству, якобы покровителю воздушной стихии, — огромному чудовищу, и похожему, и не похожему на человека. Больше о нем почти ничего не известно. Говорят, это существо повелевает стихией воздуха; при этом, согласно древним легендам, оно является с далекого севера, из ледяной пустыни, где лежит обширное недоступное плато. Ничего достоверного я на сей счет сообщить не могу. Несколько раз доктор упомянул какое-то “плато Ленг”, о котором я впервые услышал от мечущегося в бреду Уэнтворта. Но самым невероятным и ужасным представляется мне намек на то, что жители Стиллуотера приносили своему богу человеческие жертвы!

Ходят странные истории о том, что жители города якобы умели призывать какое-то гигантское существо, которое являлось им в их скрытых в глухом лесу святилищах; говорят, что несколько путников на старой дороге Оласси видели, как в небе над Стиллуотером полыхали отблески огромных костров, в которых горели целые сосны. Сколько во всех этих историях правды, решать вам, поскольку я просто излагаю события в их хронологической последовательности и не могу высказывать свое мнение. Доктор Джемисон, которого я считаю человеком блестящего ума, уверяет, что в мифы о повелителях стихий верят почти все жители здешних мест; более того, по признанию доктора, он и сам не знает, как можно было бы их разубедить, иными словами, не видит причины не верить во всю эту чертовщину.

Внезапно Уэнтворт пришел в себя, и я прервал разговор с доктором. Разумеется, Уэнтворт спросил, где он. Получив ответ, он даже не удивился. Затем спросил, какой нынче год, а когда узнал, то выразил лишь раздражение и легкое удивление. “Надо же, целый год”, — пробормотал он.

— Где Макдональд? — спросил затем Уэнтворт.

— Здесь, — ответили мы.

— Как мы сюда попали? — спросил он.

— Вы упали с неба.

— Целыми и невредимыми? — спросил он и о чем-то задумался. Затем сказал: — Значит, Он спустил нас на землю.

— С вами была девушка, — сказал доктор Джемисон.

— Она мертва, — устало ответил Уэнтворт. Затем, взглянув на меня воспаленными глазами, спросил: — Вы видели Его? Тварь, которая летает вместе с ветром?.. Тогда Он вернется за вами, ибо никто не может увидеть Его и остаться в живых.

Мы немного подождали, думая, что скоро Уэнтворт придет в себя окончательно, но, увы, он вновь впал в забытье. Осмотрев его, доктор Джемисон объявил, что этот человек умирает. Меня это известие как громом поразило, особенно когда доктор добавил, что второй, тот, кого звали Макдональд, видимо, умрет, не приходя в сознание. Причину смерти он определить не смог, но предположил, что эти люди потеряли способность существовать при плюсовой температуре.

Сначала я не понял смысла слов доктора, затем подумал вот о чем: видимо, Уэнтворт и Макдональд провели целый год где-то над землей в таком холоде, что теперь тепло действовало на них так же, как действует на обычного человека сильный мороз.

Тогда я вновь попытался поговорить с Уэнтвортом и был весьма удивлен, услышав целый рассказ, хотя и бессвязный, который привожу ниже. Замечу только, что восстанавливал я его по памяти, а также на основании стенографических записей медсестры.

Насколько я понял, дело было так: Уэнтворт и Макдональд пришли в Стиллуотер поздно вечером, застигнутые внезапно налетевшей бурей, из-за которой они сбились с пути. В местной таверне их приняли недружелюбно, однако они все же настояли на том, чтобы остаться на ночь, что явно не понравилось хозяину. Тем не менее он отвел им комнату, попросив только не выходить в коридор и не подходить к окну. Те согласились, хотя нашли просьбу хозяина довольно необычной.

Однако едва они начали устраиваться на ночь, как в комнату вбежала дочь хозяина, Ирен, и начала умолять их как можно скорее покинуть город. По словам девушки, ее избрали в жертву Итакуа, божеству воздуха, которому поклоняются жители Стиллуотера, поэтому она решила сбежать, чтобы не стать жертвой языческого бога, в существование которого сама не слишком-то верила.

