home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Сразу после окончания двухчасового совещания, с реверансами проводив Фила, Котмана и Элис и выпроводив озадаченных руководителей регионов, Саманта заперлась у себя в кабинете и велела Эмили ни с кем ее не соединять, а сама набрала номер Памелы.

– Сэм, прости, я на совещании, – без приветствия буркнула подруга.

– Две секунды. Сегодня в восемь? До зарезу нужно поговорить, – выстрелила Саманта.

– Да, закажи столик в «Сандее». Кэролайн звонила, она присоединится чуть позже.

– Хорошо. Извини, что не вовремя.

– Да ничего.

Памела выключила телефон.

Что бы ни было, а встреча с подругами в среду – это святое, и никто и ничто не может им помешать. Даже глобальное потепление. Даже Рэд Котман с его перспективами вложения. Или вторжения, уж неизвестно, какая формулировка лучше подходит. Саманта набрала номер бара «Сандей» и заказала обычный столик номер три. После чего повернулась в кресле так, чтобы смотреть в окно, и забарабанила по столешнице острыми ноготками с безупречным маникюром.

Ежу понятно, что воспоследует за перепродажей контрольного пакета. Фил, конечно, рад: у него, кроме «Данго», еще один неплохой бизнес, причем гораздо менее хлопотный, так что он может легко бросить этот воз и заняться ближе к пенсии более простым делом. Элис уйдет вместе с ним, Бриджит тоже покидает корабль – а что делать ей, Саманте Хоук, перед которой всего несколько часов назад открывались такие блестящие перспективы?

Конечно же наблюдатели будут оценивать работу руководителей. Конечно же кого-то порекомендуют на новые должности, даже с продвижением, если «Мэтьюс лимитед» сочтет проект достойным внимания. Кого-то уволят, выплатив компенсацию, кого-то просто пнут под зад. Но так будет только в том случае, если «Мэтьюс лимитед» и сам мистер Мэтьюс лично сочтет «Данго» достаточно «вкусным». А если нет, пакет опять перепродадут и придется заигрывать уже с новым начальством. И неизвестно, кто им окажется. Могут быть варианты гораздо хуже Фила или «Мэтьюс лимитед». Стоит ли сейчас ориентироваться на Мэтьюса или все же сбежать куда подальше, не дожидаясь, пока объявится новый хозяин?

В общем-то Фил Андерсон был неплохим человеком: в меру успешным бизнесменом, в меру суровым начальником. А Мэтьюс – человек совершенно иного склада, не признающий никакого «в меру». Саманта иногда читала статьи о нем в бизнес-изданиях. Чрезвычайно занимательное чтиво, куда там Роберту Шекли, фантастическими романами которого Саманта зачитывалась в юности.

– Ладно, – пробормотала она, обращаясь к торшеру в углу кабинета, – поживем – увидим.

Торшер, конечно, ничего ей не ответил.


Бар «Сандей» вот уже несколько лет был излюбленным местом встреч трех закадычных подружек – Саманты Хоук, Памелы Рамсон и Кэролайн Лайгфут. Они обнаружили его случайно: такси, в котором все трое ехали на вечеринку, заглохло напротив бара. Шел проливной дождь, и Памела предложила переждать его в этом местечке. Видимо, тут вмешалась сама судьба: бар, никогда не бывший в списке самых модных заведений города, неожиданно пришелся подругам по душе. И они стали назначать традиционные встречи по средам здесь, заказывая неизменный третий столик. Оттуда была отлично видна барная стойка, однако стоял он в закутке у окна, куда никто не совался без необходимости.

Саманта толкнула дверь бара и шагнула в полутьму, пропахшую табачным дымом. В «Сандее» не было зоны для некурящих, поэтому здесь всегда можно было получить долю никотина, даже не притрагиваясь к пачке сигарет. Саманта кашлянула, привыкая, и решительным шагом направилась к своему столику. Возникший будто ниоткуда официант обрадованно заулыбался ей.

– Привет, Сэм.

– Привет, Патрик. – Когда заводишь любимый бар, в нем неизменно заводятся и любимые официанты. – Как твои курсы вождения?

– Потихоньку осваиваюсь. Не думал, что водить машину в Нью-Йорке так сложно.

– Главное, не забрасывай учебу, – выдала наставление Саманта.

– Он не забросит, – сказала Памела, которая уже сидела за столиком и, конечно, дымила, как паровоз времен братьев Люмьер. – Кэролайн звонила, она на подходе.

– Отлично. Тогда неси нам сразу три «Маргариты», Патрик. – Официант кивнул и растворился в сумерках заведения, а Саманта уселась на любимый стул и бросила сумку на полочку рядом. – Уф. Промариновалась в офисе, даже переодеться не успела.

