home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Нью-Палц, располагавшийся в семидесяти пяти милях от Нью-Йорка, издавна был любимым местом всяческих неформалов. Во-первых, его мэр вторым в стране разрешил однополые браки на своей суверенной территории. Во-вторых, в городе было множество хиппи и половина магазинов торговала неформальной одеждой. В-третьих, это место считалось островком свободы, так что на выходных там должен был случиться наплыв желающих отдохнуть в веселой компании.

Саманта бывала в Нью-Палце с отцом несколько раз, у него были друзья в местном университете, поэтому хорошо знала дорогу. Она выехала рано утром, чтобы успеть расположиться в номере, переодеться и выбрать себе лошадь. Горная дорога до Нью-Палца поражала величественной красотой; машина летела по своей полосе, мимо пролетали установленные между полосами осветительные приборы, похожие на пасущихся животных, да и самих животных было немало. Олени давно привыкли к постоянному реву моторов и шороху шин и паслись вдоль дороги, буквально в метре от проезжей части. Везде стояли знаки, предупреждавшие о наличии оленей в больших количествах. Животные нет-нет да и выбегали на шоссе, и невнимательный водитель вполне мог сбить их.

Дорога заняла у Саманты два часа, да и то первые полчаса она провела, объезжая пробки в Нью-Йорке. В Нью-Палц она въехала осторожно, чтобы не зацепить ни оленей, ни байкеров, коих тут было великое множество. Городок уже проснулся и зажил бурной студенческой жизнью. В небольшой белой церкви звонили колокола, на ступеньках мэрии клубились нарядно одетые люди. Медленно проезжая мимо, Саманта заметила и виновников торжества – двух счастливо улыбающихся парней в белых костюмах, державшихся за руки. Толерантность в чистом виде. Напевая, Саманта проехала по одной из двух улиц Нью-Палца, вырулила за пределы города и через четверть часа неторопливой езды добралась до «Розы ветров».

Отель ее совершенно очаровал: небольшой, но очень уютный. Его содержала семейная пара из Йоркшира, поэтому здесь чувствовалось настроение, импортированное прямиком из старой доброй Англии. Саманта заняла номер с балконом, выходящим в сияющий осенними красками сад, переоделась и спустилась в конюшню. Стрелка часов подбиралась к десяти, пора выезжать.

Хозяин гостиницы, Тэд, провел Саманту в конюшню. Там она с первого взгляда влюбилась в серую в яблоках кобылку по имени Шаула. Кобылка явно ответила ей взаимностью, и после состоявшегося знакомства Тэд помог Саманте оседлать ее.

Шаула оказалась превосходной лошадью: не капризной и достаточно резвой, чтобы опытная в верховой езде Саманта могла управиться с ней и испытать при этом удовольствие. Сэм расспросила Тэда о «Буцефале», уяснила примерное направление и выехала с территории «Розы ветров», направив Шаулу по уходящей в лес грунтовой дороге.

Кобылка шла бодрой рысью, и Саманта наслаждалась отдыхом, свежим воздухом и отличной погодой. Жара спала, и воздух был свежий, в нем чувствовались осенние нотки. Саманта очень любила осень. Деревья вокруг стояли в золоте, опавшая листва устилала дорогу. Солнце, пробивавшееся сквозь все еще густую листву, пригревало, но недостаточно сильно, поэтому Саманта благоразумно была одета в плотные брюки для верховой езды и свитер. Стиль «простая достойная американка хорошо проводит уик-энд».

Сентябрь заканчивается, лениво размышляла Саманта. Потом придет зима и можно будет по вечерам сидеть дома и греть руки о большую чашку с травяным чаем. Эта привычка сидеть, поджав ноги и держа в руках чашку, всегда ассоциировалась у Саманты с домашним зимним уютом. И хорошо, когда рядом есть кто-то, с кем можно разделить этот уют…

Зимой Саманта обязательно с кем-то встречалась. Ей нравилось, что в холодное время года в ее жизни присутствует мужчина, рядом с которым можно согреться ночью. Может быть, для этого были какие-нибудь другие причины, но для себя она обозначала их именно так. Ей всегда хотелось быть практичной.

Она представила себе, что этой зимой с ней может быть кто-то новый, еще незнакомый. Высокий мужчина с темными волосами и серыми глазами. Саманта вздрогнула, сообразив, что невольно представила себе Ралфа Дормера.

Что за чушь?!

Разозлившись на себя, она пустила Шаулу галопом и достаточно скоро услышала голоса. Это оказались две женщины, шагом ехавшие ей навстречу. Саманта помахала им рукой.

Следуя указаниям Тэда, она свернула на еле заметную тропинку у большого, покрытого мхом камня, напоминавшего застывшего спящего медведя. Через пять минут тропа вывела ее к прогалине и она уловила далекий смех.

Ага, значит, я была права и господа из «Патриарха» катаются именно там.

Шаула бодро рысила вперед, Саманта вглядывалась в лесные заросли – солнце било в глаза, и поэтому она не сразу сообразила, что доехала.

