home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


База ВВС США Баграм

Лето 2011 года

Горная база, построенная американскими инженерами для короля Афганистана еще в пятидесятых — сейчас, в годы GWOT или долгой войны стала чем-то средним между ТангСонНатом, атоллом Тиниан[45] и плейбой-клубом. В отличие от пехотинцев, которым приходилось ходить в фут-патрули по страшным, заминированным фугасами местам, погибать под снайперским огнем и при подрывах машин — пилоты ВВС США жили просто по-царски. У Талибана не было эффективной системы ПВО, чтобы сбить даже самый примитивный американский самолет, не было и страны, которая бы осмелилась отправить свои самолеты на перехват американских истребителей-бомбардировщиков. Вся работа пилотов заключалась в том, что они вставали по утрам, перлись в столовку набить брюхо, а потом — тупо вылетали и тупо доставляли подарки хаджам на скорости несколько сотен миль в час. В дни, когда проводились крупные операции — им приходилось делать по несколько миссий в день, во времена затишья хватало и одной. Самый большой риск, которому они подвергались — это отказ техники по причине изношенности, попадания птицы или постороннего предмета в воздухозаборник или чего либо еще. По вечерам — они устраивали импровизированные дискотеки и развлекались с девочками, которых тут было немало. Все дело в том, что в армии США теперь равноправие — но жестокие, черствые и нетолерантные генералы не хотели отправлять женщин на передовую. Поэтому — они служили в таких вот относительно безопасных местах как база Баграм, считали что защищают свободу, рискуя жизнью, а самым популярным «дембельским» фото у пилотов с Баграма было фото с тремя, четырьмя или пятью обнаженными девчонками: кто сколько уговорит. Жара, стресс и отдаленность от дома делали свое дело — уговаривать было легко.

В самом конце мая второго года — в Баграм прибыли два крупных борта — С5М, которые взлетели с базы ВВС США Андерсен и, получив поддержку от воздушного танкера, долетели до Баграма даже без промежуточных посадок. Затем — они прилетали еще раз, уже через три дня. Эти борты разгружали в большой спешке, контейнеры поместили в закрытый ангар, огородили его системой контроля доступа и выставили постоянный пост военной полиции. Это было верным свидетельством того, что готовится какая-то специальная операция.

Все стало понятно, как только на базе Баграм, седьмого июня, один за другим приземлились самолеты МС-130Е, принадлежащие семьсот одиннадцатому специальному оперативному эскадрону. Эти самолеты — в оригинале С130, начиненные самыми совершенными средствами радиоэлектронной борьбы, разведки и обеспечения полетов в сложных условиях и при противодействии противника — были предназначены для того, чтобы забрасывать относительно крупные, численностью в роту и больше отряды диверсантов за линию фронта и возвращать их назад. Такие самолеты — могли пригодиться здесь только для одного…


— Джентльмены… — полковник Томас Брюбейкер, успевший покомандовать и рейнджерами и спецназом, а теперь относящийся к пятой объединенной группе специальных операций стоял у небольшой доски, на которой можно было писать маркерами и смотрел на своих подчиненных — сейчас мы выслушаем миссис Звезду Стетхэм из нашего разведуправления и послушаем, что она нам скажет. И мы будем слушать внимательно, не перебивая, а у кого есть на уме какая-нибудь хохма, пусть лучше засунет ее себе в задницу. Всем ясно? Итак, миссис Стетхэм, прошу вас.

— Черт… готов променять свою звезду на ее… — шепотом сказал капрал Джейсон Бигли сидящему рядом лейтенанту, его командиру. Бронзовая звезда у капрала и в самом деле была — двадцать шесть часов они отбивались на отдаленном посту в провинции Вардак от штурмующих базу бандформирований. Капрал был дважды ранен — но отказался эвакуироваться.

— Заткнись… — шепотом посоветовал лейтенант — пока не вздрючили…

Миссис Звезда Стетхэм была еще той штучкой, ее хорошо знали в темном мире спецопераций. Сербка по национальности, вроде как беженка, умудрилась выйти замуж за американского бригадного генерала на тридцать лет старше ее. Злые языки говорили — хорошо обслужила в борделе, так хорошо, что генерал захотел продолжения. Окончила Джорджтаун, потом ее запихнули в Министерство безопасности родины — по блату, естественно. Затем генерал, уже сидящий в уютном кабинете в кольце Е[46] Пентагона, засунул ее в объединенную оперативную группу — межведомственную «постоянно-временную» группу, занимающуюся поддержкой и обеспечением деятельности американских сил специальных операций в GWOT. Среди солдат — она всегда производила фурор — высокая, зеленые глаза, хрипловатый голос. Несколько неправильная фигура — узкие бедра, довольно широкие плечи — компенсировались большой, агрессивно выдающейся вперед грудью. Можно себе представить — какое впечатление миссис Стетхэм производила на солдат, которые по несколько месяцев сидели в окопе в каком-нибудь ублюдочном месте, чье название заканчивается на «-стан».