Видя смертельный ужас девушки, Уэнтворт и Макдональд поверили ей и решили немедленно уйти из города, забрав с собой Ирен. Видимо, подумали они, жители городка чем-то прогневали своего бога, поэтому он обрушил на них бурю; теперь стало понятно, почему местные так хмуро смотрели на двух незнакомцев, — ведь эта ночь была ночью жертвоприношения. Из слов Уэнтворта я понял, что где-то в глухом лесу, среди сосен, жители Стиллуотера соорудили несколько огромных алтарей, где призывали своего бога, которого они называли Спутником Смерти или Оседлавшим Ветер. (Думаю, вы понимаете, что к этим словам я отнесся с большой долей сомнения, и все же нельзя не признать, что это очень напоминает рассказ доктора Джемисона о гигантских кострах, которые видели путники с заброшенной дороги Оласси.)

Затем Уэнтворт начал что-то бормотать о самой твари, о жутком существе, занимавшем все его мысли. Я с трудом разобрал слова о ее громадных размерах, видимых в адском свете ночных костров.

Затем случилось нечто такое, о чем даже страшно писать. Из сбивчивой речи Уэнтворта я разобрал только одно: что он и Макдональд, забрав с собой девушку, действительно убежали из города, но на дороге Оласси по пути в Нельсон были застигнуты тварью, которая подняла всех троих в воздух и унесла прочь.

После этого речь больного становилась все более бессвязной. Он что-то бормотал о том, как они, не помня себя от ужаса, бежали по дороге и как сверху на них обрушилось какое-то существо; затем последовали ужасные подробности тайны, окутывающей город Стиллуотер. Насколько я понял, тварь, которая летала вместе с ветром, действительно прогневалась на его жителей не только за недостаточное к себе почтение, но и за побег Ирен Маситт, своей будущей жертвы. Хотя рассказ Уэнтворта то и дело прерывался истерическими воплями и жалобными вскрикиваниями, я понял следующее: внезапно со стороны леса появилось гигантское чудовище, которое ворвалось в город и принялось поднимать людей в воздух, хватая их одного за другим.

Не знаю, насколько подробным должен быть мой рассказ, поскольку я догадываюсь, что вы можете обо всем этом подумать. Наверное, скажете, что это могло быть какое-нибудь животное. Например, какой-нибудь доисторический зверь, который замерз в снегах возле Стиллуотера, а потом ожил от тепла гигантских костров и ворвался в город. Мне это кажется единственным разумным объяснением, однако есть во всей этой истории несколько обстоятельств, которые, как мне кажется, лучше оставить без объяснений.

Макдональд умер утром, в 10.07. Уэнтворт ночь провел тихо, но после смерти Макдональда заговорил вновь, повторяя бессмысленные фразы, о которых я вам уже рассказывал. Слушая бред больного, я окончательно утвердился в мысли относительно того, где он пробыл целый год. Уэнтворт уверял, что его схватила и унесла с собой воздушная тварь, Повелитель Воздуха. Поскольку нигде нет сообщений о том, где Уэнтворт и Макдональд провели этот год, можно предположить, что их разум пострадал в результате какого-нибудь психического потрясения. А описания воздушной твари вполне можно было почерпнуть и из книг.

Я говорю “можно было”, поскольку рассказ Уэнтворта все же показался мне убедительным и даже навел на некоторые размышления. Я никогда не слышал о книгах, посвященных таинственным ритуалам тибетских лам или монахов из Лхасы. А в какой книге можно прочитать об африканских духах импи или о жизни загадочного народа чо-чо, скрывающегося в глухих уголках Бирмы? Где можно найти материалы о странных гибридных существах, обитающих под толщей снега и льда в некоторых районах Антарктики? Или о подводной стране под названием Р’льех, где вечным сном спит Ктулху, дожидаясь того дня, когда он сможет всплыть на поверхность океана и разрушить наш мир? Никогда я не слышал и о далеком плато Ленг, где некогда правили Властители Древности.

