home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дорогой профессор Андрос.

Мы разбили лагерь недалеко от Мачу-Пикчу, и, хотя я провел здесь всего семь часов, со мной уже произошло кое-что интересное. Через агентство Сантоса, следуя вашему совету, мы наняли проводника. Вчера, когда наш отряд шел по дороге в сторону древней цитадели инков, я остановил двух индейцев и спросил, не знают ли они, где можно найти отца Андраду. Перекрестившись, индейцы показали в ту сторону, куда мы направлялись, но более ничего не сказали. Вскоре ко мне подъехал наш проводник и сказал, что слышал мой разговор с индейцами и что если я не боюсь свернуть немного в сторону, то он готов отвести меня к своему старшему брату, который в настоящее время болен и лежит в своей хижине, расположенной в горах недалеко отсюда.

Я ответил, что не боюсь; после этого, достигнув нужного места, мы отъехали на три мили в сторону от дороги. Брат проводника действительно был серьезно болен, я бы даже сказал, что он умирал. Оба индейца принадлежали к племени кечуа-айар; старший брат был некогда обращен Андрадой в католицизм, чего нельзя было сказать о младшем. Узнав, что я ищу отца Андраду, старший индеец сразу замолчал, но, когда выяснилось, что я со священником никогда не встречался и не являюсь его приверженцем, он заговорил — быстро, взахлеб, словно боялся, что ему не хватит времени все рассказать.

Я не могу в точности воспроизвести на бумаге его речь; индеец говорил на ломаном испанском, и суть его фраз была мне зачастую непонятна. Он сказал, что всегда восхищался Андрадой, и не просто восхищался, а боготворил его. Но Андрада, добавил он, умер. Он «больше не тот, каким был». Андрада больше не Андрада; он стал другим, его сладкие речи учат злу. Индеец сказал, что знает, где находится «бумага», написанная настоящим Андрадой, и что если я позволю, то младший брат доставит ее мне. Чтобы добраться до того места, нужно два дня. Естественно, я тут же согласился, и наш проводник немедленно отправился в путь.

Спешу вам об этом сообщить. Не могу себе представить, чем все это закончится, но индеец был так взволнован, что я не усомнился в его искренности. Кроме того, мне показалось, что он был рад поговорить с тем, кто мог его понять. Свое письмо я отправляю с группой американских туристов, которые как раз возвращаются с экскурсии к древнему городу инков.

Искренне ваш,

Клейборн Бойд

10 ноября


предыдущая глава | Маска Ктулху | Дорогой профессор Андрос.