home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пакистан, международный аэропорт

07 июня 2011 года

Чтобы добраться из Кабула до Исламабада — существует несколько возможностей. Можно добираться на машине — через Джелалабад и Пешавар, но путь проходит через зону племен, плохо контролируемую правительством — и можно назваться на террористов, которые сожгут колонну, а тебя — похитят или убьют. Можно попробовать доехать до Кандагара, оттуда по дороге, которую во времена советского присутствия в Афганистане называли «американкой» добраться до порта Карачи — а оттуда ехать в Исламабад поездом, машиной, автобусом или лететь. Можно добраться самолетом с пересадкой в Индии — это, кстати, не такой уж и плохой выбор, в Кабул обычно летают именно через Мумбаи или Дели, Индия имеет к Афганистану намного больший интерес, чем хочет показать и рейсов до Кабула достаточно. Но сержант Гибсон выбрал самое простое и примитивное решение: он купил билет на самолет компании Пакистан Интернэшнл, который летал до Исламабада все дни недели. Очень удобно — прямой рейс…

Международный аэропорт Исламабада был назвал в честь Беназир Бхутто, дочери премьера Бхутто, убитого военными после переворота — сама же Беназир погибла от рук шахида-смертника во время митинга, а ее супруг, Али Асиф Зардари был сейчас президентом Пакистана. Во время своей жизни и правления — правительство Бхутто прославилось как одно из самых продажных и коррумпированных — что не помешало создать культ ее личности после смерти. Культ личности, впрочем, был распространен лишь в городах и в самых богатых кварталах, среди все истончающейся прослойки образованных, вестернизированных пакистанцев, которые получали образование на Западе, свободно разговаривали на английском — и уезжали, как только выдавалась возможность. Если годов до восьмидесятых Пакистан был относительно спокойной страной — то сейчас десятилетия войны сделали свое дело. Страна все больше и больше раскалывалась на чиновничье-генеральский корпус, который использовал свое положение для своего обогащения самыми бесстыдными способами — и разъяренную, исламизированную массу граждан, которых было большинство, и которых хотели создать исламскую республику. Что-то наподобие Ирана — только деобандистского[44] толка. Отношения между этими двумя группами населения — теплотой не отличались, и это было видно уже в аэропорту — по стоящим то тут, то там вооруженным автоматами солдатам и металлоискателям даже на выходе на летное поле…

Когда самолет остановился на стоянке, подали трап — сержант не торопясь забрал с багажной полки свою тощую сумку с аппаратурой, пошел на выход. Аэропорт был старым — если в новых самолеты подруливали прямо к терминалам — то тут к стоянке подавали трап и аэропортовский автобус. Сходя по трапу — сержант внимательно осматривался по сторонам — его цель находилась совсем рядом, в огороженном спецсекторе. Места было много, военные самолеты стояли не только в военной части аэропорта — но и в гражданской. Сержант увидел самолет С-17, взлетающий с основной полосы и еще один, стоящий через самолет от них. Его разгружали…

Внутри — в дьюти-фри продавали спиртное и сигареты, народа было мало, а вот военных и сотрудников спецслужб в штатском — много, были и люди с собаками, маленькими — для поиска наркотиков и взрывчатки. Таможенных постов было много, а людей — мало, поэтому встав в одну из коротких очередей, сержант уже через пять минут стоял перед таможенником, маленьким и усатым.

— Цель вашего визита в Пакистан?

— Я фотокорреспондент — коротко ответил Гибсон — служба новостей ВВС.

Пакистанец показал на кладь.

— Откройте.

Сержант открыл. Смена белья, Никон с набором фотообъективов, несколько сувениров из Кабула. Ничего интересного.

— Сколько вы планируете пробыть в Пакистане?

— Неделю.

Пакистанец шлепнул в паспорт, который сержант только — только получил в Баграме визу.

— Приятного пребывания в Пакистане.

В зале прилетов — сержант сразу наткнулся на табличку с короткой надписью ВВС. Ее держал парень, чуть за тридцать, высокий и довольно симпатичный — сержанту это глянулось только потому, что здесь такая внешность бросается в глаза. Судя по тому, как он осматривал толпу — он не знал, кто именно прилетит. Или сержант, с его профессионально смазанной, неприметной внешностью — удачно затерялся в толпе.

