home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Стоило Саманте войти в приемную, как Эмили подскочила к ней и зашептала:

– Он там! В вашем кабинете!

– Кто? – нахмурилась Саманта, которую нынче утром все раздражало.

День начался из рук вон плохо: любимая блузка оказалась грязной, а она об этом забыла, повсюду на улицах были пробки, и потому часы показывали уже пятнадцать минут одиннадцатого, а она только входила в офис. И тут еще Эмили с непонятными намеками и загадочным выражением лица.

– Мистер Дормер! – трагически зашептала секретарша. – Он явился ровно в десять, минута в минуту, и ждет вас!

– Вот черт! Я не думала, что все будет так быстро.

Саманта с сомнением посмотрела на дверь собственного кабинета, который вдруг перестал быть неприступной крепостью. На ее территорию проник враг, и его следует уничтожить. Лучники, готовьтесь!… Хотя нет. Не стоит думать об этом человеке как о враге. С ним надо сотрудничать.

– Ты подала ему кофе? – с надеждой поинтересовалась Саманта.

– Он отказался, мисс Хоук. Сказал, что пришел сюда не кофе пить, а работать.

Да уж, вежливости мистеру Дормеру не занимать. Ладно. Разозлившись, Саманта велела Эмили кофе все-таки приготовить и распахнула дверь кабинета.

Ралф Дормер сидел в кресле у самого окна и созерцал панораму; в окно светило яркое солнце, и поэтому Саманта могла рассмотреть только его силуэт. Она сделала пару шагов, остановилась и демонстративно кашлянула. Дормер повернул голову.

– Вы опоздали на четверть часа. – Его голос лязгнул, как чугунный засов на воротах тюрьмы. – Вы не должны были это делать.

Что она должна была сделать, так это сообразить, что Рэд Котман не станет зря терять время и пришлет свою команду ревизоров сразу же.

Ну ладно, не стоило вчера пить текилу, но пятнадцатиминутное опоздание в Нью-Йорке – это не то, за что принято вздергивать на дыбу. Причем Саманта начальница и сама себе хозяйка.

– Не должна, – согласилась она любезным тоном, позабыв, что должна быть паинькой, – однако я не совершила преступления, мистер Дормер. Мой рабочий день официально начинается с одиннадцати, если вам неизвестно.

Так и было записано в ее трудовом контракте – только Саманта позабыла об этом в далекие времена, привыкнув вставать рано и приезжать в офис ни свет, ни заря, а теперь вот вовремя вспомнила и мысленно похвалила себя. Если Дормеру захочется это проверить, он зубы обломает.

– Давайте начнем еще раз, – любезно предложила она, пошла к своему столу и, поставив на него сумку от Пако Рабанна, протянула ему ладонь. – Меня зовут Саманта Хоук, я руковожу нью-йоркской сетью бутиков «Данго».

Ралф Дормер поднялся, и Саманта наконец смогла его разглядеть. И еле удержалась от искушения выругаться шепотом – зря она вчера так буквально восприняла слова Кэролайн о Злом Старике.

Она почему-то думала, что Дормеру не меньше пятидесяти, но на вид он оказался чуть старше нее. У него были широкие плечи, подходящие скорее крутому парню из бейсбольной команды, чем офисной крысе, и правильные, запоминающиеся черты лица. Четко очерченный волевой подбородок, нос с еле заметной горбинкой, плотно сжатые узкие губы. Темные волосы подстрижены так, что едва прикрывают виски, темно-серый костюм кажется черным, галстук в тон без узоров… Стиль «замшелый консерватор».

Саманта терпеть не могла таких людей. Они казались ей похожими на агентов секретной службы, которые маячат за спиной президента, когда он идет прогуляться с собакой по парку. Дормеру не хватало только черных очков для завершения образа, а так вылитый агент, у которого своего лица быть не должно. Эта подчеркнутая безликость, которая призвана имитировать профессионализм, казалась Саманте притворством. Если ты профессионал, тебе должно быть важно, как ты выглядишь – крохотный штрих для подчеркивания индивидуальности необходим.

