home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

– Привет, Сэм!

Остин сиял, как начищенная до блеска бабушкина кастрюля.

– Привет… Минуточку. Вот, все. – Саманта поставила точку и откинулась в кресле. – Ну как прошли выходные?

– Просто потрясающе! – Эверилл плюхнулся в кресло напротив и уронил на колени объемистую папку с документами. – В клубе было интересно как никогда!

– Ой, оставь эти разговоры о своем ужасном шовинистическом клубе, – пренебрежительно махнула рукой Саманта.

– Почему, Сэм? Я ведь слушаю тебя, когда ты начинаешь рассуждать о правах женщин! – искренне возмутился Остин.

– Я рассуждаю о правах женщин, только когда ими пренебрегают. А на ваш мужской суверенитет, кажется, никто не покушается.

– Да ладно тебе. Дай рассказать, и я от тебя отстану, – примирительно склонил голову Остин.

Саманта подняла руки, сдаваясь.

– Ладно, только коротко.

– Там был Дормер!

– Не новость, – фыркнула она. – Мы еще в первый день выяснили, что он туда ходит, так что если ты рассчитывал на мой склероз, Остин, и намеревался меня удивить, то просчитался. Что-нибудь еще?

– Мы проговорили достаточно долго в неофициальной обстановке. – Остин намеренно проигнорировал ее колкость. – Знаешь, выпили виски, пообедали. Он расспрашивал о тебе.

Саманта резко выпрямилась.

– Дормер обо мне расспрашивал?!

За полторы недели работы аналитической команды в «Данго» Саманта уверилась, что Злой Старик ее терпеть не может. Он все время разговаривал с ней свысока, цедил слова сквозь зубы, щурился или морщился – словом, выказывал неуважение как мог. Конечно, Саманта могла бы устроить разбор полетов и обвинить Дормера в шовинизме, но зачем? Это никому не пошло бы на пользу.

Она была уверена, что вне стен офиса «Данго» аналитик забывает о ее существовании и каждое случайное воспоминание вызывает у него тошноту. Тем более удивительно услышать, что он задавал вопросы о ней Остину.

– Надеюсь, ты не слишком меня хвалил?

Саманта постучала карандашом по столу.

– В меру, – усмехнулся он, – а то это выглядело бы так, как будто ты меня подослала задобрить этого монстра. Но Дормер не сосредотачивался на твоих рабочих обязанностях. Он спрашивал, как давно ты работаешь, какая у тебя семья, есть ли муж.

Саманта озадаченно покачала головой.

– Не думала, что Дормера может заинтересовать мое семейное положение. И что же ты ему рассказал?

– Твою краткую биографию. – Остин расположился на диване и закинул руки на спинку. – Ведь ты не делаешь из нее тайны?

– Разумеется, нет, но…

– Вот и я так подумал, – беспечно продолжил Остин, – поэтому счел возможным просветить нашего гостя.

– Только непонятно, зачем ему такие сведения обо мне.

Саманта поморщилась: личный интерес Дормера ее не просто смущал, но и настораживал.

– Ну, ты же наверняка читала о нем в Интернете. А о тебе в Интернете мало сведений персонального характера, вот он и обратился к компетентному источнику. Может быть, так он оценивает тебя как руководителя.

Еще чего не хватало! Чтобы Дормер оценивал ее как руководителя, расспрашивая Остина об ее отце и семейном положении? Чтобы выяснял, нет ли у нее любовников? Хотя, возможно, такого вопроса он не задавал, но кто знает, что Остин наболтал на самом деле. Ничего секретного в ее биографии действительно нет, однако интерес Дормера к ней выглядит по меньшей мере странно.

– И что же, вы так весь вечер и говорили обо мне? – уточнила она.

– Разумеется, нет. Еще мы говорили о «Данго», но немного: Дормер предпочитает не беседовать о делах вне стен офиса. Зато обнаружили, что мы оба любим лошадей, и договорились в следующую субботу отправиться по приглашению клуба на конную прогулку.

– О! – Саманта кисло улыбнулась. Кажется, Остин нашел путь к благорасположению Ралфа, а вот у нее это до сих пор не получилось. Черт побери этих мужчин! – И где все это будет происходить?

– В одном конно-спортивном центре за пределами города. Не смотри на меня так, Сэм! «Патриарх» арендует их территорию на всю следующую субботу. Будет барбекю, прогулка в лес, еще какие-то мероприятия. Никаких женщин, прости.

Он развел руками и вздохнул с притворным сожалением.

– Будь ты женат, супруга бы тебя возненавидела, Остин, – буркнула Саманта.

