home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


За день до этого

Иттихад-е-Ислам

Река Ефрат

День первый

Одна из главных рек в этом регионе мира, река Евфрат с ее многочисленными притоками и замысловато разделяющимся на несколько рукавов устьем — определяла немалую часть жизни в этом регионе. В дельте самой реки жили маданы, так называемые «болотные арабы». Оно перебрались сюда из Ирака, где жили так же, как и здесь, на реке Евфрат, в ее заболоченном устье, почти на самой границе Ирака и Ирана. Значительная их часть была вынуждена сняться с родных мест потому, что на их землях проходили самые жестокие сражения ирано-иракской войны, оставившие после себя жуткую, заболоченную пустыню с ржавыми и заросшими водорослями, или засыпанными песком останками подбитой боевой техники. Потом — Саддам Хусейн начал беспощадно преследовать их — это было уже после Бури в Пустыне. Степень их действительной вины никто и не пытался выяснить: возможно, они в чем-то помогали иранцам в восьмидесятые, ведь они были шиитами, как и сами иранцы. Возможно, и нет — ведь шиитами были большинство иракцев, а Саддаму просто нужно было сорвать на ком-то злость после поражения его армии в Кувейте. Как бы то ни было — значительная часть этого скрытного, жестокого, очень опытного во всем, что касается жизни на воде народа — стала легкой добычей безвестных вербовщиков, и переселилась сюда, в Новую землю, где и поселилась в дикой дельте Нового Евфрата. Болотные арабы были вооружены и хорошо знали местность, с ними не связывались даже местные бандиты и наркомафия — тем более, что маданы поддерживали обычай кровной мести. Не связывались с ними даже самые закаленные диверсионные подразделения русских и англичан — получать второй Вьетнам никому не хотелось. Для того, чтобы что-то сделать на реке Евфрат — нужен был «флот коричневых вод», по размерам сопоставимый с тем, что был создан во Вьетнаме…

Но река — была практически единственным способом проникнуть в Мекку тихо и так же тихо и незаметно из нее уйти. Либо — уйти не тихо и не незаметно — но по возможности, уйти живыми. Никакого другого способа не существовало…

Большой, квадратный, с раздувшимися до предела щеками увеличенных баков вертолет МН-47Е медленно крался над дельтой Евфрата, удерживая высоту не более десятка футов над бурой, волнующейся от поднимаемого винтами ветра водой. Этот вертолет — был единственным в Новой земле боевым вариантом Чинука, он был закуплен за той стороне и переправлен через ворота вместе с восемью списанными и выкупленными за небольшую плату вертолетами CH-53E и MH-53 Сикорского — армия США сняла их с вооружения и поставила на хранение, а частные лица — купили как бесполезное федеральное имущество. Вертолеты Сикорского были хороши всем, кроме одного — они не умели совершать посадку на воду и взлетать с воды. А значит — нужен был Чинук, именно в том варианте, какой используют специальные силы ВМФ СЩА, морские котики SEAL и отряды быстрого внедрения, действующие с небольших, сильно вооруженных лодок. Его купили на паях за совершенно немыслимую для здешних мест сумму англичане, и сегодня — был его первый настоящий боевой вылет.

Учитывая чрезвычайную опасность здешних мест — ПЗРК не было, но крупнокалиберных пулеметов, скорострельных зенитных установок и РПГ полно, беспилотник для проверки маршрута не пошлешь — этот вертолет был вооружен так, как ни один, даже выполняющий самые опасные миссии Чинук в старом свете.

У боевого варианта Чинука есть пять огневых постов: по два по бортам и пятый в хвосте, где на откинутой аппарели устанавливается tailgun, хвостовой пулемет. Обычно — по бортам устанавливается по два Минигана на постах, которые ближе к кабине, и по два М-240 или МК-43 ближе к хвосту. На аппарели — обычно устанавливается еще один М-240. Так вертолеты в Афганистане зовут «канонерками» — они способны не только эвакуировать попавшую в переделку группу спецназа, но и прикрыть ее огнем от преследующих ее банд талибов.

Здесь, на двух ближних к кабине постах были установлены не Миниганы — а два гранатомета Мк-19mod3. В Старой земле их устанавливали на вертолеты лишь в Колумбии для борьбы со скрывающимися в лесах боевиками ФАРК, здесь по примеру русских — автоматические гранатометы устанавливали на вертолеты все армии цивилизованного мира. Автоматический гранатомет — хоть и обладает меньшей, чем обычный и тем более крупнокалиберный пулемет дальностью и точностью стрельбы — но против врага, скрывающегося в густом лесу, джунглях или как сейчас в камышах — он бесценен. Разрывы сорокамиллиметровых гранат, дающих целую тучу осколков — способны подавить даже позицию крупнокалиберного пулемета, как бывало не раз. Про гранатометчика с РПГ — самого опасного врага зависшего или идущего на бреющем вертолета — и разговора нет.