Но Дормер, видимо, полагал, что профессионально выглядеть именно так – без единой пылинки на лацкане дорогого пиджака, которая могла бы испортить гармонию безликости. Тьфу ты.

Саманта заставила себя улыбнуться. Этот человек способен напакостить ей одним росчерком пера.

Он все-таки пожал ей руку, и она предложила ему садиться, а сама обошла стол, уселась в начальственное кресло и аккуратно, как английская королева, скрестила ноги. Ноги у нее были что надо, и Саманта не стеснялась их демонстрировать. С ее ногами можно носить джинсовые шорты, едва прикрывающие задницу, и чувствовать себя объектом неусыпного мужского внимания. Но, конечно, замороженный тунец Дормер не оценил их. Ладно, это только начало.

– Эмили, принеси кофе, – велела Саманта, нажав кнопку на коммуникаторе.

– Я не буду кофе, – отказался аналитик.

– И зря. Эмили варит его отлично, у нас тут собственная кухня. Позвольте мне вас угостить, – будто вспомнила о правилах гостеприимства Саманта.

Дормер поморщился, но, видимо, посчитал неприличным отказываться и дальше. Секретарша через минуту притащила поднос. Пока она расставляла чашки, сахарницу и прочие необходимые для кофепития атрибуты на столе, Саманта и ее гость молчали.

Когда за Эмили закрылась дверь, Саманта разлила кофе и спросила:

– А где ваша команда, мистер Дормер? Я думала, они прибудут вместе с вами.

– Я велел им явиться к двенадцати. Надеюсь, к этому времени вы сможете предоставить нам помещение, где мы будем работать.

Голос его звучал, как у робота из того фильма с Уиллом Смитом.

– Что вам необходимо для работы? – сразу перешла к делу Саманта.

Дормер принялся загибать пальцы.

– Компьютерные столы в первую очередь. Ноутбуки у моих людей свои. Доступ к вашей базе данных, к бухгалтерским документам, карточки на проход во все помещения. Мы производим полную оценку и всесторонний анализ, мисс Хоук.

– Я об этом помню.

Бухгалтеры взбесятся, когда чужаки полезут в их дела, но придется потерпеть. Всего полтора месяца, а потом либо спокойная работа, либо увольнение. Трудно понравиться этому категоричному мистеру Дормеру, выбритому до синевы, так что увольнение более реально.

– Также я прошу вас оказать моим людям содействие в оценке перспектив развития.

Он не знает, что ему делать с модой, поняла Саманта и развеселилась. Консервативный мистер Дормер, запаянный в скучный костюм, как в доспехи, не понимает, насколько перспективной может оказаться та или иная линия одежды и что в этом новом для него мире хорошо, а что – плохо. О, я тебя еще вгоню в краску, мысленно пообещала ему Саманта. Ты у меня еще походишь по отделу, где моделируют нижнее белье.

Она улыбнулась милой улыбкой и сказала:

– Конечно, никаких проблем.

– Я надеюсь, что их не будет, мисс Хоук, – словно льдинку в коктейль обронил слова Дормер.

– Откуда бы им взяться, – парировала Саманта не менее холодно.

Разговор естественным образом зашел в тупик. Саманта держала паузу, мелкими глотками пила кофе и старалась не убирать с лица приветливое выражение. Мистер Дормер такой деловой, что даже не ослабит узел галстука, хотя сидит у самого окна, где через стекло жарит солнце. Там даже кондиционеры не спасали.

Пауза затягивалась, и гость не выдержал первым.

– Вы всегда приходите на работу в таком виде?

– Простите?

Саманта искренне удивилась. Этим утром она, конечно, не выглядела такой консерваторшей, как вчера на достопамятном совещании, однако ее не в чем было упрекнуть. Юбка-миди, золотисто-болотного цвета блузка от Нины Риччи, – коллекция нынешнего сезона, между прочим! – неброские аксессуары и туфли на высоком каблуке. Стиль «осенняя элегантность без эксцентричности».

