home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Сентябрь в Нью-Йорке выдался таким жарким, что все вокруг только и делали, что обсуждали неотвратимо наступающее глобальное потепление. На прошлой неделе Саманта слышала, как две тощие фотомодели спорили в лифте – скоро ли Америку накроет цунами, вызванное таянием льдов в Антарктиде, или же ближайшие лет двадцать ей ничто не грозит. Видимо, проблема действительно серьезная, раз о ней начали рассуждать молоденькие платиновые блондинки. Почему двадцатилетний срок казался моделям достаточным, чтобы не беспокоиться насчет катаклизма, Саманта не совсем понимала. Вероятно, они считали, что сорок лет – глубокая старость, столько не живут.

Кондиционеры в шикарном офисе «Данго» конечно же справлялись с наступающим глобальным потеплением: два года назад Саманта тщательно выбрала офис. Отличные кондиционеры, окна от пола до потолка и кофе вовремя – неизменные условия для успешной работы. Все это у нее было, включая приличный конференц-зал, куда сейчас потихоньку стягивались представители региональных филиалов «Данго». Шеф попросил оставить рядом с ним пару мест, а это означало, что намечаются гости. Вот и хорошо. Саманта любила новшества.

Она критически оглядела зал, отметила, что бутылочки с ледяной минеральной водой расставлены, стаканы из тонкого стекла сияют, словно драгоценные камни от «Тиффани», и при желании любой участник совещания найдет рядом с собой ручку, бумагу, чтобы рисовать чертиков, и разъем, чтобы подключить ноутбук и раскладывать на нем пасьянс. Саманта не обольщалась, она знала, чем занимаются на таких встречах люди, уже многого добившиеся и довольствующиеся этим. Зачем директору филиала в Висконсине вся эта суета? У него и так все в полном порядке. Сама Саманта предпочитала не останавливаться, со временем надеясь дослужиться до заместителя генерального директора компании. Или, если очень повезет, стать полноправным партнером. О, конечно, всем известно, как делается карьера и замом может стать лишь тот, у кого хорошие связи, но Саманта не теряла надежды. В конце концов, назначили же Фила Андерсона, нынешнего владельца, когда-то заместителем Фредерика Данго, а ведь Фил был никто, техасский фермер, приехавший покорять Большое Яблоко в ковбойской шляпе. А потом, когда Данго решил уйти на покой, Фил сумел перекупить у него контрольный пакет акций и, выражаясь образно, оседлал этого норовистого жеребца – компанию.

Саманта Хоук работала в «Данго» уже четыре с половиной года, и это время она потратила не зря. Начинала директором бутика на Шестьдесят седьмой улице, а дослужилась до руководителя всей нью-йоркской сети. Под ее началом было семнадцать магазинов модной одежды, не считая отделов в больших торговых центрах. И у нее неплохие шансы стать заместительницей Фила Андерсона, когда Бриджит Вискард, нынешняя его помощница, оставит этот пост. Слухи о том, что Бриджит уходит к Кардену, курсировали с недавнего времени. Что ж, значит, Филу предстоит выбирать, и он, несомненно, выберет самую достойную.

Саманта поздоровалась с руководителем сети из Лос-Анджелеса, улыбнулась коллеге из Вашингтона и кивнула своей помощнице Эмили, которая с умильным выражением лица наблюдала за Трентом Джейкоби, прилетевшим из Торонто. Трент отвечал за зарубежные представительства и умел делать бизнес, как говаривал отец Саманты; кроме того, он был хорош собой, улыбчив и любим женщинами всех возрастов. Эмили сделала вид, что вовсе не строила глазки Джейкоби, но Саманта все равно погрозила ей пальцем и тут же снова вежливо заулыбалась, приветствуя Гленн Кенрик из Филадельфии.

