home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

Пиус Отт по пути сделал остановку в трактире. Он намеревался выпить чая и почитать, что пишет бульварная газета о «докторе Лесном человеке». История вернулась на первую полосу.

Тему предварял крупный заголовок: «Доктор Лесной человек: назад к месту происшествия?» В статье описывались обычные приметы Бланка, а также был приведен фоторобот, сделанный со слов крестьянина Ханса Кунца. Разумеется, красочно описаны подробности его встречи с Бланком. Не забыл Кунц упомянуть и о том, что от Бланка сильно несло дымом.

Отт, проклиная себе под нос журналистов, отложил газету в сторону и вышел. К чаю он так и не притронулся.

Целый день он провел в непролазной чаще на месте старой вырубки — в хвойно-буковом лесу почти на отвесном склоне, куда можно было добраться, разве что спустившись по веревке. Местами заросли оказались совершенно непроходимыми, кругом торчали камни, зияли карманы, таились другие подвохи. На такой местности держать гончих на поводке было невозможно. Он их отпустил. Собаки постоянно отыскивали следы диких животных, и оттащить их удавалось лишь с трудом. Они не понимали, что искал Отт.

Отт не чувствовал усталости, его обуяла охотничья страсть. Он словно впал в транс, в каком оказывался всякий раз, когда после долгого преследования дикого зверя неожиданно приходило чувство, что он знает: зверь где-то здесь, совсем близко.

В небе повисли тяжелые дождевые тучи. Темнеть начало рано. Отт перевыполнил дневную норму. Еще два дня, и он обшарит все место старой вырубки.

Возвращаясь, он прошел по переброшенному через ручей простенькому деревянному мостику. Ручей вытекал из ущелья, которое, согласно карте, больше не считалось местом старой вырубки. Посмотрев вниз на разбухший от дождей ручей, Отт приметил плетенку, застрявшую между откосом и мостиком. В плетенке билась форель.

Отт спустился и выловил ее. На поверку оказалось, что это примитивная верша.

Отт решил отказаться от прежнего зонального плана обследования территории и завтра же заняться ущельем.


Ранние сумерки вынудили Блазера и Вельти тоже прекратить поиски. «Опель» Блазера оставили у въезда в лес, и теперь они пешком поднимались к руинам хутора Еловый Двор.

Руины были ограждены колючей проволокой, в некоторых местах сорванной до земли. Наверное, это сделали дети, использовавшие бывший дом как площадку для игр в приключения.

Пережившие пожар лианы красиво разрослись над остатками бревен и стен, будто хотели сгладить жуткие воспоминания, связанные с этим местом.

У Вельти была с собой шерстяная шапочка, оставленная Бланком в убежище. Он дал Рембо ее понюхать и взял собаку на длинный поводок. Но Рембо не нашел ничего такого, что пахло бы как шапочка. Вместо того чтобы метаться неистово во всех направлениях и дергать поводок, Рембо шел рядом с ногой хозяина, чего никогда не делал на тренировках.

Они выбрали тропинку, которая вела вверх, к лесу, и примерно через час вышли на поляну.

На поляне уже не было типи, но хижина-парилка уцелела. Не без помощи Рембо друзья нашли две бутылки из-под вина и использованный презерватив.

Они прочесали окрестный лес в поисках брошенных убежищ, впрочем, без определенного смысла. Вельти при этом казался более заинтересованным, чем Блазер, которого, откровенно говоря, порадовало раннее наступление сумерек.


Бланк на воде замесил из муки тесто, добавил щепотку соли, скатал тесто колбаской и намотал спиралью на палку. Палку он подержал над углями, наблюдая за тем, как тесто приобретает золотистый оттенок. По пещере распространился аромат хлеба.

Горячий хлеб хорошо пошел с салом и мятным чаем. Получился настоящий пир.

Ночью выяснилось, что его организм успел отвыкнуть от столь питательной пищи. Во рту стоял вкус сала, вздутый живот сдавливал диафрагму, пульс бился учащенно.

Бланк пытался ни о чем не думать. И все же его мысли неотвязно крутились вокруг голубянки. Высота ножки: 2–3 см, стройная, слабая. Он внимательно посмотрел на посиневшую ножку найденного им желтого гриба. По описанию ножка желтых корзинчиков голубянке никак не соответствовала. Вверху она воронкообразно расширялась и к тому же была полой до самого корня.

Бланк пытался дышать спокойно и размеренно. Но потом поймал себя на мысли, что задерживает дыхание в ожидании очередного глухого «уху» одинокого сыча. Сегодня ближе к ночи этот звук казался ему зловещим предзнаменованием.


Судя по веселому пению птиц, денек предстоял чудесный. Рассвет наступил несколько раньше обычного. Блеклое небо, снова показавшееся над коричневыми и заметно поредевшими буковыми кронами, обещало быть безоблачным. Бланк оделся, выпил сладкого чая и доел остатки испеченного на палке хлеба.

