home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

— Могли бы и рассказать, заговорщики хреновы, — беззлобно буркнул Егерь, искоса поглядывая на беззаботную Люську, сидевшую на коленях у отца.

— Да ты сперва даже патроны на взрывпакеты зажал — такой занятой был, — сказал Обрез. — А мы с товарищем подполковником успели пообщаться и выяснили, что он, как никто другой, может помочь разобраться с текущими проблемами. Если бы не он, не отбились бы мы ночью.

Брага и Романыч с уважением смотрели на подполковника Мороза. Люська окидывала всех гордым взглядом. Отец Тихон едва заметно улыбался.

— Я всего лишь помог сделать то, что сам умею, — улыбнулся подполковник. На его волевом лице смущенная улыбка выглядела необычно. — Но ребята правильно сделали, что ничего не сказали. Попробовал бы мне кто-нибудь сказать в горячке боя, что я должен положиться на неизвестного мне человека. Мигом бы послал…

— Папа, — строго сказала Люська. — Не выражайся.

— Людмила Анатольевна, — нахмурил брови подполковник. — Хватит подслушивать разговоры, которые тебя не касаются. Знаешь, что такое военная тайна? Иди-ка лучше принеси всем нам чаю. И чего-нибудь пожевать.

— Нет никакого чая, — вздохнула Люська, нехотя сползая с отцовских колен. — Все давно пропало. Тетя Оксана заваривает душицу, зверобой и таволгу.

— Вот и принеси.

— Это всё правда? — с любопытством спросил Егерь у подполковника. — Всё, чем ты координатора Стаса пугал?

— В борьбе с врагом, — усмехнулся Мороз, — первый удар должен быть информационным. Конечно, не настолько у нас все хорошо. Но и не так печально, как думал этот индюк.

— Надо решить, чего дальше делать, — сказал Романыч, почесывая в затылке. — Патронов, считай, кот наплакал. Я думал, на полгода хватит. Оказалось, что половину исстреляли за ночь.

— Напалм сами сделаем, — встрял Обрез. — Спасибо, товарищ подполковник научил.

— Договорились же, — поморщился «товарищ подполковник». — Просто Анатолий. Ну или, на крайний случай, Мороз.

— Ну, оно как-то непривычно, — пробормотал Обрез. — Так вот, напалм будет — от темных отобьемся. А Уралобург еще долго побоится к нам соваться.

— Да они почти не пострадали, — сказал Брага. — Даже снайперам только фингалов набили. Ну и винтовки отняли. Тех, что вдоль берега шли, вообще надо было на глушняк валить. А не по ногам дробью.

— Ты кем до катастрофы был, такой кровожадный? — с любопытством спросил Мороз.

— Да какая разница, — отмахнулся Брага. — Самоуверенных гадов бить надо сразу побольнее.

— Есть разница, — спокойно ответил Мороз. — В данной ситуации нам выгоднее увеличить противнику обозы. Чтобы раненых было как можно больше, а не убитых.

— Никто ничего так и не сказал про дальнейшее управление общиной, — напомнил Егерь. — Я дискредитировал себя в глазах людей. Даже сам себя слегка ощущаю… иудушкой. Предлагаю управление передать в руки Мороза. Его теперь уважают и любят.

— Я военный человек, — снова смущаясь, сказал Мороз. — Хозяйственные дела — не мое. Ты б глупостями не занимался, а продолжал бы делать, что и раньше.

— Нет, это невозможно, — резко сказал Егерь. — Я теперь отчетливо понимаю, где допустил ошибку. Люди доверились мне — значит, я не имел права на жалость к ним. Я должен был прийти один и спросить совета, а не приводить с собой парламентера врага, чтобы он диктовал условия.

— Скажу больше, — добавил отец Тихон. — Раз люди доверились тебе, совета спрашивать тоже не надо было. Тебя не для того над всеми поставили, чтобы ты на кого-нибудь ответственность перекладывал. Надо принимать решения самому и отвечать за них тоже самому.

— Вот именно, — кивнул Егерь. — Спасибо, отец Тихон. Я струсил, и это теперь понятно всем. А значит — нет ко мне больше доверия.

— Ну, заныл, — недовольно покачал головой Обрез. — Кто тебя заставляет авторитетом трясти? Сиди, мозгами работай. А мы проследим, чтобы твои решения выполнялись.

— Ты устал, — успокаивающе сказал отец Тихон, — поэтому за тебя сейчас говорят твои эмоции. Люди прекрасно помнят, кто разумно организовал жизнь нашей общины, кто заставил всех укреплять дом вчера вечером. Давайте просто закроем эту тему и пойдем дальше.

— Вернемся тогда к боеприпасам, — согласился Мороз. — Я знаю, где могли уцелеть и патроны, и оружие. В моей части. Если мы организуем экспедицию, то сможем поживиться не только боеприпасами, но и много чем еще. Например, дизель-генераторами, которые, как я слышал, вы пытаетесь найти уже давно. Неплохой военной одеждой. А также продуктами длительного хранения. Может быть, проснулся кто-то из солдат и офицеров — заберем их к себе, если получится.