Фил, видимо, приготовил всем сюрприз: причина совещания оглашена не была, три дня назад объявили о нем, и все региональные представители вынуждены были сорваться с места и прилететь в Нью-Йорк. Почему совещаются в Нью-Йорке, когда центральный офис компании расположен в Бостоне, тоже пока оставалось для всех загадкой. Фил любил преподносить приятные сюрпризы. В прошлый раз, когда играли в загадки, оказалось, что компания открыла представительства в Мексике и Бразилии. Неужели сейчас Андерсон объявит о выходе на европейский рынок? Этого все давно ждали. Конечно, «Данго» участвовала в модных показах, однако пока они не могли тягаться с крупнейшими компаниями – законодателями в мире моды. В Европе одежду с лейблом «Данго» не продавали, но Саманта считала, что это вопрос времени.

У них ведь неплохие модельеры, хорошая линия одежды для среднего класса, и, возможно, «Данго» трудно тягаться с тем же Карденом или Валентино – высокая мода не их конек, – однако может выступить вполне успешно. Нужно только найти незанятую нишу. В США и соседних государствах торговля шла хорошо. Пора, пора покорять старушку Европу, она заслуживает того, чтобы быть осчастливленной.

Возможно, речь пойдет о компании «Гэп» – известном производителе одежды для всей семьи, которая искала себе нового дилера. О том, что компания может объявить тендер и что «Данго» должна участвовать, слухи ходили давно и упорно, поэтому Саманта была готова. У нее кое-что имелось в тайниках. Она давно думала над тем, как завоевать Европу, и все чаще склонялась к мысли, что надо предложить не просто модную одежду, но модную одежду для всей семьи. «Данго» не разработала пока собственную линейку детской одежды, но имела обширную филиальную сеть и была открыта для сотрудничества. Вместе с «Гэпом» все должно получиться просто отлично.

Руководители представительств расселись, а Фила все не было. Саманта мельком глянула на свое размытое отражение в стеклянной двери конференц-зала, хотя и так знала, что все безупречно. Стиль «бизнес-леди встречает шефа»: никаких легкомысленных кудряшек, волосы гладко уложены и собраны на затылке в консервативный, но замысловатый пучок, косая челка вносит нотку женственности, темно-серое платье со скромным декольте выгодно подчеркивает стройную фигуру. Кожа, лишь слегка тронутая загаром, перламутровый макияж, элегантный браслет, туфли в тон платью – воплощенный профессионализм, а не женщина. На работе быть женщиной нельзя, на работе нужно быть незаменимым сотрудником, а это понятие «унисекс». Главное не переборщить с этим самым унисексом, не превратиться в сушеную змеюку неопределенного пола.

Вот Эмили могла позволить себе кудряшки – у нее волосы вились от природы, и, слава богу, девушка знает, что с ними делать. Младший персонал может себе позволить женственность и некую игривость.

Эмили выглянула в коридор и отчаянно замахала начальнице: дескать, идут. Саманта привычно растянула уголки губ в дежурной улыбке, приветствуя руководителя компании и его гостей.

Впрочем, гость оказался только один: невысокий, коротко стриженный мужчина лет сорока, в классическом костюме-тройке. Саманта с одного взгляда оценила одежду, часы и ботинки и мысленно присвистнула: незнакомец был птицей высокого полета. Он прошел к отведенному для него креслу, ни на кого не глядя, и уселся, свободно положив руки на подлокотники. Стиль «сытый бизнес-барс в логове соседа».

Фил, высокий, уже начинающий седеть и, как всегда, растрепанный, протянул Саманте руку. Ладонь у владельца компании была влажной, но это пришлось вытерпеть и глазом не моргнув. Да Саманта килограмм живых дождевых червей съела бы, только бы Андерсон назначил ее своей заместительницей.

– Здравствуйте, Сэм, рад вас видеть. Так приятно снова оказаться в Нью-Йорке.

– Я слышала в Бостоне дождь, – поддержала светский разговор Саманта.

