home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Три десятка человек двигались двумя колоннами по обеим сторонам улицы. У каждого в руках было ружье или автомат — община отдала в экспедицию почти все запасы огнестрельного оружия и патронов. Один человек нес на спине баллон с горючей смесью и держал в руках металлическую трубу: самодельный огнемет успели сделать за два дня, чтобы у экспедиции была возможность отбиваться от тварей наподобие тех, что штурмовали общину ночью.

Егерь шел впереди правой колонны, Мороз замыкал левую. О том, как взаимодействовать в дороге, педантичный и настойчивый подполковник объяснил Егерю в подробностях. Кроме того, на улицах вокруг двух домов общины Мороз успел провести четыре тренировки с теми, кого отобрали для экспедиции.

Перед выходом Обрез, как клещ, вцепился в Егеря, требуя, чтобы тот взял его с собой. Но Егерь был непреклонен. Тогда Обрез заставил друга учиться наносить удары саперной лопаткой.

— В дороге всякое может случиться, а ты у нас такой беспомощный. Если в ближний бой враг кинется — не поможет тебе автомат, — наставлял он. — И лучше, чем саперная лопатка, оружия для рукопашной не придумать.

— А как же тактический ядерный заряд? — поинтересовался Егерь, надеясь, что немудреная шутка охладит паранойю приятеля, и Обрез отстанет.

Но отшутиться не удалось, и с одобрения Мороза несколько часов он в компании еще двух десятков будущих участников похода добросовестно рубил лопаткой тонкие деревца и кусты под чутким руководством заботливого друга.

До моста через Московский тракт добрались без происшествий. Дорога под мостом оказалась забита огромным скоплением разбитых и проржавевших насквозь машин. Здесь, вблизи выезда за пределы города, водители не стеснялись обычно давить на акселератор, и огромное нагромождение металла превратилось в своеобразный памятник бесшабашному лихачеству.

За мостом разрушений оказалось больше. То ли здания здесь были старше, то ли строили их хуже, но практически все одно- и двухэтажные дома превратились в поросшие травой и кустами руины, а высотки стояли покрытые трещинами, в огромных пятнах зеленого мха и производили гнетущее впечатление. Во многих местах не уцелели стекла, и многие квартиры облюбовали птицы.

Недостроенные бетонные коробки превратились в нижних частях в гроты и пещеры, засыпанные у входов землей и густо поросшие бурьяном.

В такой наполовину рукотворной пещере Егерю внезапно и почудилось движение. Он поднял руку, присел и направил ствол автомата в сторону дыры, чернеющей среди зарослей. Несколько человек тут же быстро «обложили» вход в «пещеру», а остальные заняли круговую оборону, на случай, если помеха в пути окажется засадой.

— Что там? — тихо спросил Мороз, появляясь рядом с Егерем.

Автомат у подполковника висел за спиной, но Егерь не сомневался, что при необходимости Мороз успеет открыть огонь раньше, чем многие успеют снять оружие с предохранителя.

— Мне показалось, что в той дыре кто-то прячется, — так же тихо ответил Егерь.

— Эй, мы знаем, где ты прячешься! — мощным голосом крикнул Мороз. — Выходи, а то закидаем гранатами!

— Не стреляйте! — тут же закричал кто-то в ответ тонким фальцетом. — Я не причиню вреда, и у меня ничего нет!

— Выходи наружу и — пузом на землю! — скомандовал Мороз. — И только попробуй мне дернуться. Любое сито тебе потом завидовать станет.

Из темноты на свет вышел с поднятыми руками худой и грязный человек, облаченный в бесцветные лохмотья.

— Не бейте только! — жалобно крикнул он. — Я все скажу, что знаю!

Мороз качнул головой и два автоматчика осторожно проверили укрытие, в котором прятался несчастный. Больше там никого не обнаружилось.

— Почему один живешь? — спросил Егерь, чувствуя сострадание к похожему на опустившегося бомжа мужчину. — Общин в городе много. Одному выжить трудно.

— Не берет никто, — с тяжелым вздохом ответил мужчина. — Лишние едоки никому не нужны.

— Иди к пруду, — велел ему Егерь, — просись в общину, что живет на берегу. Скажешь, что тебя Егерь отправил. Примут.

— Вы из вольного города Уралобурга? — робко спросил мужчина. — Я хотел бы продолжить одиночное существование.

— Не бойся. Людям из Уралобурга мы как следует накостыляли, и они сюда не скоро вернутся. Иди спокойно, просись в общину и начинай нормальную, насколько это возможно, жизнь.

— Спасибо, спасибо, добрый человек, — жалобно залепетал человек и опустился на колени.

— Зря ты так, — сказал Мороз Егерю, давая знак отряду двигаться дальше. — Первому же встречному рассекретил нашу базу.

— Ты видишь — человек пропадает? — спросил Егерь, которому дотошный подполковник успел за два дня порядком надоесть. — Глядишь, еще пригодится.

— Все равно плохо, — констатировал Мороз и отошел на свой фланг.

