home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Берег реки Евфрат

Речной порт Мекки

— Гюрза два, я Глаз-один, наблюдаю групповую цель на правом берегу, транспортное средство, один Диско,[121] четыре танго… нет, пять танго. Держу пулеметчика.

— Глаз-два, активность на мосту. Враждебная активность на мосту.

— Глаз-один, наблюдаю еще одно транспортное средство на правом берегу. Один грузовик, еще один диско, наблюдаю шесть майк — танго, вооружены АК-47.

На набережной правого берега — один из пулеметчиков тот, что на грузовике не выдержал и открыл огонь. Несмотря на пламегаситель — выглядело это впечатляюще: вспышка пламени размером с пару футбольных мячей диметром, частично слепящая ночной прицел.

— Глаз-один, противник ведет огонь в мою сторону, огонь диско. Противник проявляет враждебность!

Пулеметчик немного слукавил — пулемет вел огонь не по нему, а по чему-то, что находилось на другом берегу. Непонятно — то ли он там увидел что-то, то ли просто решил послать горячий привет братьям по разуму на другом берегу. Но как бы то ни было — формально он вел огонь в сторону снайпера СБС, специальной лодочной службы, затаившегося под пирсом.

— Гюрза-один, Глазам — разрешаю открыть огонь. Мы выдвигаемся.

— Вас понял…

Снайпер, имеющий позывной в эфире «Глаз-один», как и все снайперы, да и вообще все разумные солдаты — относился к своему оружию более чем серьезно, ибо от него зависело — выживет он в очередной передряге или нет. Его две AW — стандартная, триста восьмая, L96A1 и триста тридцать восьмая, которые полагались ему по штату как военнослужащему британской армии — были всем хороши кроме одного — они не позволяли вести довольно беглый огонь на средней дистанции по множественным целям. Для этой цели у него была личная переделанная L1A1 с оптическим прицелом SUSAT — но он не рисковал ходить с ней в болота: оружие довольно капризное, его скорострельность не окупается ни точностью, ни надежностью. Винтовку для выходов «в болота», когда к цели выходишь на полупогруженном транспортировщике, либо и вовсе — пару дней топая по джунглям — он сделал себе сам. Русские не продавали бесшумное снайперское оружие — но он, будучи по делам в Аламо купил карабин Тигр-308 со складным прикладом. Мастер-оружейник САС перебрал карабин, поставил на него нестандартное цевье с планками с четырех сторон, позволяющее устанавливать оптические прицелы НАТО. Место короткого, конусообразного пламегасителя занял американский, от Knights Armament, позволяющий устанавливать глушители этой же фирмы на быстросъемном замке. Ствол — отпустили на термическом оборудовании, позволяющем снять внутренние напряжения металла. На этот карабин — основным был прицел ACOG 6х48, сейчас он установил впереди ночную насадку AN-PVS22. Получившееся у него оружие показывало на стрельбище кучность 1,2 МОА десятью выстрелами на триста метров и позволяло точно и быстро работать до шестисот. Оно было маневренным, удобным, неприхотливым и снайпер брал его на задания почти всегда, за исключением тех случаев, когда предстояла работа в горах…

Сейчас перекрестье прицела поднялось чуть выше, замерло у головы пулеметчика. Не так плохо… работает очередями по три выстрела, опытный. Лупит куда-то прицельно. Сначала его, потом перенос огня. Сначала тот, кто стоит на самой границе зоны обстрела, ему два шага сделать — и борт судна скроет его. Да и стоит он так, что скорее всего упадет в воду и третий — не прочухает сразу, что произошло. А когда прочухает — поздно будет…

Прицел «светился» из-за вспышек у ствола ДШК и света на набережной. С левого берега — стрелкам стали отвечать — но вяло, из автоматов Тем лучше…

Снайпер дожал спуск, карабин дернулся — и пулеметчик, дернувшись, пропал из прицела. Сразу же удалось снять и второго, на границе зоны обстрела — он упал на бок и больше не шевелился. Снайпер чуть подвинул цевье, выстрелил еще раз — автоматчик исчез за каким-то большим тюком, который он использовал как укрытие.

