home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Два дня спустя мы отправились к острову Понапе на рейсовом пароходе. Я думал, что ради такого случая профессор Шрусбери наймет какое-нибудь судно, но он ответил, что в его планы это не входит. Когда судно покинуло порт и вышло в открытое море, мы собрались на палубе; вскоре я выяснил, что мои спутники, оказывается, вполне спокойно относились к тому, что за ними установлена слежка.

— А вы, — обратился ко мне профессор Шрусбери, — вы не заметили за собой слежку, мистер Блейн?

Я отрицательно покачал головой.

— Однако я заметил следивших за вами. Кто они?

— Глубинные жители, — ответил Фелан. — Они повсюду, но есть существа и более опасные. Впрочем, нас охраняют каменные звезды; пока они с нами, Глубинные нам не страшны.

— Одну звезду я припас и для вас, мистер Блейн, — сказал профессор.

— Кто эти Глубинные жители? — спросил я.

Профессор Шрусбери мне объяснил. Глубинные жители, сказал он, это приверженцы Ктулху. Когда-то они жили в воде; несмотря на то что сейчас они похожи на людей, на самом деле это амфибии или рыбы. Дело в том, что около века назад в южную часть Тихого океана приплыли некие торговцы из Америки, которые начали вступать в сношения с морскими жителями, в результате чего появился народ, представляющий собой гибрид между человеком и амфибией; такие существа могут жить как на суше, так и в море. Их потомков можно встретить во многих портовых городах мира — эти существа стараются не удаляться от воды. Без сомнения, ими управляет некий сверхразум из морских глубин; достаточно вспомнить, с какой легкостью им удавалось отыскивать помощников профессора Шрусбери, каждый из которых уже не раз встречался с приспешниками Ктулху, а также с другими слугами Властителей. Конечно, это очень опасные твари, но защититься от них можно — с помощью каменных звезд, на которых стоит печать Старших Богов. Но если кто-то по неосторожности потеряет такую звезду, он тут же станет жертвой либо Глубинных, либо кого-нибудь из народов ми-го или чо-чо, либо шогготов, шантаков и иных мерзких тварей, прислуживающих Властителям.

Профессор сходил в свою каюту и принес звезду, о которой говорил. Я увидел небольшой серый камешек в виде пятиконечной звезды, на котором был нацарапан рисунок: что-то похожее на столб света. Камешек был небольшой и легко умещался на ладони; взяв его в руку, я сразу ощутил странное жжение — ощущение было весьма неприятным. Я положил его в карман, и тот оттянулся, как будто от гораздо большей тяжести; даже сквозь материю я продолжал чувствовать жжение. Взглянув на своих спутников, я увидел, что с ними такого не происходит. В конце концов жар, исходящий от камня, стал нестерпимым; я извинился и, спустившись в свою каюту, вынул камень из кармана и спрятал его среди своих вещей.

Только после этого я смог выйти на палубу и вновь присоединиться к беседе своих спутников, которые на этот раз обсуждали не Ктулху, Хастура и других Властителей, не титаническую битву между Старшими Богами и Властителями, а приключения, которые им пришлось пережить. Они говорили о древних табличках, о книгах, появившихся задолго до изобретения папируса. Я слышал такие выражения, как «библиотека на Целено», которые для меня были лишены всякого смысла. Мне не хотелось спрашивать, что это такое; я понял только то, что все пятеро находились в изгнании в каком-то месте под названием Целено, о котором мне было ничего не известно, а выказывать свое невежество не хотелось, тем более что предмет разговора был связан, кажется, со звездами.

Я узнал, что и между Властителями ведутся распри; так, например, существует давняя вражда между Хастуром и Ктугхой, с одной стороны, и Ктулху и Итакуа — с другой; когда-то, когда все эти божества подчинялись Старшим Богам, они жили в мире, однако потом, когда в дело вступила ревность и борьба за слуг и почитателей, божества перессорились и даже пошли друг на друга войной. Также я узнал, что со своими молодыми спутниками профессор Шрусбери познакомился чисто случайно, что каждый из них в свое время оказался в очень опасной ситуации и спасся только благодаря профессору. Странно было слышать, как профессор рассуждает о таких событиях, свидетелем которых он явно не мог быть, учитывая его возраст, однако затем я решил, что, видимо, что-то недослышал или перепутал.

В ту ночь я увидел первый из снов, которые потом преследовали меня в течение всей этой поездки. Обычно я сплю очень крепко и редко вижу сны. В ту ночь мне приснилось, что я нахожусь в каком-то огромном подводном городе. Я могу свободно дышать и передвигаться. Я вижу, что город, где я очутился, очень древний — насколько может судить археолог; я вижу огромные монолитные здания, на их стенах находятся изображения солнца и луны, звезд и каких-то причудливых созданий, причем некоторые из них весьма напоминают бога рыбаков с островов Кука. Иные здания имеют двери невероятных размеров, словно предназначенные для гигантов.

Я беспрепятственно передвигаюсь по улицам города, однако я здесь не один. Время от времени я замечаю странных существ, отчасти похожих на людей, но больше напоминающих лягушек; впрочем, я и сам плыву, дрыгая ногами наподобие лягушки. Вскоре я замечаю, что все жители города направляются в одну сторону; я следую за ними. Передо мной открывается широкая площадка, посреди которой находится возвышение, а на нем — развалины какого-то здания, как мне кажется, храма. Он сложен из черных камней огромного размера — вроде тех, какие применялись при строительстве египетских пирамид; однако многие камни выпали из кладки, открыв широкий проход куда-то вниз, под дно океана. Возле прохода, окружив его полукольцом, сгрудились жители города, и я вместе с ними, ожидая, что последует дальше.

