home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Ралф зашел в свой номер и рухнул на кровать. Матрас приятно спружинил. Странно, но за весь сегодняшний вечер Саманта ни разу не напомнила Ралфу Соню. Абсолютно ничего общего. Как он мог раньше считать, что они похожи? С Сэм интересно общаться, с ней просто можно общаться. Ралф не мог припомнить ни одного раза, когда они с Соней перекинулись хотя бы десятком осмысленных слов. Привет-пока, дежурные фразы – и сразу секс без всяких долгих предисловий. Странно звучит, но он даже забыл на время, что ужинает с женщиной. Словно бы напротив сидела не Саманта Хоук, а закадычный друг, друг со школьной скамьи. Ралф постарался припомнить, случалось ли ему вообще когда-нибудь так легко, просто и приятно общаться с женщиной. Не припомнил. Все представительницы противоположного пола, встречавшиеся ему на жизненном пути, его… утомляли. Раздражали. Бесили. С ними было очень и очень непросто, словно женщины инопланетяне. А уж если вспомнить Соню… Ралф никогда не понимал женщин и не стремился понять. Зачем? Дружба с противоположным полом невозможна, чуть сблизишься – потащат под венец. Или найдут, как попользоваться иным способом. Феминистически настроенные женщины Ралфа бесили, а гламурные дамочки – смешили. Нет, монахом он не был, но хоть сколько-то прочных связей с женщинами не заводил давно. Если уж быть до конца честным, то после Сони – ни разу. Знакомился в барах, приглашал в номер, снятый на одну ночь, фамилии не называл, номера телефонов не брал. Нью-Йорк полон женщин, ищущих необременительного знакомства, так что никаких проблем.

С Самантой все складывается иначе. Во-первых, при всем изначальном предубеждении против нее Ралф все больше убеждался, что она замечательный профессионал. Во-вторых, она не проявляла ни малейшего интереса к нему, как к Ралфу Дормеру, сыну прокурора Дормера. В-третьих, она совсем не запала на него, как на мужчину. Казалось, он больше любопытства проявляет к ней, чем она к нему. Конечно, он по служебной необходимости лезет в ее дела и в ее жизнь, но ведь и она, следуя обычной логике представительниц слабого пола, должна попытаться расположить его к себе. Как показывал опыт Ралфа, женщины способны добиваться расположения мужчин только одним способом – соблазнением. Саманта же совершенно не делала никаких попыток в этом направлении, даже не намекала. До сегодняшнего дня она вообще не пересекалась с ним вне работы.

Ралф задумался. Можно ли уличить мисс Хоук в том, что она примчалась в Нью-Палц, преследуя его? Ничуть. Она просто приехала отдохнуть в городок, где бывала раньше с отцом. Саманта легко поведала множество подробностей из прошлого и продемонстрировала знание городка. Так что их встреча простая случайность. Вот Эверилл – прилипала и льстец, это точно. Он не упустил ни единой возможности пообщаться с ревизором, втереться в доверие, подружиться. Ралф иногда посмеивался над незамысловатыми попытками Эверилла акцентировать внимание аудиторов на собственных заслугах и приуменьшить роль Саманты. По окончании ревизии надо будет намекнуть Сэм, что ее заместитель весьма неразборчивый в средствах молодой человек. Хотя Саманта наверняка в курсе, ведь в целом Остин вполне компетентный работник, правда с креативностью у него проблемы, зато он исполнительный и расторопный.

Ралф поймал себя на том, что мыслями опять вернулся к делам. Никогда не умел отдыхать, что тут поделаешь. Интересно, а Саманта умеет расслабиться и отвлечься?


