home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Дорогой профессор Андрос.

Я видел Андраду — но только издали, да и то с помощью телескопа. Проводники сказали, что опасно подходить к нему слишком близко, поэтому, послушавшись их совета, я использовал телескоп. Человек в сутане, которого я увидел, вовсе не походил на ту фотографию, что вы любезно показали мне. Вместе с тем мне сказали, что это Андрада, и делал он все то же, что полагается делать священнику. Иначе говоря, ораторствовал перед толпой индейцев численностью до трехсот человек, однако при этом не читал им христианскую проповедь, а заставлял себе поклоняться. Меня сразу насторожило сходство, которое я увидел между этим человеком и неким мистером Джефетом Смитом из моего сна; не может быть, чтобы это был один и тот же человек — и все же между ними прослеживается очевидное сходство: у того Андрады, что я разглядывал в телескоп, был широкий лягушачий рот, лишенные век глаза и одутловатое лицо, а также практически отсутствовали уши. Думаю, теперь уже можно не сомневаться, что отец Андрада убит, а его место занял самозванец ради какой-то лишь ему известной страшной цели. Надо полагать, что это кто-то из Глубинных жителей…

Спустя некоторое время. Пришел один из моих проводников и сообщил, что Андрада говорил с ним на языке, которого он не понимает, но который вызвал у него смутные воспоминания; индеец говорит, что, может быть, слышал его в детстве. Мое внимание привлекли его слова о том, что Андрада все время распевал какую-то не то песнь, не то гимн, заставляя слушателей повторять за ним. Когда индеец воспроизвел слова этой песни, я пришел в ужас, поскольку уже встречал их в различных документах, где говорилось об этом культе:


«Пф’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн».


Что переводится так: «В своем доме в Р’льехе мертвый Ктулху видит сны и ждет».

На следующее утро. Вчера, очевидно, во сне мне являлся доктор Шрусбери — я пишу «очевидно», поскольку уже перестал сознавать, где сон, а где явь, — и поведал много удивительного. Оказывается, ему удалось подчинить себе крылатых тварей — слуг Хастура, главного соперника Ктулху. Вот откуда взялись крылатые существа из моих снов. Золотистый напиток, который я получил, — это своего рода снотворное, наркотик, позволяющий нашей оболочке — астралу или духу — отделиться от тела, которое остается живым, но неподвижным. Тело доставляется в какое-нибудь безопасное место, а душа входит в другое тело — только уже не человека — где-нибудь очень далеко от нашей Вселенной — скажем, на Целено в Гиадах. Доктор Ш. общается со мной посредством некоего гипноза… Он подтвердил мои опасения насчет Андрады и сообщил, что место, где собираются последователи культа Ктулху, находится в древнем городе инков, в одном заброшенном храме, вырезанном в скале. (Ранее Андрада уцелел при взрыве колоссальной силы, который устроил доктор Шрусбери, чтобы уничтожить «дверь», через которую Ктулху мог попасть в наш мир.) Как только стемнеет, я отправляюсь туда.

Через некоторое время. Я нашел место их сборищ. К нему ведет небольшая лестница, скрытая за потайной каменной дверью, вырезанной в стене ущелья; очевидно, этим ходом когда-то пользовались инки, поскольку такие же грубо вытесанные ступени я встречал в Мачу-Пикчу и Саксайуамане. Идолопоклонники собираются в старом храме, где в отличие от христианских соборов нет окон. Внизу находится небольшое озеро; зал напоминает обыкновенную каменную пещеру. Она огромна — по моим подсчетам, в ней может уместиться несколько тысяч человек; странное озеро испускает какой-то таинственный зеленоватый свет. Очевидно, члены секты собираются вокруг озера, поскольку алтарь, расположенный в глубине пещеры, имеет весьма заброшенный вид. Я не стал долго разглядывать пещеру, поскольку увидел, как воды озера странно забурлили, и послышались отдаленные звуки музыки, словно ко мне медленно приближалась толпа язычников. Однако, выходя из пещеры, я никого не встретил.


Дорогой профессор Андрос. | Маска Ктулху | * * *