Солдат, помогавший миссис Стетхэм (за это временное назначение произошла настоящая драка) — повесил на доску сильно увеличенное, разрисованное условными знаками фото какого-то района, Район был жилым, не так как обычно — горы и нищие кишлаки.

— Джентльмены, это база пакистанских ВВС Чахлала — сказала миссис Стетхэм своим хрипловатым голосом, который когда то очаровал бригадного генерала, а теперь очаровывал семьдесят парней из пятой группы специальных операций в звании от капрала до полковника — она же используется как гражданский аэропорт. Здесь показан специальный сектор этой базы, огороженный и тщательно охраняемый отборными подразделениями армии Пакистана. Повесьте следующий снимок, пожалуйста.

Когда миссис Стетхэми произносила это «пли-и-из» — капралу привиделось, чисто в его воображении такое, что он даже покраснел. Хорошо, наверное, быть генералом…

Солдат повесил прямо поверх карты фотографию бородатого, одетого в европейский костюм человека весьма благородного вида. Человеку на вид было лет семьдесят.

— Это Его Высочество, принц Али Аль-Шахи ибн-Сауд, принц правящего Саудовского дома Саудов, правителей Саудовской Аравии. Несколько дней назад он прибыл в Исламабад на собственном самолете Боинг-747, принадлежащем саудовской королевской семье.

Капрал подумал, что неплохо быть и королем — эти, похоже, живут еще лучше, чем бригадные генералы с кольца Е.

— Принц Али известен своими крайне радикальными взглядами, он ваххабит и один из основателей Аль-Каиды. После событий одиннадцатого сентября он публично выступил с критикой действий Осамы Бен Ладена и осудил теракты — но насколько искренним было заявление — мы сказать не можем.

Как вам наверное неизвестно, господа, за последний год золото резко, намного резче чем обычно росло в цене, в мире наблюдался явный дефицит этого металла. Буквально за год его цена поднялась на пятую часть: если в июне прошлого года цена золота составляла примерно тысячу сто пятьдесят-тысячу двести долларов за тройскую унцию — то сейчас она находится в районе одной тысячи шестисот долларов за тройскую унцию и продолжает расти. Мы заинтересовались этим в начале года и нам удалось выяснить, что золото скупает Саудовская Аравия через исламские фонды и банки, причем она перемещает это золото на свою территорию, что резко отличается от правил обычной, биржевой спекулятивной игры. При обычной игре — золото, которое продается и покупается на бирже не покидает пределов своих хранилищ, а просто меняет своего хозяина в результате биржевых сделок.

Нам удалось отследить примерно шестьдесят тонн золота, которые были закуплены и перемещены в Саудовскую Аравию. Одновременно с этим — нам не удалось отследить, на какие цели было закуплено это золото и где оно депонировано. Следующий снимок, пожалуйста.

Следующим снимком оказался снимок самолета типа Ил-76 Кандид, который знали большинство из присутствующих здесь солдат — эти самолеты принадлежали их потенциальным противникам и они их изучали, как и любое другое оружие вероятного противника.

— Это Ильюшин-семьдесят шесть Кандид, первого года выпуска, закуплен почти новым через подставных лиц, тайно переоборудован китайскими военными подрядчиками с целью увеличения его возможностей. Мы считаем, что именно этот самолет используется Пакистаном в своей ядерной программе, а так же для других перевозок особой важности. Он постоянно курсирует между Пакистаном и Китаем, спутники засекали его на китайских аэродромах, в том числе в провинции Сычуань, где находится китайская академия инженерной физики, самый мощный центр разработки ядерного оружия и производства оружейного плутония, а так же в Хайане, где так же находится секретный ядерный центр. Он перевозит детали ракет, оружейный плутоний, в обратную сторону он перебрасывает образцы нашей военной техники, которую китайским и пакистанским разведчикам удается захватить в Афганистане. Мы считаем, что из ста пятидесяти ядерных взрывных устройств, которые изготовил к настоящему времени Пакистан — более ста изготовлены из китайского оружейного плутония. За это они расплатились ракетой Томагавк, которая упала на их территории, разбившимися дронами, нашим секретным вертолетом пониженной заметности, а также портом Гвадар, где китайцы собираются держать авианосец.