Саманта лежала в пенной ванне и сосредоточенно разглядывала потолок. Старые деревянные балки были отполированы и натерты воском, мягкий свет настенного светильника слегка трогал темное дерево бликами. Пена благоухала лавандой и лаймом, аромат щекотал ноздри и наполнял тело приятной расслабленностью, а душу – мечтательностью. Саманта уже пять минут как волевым усилием прекратила грезить о несбыточной страстной ночи с Ралфом и перешла к размышлениям о том, как сегодняшний день может ей помочь в отношениях с ревизором Дормером, Злым Стариком. Единственный вывод, который сам напрашивается: Ралф Дормер обладает двумя ипостасями, не имеющими между собой почти ничего общего. Повстречайся Саманта впервые с ним в нерабочей обстановке хотя бы здесь, в Нью-Палце, она бы непременно влюбилась. Осень скоро окончательно вступит в свои права, а с таким мужчиной приятно провести зиму. Но как быть теперь, когда ее меньше всего интересуют отношения с Ралфом, а вот сблизиться со Злым Стариком совсем бы не помешало? В целом план удался, личный контакт налажен, но Саманта была практически на сто процентов уверена, что в понедельник в офисе мистер Дормер будет по-прежнему язвителен и желчен. Так что можно считать, что день прошел впустую. Впрочем, не могла же она говорить с ним о делах за ужином или на конной прогулке. Тогда Ралф точно бы сообразил, что она его преследует. Насколько Саманта поняла, Дормеру уже успел надоесть Остин с притязаниями такого рода. Вот еще предмет для размышлений. Что это Эверилл так хвост-то распушил? Прямого поручения она ему не давала, да и о результатах своей деятельности Остин не докладывает. Неужели копает под нее? Саманта закрыла глаза и вздохнула. Возможные козни Остина ее мало волновали, она уже успела понять, что Дормер правильно оценивает роль каждого сотрудника в деле процветания фирмы. Но все равно ей очень и очень не нравилась вся ситуация в целом. Положение «Данго» на американском рынке стабильное, но это застой, нужны новые горизонты. И сейчас такой момент, что нужно действовать, и действовать быстро. С деньгами Мэтьюса и с «Гэпом» в качестве партнера «Данго» взлетит на самый верх. Только вот все вилами на воде писано. Нужно не в ванне лежать и думы думать, а работать. Саманта решительно выдернула пробку и выбралась из ванны.

Через пару минут она уже открыла ноутбук и полностью погрузилась в свой проект.


Спать почему-то не хотелось. Ралф вышел на террасу, опоясывающую всю гостиницу, и расположился в кресле-качалке. В Нью-Йорке никогда не видно звезд – ночь, освещенная неоном, давно уже ярче дня. Здесь, в Нью-Палце, яркие иголочки звезд протыкали черный бархат неба мириадами уколов. Серпик умирающей луны висел над лесом, почти не давая света. Откуда-то издалека, из центра городка, доносились веселые голоса, но здесь, около гостиницы, было безлюдно. Ралф посмотрел направо. Окно номера Саманты светилось, отбрасывая неровный квадрат света на доски пола террасы. Интересно, чем она занята в столь поздний час? Работает? Смотрит телевизор? Читает?

Кресло уютно покачивалось, и Ралф сам не заметил, как задремал.


Саманта потерла висок и сохранила очередной вариант презентации. Основа проекта была разработана ею давным-давно, а вот самого главного компонента так и не получалось придумать. Нужен был действительно убойный слоган плюс яркая реклама в двух вариантах: для видео и для полиграфии.

Обычно креативная часть давалась Саманте легко, а деловую приходилось тщательно прорабатывать. Сейчас же все вышло с точностью до наоборот. Интересно, это следствие долгой административной работы или же просто случайность? Пару лет назад она бы за несколько часов сочинила бы десяток вариантов слогана и нарисовала три-четыре плаката. Видимо, что-то утратилось в ходе карабканья по служебной лестнице. А ведь именно сейчас так необходимо сделать все идеально! Весь ее проект так и останется просто бизнес-планом, каких любой студент может сочинить тысячу за семестр. А толку? Даже Эмили легко может сваять подобное, основываясь на своих отрывочных знаниях, вынесенных из колледжа в Айове. Что тут сложного? Направление развития всем понятно, ресурсы известны. Как ни крути, все дело именно за рекламой. «Гэп» еще не решил окончательно, к услугам какой сети он прибегнет, устраивая свой выход на европейский рынок. «Данго» может предложить заманчивые условия, но ведь главное-то результат. Надо сделать такую мощную рекламу, чтобы, во-первых, в нее поверил сам «Гэп», а во-вторых, чтобы вся Европа бросилась во вновь открывшиеся магазины «Данго» и просто смела там все с полок и вешалок.