Сержант шагнул к нему навстречу из толпы и сразу же понял — не профессионал. У профессионала другая реакция.

— Мистер Чамберс?

— Да, сэр. А вы?

— Ваш новый фотокорреспондент.

— Да, да… Пойдемте. Это весь ваш багаж?

— Весь.

Чамберс вывел его на стоянку, не слишком то забитую машинами. Внедорожник Паджеро, еще девяностых годов выпуска — приглашающе мигнул фарами.

— Здесь действует шариат? — спросил Гибсон, усаживаясь в машину.

— Не совсем, сэр. Здесь исламское государство, но есть очень разные места, нужно просто их знать. Есть места, где женщину забьют камнями, если она посмеет показаться без чалмы. Есть места, где можно отдохнуть не хуже, чем в Лондоне…

— Понятно…

Они вырулили на дорогу, поехали в сторону Исламабада. Дорога была приличная, бетонная и многополосная, машины — в основном китайские, японские, много грузовиков — железнодорожная сеть здесь давно не справляется с объемом перевозок. Рекламы на щитах почти нет, реклама здесь, почему то висит на домах — и самая распространенная — это реклама индийских фильмов.

— Я так понимаю, мы сразу в корпункт?

— Точно. Незачем светиться по гостиницам…


В корпункте — они прошли сразу на второй этаж, там было относительно многолюдно. Кроме Лоуренса — над крупномасштабной, сделанной на основе спутниковых снимков картой аэропорта и базы ВВС Чахлала склонились офицер безопасности британского посольства и еще двое, кого Нортон не знал и раньше никогда не видел.

— Господа…

Сержант положил сумку в угол, подошел к карте.

— А вы, я понимаю… — начал бородатый, хорошо одетый человек.

— Правильно понимаете — сержант не считал нужным представляться.

Бородатый поморщился, но продолжил.

— Итак, раз уж все здесь… Это карта аэропорта Беназир Бхутто и базы ВВС Пакистана Чахлала. Как видите — примерно две мили до Исламабада, место это огорожено — но тут плотная застройка. В застройку лучше не соваться, по-видимому — наиболее разумным выглядит проникновение в военную зону аэропорта под видом грузчиков. Здесь работают сразу четыре крупные карго-компании, вдобавок постоянно разгружаются наши самолеты и самолеты ВВС США. Спецсектор находится здесь, он огорожен колючей проволокой, но туда лучше не соваться. Достаточно просто заснять объект и установить, работают ли там какие-то передатчики.

— Какого рода передатчики? — сразу спросил сержант.

— Мы считаем, что там может быть что-то вроде поста дальней связи. Помимо всего прочего — ответил офицер безопасности.

— Помимо чего?

— Мы считаем, что там может быть некая установка… Экспериментальная установка. Какая именно — вам знать не обязательно. Хотя бы потому — что и мы точно ничего не знаем. Мы должны попытаться заснять все, что там происходит. Сделать замеры.

— Точки съемки?

— Первая — отсюда. Вторая — вот от этих самолетов. За ними же можно спрятаться. Вот этот человек — приоритетная цель, если он там будет — надо сделать его снимки и как можно больше.

Сержант посмотрел на фотографию бородатого человека в западном, деловом костюме, на вид приличном. Еще одно фото. Еще…

— Там есть какая-то система контроля периметра у этих самолетов? Она может быть…

— Нет. Спутниковые снимки ничего не показывают. Только охрана. И периметр безопасности — который устанавливали мы же. Мы выделяем деньги на всю эту срань и контролируем их расход — они идут нашим же компаниям по безопасности, это условие выделения помощи. Так что сюрпризов там не должно быть.

Сержант взял лупу, примерно такую же, какую используют библиофилы, начал разглядывать спутниковые снимки.

— Самолеты похожи на советские.

— Здесь отстаиваются китайские самолеты. Официально — частные.

— Понятно… Что со снаряжением?

— Все уже прибыло. То, что заказывали.

— А напарник? Нужен кто-то из местных. И кто-то, кто умеет хорошо обращаться с аппаратурой.

Бородатый посмотрел на Чамберса.

— Думаю, если мистер Чамберс не отказался вас встретить и привезти сюда — он не откажется нам помочь еще раз…


Недалекое прошлое Объект Аль-Исра Где-то в Пакистане Лето 2007 года | Чужая земля | База ВВС США Баграм Лето 2011 года