Просто удивительно, как быстро захватывает мужчин шовинистическое высокомерие.

– Будь я женат, я вряд ли состоял бы в этом клубе. Хотя там есть немного семейных людей, но они появляются нечасто. «Патриарх» в основном оплот холостяков.

Остин явно испытывал удовольствие оттого, что был, во-первых, холостяком, а во-вторых, членом клуба.

– Было бы чем гордиться, – фыркнула Саманта. – Ладно. Я надеюсь, твои дружеские отношения с Дормером не помешают работе.

– Напротив, – усмехнулся Остин, – помогут!

Самое отвратительное, что он был прав. Ралф гораздо охотнее общался с Остином, чем с Самантой, обращаясь к ней только в случае крайней необходимости. Как в том случае с рестораном… Только вот случай с рестораном даже рабочим моментом назвать нельзя.

Ее злило подобное отношение, хотя она пыталась убедить саму себя, что ей это безразлично. На самом деле внутри все булькало, словно кипящая лава. Дормер ведет себя отвратительно, но формального повода придраться к нему нет. После того как Саманта устроила ему экскурсию по производству, Ралф перестал комментировать ее стиль одежды, но и только. Он по-прежнему язвил при встречах и большинство вопросов решал с Остином. А теперь еще эта дружба на почве холостяцких интересов. Проклятье! С этим срочно нужно что-то делать. Перетянуть внимание Дормера на себя. Но как?

Она могла бы попробовать его соблазнить. Саманта вздохнула, повертела идею так и этак и отбросила. Она ничего этим не добьется – наоборот… Хотя на несколько мгновений идея показалась ей привлекательной. Возможно, Ралф хороший любовник.

Саманта закрыла глаза и представила, как это может произойти. Например, они останутся вдвоем в офисе поздно вечером, как уже бывало не раз. Дормер зайдет к ней спросить какую-нибудь жизненно важную чушь. Саманта встанет ему навстречу, подойдет, положит руки на плечи и поцелует – зачем медлить?

У него такие твердые губы, наверняка целуется он жестко. Он сгребет ее в охапку, прижмет к стене и…

Саманта вздрогнула, открыла глаза и почувствовала, что краснеет. Предалась эротическим мечтаниям о Ралфе Дормере, уму непостижимо! И самое страшное, что они ей понравились.

Нет, соблазнять его все-таки не стоит. Нужно действовать по-другому.


Встреча в среду в баре «Сандей» была полностью посвящена вопросу «Как Саманте Хоук повысить свои акции?». Она запросила подруг о помощи, и они с готовностью согласились помочь, по меньшей мере послужить генераторами идей.

– Я сигнализирую – SOS! – Саманта отхлебнула коктейль и поставила бокал. – Если я не установлю с этим типом дружеские отношения, я пропала.

– Зачем же так трагично? – возразила Памела. – Он же анализирует деятельность твоего отделения. Если он не увидит, что ты чертовски много работаешь, чтобы оно процветало, так он просто дерьмовый аналитик.

– Памела! – возмутилась Кэролайн.

– Что? Я не права? Он дерьмовый мужик, это понятно, но на него как на аналитика надежда пока есть…

– Тебе вовсе необязательно близко с ним дружить, – мягко сказала Кэролайн. – Нужна всего лишь небольшая дружба. Общие интересы, например.

– У нас есть общие интересы. Я тоже умею и люблю ездить верхом. Только меня никто не пустит на территорию комплекса, если клуб его арендует.

– А кроме верховой езды интересов у него разве нет? – фыркнула Памела.

– Наверняка есть, но я их не знаю. А расспрашивать Остина как-то… недальновидно.

– И зря. Он же твой заместитель. Мог бы посодействовать тебе в этом вопросе.

Памела покрутила в руках пачку сигарет, словно раздумывая, стоит ли закурить.

– Не может же Сэм сознаться Остину, что Дормер ее ненавидит, – возразила Кэролайн.

– Почему бы нет? – пожала плечами Памела. – Они же союзники или как?

– В этом вопросе я на заместителя полагаться не стану, – глубокомысленно заметила Саманта. – Он так увлечен своим членством в их дурацком клубе, что не захочет делиться со мной сведениями, полученными в «Патриархе». Каждый раз, когда Остин заговаривает об этом клубе, он смотрит на меня немного свысока. А я призываю на помощь все свое чувство юмора, чтобы не наговорить ему гадостей. Какое-то ужасно глупое чувство.

– Вернемся к Дормеру, – сказала Кэролайн. – Ты говоришь, он расспрашивал о тебе?

– Да, и не понимаю, зачем ему это понадобилось.

Саманта действительно не понимала причин этого на удивление личного интереса Дормера.

