home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая,

в которой странные события вертятся вокруг тролля.


— С какой стати троллю понадобилось стрелять в человека, спасшего ему жизнь? — поразилась Лиринна.

— Думаешь, я знаю, что творится у этих созданий под черепной коробкой? Я свои-то поступки порой объяснить не могу, а тут тролль… — Я поскрёб в затылке. — Ладно, чего голову ломать, сегодня же вечером постараюсь найти Грыма и допросить как следует.

— Допросить тролля? — Эльфийка не верила своим ушам.

— Ну да, — с деланным безразличием сказал я. — Могу повторить ещё раз, если не дошло.

— Можно подумать, ты у нас каждый день троллей допрашиваешь.

— Не каждый, конечно, но ведь когда-то начинать нужно. Раз уж сумел укротить эльфийку, свернуть в бараний рог тролля — плёвое дело, — лукаво подмигнул я Лиринне.

Её задел хвастливый тон высказывания, она встала, уперев руки в боки, и заявила с неприкрытым вызовом:

— Размечтался. Кто кого ещё укротил, спрашивается.

Я не стал продолжать шутливую пикировку: дай компаньонке волю, проспорили б до утра — эльфийское упрямство — штука серьёзная, без боя Лиринна никогда не сдастся, и махать белым флагом однозначно выпадет мне. Плохой мир лучше доброй потасовки, разгорающийся пожар следовало притушить, направив мысли невесты в другое, более спокойное русло, так что я достал план города и спросил:

— Лучше скажи: найдёшь на плане место, где майор упал с лошади?

— Попробую, — неопределённо ответила эльфийка.

Она взяла карту и принялась изучать с глубокомысленным видом: ни дать ни взять — полководец перед генеральным сражением. Я отодвинулся в сторону, дабы не стоять над душой — сам не люблю, когда за спиной стоят.

— Нашла, — радостно воскликнула Лиринна, — приблизительно здесь, даже не приблизительно — точно здесь. Вот, взгляни, Гэбрил. — Она смело ткнула пальчиком в карту.

— Уверена? — недоверчиво спросил я, склоняясь над планом.

— На все сто. Меня папа научил картами пользоваться, — похвасталась она.

— Не игральными, надеюсь, — усмехнулся я.

— Что?!! — обиделась напарница.

— Ничего. Умница, — похвалил я.

— Кто: я или папа? — закусив губу, спросила она.

— Оба.

Я ещё раз посмотрел, куда указывает её пальчик, и не удержался от восклицания:

— Ого, от этого места до Хэмптонов рукой подать. Выходит, Грыму, если это был он, совсем не обязательно пришлось выходить за пределы поместья.

— Точно, он же не хотел привлечь к себе внимание. Тролль, бредущий по улицам города, мигом стал бы сенсацией. А уж как Гвенни бы обрадовался. Представляешь заголовок передовицы — «Тролль-убийца». — Последнюю фразу Лиринна продекламировала с таким выражением, что я невольно усмехнулся:

— Тебе бы газетами на улице торговать. Думаю, Гвенни в таком случае увеличил бы тираж своего издания раза в два.

— Если он будет платить больше, чем ты, я, пожалуй, подумаю, — подмигнула Лиринна.

Я улыбнулся. Увы, с тех пор как приятель стал семейным человеком, наши отношения постепенно прекратились. Печально, но факт. Скажи мне кто раньше — ни в жизнь не поверил бы. И дело вовсе не во мне или в Гвенни. После того как мы выручили из беды владелицу парфюмерной лавки Дебби, в которую он влюбился без оглядки, что-то пошло наперекосяк. Его супруга основательно взялась за дело. То ли настолько ревновала дорогого муженька, то ли сочла нас неподходящим знакомством (и это после всего, что мы сделали), но с недавних пор Лиринна и я не были в доме Гвенни желанными гостями. Открытым текстом это не сообщалось, но двух-трёх незначительных намёков хватило, чтобы сделать соответствующие выводы. Я не хотел портить влюблённому по уши Гвенни идиллию, поэтому не стал открывать ему глаза: большой мальчик, сам разберётся.

