home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11. БОЙ НА ХОЛМЕ

Стах едва в штаны не напустил, когда увидел, куда целится со своей двустволки Тихомиров-младший. Кусты терновника находились совсем рядом от того места, где лежал, сраженный пулей, отец Глеба. Поэтому даже не прицельный выстрел из такой «пушки», да еще двенадцатого калибра, мог побрить Коповского и парней под «ноль».

Он мигом упал в ложбинку рядом с шалашом и закрыл голову руками. Его примеру последовал и Збышек. Лишь Анджей, глупо хлопая ресницами, продолжал наблюдать за действиями Тихомирова-младшего.

Выстрелы не заставили себя долго ждать. К удивлению Стаха, заряды дроби прошли стороной. Интересно, куда он целился? – машинально подумал Коповский, продолжая рыть носом землю.

Ответ пришел спустя минуту или две, и был он нежданный, негаданный. Его спровоцировал все тот же Збых.

Когда отгремели выстрелы из двустволки, он немного полежал, скукожившись на дне ложбинки, а затем ни с того ни с сего взъярился, встал на одно колено, чтобы удобней было стрелять, и прицелился в Глеба, который в это время возился с отцом. Стах не успел даже слова ему сказать, а не то чтобы удержать своего приятеля. Но выстрелить Збых все равно не успел. Откуда-то со стороны по терновнику резанула короткая автоматная очередь, и он как-то неловко завалился на бок, зевая широко разинутым ртом. Пули прошили Збышеку правую сторону груди и размозжили кисть руки. Стаху оказалось достаточно одного взгляда, чтобы определить, что Збых уже не жилец на этом свете. Даже если бы случилось чудо, и они смогли быстро – моментально! – добраться до районной больницы, где было хирургическое отделение, то и в таком случае Збышеку можно было рассчитывать лишь на большое везение и ангела-хранителя.

Первым пришел в себя Анджей.

Он молча взял карабин Збышека, лег и начал палить, не целясь, в сторону, откуда стрелял автомат. В ответ тут же последовал залп из винтовок, пистолетов и автоматов. Стах и Анджей, целые и невредимые, быстро сменили дислокацию – забились в заросли терновника еще глубже, туда, где лежали валуны. Теперь им пули не были страшны, потому как такую каменную баррикаду не в состоянии разрушить даже гранатомет. Пока они меняли позицию, вокруг трех курганов начало твориться что-то вообще невообразимое. Если до этого стреляли с правой стороны от терновника, то теперь ожили и кустарники слева. Но оттуда огонь велся не по Стаху и Анджею, а по тем, кто смертельно ранил Збыха.

Похоже, во второй компании народ собрался еще круче, нежели в первой, потому что справа раздались и взрывы гранат – наверное, стреляли из подствольного гранатомета.

– Слушай, куда мы попали!? – задал Анджей совершенно идиотский вопрос.

До него только сейчас дошло, что он был на волосок от смерти. Похоже, все это время – от момента, когда Збых начал маленькую войнуху до стремительного броска в укрытие – Ендрусь пребывал в состоянии деятельного ступора, когда мозги в отключке, а руки-ноги действуют самостоятельно.

– В дерьмо, – коротко ответил Стах, судорожно сжимая рукоятку пистолета и пытаясь на слух определить, сколько стволов задействовано в перестрелке.

По его подсчетам получалось, что не менее полутора десятков. Это означало, что им нужно сидеть и не высовываться. А еще лучше рвануть отсюда когти. Только вот куда? Пули жужжали над их головами во всех направлениях, и шанс схлопотать девять граммов свинца во время бегства был очень велик. Но и ждать у моря погоды тоже было не лучшим выходом из сложившейся ситуации.

– Н-нужно св-валивать… – заикаясь, сказал испуганный Анджей.

– Ценный совет… Ты лучше карабин перезаряди. Может, придется отмахиваться. Моя игрушка для дальнего боя не годится.

– Так это… патроны остались в карманах у Збышка.

– Мать твою!.. – выругался Стах. – Придется возвращаться к шалашу.

– Я не пойду! – отрезал Анджей.