– О да, льет как из ведра. – Фил занял кресло во главе стола, Саманта, как хозяйка офиса, села на свое место по левую руку от шефа. Напротив нее оказался гость и секретарша Андерсона, неотразимая Элис Баттен, одетая, как обычно, словно цыганка со средневековой ярмарочной площади. Эсмеральда, да и только: крупные серьги, ярко-красная блузка, широченная юбка с какими-то дикими цветами. Элис могла себе это позволить, Фил в ней души не чаял. Впрочем, этой женщине любая одежда будет к лицу. Элис подмигнула Саманте – их связывала давняя офисная дружба – и с преувеличенным вниманием уставилась на шефа.

Гость внимательно рассматривал присутствующих, коснулся взглядом и Саманты, и она почувствовала себя, как на первом курсе университета, на экзамене у злого преподавателя, который желает тебя завалить, потому что ты ему не нравишься – не нравишься только потому, что ты существо женского пола. Саманта давно уже научилась нутром чувствовать шовинистически настроенных мужчин. Что-то будет, подумала она, в свою очередь разглядывая жесткое некрасивое лицо незнакомца. Неужели это и есть их европейский партнер? Да нет, по виду типичный американец, европейцы совершенно другие.

Фил наконец-то соизволил начать.

– Добрый день, дамы и господа. – Он усмехнулся в густые усы, как будто приветствия подчиненных его забавляли. Подождав, когда все покивают, побормочут что-то для приличия и помашут ручками, Фил продолжил: – Прошу извинить за задержку и за неожиданность этого совещания – мне известно, что некоторым из вас пришлось спешно менять планы. Однако причина, по которой я собрал вас сегодня, слишком важна, чтобы откладывать встречу.

Ого, подумала Саманта, пригасив вежливую улыбку (та свою роль уже сыграла). Кажется, у шефа новости. Интересно, приятные или не очень? Хорошо бы все-таки дело оказалось в открытии европейской сети, а не в том, что компания внезапно обанкротилась, так как Фил проиграл все активы в Лас-Вегасе.

– На прошлой встрече я упоминал, что расширение нашей сети не за горами. Все мы понимаем, что выход на рынки других стран, причем не только Северной и Южной Америки, но и Азии и Европы, требует значительных финансовых вложений. Компания «Данго» завоевала высокие позиции в Америке, и пришла пора двигаться дальше.

Саманта расслабилась. Значит, она была права и дело в расширении. Как это приятно! Может быть, прежде чем ей удастся добиться места заместительницы генерального, ее поставят руководить европейской сетью? Тоже неплохая перспектива, в каком-то смысле даже интереснее, чем сидеть в высоком начальственном кресле. Центральный офис можно будет устроить в Париже. Саманта очень любила Париж.

– Перспективы развития компании таковы, – продолжил Фил, – что открытие новой сети бутиков и продвижение марки «Данго» должны вывести нас на качественно новый уровень. Раскрутка такого масштаба под силу нашим пиарщикам, однако спокойнее будет иметь за спиной более впечатляющую поддержку.

Саманта с недоумением посмотрела на Фила, потом просигнализировала бровями Элис – о чем это он? Та едва заметно скривилась и расширила глаза: дескать, новости грандиозные, сейчас сама все узнаешь.

– Наши аналитики оценили обстановку, и совет директоров принял решение, которое в общем-то назревало уже последние полгода. На прошлой неделе с согласия совета директоров я продал контрольный пакет акций Тони Мэтьюсу, владельцу корпорации «Мэтьюс лимитед».