Так что улыбка получилось натянутой, всё же он не из тех друзей, от которых мечтаешь избавиться. Хотя надежда, что рано или поздно всё вернётся в привычное русло, погасла не окончательно.

Взгляд упал на часы — уже поздно, пора двигать к Хэмптонам, ещё одна ночь пройдёт в разлуке с семьёй. Если даже мне так плохо от одной мысли, что говорить про Лиринну.

— Ты собираешься? — спросила она, догадываясь, что у меня на уме.

— Прости, солнышко, Хэмптоны не могут ступить без меня и шага.

— Может, мы откажемся от их проклятых денег? Найдём других клиентов… — предложила Лиринна.

— Я бы с удовольствием, но мы слишком глубоко увязли. Что-то происходит с этой семейкой. Я должен разобраться — не хочу, чтобы люди продолжали гибнуть.

— Береги себя, Гэбрил, — попросила Лиринна.

— Не сомневайся, мне есть что терять, — заверил я. — И не вешай нос, всё будет пучком.

Эльфийка вздохнула:

— Даже не знаю, почему я в тебя влюбилась.

— Наверное, потому что хуже под рукой не попалось.

— Пожалуй, ты прав. Надо было найти себе жениха из эльфов. Они красавцы — не чета тебе.

— Любовь зла, полюбишь и…

— Дай я тебя поцелую… козлик.

— Лучше наоборот, козочка.

Я поцеловал Лиринну, вышел на улицу, поймал с помощью привратника кэб и поехал к особняку Хэмптонов. Если этой семейке спокойней от моего присутствия, так тому и быть.

Темнело, на улицах загорались немногочисленные фонари. Кэб нырял в размытое чернильное пятно пустоты, изредка оказываясь на освещённом пространстве, тогда я видел в окно масляные фонари, встречные кареты и редких прохожих, спешивших прижаться к обочине. Вечер как вечер, не лучше и не хуже других.

Шурша колёсами, кэб подкатил к воротам и остановился. Почти сразу же с места тронулся другой экипаж, стоявший возле особняка Хэмптонов, и сдаётся мне, на запятках стоял человек, недавно причинивший нам с Лиринной кучу неприятностей, — Бурундук, тип, которому я с удовольствием набил бы морду ещё раз.

Интересно, кто додумался взять в обслугу вороватого парня, подсаженного на пыльцу? Впрочем, если кому-то не лень каждые пять минут проверять, на месте ли бумажник, пусть нанимает себе хоть маньяка-убийцу.

С утра охрана у ворот сменилась. Теперь караулил Макс — коренастый мужичок с лицом, исполосованным шрамами. Он сразу узнал меня и сдержанно поприветствовал:

— Добро пожаловать, мистер Гэбрил.

— Привет, Макс. Всё в порядке?

— А как же! — гордо объявил охранник. — Пока мы здесь, и муха не чирикнет, — сделал зоологическое «открытие» Макс.

— В смысле? — не понял я. — Ты хотел сказать: не пролетит.

— А, какая разница, — махнул рукой страж.

— Действительно. — Губы непроизвольно расплылись в улыбке. — Макс, здесь только что проехал экипаж. Ты знаешь, чей он?

— Это к боссу по делам приезжали, можете не волноваться.

— А кто именно, не скажешь?

— Лучше у босса спросите, — настороженно ответил охранник. — Вряд ли ему понравится, если я буду сплетничать за его спиной.

— А что — это военная тайна?

— Может и тайна, — пожал плечами Макс. — Я человек маленький: что скажут, то и делаю, что не скажут — не делаю.

— Да ты прям философ.

— Поживите с моё, не таким станете.

— Дело хозяйское, не хочешь говорить — не надо, неволить не буду. Спрошу другое: тролля не видели? — В свете последних событий этот вопрос интересовал меня больше всего.

— Неа, — равнодушно ответил Макс. — Наверное, по саду шляется, тут ему делать нечего. Не понимаю я этих господ: на кой им такая образина понадобилась? Толку никакого, воняет жутко и жрать горазд — при мне целое ведро слопал, и пузо не лопнуло.