Совсем мышей не ловят…

— Гюрза — Глазам, прикрыть мост, прикрыть мост. Мы выходим.

— Глаз-два, исполняю.

Снайпер — один увидел бегущего по пирсу ублюдка с трубой на плече.

— Ракетная установка на три!

Выстрел — моджахед падает…

— Ракетную установку снял…


На той стороне — Special Boat Service, боевые пловцы ВМФ Великобритании — предпочитали штурмовые винтовки канадской фирмы Diemaco — те же М4, только для крайне суровых условий эксплуатации, канадские версии. Здесь — нужда заставила перейти на различные варианты АК-47 и РПК. Дело было даже не в том, что в болотистой местности и в воде они безотказнее — а в том, что они стреляли русскими патронами, которые здесь стоили намного дешевле, чем те, которые доставлялись с той стороны. Поэтому — здесь все профессиональные военные, которым приходилось много стрелять — вооружались русским оружием. Вот только — чаще всего на исходные варианты оно походило очень мало.

Как насчет стандартного короткого карабина SBS? Калибр 7,62х39 русский, приклад от М4, хотя бывали и варианты с русскими прикладами, ствольная коробка чаще всего заказная, от русского Вепря, полтора миллиметра и фрезерованная, а не штампованная, рукоятка тоже нестандартная, пластиковая и с емкостью для батарейки, чаще всего от US Palm. Рукоять взведения затвора чаще всего двусторонняя, увеличенная, для этого в ствольной коробке прорезается дополнительный паз. Магазин может быть стандартный, но для облегчения его присоединения — устанавливается коротенький колодец. Чаще всего — боевые пловцы пользуются нестандартными магазинами — либо болгарским, на двадцать патронов, с которым оружие можно носить под гражданской одеждой, либо пулеметным, на сорок, если скрываться смысла нет. Впереди на цевье — сверху прицел, чаще всего EOTECH с трехкратным магнифаером, сбоку фонарь и лазер, снизу дополнительная ручка, иногда с сошками внутри. Ствол короткий, как у АКС-47У или его аналога, болгарского Булги, но пламегаситель нестандартный, с штатным креплением для глушителя. Глушитель — либо местного производства, русский, либо — с той стороны, чаще всего от Red Stick, быстросъемный. Полученный карабин был не менее удобен, чем короткий вариант Diemaco, бронебойная пуля русского патрона могла пробить стену и убить скрывающегося за ней стрелка, патроны стоили в полтора, а то и два, если оптом брать — раза дешевле, чем если везти с той стороны.

Были и длинные карабины. Это тот же самый Вепрь, с усиленной ствольной коробкой от РПК — только ствол укорочен до стандартного, автоматного, приклад чаще всего от Galil или русский от РПК. Обвес примерно тот же самый, магазины на сорок патронов и пулеметные, на семьдесят пять, которые в ближнем бою иногда высаживаются за несколько секунд. Эти штуки — по огневой мощи не уступали даже Миними, в одной заварушке — из одного такого пулемета высадили почти две тысячи патронов без единой задержки с перерывом, считай, только на смену магазина. Обычно, стандартная группа СБС включала в себя шесть человек, которые делились при необходимости на три двойки или две тройки — и соотношение длинных и коротких стволов составляло примерно один к одному — плюс один ротный пулемет и одна снайперская винтовка.