Затем вышел на площадку перед пещерой и стал ждать, когда глаза смогут различить красное семенное убранство ближайших к нему тисов.

Бланк удержал себя, чтобы не броситься к месту, где он давеча нашел желтые корзинчики и ножку бархатного чепчика. Для этого не нужно было волевых усилий: место было третьим по счету в его ежедневном обходе на западе.

Между коричневыми стволами тисов он снова заметил, как что-то сверкнуло. Сдерживать себя больше не было сил, и последние метры он пробежал, спотыкаясь о препятствия.

Это была небольшая группа корзинчиков. Девять штук. А посередине два других грибочка, намного меньше по размеру и изящнее.

Он осторожно собрал их кончиками пальцев и исследовал шляпки: 7–9 мм, шафранно-желтые, слизистые и блестящие, с выпуклым и остреньким верхом, ребристые. Спороносный слой: шафранно-желтый, ножка свободная. Ножка: такого же цвета, как и шляпка, 2–3 см, стройная, слабая. Мякоть: одного цвета со спороносным слоем, запах немного неприятный.

Бланк наблюдал за тем, как оба гриба медленно голубели.

Внизу, в ущелье послышался собачий лай. Бланк взял бинокль. Две гончие шли по чьему-то следу. Раздался резкий свист. Гончие бросили след и помчались назад.

Бланк, зажав оба гриба в ладони, поспешил к пещере. Корзинчики он оставил на месте.


Блазер решил на свой страх и риск обследовать лес вокруг остатков хутора Еловый Двор. Вельти был на службе и мог присоединиться только на следующий день. Блазеру это было даже на руку. Вчера ему в какой-то момент показалось, что Рембо не столько помогал, сколько был обузой.

Тем не менее одна полезная информация вынудила его изменить планы.

По пути на бывший хутор Блазер заскочил на дежурный пост проверить, что случилось за ночь и нет ли новостей от Моора. Сослуживец в окошке справился по телефону и подал Блазеру знак рукой. Блазер дождался, когда тот положил трубку.

— Поступило заявление от семьи Фельдер, владеющих хутором Шёнакер. У них кто-то украл продукты из кладовой.

— Ну, пошли кого-нибудь.

— Мать главы семьи утверждает, что от вора несло дымом, как от одежды пожарника.

— Она его видела?

— Нет, только ощущала его запах.

Блазер направился к выходу:

— Я сам съезжу.

— Я так и думал, — сказал коллега. Но Блазер был уже на улице.

Однако через секунду он опять вернулся со словами:

— Если позвонит Моор, передай, что у нас ничего нового.


Ущелье было покрыто толстым слоем шуршащих буковых листьев. В некоторых местах гончие тонули в них по горло. Пиус Отт с трудом пробирался по крутому склону, пытаясь издавать как можно меньше шума. Но безнадежно. Если Бланк обитал тут, то он услышал бы его издалека.

Через каждые два метра Отт останавливался, чтобы унять собак, которые то и дело нападали на следы диких зверей под листвой. И каждый раз, останавливаясь, он просматривал местность в бинокль.

Значительно выше, под скалистой перемычкой, он обнаружил нечто напоминающее вход в пещеру. И решил проверить.

Собаки также что-то почуяли. Возбужденно виляя хвостами, они ждали команду хозяина. Это и в самом деле была пещера. Вход замаскирован ветками, сама пещера забита дровами, отсортированными по размеру и добросовестно перевязанными.

Отт вернул ветки у входа в первоначальное положение. Чуть поодаль снова залаяли собаки. Обычно они так лаяли, когда находили сдохшее животное, будто отпевали.

Отт снял с плеча ружье и стал осторожно приближаться.

Собаки лаяли в проем еще одной прикрытой ветками пещеры. Отт снял ружье с предохранителя, прицелился, подошел к входу и скомандовал:

— Выходи!

Ни шороха.

— Считаю до трех. Раз…

В ответ тишина.

— Два. Три.

Отт направил ружье в воздух и нажал на спусковой крючок. В узком ущелье выстрел прозвучал, как на стрелковом стенде. В пещере никакого движения.

Отт просунул ствол между нависавшими над входом корнями, пригнулся и пролез в пещеру.

Она наполовину была заполнена дровами. Около очага лежали несколько примитивных сосудов из кое-как обожженной глины. Угли еще тлели.

Отт обнаружил запасы продуктов, среди прочего большой шматок сала. Пещера выглядела закоптевшей. В ней воняло, как в коптильне. Ни спального мешка, ни рюкзака.

Пиус Отт не стал ничего трогать — не хотел оставлять следов. Позвав свистом собак, он спустился к ручью.


предыдущая глава | Темная сторона Луны | cледующая глава