— На себя посмотри, — буркнул я и прошёл за ворота, не задумываясь, что приобрёл ещё одного врага.

Спрашивать у экономки, где находится Грым, глупо: мисс Портер любила его как зима лето. Если тролль умрёт, она с радостью спляшет на похоронах. Её кандидатура отпадает, кто следующий? Я вспомнил нежное отношение Грыма к молоденькой служанке. Пожалуй, Агнесса должна быть в курсе. «Разжалованный» тролль обязательно должен был ей показаться. Не стоит исключать варианта, что она же его и укрывает от хозяйских глаз. На территории, отведённой под поместье, можно спрятать целое стадо мамонтов. Хорошее наследство оставил своим потомкам Альдер, жаль, у меня такого предка не имелось. Мне бы сейчас любое наследство пригодилось, даже самое завалящее. Впрочем, это шутка. Я — сирота, не знающий, кем были отец и мать. Несколько раз голову посещала мысль заняться поисками родителей, но каждый раз останавливало то, что меня просто подбросили в приют. Выходит, большой радости моё появление на белый свет не принесло.

Я постарался выбросить из головы нахлынувшие размышления.

Дом большой, комнат много, однако искать надо, да и что это за сыщик такой, коли боишься поисков. Обшарил первый этаж — безтолку, поднялся на второй и был вознаграждён за усилия — в конце коридора находилось раскрытое окно, откуда доносились женские голоса. Разговор шёл на повышенных тонах: мисс Портер громко отчитывала горничную, та вяло пыталась оправдаться, получалось неубедительно. Я подошёл, прислушался: да, сладкой жизнь Агнессы не назовёшь, экономка явно невзлюбила девушку и всегда находила повод придраться. Речь шла о плохо убранных комнатах, если правильно понял, мисс Портер обнаружила пыль и распекала служанку, не скупясь на выражения из лексикона портовых грузчиков.

— Ты — ни к чему не годная вертихвостка, — не скрывая язвительности, утверждала экономка. — Боюсь, придётся просить мистера Хэмптона рассчитать тебя.

— Мисс Портер, — чуть не плача, произнесла девушка, — вы не можете уволить меня. Я всю жизнь проработала в этом доме. Я очень старалась…

Её мольба не растопила лёд в сердце мисс Портер.

— Я долго терпела твою лень и неряшливость, думала, повзрослеешь — поймёшь. Похоже, я ошиблась в тебе. Прошло время, ты стала ещё хуже. Лентяйка, неряха, дура. Моё терпение небесконечно. В конце концов оно лопнуло. Завтра и ноги твоей здесь не будет, я об этом позабочусь, — заявила экономка.

— Не надо, пожалуйста, не надо… Я не знаю, как мне жить… Я в этом доме с самого детства. Пожалуйста…

Девушка зарыдала, её худенькие плечи содрогались. Мисс Портер стояла как изваяние, тогда Агнесса опустилась на колени и припала к руке мучительницы. Крупные слёзы текли из голубых глаз девушки. Экономка фыркнула и отвернулась. Она просто светилась торжеством.

Меня передёрнуло: неприятно видеть, как на твоих глазах унижают человека.

— Вот ведь ревнивая сволочь, — раздался знакомый голос за спиной. — Опять довела Агнессу до слёз.

— Здравствуйте, Лагарди, — сказал я, не оборачиваясь. — Что значит ревнивая?

— Да то и значит. Неужели ещё не догадались — мисс Портер ночей не спит, мечтает поскорее замуж за Джонаса выскочить.

— Она же его значительно старше, — удивился я.

— Думаете, это помеха? — сплюнул Лагарди. — Одно время она положила глаз на Томаса, но мой брат сразу дал от ворот поворот, тогда мисс Портер переключилась на его сына. Она давно вертела Джонасом, как захочется, но это продолжалось до поры до времени. Агнесса подросла, и ситуация изменилась. К тому же и девчонка явно неравнодушна к молодому хозяину.

Я вспомнил слова Агнессы, услышанные в первый день пребывания в особняке. Пожалуй, Лагарди прав.