– Вы находитесь в офисе и должны носить офисный костюм!

Дормер выразительно постучал пальцем по лацкану собственного пиджака.

У-у, как все запущено.

– Ваш мне будет великоват, – не удержавшись, огрызнулась Саманта. Да что этот выскочка себе позволяет?! Он смеет критиковать ее безупречный вкус?! – Я руковожу сетью модных магазинов и должна выглядеть соответственно.

– Вы выглядите, как фотомодель, а не как директор, – объяснил свои претензии Дормер.

– О, спасибо за комплимент! – кокетливо улыбнулась она.

– Это не комплимент! – отрубил Дормер. – Это недостаток!

– Еще никто и никогда не называл мой стиль недостатком, – нехорошо прищурилась Саманта.

– Все когда-нибудь случается в первый раз, – не остался в долгу он.

– Я забочусь о своем здоровье и не стала бы рисковать получить солнечный удар… как вы, – сладко улыбнулась Саманта.

– Благодарю, за мое здоровье можете не беспокоиться.

Вот и поговорили.

– Мистер Дормер, может быть, мы обсудим нечто более существенное, чем мою одежду? – предложила Саманта. – Я ни в одной детали не отступаю от дресс-кода «Данго». Ваши претензии беспочвенны.

Дормер открыл рот, явно намереваясь предъявить очередные претензии (Что ему на этот раз не понравилось? Маникюр? Педикюр? Может, мне вообще раздеться, если его так не устраивает мой внешний вид?), когда раздался вызов из секретарской и голос Эмили произнес:

– Мисс Хоук, пришел Остин. Впускать?

– О, разумеется.

Про Остина Саманта совсем забыла. Все правильно, сегодня он как раз возвратился из отпуска. Помощнику повезло: не присутствовал на эпохальном совещании и явился уже к разбору полетов.

Раздался символический стук, и дверь приоткрылась. Остин заглянул в кабинет и обаятельно улыбнулся.

– Тук-тук. К тебе можно, Сэм?

– Входи.

При Дормере Остин мог бы и не называть ее уменьшительным именем, но ничего не поделаешь, такой уж он есть – веселый, непредсказуемый и не признающий официальных рамок.

– Доброе утро.

Остин закрыл за собой дверь в секретарскую, где Эмили наверняка замерла, как заяц, ожидая результатов визита аналитика, прошествовал к столу и внимательно посмотрел на Дормера.

Тот ответил холодным взглядом.

– Сэм, не представишь нас?

– Остин Эверилл, мой заместитель. Ралф Дормер, руководитель команды аналитиков из «Мэтьюс лимитед».

Саманта понадеялась, что, пока Остин поднимался в офис, ему по дороге попался некто, кто просветил его насчет перемен в компании. Или Эмили справилась. Судя по тому, что Остин не удивился, так оно и было.

Остин протянул Дормеру руку.

– Приятно познакомиться, сэр. Вы будете оценивать перспективы нашей компании продавать юбки на каждом углу?

Саманта с удивлением отметила, что Дормер усмехнулся. Казалось, присутствие Остина его обрадовало. Ну точно, шовинист, причем наихудшего разбора. Она не понимала, почему ее так злит отношение аналитика. Ведь он посторонний человек. Конечно, не совсем посторонний, раз он будет решать ее карьерную судьбу, но все же ей с ним серебряную свадьбу не справлять, соответственно, в деловой сфере он мог бы вести себя просто вежливо. И это было бы профессионализмом, а не упреки по поводу фасона ее блузки.

– Вроде того, Эверилл. – Дормер помолчал и добавил, прищурив серые глаза: – Ваше лицо кажется мне знакомым. Не могли мы встречаться раньше?

– Я думаю о том же, – откликнулся Остин. – Вы не ходите в клуб «Патриарх», сэр? Мне кажется, я видел вас среди его посетителей.

Лицо Дормера мгновенно просветлело, и Саманта даже подавила неуместное желание выругаться.

– Верно! Так я вас встречал именно там?

– Наверняка, – кивнул Остин. – Отличное местечко, не правда ли? Особенно этот их воскресный чай и сигары.