Саманта поморщилась. Все проблемы из-за того, что ей приходится лезть из кожи вон, чтобы понравиться… Черт, какое глупое слово! Чтобы произвести впечатление. Еще глупей. Чтобы наладить контакт с этим шовинистом Ралфом. Впрочем, если быть уж до конца честной, то сегодняшний вечер был вполне милым. Если бы она встретилась с Дормером где-нибудь в другом месте, а не в собственном кабинете в «Данго»…

Кажется, ничего толкового сегодня в голову уже не придет. Саманта закрыла ноутбук и потянулась. Завтра после обеда надо будет встретиться с Памелой и Кэролайн, они наверняка жаждут узнать все об уик-энде, проведенном в компании Злого Старика.

Саманта встала из кресла и поняла, что хочет прогуляться перед сном, хотя бы просто выйти на террасу подышать свежим воздухом. Завтра снова Манхэттен примет ее в свои объятия.

Выйдя на улицу, Саманта едва не выругалась вслух. Еще утром она заметила на террасе кресло-качалку, но сейчас там расположился какой-то персонаж. Подойдя поближе, Саманта узнала в нем Ралфа Дормера. Надо же, уснул на террасе. Саманта сделала еще несколько шагов к креслу и остановилась. Кажется, воздуха на сегодня достаточно, пора возвращаться в номер, все равно насладиться звездным небом, уютно устроившись в кресле, не удастся. Ралф пошевелился, кресло качнулось и каким-то образом зацепилось изогнутой ножкой за штанину широких трикотажных брюк Саманты. Она тихо вскрикнула, взмахнула руками и рухнула прямо на колени сладко спящего Ралфа.


– Вот так сон! – пробормотал ошарашенный Ралф, невольно обхватив будто с небес свалившуюся на него женщину.

Ведь буквально минуту назад она ему снилась! Будто она пришла к нему в номер и на ней не было ничего, кроме полупрозрачного халатика, который, впрочем, тоже очень быстро оказался на полу. Ралф даже во сне понимал, что эротическим фантазиям не суждено сбыться, но во сне в отличие от реальности он мог делать все что угодно и не расплачиваться за это после. И вдруг Саманта падает прямо ему в руки!

Ралф замер, боясь ее спугнуть. От ее тепла и мягкого цитрусового аромата ему немедленно захотелось повторить все, что он проделал с ней во сне.

– Извините! – после неловкой паузы сказала Саманта и предприняла попытку сползти с колен Ралфа.

Делать это было крайне неудобно из-за того, что кресло все еще раскачивалось и вообще казалось крайне неустойчивым. Оно не было рассчитано на то, что в нем будут так активно возиться двое.

– Ни за что. – Ралф не дал Саманте встать. – Вы меня разбудили. Теперь придется отвечать по всей строгости.

Она сидела у него на коленях так, что ее лицо было совсем близко. От совместного ужина до поцелуя один шаг, не так ли? Но это ведь был… деловой ужин.

Что ж, значит, это будет очень деловой поцелуй.

Не в силах справиться с собой, Ралф приник к губам Саманты и с изумлением обнаружил, что она не сопротивляется. Наоборот, ее рука, которая до сих пор судорожно цеплялась за воротник его рубашки, расслабилась и скользнула под воротник, прикоснувшись к коже на ключице. Это было похоже на удар током. Только, черт побери, гораздо приятнее!