– Ты очень мило выглядишь. – Памела затушила сигарету в стеклянной пепельнице. – Как настоящая начальница.

– Сейчас я хотела бы выглядеть как отвязная девчонка. Нет ничего лучше для повышения тонуса, чем смена имиджа, – вздохнула Саманта.

– А тебе нужно повысить тонус? – Памела скептически окинула взглядом подругу. – Не похоже, что ты не в норме.

– Ты даже не представляешь насколько.

– Ладно. Подождем Кэролайн, и ты все расскажешь.

Памела выудила из пачки следующую сигарету и красиво прикурила. Саманта унюхала характерный запах ментола.

– Ты себе сердце надорвешь.

– Да брось. Я раньше надорвусь, гоняя подчиненных.

Памела была старше Саманты на три года и владела собственным небольшим делом – салонами красоты. Впрочем, чем еще может заниматься в бизнесе эффектная брюнетка с ногами от коренных зубов. В изящных ушках Памелы покачивались бриллиантовые серьги, и весь ее вид говорил о том, что она очень успешна. Памела умела получать от жизни удовольствие, на работе напоминала отважного боевого генерала, а в непринужденной обстановке, особенно среди интересных мужчин, была само очарование. Мужчины около нее, впрочем, не задерживались: Памела любила разнообразие и ненавидела постоянство, так что о замужестве и слышать не хотела.

– Привет. – Кэролайн, тяжело отдуваясь, упала на стул. – Я не слишком задержалась?

– Да нет. – Памела взглянула на часы. – Всего на три минуты.

– Неподалеку пробка, пришлось заплатить таксисту, вылезти посреди дороги и дальше идти пешком… О, «Маргарита»! Спасибо, Патрик. Как твои курсы вождения?

– Все отлично, Кэролайн.

– Ну, за встречу. – Подруги сдвинули бокалы. – Не первую и далеко не последнюю.

– Это какой-то сумасшедший дом, – сообщила Кэролайн, поставив свой бокал. – С самого утра Рикс насел на меня, чтобы я подготовила все документы по делу Стивенса. А их гора. Эверест. И я штурмовала его до трех, пока мы не поехали в суд.

– Выиграла? – заинтересованно спросила Саманта.

– Конечно. Это я люблю, а вот бумажную волокиту…

Кэролайн, самая младшая из троих – ей недавно исполнилось тридцать четыре, всего на год меньше, чем Саманте, но той почему-то разница в год казалась большой, – была очень успешным юристом, специализировавшимся на международном гражданском и корпоративном праве. Она защищала в суде проворовавшихся чиновников из крупных компаний, улаживала споры, возникшие в результате непонимания законов других стран, и свободно говорила на шести языках, включая арабский и мандаринский диалект китайского. Кэролайн была абсолютно убеждена, что будущее за азиатами, так как американцы и европейцы излишне расслабились и не осознают надвигающейся угрозы. Еще она была вегетарианкой, защитницей животных, носила скучные офисные костюмы, на нее не оборачивались на улицах, потому что даже легкая полнота нынче не в моде – а Кэролайн была пышкой, – зато в юридическом мире ее имя уже много значило.

– У Саманты сегодня был нелегкий день. – Памела, не церемонясь, приступила к делу. – Когда ты мне звонила, голос у тебя был, как у придушенной кошки. Что случилось, Сэм?

– О, мелочь, ерунда. Наш генеральный директор, владелец контрольного пакета акций, взял и продал их. Вот так. Теперь на нашу голову сядет большая корпорация, а мы должны улыбаться новым владельцам и проглотить амбиции – ну, у кого они были, конечно.

Выраженное словесно, положение выглядело еще более отвратительно, чем в жизни.

– Ого! – Кэролайн вытащила глаза. – И кому вы приглянулись?

– Тони Мэтьюсу. Этому чокнутому миллиардеру, который только и делает, что мелькает в новостях.

– Ни фига себе, – резюмировала Памела. – Он же не занимается модой?

Саманта коротко вздохнула и изложила подругам суть проблемы.

– Теперь мы должны ублажать наблюдателей, которые со своей командой будут ошиваться полтора месяца в наших офисах и не давать нормально работать. Во все будут совать свой нос, везде рыться, пугать моих людей. А потом вынесут приговор.

– Посчитай плюсы, – возразила Памела. – Если «Мэтьюс лимитед» решит вас раскручивать, вы выиграли в лотерею, даже не покупая билета. Удача и нескончаемая прибыль просто поплывут вам в руки. Вам больше не нужно будет платить за рекламу в СМИ, у них достаточно денег, чтобы вывести вас в Европу… Да ты еще великим модельерам будешь руки пожимать!

– Если останусь на своем месте, – напомнила Саманта.