На хвостовых портах, которые здесь были сделаны такими же, как и головные, в виде настоящего порта, а не просто турели перед иллюминатором — стояли старые добрые М3. Пулеметы Браунинга, созданные почти сто лет назад, имевшие свой звездный час в небе второй мировой над Европой и Тихим океаном — сейчас они использовались для работы по земле, для обстрела земли с вертолетов, подавления огневых точек и уничтожения легкой техники. В отличие от дорогого, дорогого не столько ценой, сколько расходом недешевых боеприпасов Минигана — старый добрый Браунинг питался патронами в полдюйма, привычными и недорогими, которых везде полно. Жрал он их в количестве несколько раз меньшем, чем Миниган с его тремя тысячами в минуту, не требовал электропитания и гораздо лучше — выводил из строя транспортные средства и легкие укрытия. Например — хорошо построенный дом из Минигана не развалишь, а пятидесятым калибром — запросто.

А вот хвостовой пулемет, tailgun по условиям операции пришлось снять. Но хвост защитить было нужно, ведь опытные гранатометчики — бьют вдогонку вертолета, стараясь попасть по двигателям. Поэтому — прямо на аппарели, свесив ноги вниз, сидел один из коммандос десантной группы, прикрывающий тыл своим новеньким пулеметом Пара-Коммандо[111]. Как только сбросят группу — сюда, со своим пулеметом встанет летный техник…

Экипаж вертолета был опытным — едва ли не самым опытным, какой только может быть здесь, на новой земле. Командир, подполковник Марк Тишо смылся в Новую землю после того, как ему предъявили обвинение в военных преступлениях в Ираке. ЦРУ получило информацию о том, что в Ирак прибыли несколько иранских ПЗРК, они попали в руки экстремистов из армии Махди, экстремисты намереваются подобраться поближе к Багдадскому международному и сбить самолет. Для того, чтобы запечатлеть сей героический подвиг для потомков — экстремисты пригласили журналистов из Аль-Джазиры. Его Апач был направлен в район багдадского пригорода, называемый Таджи, там его вывели на цель — сборище бородатых ублюдков рядом с микроавтобусом, у двоих были автоматы АК-47, законная цель. Потом — подъехала еще одна машина, из нее вылезли трое, гражданские — как потом оказалось, двое и были теми самыми журналистами. Данные с камеры высокого разрешения, установленной в носу Апача постоянно передавались в штаб, решения принимались там. Разведка опознала ублюдков, он получили приказ сделать из них котлету — и выполнили его. Потом — пленка с камеры его Апача каким-то образом попала в руки Викиликс, ее опубликовали и все это — выглядело как ничем не спровоцированный забой иракских фермеров, тем более что они нанесли повторный удар, когда подъехала машина, чтобы забрать раненых. Правительство — сделало вид, что ничего не знает о ПЗРК и за полковником, уже давно завершившим свой тур пришли военные полицейские, равно как и за его напарником, сидящим сейчас в соседнем кресле, майором Робертом Франком. Им предложили признание вины в обмен на условное наказание — но они вовремя сообразили, что к чему и перебрались сюда. Апач в их распоряжение пока не предоставили — но они были рады и тому, что просто летают, выполняют специальные миссии и помогают хорошим парням убивать бородатых. Еще — майор сумел завести здесь семью и у обоих — был участок земли под большой огород с потрясающе вкусными, не сравнимыми с выращенными на гидропонике земными овощами и фруктами.

В десантном, затемненном отсеке находилось в общей сложности восемнадцать человек, считая пулеметчиков, группу прикрытия вертолета и десантную группу, состоящую в основном из бойцов СБС[112] на той стороне. Семеро из них так же скрывались здесь от обвинений в преступлениях, совершенных на военной службе или в частных военных компаниях. Остальным — просто надоел тот мир, и они ухватились за возможность уйти от его сложностей, как утопающий хватается за спасательный круг.

Нормальной спутниковой системы здесь не было, и ненормальной тоже — вообще никакой не было. Полковник пилотировал, держась русла реки и ориентируясь по подсказкам бортстрелков и второго пилота, который здесь же исполнял обязанности штурмана. Работали по карте, которую Франк подсвечивал инфракрасным фонариком и компасу. Все как тогда, когда огни еще зелеными пацанами учились на Апач, чтобы противостоять советским танкам, готовым хлынуть на свободный мир стальным потоком через Фулда-гэп. Их уже дважды обстреливали из тростниковых зарослей — но оба раза из АК-47 и бортовые стрелки не отвечали.

Франк показал на пальцах — одна минута. Полковник еще снизил скорость и запросил у бортстрелков доклады по обстановке и наличию целей…


— Одна минута!

— Есть! Приступаем!