— Мисс Портер дурой не назовёшь, — продолжал он. — Она сразу смекнула, откуда ветер дует, и приняла меры. Девчонка стала опасной конкуренткой, потому ей и достаётся на орехи. В принципе понятно: куда перезрелой грымзе до смазливой мордашки Агнессы, вот мисс Портер и бесится, зло срывает. Не знаю, каким чудом Агнессе удалось продержаться в доме последний год.

— Думаете, рано или поздно Агнессу уволят?

— Есть причины сомневаться? — вопросом на вопрос ответил Лагарди.

— Если Джонас не тюфяк, он сможет поставить мисс Портер на место.

— Тюфяком его не назовёшь, но с нашей экономкой ему не совладать — характер не тот. Боюсь, юному наследнику она просто не по зубам. Да что там говорить — даже я перед ней пасую, хотя по логике вещей она всего лишь одна из слуг, — воскликнул Лагарди. — Кстати, вам не надоело слушать брань, доносящуюся из окна?

— Надоело, — кивнул я. — Что-то предлагаете?

— Предлагаю заступиться за девочку, — сказал Лагарди.

— Сомневаюсь, что мисс Портер оценит наш благородный порыв. Вряд ли мы являемся для неё авторитетами. К тому же можем всё только испортить.

— Скорее всего, вы правы, — закивал Лагарди, — но попробовать нужно, иначе эта стерва вконец запилит несчастную девушку. Давайте спустимся и придём на выручку бедняжке.

В этот самый момент послышался треск ломающихся веток. Мы практически одновременно обернулись на звук и увидели решительно настроенного тролля, который выбрался из-за густых зарослей и, увидев плачущую Агнессу, быстро сообразил, кто является причиной её слёз. Он и ранее не питал к экономке тёплых чувств, а сейчас тем более. Раздался низкий утробный рык, чудовище шагнуло к обидчице. Даже отсюда я видел, как бешено вращаются белки глаз. Дело грозило обернуться трагедией — разъяренный тролль вряд ли прислушается к голосу разума, ещё немного и мисс Портер в лучшем случае останется калекой на всю жизнь.

Экономка вскрикнула, сделала шаг назад и, не удержав равновесие, упала, не предпринимая попыток подняться с земли. Похоже, мисс Портер впала в шоковое состояние и ничего не могла поделать с собой. Перед громадной тушей чудовища она выглядела беззащитной, как косуля перед медведем.

«Всё, — пронеслось у меня в голове, — Грым порвёт её на части».

Лагарди ахнул, лицо его побледнело.

— Стой, Грым, стой, — что было духу завопил он, однако тролль не обратил ни малейшего внимания на доносившиеся крики.

Увидев, что старания пропали впустую, Лагарди схватил меня за ворот рубашки и умоляюще попросил:

— Гэбрил, сделайте что-нибудь, спасите несчастную.

— Спокойно, Лагарди. — Я сбил его руки и посмотрел вниз — высоковато, конечно, но не смертельно; если прыгнуть и сгруппироваться, обойдусь без ушибов и переломов. Рискованно, но другого способа поспеть на помощь нет, каждая секунда на счету, неизвестно, что учудит тролль с упавшей женщиной. Сомневаюсь, что она сможет долго защищаться. Пускай мисс Портер не из самых приятных людей, спокойно наблюдать за тем, как её растерзает взбешённый Грым, выше моих сил. Я встал на подоконник, набрался духу и сиганул на покрытую зеленью клумбу.

Хорошо хоть под ногами оказался мягкий дёрн, приземление оказалось чувствительным, но не столь болезненным, как ожидалось. Впрочем, пятки моментально заныли, им досталось больше всего.

Я с грехом пополам поднялся, началось лёгкое головокружение, меня шатало, как камыш на ветру.

— Мягкая посадка, — сказал сам себе и отчего-то усмехнулся.

Голова потихоньку пришла в норму, предметы вокруг перестали мелькать в бешеном хороводе и встали на свои места. Картина прояснилась.

Тролль повернулся в мою сторону, на его лице появилось осуждающее выражение.

— Прости, друг, — сказал я. — Извини, что помешал.