– Как хочешь, – с виду спокойно сказал Коповский. – Но тогда тебе придется сделать рогатку. Притом в очень короткие сроки. Я не буду прикрывать твою трусливую задницу. Решай.

– Но ведь стреляют!

– Ну не по нам же. Им пока не до нас. Может, мы даже случайно попали под этот расклад.

Почувствовав, что последняя фраза прозвучала неубедительно, Стах недружелюбно буркнул:

– Двигай…

Несчастный Анджей неуклюже пополз обратно, смешно виляя задом. Что интересно, убегая под прикрытие валунов, они с перепугу буквально просочились между плотно растущими стволами терновника, даже не поняв, как это получилось. А теперь здоровила Ендрусь, разрывая одежду в клочья, тыкался туда-сюда, как слепой щенок, не в состоянии найти ни единого просвета в сплошной колючей стене. Когда он вернулся, на него страшно было смотреть, так сильно он оцарапался.

– Забрал? – спросил Стах, делая вид, что с лицом и руками Анджея все в порядке.

– Ну… – ответил Анджей, тяжело дыша.

– Сколько?

– Все, что нашел.

– А ты посчитай, посчитай…

Стах мудро рассудил, что во время подсчета количества патронов для карабина Ендрусь немного успокоится.

Так оно и получилось. Когда Анджей докладывал Стаху про свои успехи в арифметике, на его лице уже блуждало выражение облегчения, а слова вылетали свободно, не цепляясь ни за что.

– Уходим? – спросил он, снарядив обойму.

Коповский с сомнением кинул взгляд через плечо, где высилась стена старого терновника, один вид которого приводил в трепет, и ответил – самому себе:

– А куда денешься…

– Жаль, что мы не захватили наши электронные штучки, – сказал Ендрусь и сокрушенно вздохнул.

Мысли Анджея опять переключились на его любимую технику.

– Пусть ее… – мужественно ответил Стах, хотя знал наверняка, что их оснащение стоит очень дорого и Черный Человек, конечно же, спросит с него за утерю аппаратуры космической связи, стереотрубы и дальнобойного микрофона. Жизнь дороже железок, даже если они стоят как «мерседес», рассудил он мудро. К тому же они потеряли одного человека, а значит, можно представить дело так, что им пришлось сражаться за оборудование не на жизнь, а насмерть, и отступить лишь перед превосходящими силами противника.

Стрельба не утихала. Однако она как бы начала смещаться за скалы, среди которых Тихомировы разбили свой бивак. Это обстоятельство Коповского радовало – теперь пули несколько поменяли траекторию и уже так часто не зудели над головой, вызывая непреодолимое желание спрятать ее по-страусиному в землю.

Спустя какое-то время им удалось с огромными трудами, наконец, выбраться на более-менее свободное от кустарников место. Здесь находилась небольшая возвышенность – плоский холмик, увенчанный каменной глыбой с прочерченными на ней какими-то рисунками, явно старинными. Но в этот момент история меньше всего интересовала Стаха. Он осмелел и рискнул, со всеми предосторожностями забравшись на камень, откуда была хорошо видна плоская вершина Трех Могил с курганами, скалами, валунами, леском и зарослями терновника, где стоял их шалаш. Ему хватило одного взгляда, чтобы накрепко запечатлеть в памяти весьма впечатляющую картину.

На вершине холма находились две группы людей. Одна из них была одета во все черное – как отряд специального назначение. Во второй преобладал камуфляж, и тоже военный. Все люди были вооружены и передвигались перебежками, как во время настоящей войны.

Насколько эффективными были их действия, Стах определить не мог. Фигурки бегали, прятались за деревьями и валунами, стреляли, падали, вновь поднимались…

С возвышенности вся эта беготня казалась нереальной, как в немом кино. Тем не менее, он не стал искушать судьбу и торчать на камне, как огородное пугало. Вдруг кто обратит внимание на одинокую фигуру, возвышающуюся над кустарниками, и пульнет в ее сторону.

– Что там, ну скажи, что там? – нетерпеливо вопрошал его Анджей, возбужденно бегая вокруг камня.

– Какие-то крутые… или военные.

– Чего они здесь забыли?

– А полегче вопросов у тебя нету?