— Где твоя часть находится? — спросил Романыч.

— В черте города. Но ближе к Вторчермету.

— Ого, — сказал Егерь. — Так далеко мы рейдерские группы еще не отправляли. Да и пограбили там наверняка уже всё.

— Если народу проснулось немного, — рассудительно сказал Мороз, — могли и не всё разграбить. Полкового имущества немало — что-то все равно найдем. В любом случае, куш велик, рискнуть можно и нужно.

— Я согласен с Морозом, — кивнул Обрез. — Окрестные кварталы уже проверены. Еды и полезного барахла практически не осталось. С каждым днем рейдерским группам приходится уходить все дальше. А там тоже живут люди, и практически все настроены крайне враждебно. Если повезет, и мы получим автоматы с хорошим боекомплектом, жить станет намного проще и приятней.

— Тогда идти нужно большой группой, — вставил отец Тихон. — И в дороге будет безопасней, и принести сумеют много.

— Я готов идти, — решил Егерь. — А то с ума здесь сойду от косых взглядов и перешептываний за спиной. Будем считать, что у меня отпуск. А как вернемся — будем решать окончательно.

— Я тоже хочу, — заявил Обрез. — Через неделю буду полностью здоров.

— Сколько хочешь хоти, — ответил Егерь. — Этого Док тебе не запрещает. Если отправляем экспедицию, надо сейчас идти, пока не так холодно и не зарядили дожди. Дня три-четыре подождем, чтобы Мороз окреп, и надо выдвигаться. А ты и через неделю будешь еще только выздоравливающий.

— А я уже завтра буду без трости ходить, — твердо сказал Мороз.

— Возьмем двадцать пять человек, — прикинул Егерь. — Самых крепких. И постараемся побыстрей обернуться. Вся дорога туда-обратно и поиски на месте должны занять не больше суток. Опасно общину оставлять надолго.

— Раз экспедиция не прямо сейчас, — вставил отец Тихон, — то и обсуждать ее пока не надо. Принято решение — этого достаточно. А теперь необходимо планы на сегодняшний день составить.

— Сейчас людям надо дать отдохнуть, — посоветовал Мороз. — А после обеда снова браться за работу. Починить и улучшить укрепления. Наладить наблюдение за Уралобургом, на всякий случай. Поискать, откуда вылезли черные твари, наконец.

— Я хочу посмотреть, что осталось от нашего дома, — подал голос Брага. — Хоть и сомнительно, но вдруг кто-нибудь да выжил… И вещи наверняка уцелели. Заодно постараюсь дойти и до ближайшей желтой стенки, откуда они, кажись, появились. Вспомнил я только что: мне же говорили, что видели их в районе дорожной развязки, да некогда было этим еще заниматься. А там как раз стенка есть. Отпустите?

— Конечно. И я с тобой пойду, — внезапно решил Егерь. — Возьми еще пару человек, больше не надо пока. Разведаем, осмотримся. Снова расскажешь про темных. Я так и не понял, что это такое. Может, во время экскурсии разберемся…

Мысль о том, что при свете дня они смогут найти останки уничтоженных ночью темных, настолько захватила Егеря, что весь остаток общего разговора он думал только об этом. Странные существа были частью нового мира, в котором те, кто проснулся, не могли до конца сбросить оковы Морфея. Поэтому, едва дождавшись принятия насущных решений, Егерь сразу же принялся надевать куртку и сапоги.

— Хоть бы ради приличия сделал вид, что ты еще с нами, — ядовито сказал ему Обрез, но Егерь лишь качнул головой, привлекая внимание Браги, повесил на плечо автомат и вышел за дверь.

В ожидании спутников, он бродил под стенами дома снаружи, пытаясь найти хоть какие-то останки тварей. От закопченных стен и обожженной земли пахло гарью. Камни и металлические трубы, которые защитники ночью швыряли вниз, были покрыты жирной сажей. Повсюду лежали обугленные ветки и горелые обрывки тряпок. Но ни малейших признаков странных существ Егерь так и не нашел.

— Мог бы и не искать, — сказал ему Брага, когда Егерь объяснил ему, зачем бродит вдоль почерневших стен. — Мы еще вчера заметили: сгорают они полностью. Желтые искры, вспышка, и нет зверюги. Что твои призраки.

— Ты говорил, — задумчиво проговорил Егерь, — что они кровь сосут. Пойдем, посмотрим, что от твоего человека осталось. Я видел вчера, как они поймали одного из твоих, перед тем, как вы их обстреляли.

— Пойдем, — с тяжелым вздохом ответил Брага. — Да и остальных посмотреть надо. У нас же больше семидесяти человек было. Основная часть в доме и осталась. Похоронить надо бы по-человечески.

Человек в ярком пятнистом камуфляже лежал в густой траве. Головы его не было видно, и Егерь приготовился увидеть страшную картину. Однако, вопреки его опасениям, голова у человека оказалась на месте, а тело выглядело абсолютно целым.