Грым с досадой рыкнул, совсем как обиженный ребёнок. Он стоял, раздираемый противоречивыми чувствами: с одной стороны находилась обидчица Агнессы, с другой стороны — я, не самый плохой из двуногих прямоходящих.

— Разделяю твои чувства, но не могу примириться с твоими методами: они слишком дикие. Мы же разумные существа, сумеем договориться, — залепетал я, понимая, что несу откровенную чепуху.

Правильно, когда противник в разы сильнее, его можно только заболтать. Я спрыгнул со второго этажа, не думая, что смогу предпринять против такой туши. Грыму осталось только положить меня на ладонь и прихлопнуть.

Он застыл, соображая, что делать. Возможно, окажись на моём месте другой, тролль смёл бы его с пути не задумываясь, но похоже, ко мне он питал какие-то чувства, уважение что ли…

— Гээбрил, — прошипело чудовище, — не мешш-шай.

В его голосе чувствовался приказ. Дескать, не мешайся под ногами, Гэбрил, отвали — тебе же лучше будет.

Прислушаться к его словам или нет? Если выбрать первый вариант — смогу ли жить с камнем на сердце, зная, что мог хотя бы попытаться спасти человека, но не стал. А если кинуться в схватку — что будет со мной?

Я видел большие белые клыки в его рту, челюсти, похожие на мельничные жернова. Не хочется думать, что они могут сотворить, если сомкнутся, скажем, на моей руке или — представить страшно — шее. Да ему голову оторвать — раз плюнуть.

— Уйди, Грым, — попросил я. — Уйди по-хорошему.

Агнесса, дотоле не вмешивавшаяся в происходящее, опомнилась. Она схватила Грыма за лапу и зашептала:

— Уходи, Грымчик, уходи, пожалуйста.

В её словах было столько мольбы, что тролль развернулся и молча скрылся в зарослях. Я облегчённо вздохнул, ситуация разрешилась сама собой. Почти сразу послышался топот ног: бежали Лагарди, вооружённый садовой лопатой, и Макс с арбалетом наперевес.

— Мисс Портер, вы целы? — закричал писатель.

Он запыхался, раскраснелся, волосы растрепались на ветру, галстук развязался.

Лагарди присел на колени перед распластавшейся женщиной, обхватил за плечи и приподнял её голову.

— Очнитесь мисс Портер. Эта зверюга не успела причинить вам вреда.

Он стал трясти женщину.

— Ай, — неожиданно взвизгнула она. — Что вы делаете?

Лагарди даже опешил.

— Мы пришли на помощь. С вами всё в порядке?

— Более чем, — невозмутимо ответила экономка.

Она отстранилась, встала и приказным тоном объявила:

— Уверена, вы настоящие мужчины и прислушаетесь к просьбе дамы. Поймайте эту обезьяну, её надо убить.

Мы нахмурились.

— Э нет, — недовольно заявил Макс, — мы так не договаривались. Мне за это не платят. Хотите убить образину — сделайте сами. Я не подряжался.

Он протянул экономке арбалет, та отвергла оружие и с каменным видом удалилась, оставив нас в лёгком замешательстве.

— Дела, — хмыкнул Макс, цокая языком. — Спасай таких. Ни тебе спасибо, ни тебе пожалуйста.

— Не вините её, она всё ещё в шоке, — попросил я. — Вряд ли мисс Портер понимает, что произошло. Нужно время.

— Может, действительно стоит пристрелить Грыма, пока бед не натворил? — неуверенно спросил Лагарди.

— Я же сказал: кому надо, тот пускай и убивает, — поморщился Макс. — Лично я с места не тронусь, пока босс не прикажет.

— Грыма убивать нельзя, — твёрдо сказал я. — Он не животное.

— Да плевать: животное, не животное. Пущай Хэмптоны сами разбираются, — подвёл итог охранник.

— Пожалуй, Макс прав, — согласился Лагарди. — Пусть Джонас решает, в конце концов, поместье принадлежит ему. Но на его месте я бы что-то сделал с троллем. Рано или поздно он кого-то убьёт, и я не удивлюсь, если это будет мисс Портер.