Пожалуйста, не подумайте, что я преувеличиваю. Никогда раньше я не слышал ничего подобного, однако Уэнтворт говорил об этих вещах так, словно видел их собственными глазами и даже общался с этими таинственными народами. Про Лхасу я где-то слыхал, да еще, помнится, когда-то смотрел фильм про “исчезающих африканских импи”, как их назвал режиссер. Но что касается всего остального — о том я ничего не знал. И не горю желанием узнать, достаточно только вспомнить полный ужаса голос Уэнтворта, сбивчиво излагавшего эту историю.

Хочу добавить, что Уэнтворт все время повторял одно имя — Блэквуд. Думаю, речь идет о писателе Алджерноне Блэквуде, который, по словам доктора Джемисона, какое-то время жил у нас в Канаде. Доктор дал мне почитать одну из его книг, где было несколько рассказов о божествах воздуха — рассказов, удивительно напоминающих странную историю, произошедшую с городом Стиллуотером, только те рассказы были менее парадоксальны и непонятны. Советую почитать Блэквуда, если вы его еще не читали.

Кроме этого, доктор дал мне несколько старых журналов с рассказами одного американца, некоего Г. Ф. Лавкрафта, в которых тот описывал и Ктулху, и подводную страну Р’льех, и далекое плато Ленг. Очевидно, эти рассказы и повлияли на Уэнтворта, хотя, должен признать, в них не было тех ужасающих подробностей, о которых Уэнтворт говорил так, словно видел их наяву.

Уэнтворт умер днем, в 15.21. За час до смерти он впал в кому, из которой так и не вышел. Доктор Джемисон и коронер считают, что причиной смерти обоих мужчин стало тепло, от которого оба успели полностью отвыкнуть, поскольку целый год провели в заснеженных владениях Повелителя Воздуха.

Поймите, доктор Джемисон говорил об этом совершенно серьезно, однако в своем медицинском отчете причиной смерти троих человек он назвал переохлаждение. Отвечая на мой вопрос, доктор сказал: “Понимаете, Норрис, я могу думать, что хочу, и верить, во что хочу, однако не считаю, что об этом можно говорить открыто”. Немного помолчав, он добавил: “И вам советую, если у вас есть голова на плечах, не указывать в официальном отчете имена погибших, иначе на вас обрушится град вопросов, и что вы на них ответите? Как объясните, откуда взялись эти люди и что случилось в Стиллуотере? И наконец, как будете реагировать на поток критики, которая обрушится на вас, когда происшествие в Стиллуотере вновь будет у всех на устах и вам придется рассказать о том, что вы услышали от умирающего?”

Думаю, доктор Джемисон прав. Мне нечего сказать по поводу происшедших событий, и свой отчет я пишу исключительно из чувства служебного долга; хочу добавить, что мой отчет предназначен только для вас. Советую по прочтении его сжечь, а не хранить вместе с другими документами, откуда его может случайно достать какой-нибудь беспечный офицер или выкрасть не в меру любопытный газетчик.

Как я уже писал, я не считаю возможным выражать в этом отчете свое мнение, тем более что мое мнение не стоит ничего. Однако напоследок хочу обратить ваше внимание на две вещи. Первое: отчет Питера Херрика от 3 марта 1930 года, проводившего расследование в Стиллуотере. Привожу отрывок из этого отчета.

“На старой дороге Оласси, в трех милях от Стиллуотера, мы наткнулись на петляющие следы трех человек. Тщательный осмотр следов показал, что они принадлежат двум мужчинам и одной женщине. На снегу был виден след собачьей упряжки, однако мужчины и женщина почему-то бросили сани и побежали бегом в сторону города Нельсон, то есть прочь от Стиллуотера. Внезапно их следы оборвались и больше нигде не появились. Поскольку после загадочного происшествия в Стиллуотере снегопад не наблюдался, подобное исчезновение следов весьма и весьма странно; впечатление такое, что люди взлетели в воздух.