Навстречу ей из чащи выехали двое мужчин верхом на высоких гнедых конях. Шаула притормозила и уставилась на лошадей с понятным интересом. Судя по эмблеме, красовавшейся на потниках, мужчины были из клуба «Буцефал».

– О, прекрасная амазонка! – весело воскликнул один из них и шутливо отсалютовал Саманте.

Она ответила небрежным салютом, но задерживаться не стала.

Чтобы случайно не разминуться с интересующим ее объектом, Саманта через некоторое время пустила Шаулу шагом и выбралась на очередную грунтовую дорогу. И возблагодарила небо за везение: навстречу ей неспешной рысью ехали Ралф и Остин.

Остин заметил Саманту сразу, и лицо его удивленно вытянулось. Ралф, что-то говоривший своему собеседнику, заметил его странное выражение лица, проследил за взглядом и нахмурился, увидев Саманту. Та непринужденно улыбнулась, изобразив приличествующее случаю удивление, и направила Шаулу к мужчинам.

Они встретились посреди дороги и остановились.

– Добрый день! Надо же, не ожидала вас встретить. Мистер Дормер, Остин.

Саманта кивнула мужчинам.

– Как ты здесь оказалась, Сэм? – хмурясь, спросил ее Остин.

Саманта удивленно взглянула на него. Что это? Ревность? Неудовольствие оттого, что женщина затесалась в мужскую компанию? Или же что-то большее?

– О, мы с папой часто ездили в Нью-Палц, и я решила вспомнить старые добрые времена. А заодно прокатиться верхом. Но я не знала, что вы тоже тут, – покривила душой она.

– Красивая лошадь, – холодно сказал Ралф, кивнув на Шаулу.

– Спасибо. Это из частной конюшни, здесь неподалеку. Там же находится и отель «Роза ветров», где я остановилась. – Саманта выдержала паузу. – Ну что ж, раз мы встретились, вы не возражаете, если я присоединюсь к вам?

– Это не по правилам! – запротестовал Остин. – Здесь отдыхают только члены «Патриарха»!

– Да бросьте, Эверилл, – неожиданно заметил Дормер. – Лес – национальное достояние, и мисс Хоук может кататься, где ей заблагорассудится.

Саманте показалось или в его голосе проскользнула ирония? Остин выглядел разочарованным, но спорить не решился.

Развернув лошадь, Саманта пристроилась рядом с Ралфом. Остин оказался по другую от Дормера сторону.

– Вижу, вы не в первый раз ездите верхом, – заметил Ралф после продолжительной паузы.

– Меня начал учить отец, когда мне было лет семь, – охотно объяснила Саманта. Она была удовлетворена: план сработал, впереди длинный чудесный день, да и Дормер вне стен офиса кажется не таким надменным. Он и выглядит сейчас иначе: вместо консервативного темного костюма синие джинсы, футболка и клетчатая рубашка, волосы растрепаны ветром и глаза живые, а не ледяные. Такой Дормер ей, пожалуй, даже нравится. – У наших друзей есть ферма в Нью-Джерси, и мы часто ездили туда погостить. Сначала мне выделили пони. Его звали Егоза, и, поверьте, он вполне заслуживал этого имени. А потом я научилась ездить на лошади. Мы с отцом часто совершали длительные прогулки, скакали наперегонки, могли взять с собой корзинку для пикника и не возвращаться целый день…

Ралф явно хотел что-то у нее спросить, но покосился на Остина и промолчал. Саманте тоже мешало присутствие заместителя. Если бы Остин куда-то делся, было бы приятно. Но он конечно же не уедет. Из принципа.

– Вы говорите, что скакали наперегонки? – сказал Ралф.

– О да. И не раз. – Саманта ослепительно улыбнулась. – Хотите попробовать?

– Почему бы нет? Эверилл, вы присоединитесь?

Саманта мысленно зааплодировала Ралфу. Почему-то он захотел остаться с ней наедине и предпринял единственно верный шаг. Остин сидит в седле очень неуверенно, вряд ли он решится на бешеный галоп по пересеченной местности.

– Боюсь, что недостаточно хорошо езжу для этого, – кисло произнес тот. – А вы не боитесь?

– Чего бояться? – пожала плечами Саманта. – Дорога прямая и хорошая, а в горы мы не поедем. Ты можешь догнать нас потом, Остин, мы поедем шагом.

– Что ж, на счет три, – сказал Ралф. – Раз, два… три!

Саманта ударила Шаулу каблуками в бока и пригнулась к ее шее, привстав на стременах, как заправский жокей. Под Ралфом был сильный и выносливый даже на вид гнедой жеребец – нелегко будет одержать победу! Дорога ложилась под копыта лошади и улетала назад, кружа в золотисто-коричневом хороводе. Быстро посмотрев вбок, Саманта увидела, что Ралф скачет рядом, отставая только на полкорпуса. Она понукала Шаулу, заставляя бежать все быстрее, и послушная лошадка вырвалась вперед, обогнав коня Ралфа корпуса на два. Через какое-то время, решив, что достаточно, Саманта придержала лошадь. Ралф сделал то же самое.