– Возможно, ищет темные факты твоей биографии. Обычная практика. Скажи, ты не душила младенцев и не убивала маленьких девочек на улицах? Не забрасывала Белый дом тухлыми яйцами?

Это прозвучало так, словно Кэролайн ставила на одну доску убийства и акции гражданского протеста.

– Вроде нет.

Саманта вела мирный и законопослушный образ жизни, даже скорость никогда не превышала.

– Тогда не о чем беспокоиться, – успокоила ее Кэролайн.

– Но я о нем ничего не знаю! И это незнание меня убивает. Никак не могу понять, что он за человек. – Саманта теребила коктейльный зонтик. – И откуда берется вся его язвительность и негативное отношение. Если бы я поняла причину, то могла бы с этим бороться. Хотя я сильно подозреваю, что он просто тупая шовинистическая свинья, ненавидящая всех успешных женщин. Или просто характер дурной. Но что мне-то делать?

– Может, очередная любовница откусила ему что-нибудь, – хихикнула Памела, – тогда вряд ли тебе удастся с этим справиться.

– Ладно, если тебе нужна информация, – вздохнула Кэролайн, – я постараюсь найти материалы того давнего дела, когда на Дормера подавали в суд. Возможно, по ним удастся что-либо понять.

– А я расспрошу кое-кого, – заявила Памела. – Мой нынешний любовник совершенно случайно состоит в клубе «Патриарх». Дормера лично он не знает, но зато прекрасно знает, куда они едут в эту субботу. Я выясню у него это, а дальше посмотрим по обстоятельствам. Быть не может, чтобы там поблизости не было еще конюшен. А лес, в конце концов, общий. Вполне можно устроить нечаянную встречу, и у тебя появится шанс застать этого Дормера врасплох. Мне кажется, ты должна попытаться завязать с ним личное знакомство.

– Что ты имеешь в виду?

– Ой, не надо строить из себя невинность. Этот твой Остин якшается с Дормером едва ли не каждый день. Тебе не следует пускать это на самотек. Да, твои успехи в бизнесе Дормер разглядит невооруженным взглядом, но ты же понимаешь, что лучше все держать под контролем?

– Ты права. – Саманта помолчала. – Но вряд ли мистер Дормер будет в восторге, если я начну его преследовать.

– А кто говорит о преследованиях? Всего лишь случайная встреча.


Саманта любила лошадей и регулярно ездила верхом вместе с отцом. Тот, несмотря на занятость, участие в международных конференциях и частые поездки по всему миру, уделял дочери немало времени. В выходные он нередко предлагал Сэм поездить верхом, и она с восторгом соглашалась. Тогда она мечтала, что купит себе загородный дом и обязательно построит рядом с ним конюшню. Но так и не собралась. А потом папа умер, и мечта о собственном доме за городом стерлась, покрылась пылью. Теперь ее вполне устраивала ее манхэттенская квартира.

Памела постаралась на славу: утром четверга она уже знала ответ на вопрос недели. Подруги быстро провели рекогносцировку и выяснили, что кроме конно-спортивного центра «Буцефал», арендованного клубом, в округе городка Нью-Палц располагается несколько небольших конюшен с мини-гостиницами для приезжающих на уик-энд. После изучения их сайтов Саманта остановила выбор на прелестном отеле «Роза ветров» с конюшней на десять лошадей. Она велела Эмили позвонить и забронировать место, что, как ни странно, удалось, и весь вечер пятницы Саманта посвятила сборам.

Памеле удалось узнать, что конная прогулка намечена на утро субботы – после чего участники вернутся в «Буцефал» на обед, – поэтому следовало приехать рано утром, чтобы не опоздать. Саманта решила, что в любом случае останется на все выходные. Ноутбук она взяла с собой, чтобы можно было поработать, если захочется. Она давно не позволяла себе уик-энда на природе и сейчас с удовольствием предвкушала поездку.

Было и еще что-то. Какое-то неясное волнение – то ли тревога, то ли предвкушение неведомого. Саманта плохо разбиралась в подобных смутных чувствах. Она могла лишь определить, что связано оно отчего-то с Ралфом Дормером.

И зачем я так ради него стараюсь? – говорила себе она, укладывая в чемодан вечернее платье, чтобы было вечером в чем пойти в ресторан в «Розе ветров». И тут же отвечала себе: я не ради него, а ради карьеры!

Но карьера определенно не стоила того, чтобы полчаса придирчиво выбирать рубашку перед зеркалом. Саманта постаралась не обращать внимания на подобные мысли.


предыдущая глава | Стиль жизни | cледующая глава



Loading...