Грязный человек в лохмотьях еще долго стоял, глядя вслед уходящим людям. Сколько Егерь не оглядывался, худая фигура продолжала неподвижно торчать посреди дороги.

Через пару кварталов, когда на пути экспедиции возникла целая гора бетонного крошева, Мороз велел поворачивать направо.

— Надо уходить за пределы массовой застройки, — сказал он Егерю. — По окружной дороге идти проще будет. И безопаснее.

Егерь не возражал, и вскоре они уже шли по пустырям и кускам леса. За три часа, не сделав ни одного привала, они почти достигли места назначения. Неожиданно впереди начали раздаваться одиночные выстрелы, сменившись вскоре раскатистыми очередями.

— Стой! — скомандовал Мороз. Подошел к Егерю. — Разведку надо произвести. Похоже, стрельба как раз в районе моей части и идет. Как бы не попасть под раздачу — на складах было оружие и посерьезней, чем автоматы.

— Разведка так разведка, — пожал плечами Егерь. — Здесь ты командуешь.

Мороз взял с собой двух человек и растворился в лесу. Ждать его пришлось больше двух часов, но вернулся он в бодром расположении духа.

— Кто-то из наших держит оборону, — доложил он Егерю, начиная чертить прутиком на земле схему, — а их пытаются выкурить какие-то типы с охотничьим оружием. И тех и других немного, площадь огорожена большая — вот и бегают туда-сюда. Стрельба в основном бестолковая, но на стене КПП видел пятно крови. Надо помогать ребятам.

— Что предлагаешь? — Егерь наклонился, разглядывая неаккуратно прочерченные линии.

— Вот смотри: здесь КПП. Вот так идет забор. Вот тут дом, и на нем несколько человек обстреливают всю территорию части. А вот отсюда они пытаются подобраться — видишь, участок плохо простреливается? Вот здесь еще несколько человек сидят. Не похоже, что это все нападающие, давно бы уже спеклись. Скорее всего, измором берут. Значит, где-то недалеко и основной состав пасется. Поэтому нужно обезопасить участок в районе КПП, выдавив стрелков отсюда и отсюда. А здесь поставить несколько человек, чтобы не дали возможность подогнать подкрепление.

— То есть, наносим удар и, пока враги не опомнились, заходим внутрь?

— Сначала еще придется объяснить тем, кто внутри, что мы — свои.

— А как потом выбираться будем?

— Поверь, — усмехнулся Мороз, — с выходом проблем не будет.

Разделив отряд на две части и выделив небольшую группу для засады, Мороз повел людей к тому месту, откуда все громче слышалась стрельба. Вскоре показались первые постройки с которых, по уверению Мороза, неизвестные обстреливали территорию части.

— Твоя задача, — объяснил Мороз, показывая пальцем на отдельные дома, — зайти вон туда, туда и туда. Выбить, а лучше — выгнать оттуда стрелков. Оружие — отнять. При необходимости стрелков надо уничтожать. Гуманизм по отношению к вооруженному противнику неуместен. Потом оставляй людей, которые будут контролировать прилегающие территории, а сам выдвигайся в сторону КПП. Это вон там. А я зачищу дома с другой стороны.

Егерь не без оснований опасался, что, не имея опыта, провалит поставленную задачу, но все прошло на удивление легко. Едва завидев десяток вооруженных людей, одиночные стрелки с охотничьими двустволками немедленно сдавались в плен, безропотно расставались с оружием и моментально скрывались из виду, стоило их отпустить. Лишь один попробовал оказать сопротивление, но его моментально скрутили и привязали к остаткам батареи в той же комнате, откуда он вел огонь. Только в этот момент Егерю пришло в голову, что пленных надо было перед освобождением допросить. К сожалению, единственный оставшийся пленник говорить с ним отказался категорически.

Раздав указания и забрав с собой двух человек, Егерь отправился к тому месту, которое Мороз назначил для встречи. Сам подполковник, судя по всему, встретил более серьезное сопротивление: с той стороны, куда он ушел, слышалась стрельба, а чуть погодя из окон одного из домов повалил густой белый дым. Егерь уже начал опасаться, что все пошло не так, как хотелось бы, но в этот момент появился раскрасневшийся Мороз.

— Ну что, всё в порядке? — спросил он, бегло оглядывая Егеря с головы до ног.

— Да, — коротко ответил Егерь.

— Значит, пора устанавливать контакт.

Не обращая внимания на продолжающуюся на флангах стрельбу, Мороз положил свой автомат, развел руки вверх и в стороны и медленно зашагал в сторону КПП. Егерь напряженно следил за подполковником, в глубине души опасаясь, что нервы у военных не выдержат и одна короткая очередь похоронит разом для Люськи — отца, для общины — опытного офицера, а для экспедиции — конечную цель.

Но, оказалось, что опасения его были напрасны. Дверь КПП распахнулась, и на пороге появился сияющий как медный пятак человек в военной форме.

— Толян! Подполковник Мороз! — заорал он радостно. — Давай быстрее, тут снайпер балует!


предыдущая глава | Город страшных снов | cледующая глава