– Вы выиграли, – констатировал он даже с некоторым удовольствием.

– Я привыкла выигрывать, – кивнула Саманта.

Они неспешно поехали рядом. Конь Ралфа фыркал и тянулся мордой к Шауле.

– Вы скучаете по отцу? – спросил Ралф.

Саманта сообразила, что именно этот вопрос он почему-то не захотел задавать при Остине.

– Каждый день, – честно ответила она. – Он был замечательным человеком и отличным отцом. Большинство моих самых лучших воспоминаний связано именно с ним.

– Вам не хватало матери?

– Я ее не помню, – пожала плечами Саманта. – Она умерла, когда мне было меньше года. Отец постарался заменить мне ее как мог. Читал на ночь сказки, усиленно изучал поваренные книги, проверял уроки и разговаривал о таких вещах, о каких я с подружками не разговаривала.

– Можно считать, что вам повезло, – заметил Ралф.

– Ну а вам, мистер Дормер? – не удержалась от вопроса она.

Ей показалось, что он не ответит, но после паузы Ралф произнес:

– Не так, как вам. Мои родители живы оба, но они очень замкнутые люди.

– И передали эту замкнутость вам по наследству, – неосторожно констатировала Саманта.

– Вы считаете, что я тоже такой? – кажется, удивился Ралф.

В офисе Саманта ни за что не сказала бы ему этого, но сейчас, на солнечной лесной дороге, сделать это оказалось не в пример легче.

– Конечно. Вы ни с кем не общаетесь, смотрите свысока и на всех рычите. Как еще это можно назвать?

Раз уж начала говорить откровенно, то следует продолжать в том же духе, чтобы не показаться двуличной штучкой, решила она для себя.

– Профессионализмом.

Саманта расхохоталась так, что, кажется, спугнула какую-то птицу в зарослях.

– Мистер Дормер, профессионализм вовсе не заключается в том, чтобы смотреть на мир букой!

– Конечно, – любезно согласился Ралф. – Он заключается в том, чтобы носить юбки, больше демонстрирующие, чем скрывающие, и хихикать с каждым встречным.

Саманта обиделась.

– Я вовсе не хихикаю с каждым встречным!

Вопрос про юбки она решила оставить в стороне.

– Разумеется, мисс Хоук. Как вам будет угодно.

Она бросила на него подозрительный взгляд. Ралф растянул уголки губ в еле заметной улыбке.

Теперь он казался Саманте совершенно другим человеком. А может, он и был другим? А Злой Старик всего лишь маска, которую он надевает в рабочих целях? Нет, так не бывает. Вернее, бывает, но в глупых рождественских историях, которые следует выбрасывать, не читая.

– Вы здесь на весь уик-энд? – вернулась к светскому разговору Саманта.

– Нет, к сожалению. Сегодня вечером все разъезжаются. В нашем клубе подавляющее большинство участников деловые люди, они не могут позволить себе потерять целых два дня.

Саманта едва не фыркнула, услышав это «в нашем клубе».

– А вы?

– А я могу. Но мужская солидарность диктует мне отступление.

Сзади послышался дробный топот копыт, и Саманта с Ралфом обернулись: Остин, изо всех сил понукавший свою миролюбивую лошадку, догонял их.

Саманта поняла, что пора откланяться; достигнутые результаты казались неплохими, а дольше испытывать терпение Дормера она не хотела. Пока он развлекается и шутит с нею, но кто знает, в какой момент его переклинит и он начнет хамить. Нужно оставить о себе приятное впечатление.

– Что ж, было приятно увидеться с вами, господа. До понедельника! – Саманта сердечно кивнула мужчинам. – Надеюсь, ваш отдых будет приятным.

– Пока, Сэм, – радостно сказал Остин.

Саманта подумала, что нужно припомнить ему послезавтра этот переход на сторону противника. У всего должны быть пределы, тем более у мужского шовинизма. Кажется, сами мужчины предпочитают называть это мужской солидарностью.

– Вы нас уже покидаете? – в голосе Ралфа послышалось сдержанное удивление.

Видимо, он полагал, что Саманта не оставит их с Остином в покое, и теперь пребывал в некотором замешательстве.

– Разумеется. Во-первых, вы отдыхаете в рамках акции клуба «Патриарх», а я – нарушение правил. – Саманта мило улыбнулась. – А во-вторых, в моем отеле, говорят, потрясающие обеды. И я хочу поваляться на диване и почитать книжку. Удачи, джентльмены!

Ралф наконец попрощался, и Саманта с легким сердцем развернула Шаулу и неторопливой рысью направила ее в сторону «Розы ветров», спиной чувствуя внимательные взгляды мужчин. У поворота она обернулась. Дормер и Остин ехали в противоположном направлении.


предыдущая глава | Стиль жизни | cледующая глава



Loading...