— Что-то я не понял, — пробормотал Егерь, с недоумением разглядывая руки и ноги жертвы, — откуда они кровь-то сосали? Выглядит, как… те, ну кого мы считаем спящими. Может быть, это не ваш?

Брага осмотрел труп и абсолютно целую со спины куртку.

— Да нет, наш, — сказал он растерянно. — Иван Рожкин, я его хорошо знал. Точно он.

— Но я же видел, как твари схватили его и тянули в разные стороны, — проговорил Егерь, с содроганием вспоминая прошлую ночь.

— И еще одна в шею вцепилась, — добавил Брага. — Я тоже видел. Но следов почему-то нет.

— Да и тело не выглядит хоть сколько-нибудь похудевшим после… ну, высасывания крови, — уже скептически сказал Егерь. — С чего вы вообще взяли, что они кровь пьют?

— Ну как же… — растерялся Брага. — Видели несколько раз, как они сзади на шею — ам!

Он показал, как твари кусали людей сзади за шею. Судя по всему, зрелище было не для слабонервных, но Егеря это не удовлетворило.

— Вы видели, как из жертв лилась кровь? — спросил он требовательно. — Смотри, здесь тоже ни одного кровавого пятна, что, согласись, странно для искусанного до смерти человека.

— Не видели, — в смущении пробормотал Брага. — Он они же, как вампиры — гррр!

— Брага, — в сердцах сплюнул Егерь, — ты взрослый мужик, выглядишь опытным и рассудительным, но сейчас я с тебя просто шизею. Скажи своим, пусть тело несут Доку в лазарет. А потом нас догоняют. Надо, чтобы Док посмотрел внимательно, что с вашим Рожкиным случилось.

Через полчаса, пробираясь по этажам разгромленной высотки вслед за Брагой, Егерь никак не мог отделаться от мысли, что видит вокруг обычных спящих людей. А ведь их, по словам Браги, ночные монстры разве что целиком не проглатывали. Настоящий труп они нашли только на шестом этаже, в комнате с выломанной и раздробленной в щепки дверью. Мертвец лежал в луже уже засохшей крови и выглядел действительно ужасно: создавалось впечатление, что ему в грудь ударили кувалдой.

— Вот этого точно убили, — вздохнул Егерь, разглядывая страшный разгром в квартире и лежащее в углу — с виду невредимое — женское тело.

— Васька, — узнал Брага. — До последнего бился. Буквально телом баррикаду держал. Патроны-то у него раньше кончились…

— Странно вы тут оборонялись как-то, — сказал Егерь. — Каждый за себя, что ли? Но то — дело ваше. Меня другое интересует. Видишь, что это тело очень сильно отличается от остальных? Крови опять же целая лужа. Если эти ее пьют — что же они не высосали все соки из умирающего человека?

— Не знаю, — признался Брага. — Может быть, они не кровью, а… мозгом питаются?

— А может быть, твои люди вовсе не мертвы? — в тон ему ответил Егерь. — Может быть, они снова в анабиозе?

Лицо Браги покрыла мертвенная бледность.

— Х-хочешь сказать, что никакой общины у нас не было и все это мне только п-приснилось? — запинаясь, спросил он. — Но я же привел остатки, ты же видел моих людей…

Судя по тону голоса, Брага пребывал в самом настоящем шоке.

— Что за глупости! — поразился Егерь. — Я совсем не это имел в виду. Монстры ваши. Может быть, они вообще людьми не питаются?

— Превращают в зомби? — слабым голосом уточнил Брага.

— Тьфу, — от досады сплюнул Егерь. Помолчал немного, пытаясь побороть раздражение, но не справился и крикнул: — Совсем вы со своим Голливудом крышей поехали! Какие зомби? Какие вампиры? Спят они просто! Понимаешь? Снова! Черные твари связаны с желтыми стенами и с анабиозом. Это… работа одного и того же механизма. Считай, что тридцать лет назад нас всех разом обнимали точно такие же твари. Где их видели перед нападением? Веди. А потом вернемся домой и отправим сюда нашу команду по сбору тел. Если я прав, увидишь еще свою общину живой.

К самой дорожной развязке они не пошли, а поднялись на последний этаж высокого здания в паре кварталов от дома Егеря. С такого расстояния желтые стены, как правило, видно не было, но та стена, на которую они смотрели, была не совсем обычной и, видимо поэтому, отлично угадывалась даже под достаточно ярким светом красного полуденного солнца.

Среди утопающих в листве, наполовину обгоревших зданий к небу тянулась, мерцая, тоненькая желтая пленка, покрытая ветвистым узором из темных линий. А недалеко от земли на ней огромным черным пауком неприятно пульсировало жирное пятно размером с пару грузовиков.

— Мне вот что интересно, — сказал Егерь. — Это оно так выздоравливает или наоборот… заболело?

— Чувствуешь? — спросил вдруг Брага. — Ноги неметь начинают?

— Пошли-ка отсюда, — решил Егерь. — Кажется, эти черные трещины и твари, что нападали ночью — родня.


предыдущая глава | Город страшных снов | cледующая глава