– Да ну тебя… – обиделся Анджей.

После того, что он пережил, ползая под пулями за боеприпасами, куда и девалась его апатичная медлительность. Он стал как живчик. Обычно сонные глаза Ендруся, оживлявшиеся лишь тогда, когда он принимал на грудь как минимум грамм триста водки, теперь горели сумасшедшим огнем.

– Все, Ендрусь, сливаем воду, – сказал Стах, спрыгнув с камня. – Уходим по склону вниз – вон туда.

Там что-то вроде тропинки. Видишь?

– Ага.

– Готов?

– Всегда готов.

– Тогда ноги в руки – и айда…

И они, пониже пригибаясь, начали пробираться через лесные заросли к склону. В лесу идти было значительно легче и безопасней, нежели в зарослях терновника, но все равно иногда приходилось через самые настоящие дебри. Но таких мест было немного, и вскоре приятели очутились в безопасной зоне, на крутом боку холма, оставив позади плоскую вершину Трех Могил и противоборствующие стороны, напоминающие о себе продолжающейся стрельбой и взрывами гранат.

– Что эти гаврики не поделили? – недоумевал Анджей.

– Сдается мне, наших подопечных, – ответил Стах.

– Они просто перебьют друг друга – и все дела.

– Нам-то что до этого?

– Да нет, я так…

– А хорошо было бы…

Коповский мечтательно прищурился.

– Ты о чем?

– Обмозговал твою идейку. Она очень даже ничего. Если эти козлы расколошматят друг друга, то мы сможем спокойно вернуться и забрать оборудование. Может, они не захотят соваться в терновник. Да и зачем им это? Ведь нас там уже нет.

– И Збышка надо забрать…

– Дался он тебе, – недовольно буркнул Стах.

– Ну как же, ведь он наш друг. А что если Збышек жив? – вдруг всполошился Анджей.

– Есть такая казенная формулировка – ранение, несовместимое с жизнью. Ему капец, Ендрусь, ты это знаешь не хуже, чем я. А что касается твоего желания забрать Збыха и доставить его домой, то у меня к тебе всего один вопрос по этой теме: как ты будешь объяснять его смерть родным, а главное, милиции?

– Что-нибудь придумаем…

– Вот именно – что-нибудь. Да нас расколют враз. И тогда нам многое придется рассказать. В том числе и о наших приключениях в музее.

– Но мы того мужика не убивали!

– Это ты будешь доказывать следаку, – с иронией ответил Стах. – Когда менты слегка потопчут тебя в камере, ты возьмешь на себя не только убийство сторожа, но и вину за то, что развалился Советский Союз.

– Нельзя оставлять Збышка не похороненным, – хмуро сказал Анджей.

– Нельзя, – согласился Коповский. – Это не по-божески. И мы его похороним. Нужно немного подождать – пока не кончится разборка – и возвратиться. Не думаю, что те, кто устроил стрельбу, надолго задержаться возле Трех Могил.

– Ты хочешь переждать в лесу?

– А где же еще. Найдем дерево повыше, устроим на нем наблюдательный пост, и будем загорать, сколько понадобится. Стах не хотел признаваться даже самому себе, что боится возвращаться с пустыми руками. На этот раз Черный Человек вряд ли проявит снисхождение…

– Что хавать будем? – недовольно сказал Анджей. – Все наши припасы остались наверху.

– Как-нибудь перебьемся. Грибы, ягоды… У меня моток лески и коробочка с крючками завалялись в кармане ветровки – вот они. Поставим петли на птицу, будем рыбу ловить, тут уйма озер. Выдюжим. Мы ведь не какие-нибудь городские неженки.

– Легко сказать – выдюжим, – не сдавался Анджей. – Мне уже сейчас страсть как охота пожрать.

– Считай, что наступил большой пост, – жестко ухмыльнулся Стах. – Привыкнешь сообразовывать свои желания и потребности с жестокой действительностью. Это иногда полезно. Если попадешь в зону, то после такой «тренировки» не будешь гнуть кирпу при виде тюремной баланды.

– Чур тебя!

– Не дрейфь. В зоне люди тоже живут. Некоторые очень даже неплохо.