Не далее как вчера — это самолет вылетел из аэродрома близ ядерного центра доктора Хана и доставил что-то на базу ВВС Чахлала. Сейчас — он находится в том самом охраняемом секторе базы. И рядом, в гражданском секторе — стоит самолет принца Али, а он сам, по нашим данным, ведет переговоры с президентом Зардари.

Складывая все в единую картинку, джентльмены — мы считаем, что принц Али прибыл в Пакистан с шестьюдесятью тоннами золота на своем личном самолете и сейчас он ведет переговоры о том, чтобы обменять это золото на несколько ядерных взрывных устройств, которые он намерен доставить в свою страну. Но это — лучший из возможных вариантов, наличие у Саудовской Аравии ядерных устройств мало что значит, потому что у них нет надежных стратегических средств доставки. Есть и вторая версия — принц Али собирается передать эти ядерные взрывные устройства структурам аль-Каиды для того, чтобы они могли в десятую годовщину событий 9/11 совершить на территории США ядерный террористический акт!

Как-то так получилось, что 9/11 уже стали забывать. Ничего серьезного больше не было, а если и было — то больше похоже было на фарс. То несколько мусликов на машине врезались в аэропортовское здание: черт, они работали медиками, если бы один из них заразил чем-нибудь кровь, полечь могли тысячи. То один попытался поджечь ботинки со взрывчаткой.

Так что мало кто воспринял всерьез сообщение, о возможном ядерном взрыве в Америке. Это просто не могло случиться — потому что не могло.

Полковник — встал рядом с миссис Стетхэм.

— Господа, ситуация ясна. Хаджам мало того, что они натворили — теперь они хотят заполучить ядерное оружие. Атомная бомба может попасть в руки Талибана, Аль-Каиды, кого угодно — любого ублюдка, у которого есть самолет и несколько тонн золота в загашнике, и который решил убивать американских солдат. Если мы это не пресечем — здесь и сейчас, пока не стало поздно. У вас все, миссис Стэтхэм?

— Да, полковник.

— В таком случае, джентльмены, выньте серу из ушей, палец из задницы, у кого он там и послушайте меня. Информация стала известна в самый последний момент, времени на раскачку нет совсем. Или мы сорвем ядерную сделку — или ублюдки получат возможность серьезно угрожать нам. У нас нет времени на серьезные тренировки — но каждый из вас профессионал, если я что-то в этом понимаю. Штаб разработал план специальной операции, который перед вами, на карте. Первыми нанесут удар беспилотники, они подавят оборону противника и облегчат нам задачу. Основные цели для удара — ангары с техникой, возможные средства ПВО. Мы пойдем второй волной, два самолета с десантом, третий — пустой, наш вывод обеспечивает семьсот одиннадцатый эскадрон. Обратно мы сможем уйти, даже потеряв два самолета из трех. Десантируемся посадочным способом, здесь приличная полоса. Но если она будет блокирована — мы можем приземлиться здесь, на дороге к аэропорту, для чего одно отделение десантируется с малой высоты, и обеспечивает нам посадку. Прикрывать нас будет звено F15, еще одно звено будет в резерве, а так же два самолета АС-130 — но все они войдут в воздушное пространство Пакистана, только если мы серьезно вляпаемся в дерьмо. Наша основная задача — взять самолет с золотом и повредить самолет с ядерными взрывными устройствами на борту. При этом: самолет с золотом является приоритетной целью, мы должны раз и навсегда дать по рукам этим ублюдкам и отбить у них охоту покупать ядерное оружие. Кандид с ядерными устройствами нужно вывести из строя — но это не главное, он никуда не взлетит, если Пакистан не получит золото. Это золото мы должны взять и доставить на территорию Афганистана, либо захватив и подняв в воздух сам семьсот сорок седьмой, либо — перегрузив золото на сто тридцатые, для чего мы будем использовать погрузчики. Всем понятно?

Восемьдесят пар глаз смотрели на полковника. Такие разные — и в то же время в чем-то одинаковые, жесткие, с навеки оставшимся в глазах пламенем. Люди, опаленные Ираком, Сомали, Афганистаном — это всегда останется с ними.

— Да, сэр — сказал кто-то.

— Отлично. Тогда уточняю задачу по подразделениям…


Пакистан, международный аэропорт 07 июня 2011 года | Чужая земля | Пакистан, территория между Исламабадом и Равалпинди База ВВС Пакистана Чахлала, спецсектор