Бортовые стрелки напряглись у своих пулеметов и гранатометов, вертолет ощутимо терял ход — теперь он не летел, а полз над этой грязной, смертельно опасной рекой. Здесь еще не было никого кроме болотных арабов. А вот дальше… дальше пойдут заводы у реки, которые производят героин, еще какую-то дрянь и сливают кислотные отходы в реку. Об экологии здесь не заботились — и Евфрат был едва ли не единственной рекой в Новом свете, где не водились ни рыбы, ни водные животные типа змей и крокодилов.

Впрочем, британцам это было даже в плюс. Местная рыба здесь так и норовила тебя сожрать или хотя бы укусить, из сотни местных змей девяносто девять были ядовитыми, а крокодилы бывали такими, что на них охотились из винтовок калибра.50. Главное — не глотать эту воду и стараться не допускать ее контакта с кожей — тогда все нормально…

— Тридцать секунд!

— Готовность к сбросу!

Восемь человек из группы прикрытия — одетые в гидрокостюмы, оружие в водонепроницаемых мешках — отстегнули крепления трех своих диковинных лодок, до поры поставленных «на попа» в передней части десантного отсека, построились побортно, готовые сбросить свои средства движения в воду. Ни с какими средствами движения, кроме как у них — реку не пройти, если не увидят ублюдки маданы с берега — замочат те, кто караулит реку у самой Мекки. Прецеденты уже бывали — а здесь учатся быстро. Они даже крокодилов пытались выращивать, чтобы перекрыть реку — но те такой воды не выдержали и скоропостижно скончались.

— Десять секунд! Лодки на сброс!

— Левый борт чисто!

— Правый борт, чисто!

Вертолет погасил скорость, потом завис и, наконец — сел днищем прямо на воду.

Восемь бойцов морской диверсионной службы Ее Величества сноровисто вытолкали на воду две странного вида лодки. С виду как обычная лодка с детским днищем — только два поста управления, причем один — на самом носу, воздушные баллоны маленькие и низкие, два черных мотора с длинными, в полметра трубами, выведенными наверх, а чуть дальше, уже на самой платформе лодки — еще два, небольших, с ограждением винтов, похожие на электромоторы. В центре лодочной платформы — конструкция, выглядящая как рубка подводной лодки, высотой с полметра, обтекаемая и продолговатая. По бортам — ручки как на подводном транспортировщике для того, чтобы можно было держаться за них…

Это были универсальные транспортировщики боевых пловцов специального назначения, тоже редкость для Новой земли. Без них — операцию не стоило и начинать, и каждый из них — здесь был на вес золота. Транспортировщик совмещал в себе роли скоростной лодки и жестким днищем и подводного транспортировщика, способного погружаться на несколько метров и непродолжительное время идти на электромоторах. Он имел три рабочих хода — в первом случае, он шел на обычных, правда защищенных водонепроницаемыми кожухами как скоростная лодка, развивая до тридцати миль в час. Во втором — он шел в полупогруженном состоянии, на тех же самых моторах, питающихся воздухом через воздухозаборники — те самые трубы. Глубина примерно такая, что боевые пловцы держат головы над водой… но если пригнуться, то можно идти и так, что видны будут только воздухозаборники. Наконец — этот транспортировщик мог непродолжительное время идти на глубине несколько метров на электромоторах, которых было два на носу и два в хвосте каждого транспортировщика. Тихо, незаметно, совершенно бесшумно. На то, чтобы перевести лодку из одного положения в другое — требовалось меньше минуты…

— Первая сброшена!

— Вторая сброшена, десант сброшен!

— Доложить по бортам!

— Справа чисто!

— Слева чисто!

Полковник прибавил оборотов турбине, вертолет тяжело оторвался от воды. Мадани были здесь, у них были гранатометы и… не стоит искушать судьбу. В десятке миль отсюда есть тихое местечко, которое разведал и пометил маяком патруль дальней разведки САС. Сейчас они доберутся туда, приземлятся, замаскируют вертолет — и будут целый день делать вид, что это не более, чем вылет на… скажем, на сафари. А когда придет сигнал — они попытаются эвакуировать из пригорода Мекки тех, кто останется жив в этой переделке.

Или просто — улетят домой…


Под рвущими пространство воздушными струями от винтов — спецназовцы СБС собрались около лодок и привели их в боевое положение. Грохот винтов вертолета еще не успел раствориться во влажном саване дельты Евфрата — а они уже были готовы ко всему.

Шестеро — распаковали свое снаряжение. Четыре автомата АК и пулемет ПКМ с «швейцарским» тюнингом[113], снайперская винтовка.

Заняли места на лодках. Автоматчик — на каждом АК местный, но хороший глушитель — на головном посту управления, пулеметчик сзади — за водителем надводного поста. Остальные — по бортам, держась за рукояти, чтобы не смыло.

Глухо забурчали двигатели, в балласт набрали достаточно воды и лодки, в полупогруженном состоянии пошли вниз по течению Евфрата. К Мекке…


Примерно то же самое время Иттихад-е-Ислам Мекка День второй | Чужая земля | Далекое прошлое Демократическая республика Афганистан