– А почему нет? Ты отличный работник и хорошо себя зарекомендовала. Просто будь собой, и все пройдет как по маслу.

Памела допила «Маргариту» и замахала Патрику, чтобы повторил.

– В команде будут юристы? – заинтересованно спросила Кэролайн.

– Да, юрист, финансист, менеджер по работе с персоналом… И во главе этой шайки – главный аналитик, который и напишет свой чертов отчет.

Саманта не могла понять, почему ее так задевает этот отчет, но вот задевает же.

– Тогда можешь не беспокоиться, юристы у них объективные, – заявила Кэролайн.

– Откуда ты знаешь? Ты с ними работала?

Саманта потерла лоб и поморщилась. От табачного дыма словно какая-то грязь оседает на коже, липкая и гадкая.

– Я лично – нет, а наша компания – да. Полтора года назад было громкое дело о финансовых махинациях в «Мэтьюс лимитед». Тони Мэтьюса пыталась подставить одна дамочка из совета директоров. Сливала большие суммы наркоторговцам. Вы должны помнить, это было во всех газетах. – Подруги согласно кивнули. – Юридическая служба у них очень хорошая, они нам так помогли. Мы были задействованы в числе прочих для расследования, так что я кое-кого оттуда знаю, хотя и не принимала непосредственного участия в той работе.

– А мне терпеть этого Ралфа Дормера полтора месяца, – уныло протянула Саманта, никак не желавшая расставаться с тоской.

Ей было неуютно, ее терзали плохие предчувствия, к тому же коктейль закончился.

– Как-как ты сказала? Ралф Дормер?! – вскрикнула Кэролайн.

– Да. Так зовут главу команды, которая придет ко мне из «Мэтьюс лимитед». – Саманта нахмурилась. – Ты что, его знаешь?

– Наслышана, – скривилась Кэролайн. – Вот теперь я готова тебе посочувствовать. Коллеги дали Дормеру прозвище Злой Старик, он один из самых одержимых шовинистов в этом прекрасном городе. Он тебя выживет, Сэм, просто потому, что ты женщина.

– Что за ерунда? – удивилась Памела, а Саманта воинственно добавила:

– Пусть только попробует! Я его по судам затаскаю.

– Не выйдет. Его отец генеральный прокурор Нью-Йорка, – вздохнула Кэролайн.

– У-у… – промычала Саманта и взялась за голову. – Вот это да.

– Бэзил Дормер, противный старикашка, ему седьмой десяток, а он еще скрипит и не собирается на пенсию. И сын, говорят, весь в него. Я не встречала младшего Дормера, но слышала о нем от коллег. Парень несколько лет назад чуть не сел за сексуальные домогательства на работе, но дело рассосалось само собой – оскорбленная девушка забрала заявление. Ее то ли запугали, то ли подкупили, неизвестно.

– Конечно, такое просто устроить, имея папашу генерального прокурора, – буркнула Памела. – Кстати, старший Дормер тоже шовинист проклятый, я как-то видела его в одном шоу по телевизору. Чуть не стошнило.

– Кто знает, что там было на самом деле, – рассудительно заметила Кэролайн. – Но история выглядела не слишком приятно.

– А что же Мэтьюс? – спросила Саманта. – Ведь он не любит людей с подмоченной репутацией, насколько я знаю.

– Сэм, подумай! – воскликнула Памела. – Тони Мэтьюс далеко не дурак, зачем ему портить отношения с прокурором Нью-Йорка? Разумеется, тут многое можно спустить на тормозах.

– Видимо, из-за той истории младший Дормер заделался женоненавистником, во всяком случае в офисных реалиях, – закончила Кэролайн. – Я знаю, что он с женщинами не работает, у него вся команда исключительно мужчины.

– Может, он голубой? – предположила Саманта. – Может, вся его команда – смазливые мальчики в бирюзовых рубашках.

– Кажется, нет. Его сексуальная ориентация тебе все равно не поможет. Сложность с такими типами в том, что женщина его раздражает не потому, что она сексуальна, несексуальна, плохо или хорошо работает, а просто потому, что она женщина.

– Переодеваться в мужика поздно, да и вряд ли мне удалось бы скрыть вот это. – Саманта постучала пальцем по аппетитной груди. – Придется быть паинькой, не сметь проявлять даже малейшего человеческого качества, только деловые. Ненавижу.

– Ты ведь хочешь место заместителя директора? – тоном демона-искусителя поинтересовалась Памела.

– Очень хочу. Я не зря вкалывала столько лет, чтобы сдаться сейчас. Никакой шовинист меня не остановит, можете мне поверить.

Саманта решительно стукнула ладонью по столу.

– За успех! – и подруги чокнулись бокалами, которые незаметно принес и расставил Патрик.


предыдущая глава | Стиль жизни | cледующая глава



Loading...