Ба-бах! Новость обрушилась, как падает на голову лежалый снег с крыши. Саманта сжала губы так, что они побелели, и вовсе не из-за перламутровой помады. Соображала она всегда быстро и теперь мгновенно сделала выводы. Что же это получается? Она четыре с половиной года очаровывала Фила, надрывалась, делала карьеру в «Данго», чтобы в один прекрасный момент начальство сменилось и конечно же поставило заместителем своего человека? Как неприятно. Как исключительно неприятно. Для компании перемены сулят грандиозные перспективы, но для Саманты лично – сплошные трудности, сражения и, вполне возможно, поражение. В мозг прокралась предательская мысль о побеге: уйти из «Данго», благо парочка предложений есть, и даже весьма выгодных. С другой стороны, «Мэтьюс лимитед» может оказаться гораздо более перспективной в плане карьеры, чем любая другая компания. Только придется много, очень много работать, четыре года псу под хвост. Саманта с искренней неприязнью, даже с ненавистью, уставилась на гостя. Теперь понятно, кто это. Новое начальство из «Мэтьюс лимитед».

Коллеги зашевелились, по залу прошел гул – новость никого не оставила равнодушным. Понятно было, что грядут огромные перемены, и неясно – к худшему или к лучшему. Новая метла по-новому метет, и люди вполне справедливо опасаются за свои места.

– Мистер Мэтьюс не смог сегодня присутствовать здесь, и делами «Данго» сейчас и в дальнейшем будет заниматься его заместитель Рэд Котман.

Незнакомец, сидевший напротив Саманты, лениво поднял ладонь, приветствуя присутствующих. Так вот кто он такой, подумала Сэм, глядя на Котмана с новым интересом. Заместитель Мэтьюса, птица высокого полета. Теперь понятно, почему совещание проходит в Нью-Йорке: центральный офис новых владельцев находится именно здесь.

Про «Мэтьюс лимитед» она слышала, а руководителя ее встречала лично: Тони Мэтьюс был человеком общественным и зачастую появлялся на модных тусовках, которые Саманта тоже не оставляла без внимания. Кажется, на одной из вечеринок кто-то из приятелей представил Саманту Мэтьюсу, однако все их знакомство свелось к поцелую ладошки и стандартному комплименту, после которого магната кто-то отвлек. С Мэтьюсом «Данго» никогда не сотрудничала, он предпочитал масс-медиа, и у компаний было мало общих интересов.

И тут – здравствуйте, пожалуйста. Зачем «Мэтьюс лимитед» сеть бутиков и компания по производству модной одежды?

– Это были отличные десять лет совместной работы, дамы и господа, – между тем завершил свою речь Андерсон. – Надеюсь, вам понравится работать под эгидой «Мэтьюс лимитед». Мистер Котман, прошу вас.

– Добрый день. – Заместитель Мэтьюса чуть подался вперед, сменив расслабленную позу на деловую. – Я рад приветствовать сотрудников компании «Данго» и надеюсь, что наша с вами работа окажется продуктивной.

Обтекаемо, слишком обтекаемо. Так дело не пойдет. Саманта чуяла, что нужно ковать железо, пока горячо, и целенаправленно улыбнулась Рэду. Котман даже сбился с мысли, и Саманта смогла вставить слово:

– Позвольте задать вопрос, мистер Котман?

– Разумеется, мисс…

Рэд явно не ожидал никаких вмешательств в тронную речь, но быстро собрался с мыслями.

– Хоук, – подсказала Элис, предательница.

Могла бы вчера хоть намекнуть, когда болтала с Самантой по телефону.

– Да, мисс Хоук. Слушаю вас.

Котман положил руки на стол и сцепил пальцы в замок.

– Насколько мне известно, «Мэтьюс лимитед» не занимается модной одеждой, – сказала Саманта и чуть-чуть приподняла правую бровь – ну посмотрим, что ты ответишь.

– Действительно, не занимается, – кивнул Котман. – Однако никогда не поздно попробовать нечто новенькое, верно? Впрочем, вы задали вопрос, с ответа на который я хотел начать.

Рэд поднялся, чтобы все его как следует разглядели, и непринужденно оперся кулаком о стол. Крепкий, уверенный в себе человек. С собственным штатом великолепных работников.