Британские боевые пловцы добрались до Мекки в целости и сохранности: больше приходилось опасаться не людей, а крокодилов, которые трутся к порту, потому что там есть еда (в том числе — и сброшенные в воду трупы). Крокодилы обычно не бывают агрессивны, если сыты — но идущую на электротяге лодку крокодил может принять за соперника и атаковать, защищая свою охотничью территорию. Обошлось — они пробрались в порт, замаскировали свои транспортные средства, на которых должны были свалить отсюда сами и эвакуировать оперативную группу из города, устроили себе гнездо в самой грязи под пирсами, выставили часового и преспокойно улеглись спать. Делать все равно было нечего, надо был ждать темноты — и лучше спать, а не сидеть по пояс в дерьме и вдыхать омерзительные миазмы, которыми пропитан воздух. Местные — особым благородством манер не отличались, сбрасывали кости, объедки и гадили где придется, в том числе на улицах…

Экстренный вариант эвакуации, конечно, прорабатывался — но британцы надеялись, что до этого не дойдет. Никто и никогда — в здравом уме не сунулся бы с боем вглубь Новой Мекки, самый максимум — принять бой в районе речпорта, чтобы прикрыть эвакуацию. Но когда пришел сигнал СОС — командиру пришлось быстро принимать решение. И он его принял…

— Сверчок, останешься здесь, прикроешь снайпера. Через два часа, если не вернемся — уходите вместе. Здесь не светись.

— Есть, сэр! — ответил британец, сверкающий белками глаз на вымазанном камуфляжным кремом лице.

— Остальные — за мной. Работаем четверкой, Толстяк — ты в центре. Подавишь ублюдков на мосту.

— Есть, сэр…

Толстяком звали парня, который нес ротный пулемет.

— Двинулись!

На пирсе — царил полный бардак. Были люди, которые ночевали здесь, или опасаясь за сохранность своего товара в припортовых складах, или просто не желая тратить деньги на гостиницу: тут, в порту было и что-то вроде постоялого двора, и небольшой бордель с женщинами — рабынями., юношами и даже маленькими мальчиками. Оружие было у всех и сейчас, подумав, что с того берега рвется банда — выскочили на улицу и открыли автоматный огонь. С того берега, естественно, ответили…

Британцы зашли с фланга, они появились как из-под земли — все черные, в гидрокостюмах и с вымазанными черным лицами, они понимали, что противник превосходит их минимум десятикратно и не намерены были никого щадить. Они стреляли одиночными, в высоком темпе, постоянно продвигаясь вперед — и каждая пуля попадала в цель.

— Грузовик! — крикнул парень по кличке Шотландец, добивая остаток длинного магазина…

С моста — снова открыли огонь, залегший сзади Толстяк ответил. Струи пуль — летели в темноте во все стороны, пули казались огненной строчкой, прорезающей пространство — и казалось, что пройти вперед невозможно.

Град пуль ротного пулемета сделал свое дело — на мосту заткнулись. Снайпер под причалом — делал свое дело, правый берег молчал, там просто боялись высунуться…

— Прикрыть!

Под прикрытием огня своих, командир группы перебежал к машине. Неплохо… не что-нибудь, а Мерседес — трехтонка, производство конца девяностых. Крепкая, надежная машина, если с ней все в порядке…

Ключ — как в Терминаторе-2 оказался под козырьком водительского места. Мотор — покашлял… если за машиной не ухаживать, то не выдержит и Мерседес — но потом вдруг схватился и бодро зачихал…

Командир группы тронул машину с места… пешим порядком по обезумевшим улицам не пройти, так — еще можно попробовать.

Лодочники — покидали свои укрытия, запрыгивали на ходу в движущуюся машину. Толстяк — устроился у сдвижной боковой двери, распахнутой как в вертолете, чтобы стрелять. Еще один спецназовец устроился в корме машины, распахнув двери — чтобы в корму не засадили из гранатомета. Машина сделала резкий поворот на выезд из порта, выскочила на дорогу.

— Справа!

Один из спецназовцев, пробравшийся вперед и сменивший магазин — открыл огонь прямо через лобовое стекло, окатив пулями портовую стражу на импровизированном блокпосту. Командир группы держал одной рукой руль, другой — стрелял из пистолета в темноту. Он понимал, что ехать им — до первого опытного гранатометчика — но пока что они ехали…


Иттихад-е-Ислам Мекка День второй | Чужая земля | Центр города