Саманта не понимала, почему так просто сдалась, ведь еще пару минут назад она трезво и хладнокровно убеждала себя в том, что ничего, обозначаемого словом «отношения», у нее с Ралфом Дормером быть не может. Просто потому, что не может быть. И вдруг оказалось, что может и что его сердце стучит быстро и тяжело, а его поцелуй – это не самая плохая вещь, которая есть во вселенной. Даже, пожалуй, одна из лучших вещей.

Саманта не думала, что этот жесткий человек может быть таким нежным. Он держал ее достаточно крепко, но не стискивал, словно последнюю надежду. Будто оставлял ей шанс уйти. Будто бы она хотела уйти.

Но она не хотела.

Она желала, чтобы мгновение остановилось и они с Ралфом влипли в него, как мухи в смолу, которая потом превратится в янтарь.

Ну и пусть через тысячу лет, когда море выбросит эту смолу на берег, кто-то сделает из них двоих украшение и повесит на шею. Ей было все равно. Лишь бы мгновение не заканчивалось…

Конечно же оно закончилось.

Внизу хлопнула дверь, вышли, смеясь, какие-то люди, по дорожкам полоснуло светом, и Ралф с Самантой отпрянули друг от друга, тяжело дыша. У нее кружилась голова. У него, похоже, были те же проблемы.

– Мне надо было сразу уйти, – сказала Саманта первое, что пришло в голову.

Ралф странно посмотрел на нее, хмыкнул, ссадил с колен и не дал упасть.

– Ну и уходили бы.

– Но вы же меня не пустили.

– Верно, – сказал он с удовольствием, – не пустил.

Он встал (кресло-качалка жалобно скрипнуло), отошел от Саманты на пару шагов, как будто боялся, что если будет стоять близко, то не выдержит и на нее набросится. Даже руки засунул в карманы, перестраховщик.

– Но если вы скажете, что вам не понравилось, мисс Хоук, я вас точно не отпущу. Чтобы доказать, что в следующий раз вам точно понравится.

– Мне понравилось, – поспешно произнесла Саманта и по его насмешливой улыбке поняла, что попалась в ловушку.

Вот черт! Она вовсе не хотела ничего такого говорить. Закусив чуть саднящую от поцелуя губу, она лихорадочно придумывала достойный ответ, который должен был сразить наглеца Дормера наповал; но в голову, как назло, ничего не приходило. И Ралф это понимал и улыбался все насмешливее.

Саманта гордо вскинула голову.

– Но, мистер Дормер, разве это не злоупотребление служебным положением?

Его улыбка стала чуть холоднее.

– Нет, мисс Хоук, если мы оба решим, что злоупотребления не было.

– Вот именно. Этого не было.

– Если вы так пожелаете.

Он больше не улыбался.

Саманта видела, что он внезапно закрылся, словно захлопнулись створки раковины. Конечно, ему неприятен намек на домогательства на работе, раз уж он один раз подпалил крылышки. Она не хотела с ним воевать и отступать с завоеванных позиций. Приблизившись к Ралфу, она положила ладонь ему на рукав свитера.

– Послушайте, мистер Дормер, это действительно было неплохо, но если мы продолжим, то можем утром об этом сильно пожалеть.

Складка меж его бровей разгладилась.

– Вы всегда так разумны, мисс Хоук?

– Хотелось бы, – вздохнула она.

Продолжать разговор не имело смысла, а стоять близко к Ралфу и ничего не делать было и вовсе невыносимо, и Саманта, скомкав прощание, удалилась к себе. На всякий случай задвинула щеколду на балконной двери, ограждая себя от мнимой опасности со стороны Дормера. Вряд ли он явился бы настаивать на своем, когда ему недвусмысленно отказали, но ей хотелось бы так думать. А еще ей хотелось представить, как далеко бы она зашла, если бы не остановилась.

Черт! Зачем я остановилась? Просто потому, что пожалею утром? Второго шанса может не представиться.

Не то чтобы она не убеждала себя полвечера, что ей совсем не нужен этот шанс. Скрипя зубами, она разделась и легла в постель, но заснуть ей удалось далеко не сразу.


предыдущая глава | Стиль жизни | cледующая глава



Loading...