– Все равно у меня нет никакого желания там оказаться.

– Естественно. Кому охота…

– Сташек, скажи мне честно – зачем нас сюда послали? – спросил после небольшой паузы Анджей. – Только не говори, что просто последить за теми двумя! Такие бабки за здорово живешь не платят.

– Слежка – это в первую голову, – не очень охотно ответил Коповский.

До этого момента Анджея особо не интересовали причины, побудившие заказчика-иностранца нанять их для выполнения достаточно простой и непыльной работы. То же самое можно было сказать и про Збышека. Поэтому Стах и не стал выкладывать им всю подноготную. К тому же тайна, окружавшая мероприятие и известная только ему одному, возвышала его в глазах подручных.

Парни стоически тянули не очень тяжелую и обременительную лямку, мысленно предвкушая радостный момент, когда они получат остальные деньги. Что ни говори, но в их тьмутаракани даже сто баксов – большие деньги, а что тогда говорить о нескольких тысячах «зеленью». Но теперь у Анджея вдруг не ко времени проснулся бес любопытства, за которым, конечно же, стоял элементарный инстинкт самосохранения. Чтобы знать, как отмахиваться и куда бежать, нужно знать, кто бьет и за что…

– А во вторую? – не отставал Анджей. – Или это большой секрет?

– Какой там секрет… Поначалу нашему заказчику нужна была какая-то книга. Тебе это известно не хуже, чем мне. Но с книгой у нас вышел облом. Эти двое, – Стах кивком головы указал на вершину холма, – как их там… да, Тихомировы… перехватили то, что в ней лежало.

– Что там могло лежать? Брехня все это…

Анджей с отвращением сплюнул.

– Пойти на такие расходы из-за какой-то хреновины, спрятанной в книге… – продолжил он. – Нет, здесь что-то не то. Да и что в книге можно спрятать? Она ведь не сундук.

– Ну, не скажи. Со мной один кент сидел, из Питера, так он на разных старинных письмах и прочих бумаженциях, которые воровал в библиотеках и архивах, такой навар имел… Выйдет на волю, до конца дней хватит ему тех бабок, что он получил за никому не нужный хлам. А касаемо соображений по поводу того, что могло лежать в той книге, то здесь и думать нечего. Помнишь, мы подслушали, как они говорили что-то насчет плана или карты?

– Помню, было…

– Вот тебе и ответ на твой вопрос. Они нашли карту, которая привела их Трем Могилам. Видимо, здесь зарыт очень ценный клад.

– И Тихомировы до него уже докопались…

– Похоже на то.

– Эх! – неожиданно воскликнул Анджей и с силой ударил кулаком по своей ладони. – Какие мы ослы.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Надо было нам сразу взять этих гробокопателей за холку, вытрясти из них все, что они там накопали, и дать отсюда деру.

– У меня есть приказ. Наш заказчик желал лично разобраться с Тихомировыми. За свои деньги он имеет на это полное право.

– Имеет, – согласился Анджей. – Ну, а у нас вместе с его правом была еще и наша возможность забрать клад, если он тут есть, и свалить на все четыре стороны. Рванули бы в Москву, продали бы ценности…

– Ендрусь, выкинь эти дурацкие мысли из головы! – рассердился Коповский. – Ты разве еще не понял, что наш заказчик – очень серьезный человек? Он нас из-под земли достанет. А что будет потом… лучше об этом и не думать. Нет, Ендрусь, мы должны выполнить все, на что подписались. Только в этом случае у нас есть хорошие шансы дожить до старости. Притом безбедно… если учесть еще и то, что долю Збышка теперь мы разделим на двоих.

Анджей промолчал. По его хмурому лицу было видно, что он не согласен со Стахом, но привычка к подчинению не позволяла ему затевать спор. Коповский посмотрел на небо. Оно было затянуто тучами. Где-то вдалеке громыхнуло. Приближалась гроза.

Стах поежился, представив на миг, что через некоторое время на нем не будет ни единой сухой нитки. В этот момент ему очень захотелось, чтобы рядом был отец…


Отступление 4. ТАЙНЫЕ ВРАГИ | Тайна Розенкрейцеров | Глава 12. ЧАША