Саманте оставалось только скрипеть зубами и пытаться сохранять милую улыбку на лице. Ей часто приходилось присутствовать при разговорах, когда мужчины рассуждали о развлечениях, которые считали исключительно своей прерогативой, но клуб «Патриарх» относился к разделу особо ненавистных тем. Остин ей уже два года пел о нем в уши.

В «Патриарх» женщин не пускали – даже длинноногую фотомодель с бюстом пятого размера туда не пропустят, можно и не стараться. И даже миллионершу и бизнес-леди. Клуб считался исключительно мужским бастионом. Там, в респектабельных интерьерах, словно сошедших с картин английских художников девятнадцатого века, мужчины общались, читали газеты, курили сигары и пили виски, наслаждались изысканной кухней и обсуждали дела. Членство в клубе стоило недешево, однако многие стремились туда попасть, потому что это было престижно и выгодно – можно было завязать очень полезные знакомства.

Остин стал членом клуба в прошлом году и чрезвычайно этим гордился. Он считал, что это подчеркивает его принадлежность к нью-йоркской элите, и даже некоторое время задирал нос, но Саманта быстро осадила помощника. Ей не было дела до мужских игрушек: чем меньше обращаешь на это внимание, тем скорее от тебя отстанут. Но клуб «Патриарх», будь ее воля, она закрыла бы без промедления. Очень уж шовинисты-самцы гордились местом ритуального обнюхивания.

– Вы были на прошлой неделе на «Вечере английских бисквитов»? – поинтересовался Дормер у Остина.

– К сожалению, пропустил, уезжал в отпуск. Но, надеюсь, нынешние выходные пройдут не зря!

С энтузиазмом поддержал разговор Остин.

Саманта решила, что пора положить этому конец, взяла ручку и постучала ею по столу.

– Господа, – холодно произнесла она, – давайте вернемся к делу.

Дормер посмотрел на нее с неудовольствием, а Остин – немного виновато.

– Прости, Сэм, я увлекся. Так что у нас на повестке дня?

– Размещение аналитической команды и предоставление им подобающих условий для работы, – любезно напомнила Саманта.

– Ах да! Ты не против, если этим займусь я, Сэм? Это моя прямая обязанность, а у тебя и без того работы хватает, – проявил похвальное рвение Остин.

Остин как нельзя кстати предлагает избавить ее от неприятного общества Дормера. Ну и пусть. Саманта не хотела признаваться себе, что, похоже, ее помощник гораздо лучше поладил с пришлым аналитиком, чем она сама.

– Ладно, – сурово произнесла она, – только проследи, чтобы все было сделано как следует. Мистер Дормер, если я вам понадоблюсь, я до вечера в своем кабинете.

– Что, даже обедать не сходите? – съязвил аналитик, поднимаясь.

– Нет, обед мне приносят сюда. Желаете присоединиться? – мило улыбнулась Саманта.

– Благодарю, но нет. Многие мои родственники работают в юридической сфере, и я, наслушавшись их историй, не обедаю в непроверенных местах, – ядовито сообщил Дормер.

– Как жаль! А я уже приготовилась вас отравить, – рассмеялась Саманта, стараясь не показать Дормеру, как же он ее бесит.

Самодовольный, наглый папенькин сынок. Он знает, что она ему ничего не может сделать, и наслаждается этим.

– Сегодня не получится.

Сэм тоже встала, чтобы проводить гостя, и обнаружила, что Дормер выше ее на голову, даже учитывая то, что она на каблуках. Каланча. Оглобля. Надеясь, что эпитеты, которыми она про себя награждала аналитика, так и останутся при ней, Саманта протянула Дормеру руку.

– До свидания, было очень приятно с вами познакомиться.

– Взаимно.

Он неохотно пожал ее руку и удалился следом за Остином.

Саманта посмотрела на закрывшуюся дверь и шепотом выругалась. Кажется, дела идут не слишком хорошо.


предыдущая глава | Стиль жизни | cледующая глава



Loading...