– «Мэтьюс лимитед» – компания, занимающаяся преимущественно медийными проектами. Нам принадлежат периодические издания, телеканалы, радиостанции, а с прошлого года – кинокомпания, уже выпустившая несколько успешных фильмов. Кроме того, мы работаем в сфере недвижимости и несколько лет назад вложили средства в создание и развитие сети магазинов «Уют», хотя это и не самое известное наше деяние.

Так, значит, «Уют», чьи магазины можно встретить в каждом провинциальном городе, тоже принадлежит Мэтьюсу. Понятно, откуда у него миллиарды.

– Мой начальник и друг Тони – человек, который любит новое, – сказал Котман. – Он достиг успеха в шоу-бизнесе, СМИ и торговле бытовой техникой, и ему захотелось вложить средства в марку модной одежды. «Данго» – успешная компания, перспективы развития которой, учитывая широкую филиальную сеть, настолько впечатляют, что этим заинтересовалась «Мэтьюс лимитед». Тони не привык долго решать, и мы перекупили контрольный пакет акций у мистера Андерсона, – кивок Филу, – а теперь решим, что именно с этим делать. Вполне вероятно, что дела у «Данго» идут отлично и менять ничего не надо, но возможен и другой вариант.

У Тони Мэтьюса была слава сумасшедшего бизнесмена. Говорили, что он может купить разваленную лачугу в джунглях Амазонки и сделать из нее шикарный отель, даже если окрестности будут кишеть аборигенами и крокодилами. Саманта не сомневалась, что, если Мэтьюсу захочется, у «Данго» все будет отлично. Только вот где при этом окажется она сама?

– То есть вы еще не уверены, стоит вкладывать в нас средства или нет, – протянул Трент.

– Джейкоби, – подсказала Элис.

Саманта подумала, что в «Мэтьюс лимитед» еще меньше уверены, нужно ли им вообще связываться с «Данго». Но всем известно, что дела Мэтьюс ведет так, как угодно его левой пятке и ни с кем не советуется.

– Вы очень точно ухватили суть, мистер Джейкоби, – хладнокровно произнес Котман. – В течение ближайших полутора месяцев нам предстоит оценить потенциал развития «Данго», подробно и в деталях ознакомиться с работой компании и сделать соответствующие выводы. Если по прошествии этого времени мистер Мэтьюс посчитает возможность раскрутки… неинтересной, мы перепродадим контрольный пакет. Мы беремся только за нескучные проекты.

– Конечно, вы можете себе это позволить, – не удержался кто-то из управляющих филиалами – кажется, Вурчер из Джорджии.

– Вот именно, – холодно улыбнулся Котман.

Распространенная практика. Крупная рыба слопала рыбу поменьше, но не заглотала, а держит во рту, чтобы оценить вкус. Крупные рыбы обычно такие – гурманы. Если добыча окажется постной, рыба ее выплюнет и, величаво помахивая хвостом, поплывет дальше искать кого-нибудь повкуснее. Миллиардеру Мэтьюсу неинтересно возиться с пескарями, ему подавай рыбку экзотическую, да пожирнее и покрупнее. Саманта вовсе не была уверена, что «Данго» экзотика. Просто стабильная компания, медленно, но верно завоевывающая себе имя. Никаких великих свершений, никаких попыток конкурировать с ведущими домами моды. Просто добротный средний класс. Быть им выплюнутыми.

– Для того чтобы провести ревизию, – железным голосом говорил Котман, – во все региональные филиалы «Данго» будут назначены наблюдатели из «Мэтьюс лимитед». Они и их команды оценят работу отделений и по прошествии полутора месяцев сдадут отчеты, на основании которых руководство сделает выводы. Вы будете оповещены о решении совета директоров. Теперь подробности…


предыдущая глава | Стиль жизни | cледующая глава



Loading...