Между тем морские существа начали пронзительно выкрикивать слова какой-то торжественной песни; я ничего не мог разобрать, ибо этот язык был мне незнаком. Вместе с тем я не мог отделаться от мысли, что должен его знать; более того, стоявшие рядом со мной существа, увидев, что я молчу, взглянули на меня с упреком, словно я нарушил некие правила приличия. Однако вскоре, забыв обо мне, они уставились на темный проход, в глубине которого появился слабый свет; он был рассеянным, не белым и не желтым, а светло-зеленым и колеблющимся, постепенно набирая интенсивность. Затем из глубины светящегося прохода начала медленно выползать огромная тестообразная масса; сначала показались невероятно длинные, извивающиеся щупальца, затем голова, похожая на голову человека, после чего из прохода вывалилось туловище осьминога.

Я смотрел на эту тварь не более одной секунды; затем, не помня себя от ужаса, дико вскрикнул и проснулся.

Какое-то время я лежал, размышляя, почему мне привиделся столь странный сон. Конечно, значительную роль сыграли старинные легенды, которые я изучал долго и скрупулезно, — да, но откуда возникла картина этого подводного города? Я не поднимал эту тему в разговорах со своими спутниками; в настоящее время моя цель состояла лишь в том, чтобы найти логово Ктулху. И все же, как ни странно, я стал во сне участником событий, о которых нигде не читал и не слышал даже намека на них от профессора Шрусбери.

Я тщетно ломал себе голову. Единственным объяснением, которое я смог придумать, было действие моего разыгравшегося воображения. Успокоившись под мерный плеск волн, я вновь погрузился в сон.

На этот раз мне приснилось, что я наблюдаю за событиями, происходящими где-то в космосе, среди звезд и планет. Я вижу битву между гигантскими существами, все время меняющими свою форму — они превращаются то в столбы света, то в светящиеся шары, а иногда расплываются в виде облаков; эти массы света сталкиваются с другими такими же массами, меняя при этом не только свою форму, но и цвет. Их размеры чудовищны; по сравнению с ними я выгляжу как муравей рядом с динозавром. Битва происходит в космическом пространстве; время от времени один из ее участников проваливается во тьму и исчезает, превратившись в сгусток плоти, который, в свою очередь, также все время меняет форму.

Внезапно, в самый разгар битвы, на сцену словно падает занавес, и сразу все меняется — теперь я вижу черное озеро, затерянное среди острых скал. Это явно не земной пейзаж. Черная вода озера начинает бурлить, и оттуда появляется нечто невероятно жуткое. Представьте себе сцену: посреди обширного пустынного плато, окруженного острыми скалами с заснеженными вершинами, возникает черное здание, похожее на замок с башнями; внутри его сидят на тронах четыре мрачные человекоподобные фигуры в окружении громадных, похожих на летучих мышей птиц. Затем вновь появляется подводный город, похожий на тот, что я уже видел в предыдущем сне, — нечто отнюдь не в духе Каркассона[89], — на смену которому приходит снежная равнина вроде той, что встречаются в Канаде, а над ней, заслоняя собой звезды, вместе с порывами ветра несется огромная тень со сверкающими глазами.

Сцены все быстрее сменяются перед моим взором; внезапно появляется что-то смутно знакомое: прибрежный городок в Массачусетсе или где-то еще в Новой Англии; я вижу знакомые улицы, знакомых людей и женщину под густой вуалью — это моя мать.

Но тут я проснулся. В голове вертелись тысячи вопросов, на которые я не находил ответа, калейдоскоп событий, которые я был не в силах объяснить. Я пытался соединить их в одно целое, однако в голову не приходило ничего, кроме загадочных мифов, о которых мне так увлеченно рассказывал профессор Шрусбери.

Наконец я встал и вышел на палубу. Стояла тихая ночь, в небе сияла луна, наше судно уверенно двигалось к своей цели по волнам Тихого океана. Было уже за полночь; стоя на палубе, я смотрел на звезды и думал о том, нет ли среди них таких, где может существовать жизнь; смотрел на залитые лунным светом волны и спрашивал себя, на самом ли деле существовали легендарные затонувшие континенты и загадочные подводные города, населенные удивительными, похожими на людей жителями.

Но вот шум двигателей судна словно затих, и мне привиделись в воде у самого борта темные тени, очертаниями напоминающие людей; мне показалось, что сквозь плеск волн я слышу чей-то шепот: «Хорвет Блейн! Хорвет Блейн!» Шепот повторялся снова и снова, и вот его уже подхватили другие, более далекие голоса: «Хорвет Уэйт! Хорвет Уэйт!» И вдруг меня охватило желание немедленно бросить все и вернуться домой, на родину моих предков, хоть я и знал, что она была уничтожена во время событий 1928 года. Это желание было столь сильным, что я поспешил покинуть палубу и закрыться в своей каюте, где бросился на койку в надежде спокойно уснуть.

На этот раз мне ничего не снилось.


«Дорогой У. | Маска Ктулху | cледующая глава