Помимо этого, следует отметить еще одно странное явление: рядом с трактом, недалеко от следов людей, обнаружен отпечаток огромной ступни, по форме напоминающей человеческую — только гигантских размеров; по всей видимости, след оставлен каким-то неизвестным огромным существом, причем на ноге, между пальцами, четко видны перепонки!”

К этому я хочу добавить кое-что еще. Я помню, как, взглянув на небо — когда внезапно налетел холодный ветер, — я увидел, что звезды словно накрыло темное облако. Приглядевшись, я увидел, что это “облако” имеет очертания огромного человека. Помню также, что в том месте, где у этого “человека” должна была находиться голова, сияли две звезды, ясно различимые даже в полумраке, две яркие, горящие звезды, похожие на глаза!

И второе: сегодня, прогуливаясь в полумиле от дома доктора Джемисона, я наткнулся на некий след, оставленный на снегу. Мне не потребовалось долго гадать, что это такое. В другой стороне, также в полумиле от дома, я видел точно такой же и очень рад, что солнце быстро подтапливает снег вместе со следами, поскольку мне все сильнее кажется, что у меня слишком разыгралось воображение. Ибо я увидел след огромной ступни с перепонками между пальцев!»


На этом заканчивается отчет Роберта Норриса. Поскольку в течение некоторого времени Норрис держал отчет у себя, я получил его только после его исчезновения. Отчет был мне отправлен шестого марта. Накануне, то есть пятого марта, Норрис нацарапал на клочке бумаге следующую записку:

«5 марта

Меня кто-то преследует! С тех пор как в Нависса-Кэмп появились “упавшие с небес”, я не могу сомкнуть глаз. Меня постоянно преследует чей-то странный, жуткий и вместе с тем невидимый взгляд, словно кто-то наблюдает за мной сверху. Я помню слова Уэнтворта о том, что тот, кто увидит тварь, летающую вместе с ветром, обречен. Не могу забыть огромное существо на фоне неба и его горящие, словно звезды, глаза! Я знаю, он пришел за мной».

На основании этой коротенькой записки, написанной корявыми буквами, наш дивизионный врач заключил, что Роберт Норрис просто сошел с ума и отправился искать какое-нибудь укромное место, где и провел несколько следующих месяцев.

В заключение хочу добавить несколько слов от себя. Роберт Норрис не сходил с ума. Он был самым дисциплинированным, самым исполнительным из моих подчиненных, поэтому я глубоко убежден, что, блуждая где-то в неведомых краях, он не потерял рассудка. Наш доктор прав в одном: Норрис действительно куда-то отправился, где пробыл несколько месяцев. И место это находилось не в Канаде, нет, и даже не в Северной Америке, что бы ни говорил по этому поводу врач.

Я прибыл самолетом в Нависса-Кэмп через десять часов после того, как было обнаружено тело Роберта Норриса. Подлетая к тому месту, я видел из самолета огромные следы, четко отпечатавшиеся на снегу. Я знаю, кому они принадлежали. Это я, осматривая одежду Норриса, обнаружил в его карманах два предмета, которые он, видимо, нашел в тех местах, где побывал: золотую пластинку с изображением битвы двух древних существ и надписью какими-то странными знаками (осмотрев ее, доктор Спенсер, сотрудник Квебекского университета, сказал, что она очень древняя, но, как ни странно, прекрасно сохранилась) и образчик какого-то геологического отложения, который, если внести его в закрытое помещение, начинает издавать необычайный свист и рев ветров, какие могут звучать лишь за пределами ведомого нам мира.


«Нависса-Кэмп, 27 февраля 1931 года | Маска Ктулху | Итакуа [22] ( Перевод С. Теремязевой)