Подумав, что соваться под руку заведённому и рассерженному Грыму не стоит, я пришёл к тому же выводу. Жаль, человек не может заглянуть в будущее, даже на несколько часов, в противном случае у меня была бы возможность спасти не одну жизнь.

Джонас узнал о случившемся из уст экономки. Возможно, ей удалось бы убедить молодого наследника прикончить тролля, не окажись поблизости Агнессы. Девушка с жаром выступила в защиту Грыма. Я стал невольным свидетелем её выступления. Признаюсь, не ожидал от Агнессы столь пламенной речи. Похоже, себя она ценила гораздо меньше, чем тролля. В итоге Джонас отложил решение на завтра.

Вечер я провёл в обществе Лагарди, опустошая бар Хэмптонов. Напиться не напился, но часам к двенадцати ночи меня можно было свалить одним пальцем.

Я пожелал Лагарди, оказавшемуся весьма приятным собеседником, спокойной ночи и отправился в опочивальню. Пол предательски уходил из-под ног, а перила, за которые хватался, чтобы удержать баланс, оказывались совсем не там, где ожидалось. Предусмотрительная Агнесса заранее приготовила постель, и я не раздеваясь рухнул лицом вниз, забывшись мертвецким сном.


— Спасите!

Где-то прокричала женщина, вырвав меня из чёрного провала сна. Я подскочил на кровати, помотал головой, приходя в себя. Хмель моментально выветрился — Хэмптоны знали толк в выпивке и не забивали бар чем попало. Правда, в последние бокалы мы с Лагарди наливали уже всё подряд, не обращая внимания на этикетки.

Я опустил ноги на пол, задумался. Надо же, такое чувство, будто не спал, моргнул и всё. И этот крик… насколько он реален. Может, приснился кошмар? Ничего не понимаю.

Сколько же сейчас времени и что прервало сон? Часов в комнате не имелось. Я вытащил из кармана брюк хронометр и попытался рассмотреть циферблат. С большим трудом удалось убедить себя, что стрелки показывают половину четвёртого. Хорошо, с первым разобрались, осталось выяснить второе — почему я, вместо того чтобы дрыхнуть до утра, сижу на кровати в абсолютной темноте.

— Ой, мамочка, помогите!

Истошный вопль, прозвучавший в тишине, быстро согнал остатки сонливости, заставив меня вскочить с кровати.

Второпях я забыл захватить с собой ночник и теперь горько жалел, продвигаясь больше на ощупь, периодически натыкаясь на стоящие в нишах статуи или совсем непонятные предметы. В коридоре было темно, хоть глаз выколи. Он тянулся в бесконечность. Казалось, ему нет конца и края. Врождённая осторожность (Лиринна оценила бы эту шутку) заставляла продвигаться мелкими шажками.

Послышался скрип двери. Я определил, что источник шума находится на расстоянии вытянутой руки, и отстранился. По моим расчётам это была комната Джонаса.

— Что происходит? — встревоженно спросил юноша, распахнувший дверь своей спальни.

Хороший вопрос, сам бы хотел ответ узнать.

Я понял, что не ошибся в догадке, это действительно был Джонас, и сделал шаг в его направлении. Он почувствовал движение и, испугавшись неизвестности, воскликнул:

— Кто здесь?

В его голосе чувствовался страх. Понятно, мало ли кто может бродить в темноте, а если прибавить к этому жуткий крик, прозвучавший совсем недавно, тут и поседеть можно.

Я не хотел пугать Джонаса и тихо пояснил:

— Не пугайтесь, Джонас. Это я, Гэбрил.

— Фу, — с облегчением произнёс он. — У меня душа в пятки ушла. Вы слышали?

— Ещё бы не услышал! Думаю, крик этой женщины весь дом на уши поднял.

— Женщины? — Голос Джонаса задрожал. — Какой женщины…

— Какой-то, — перебил я. — Я не знаю, кто кричал, и собираюсь выяснить, что здесь происходит.

— Мне показалось, что крик был детский.

— Откуда здесь взяться детям? Вы ослышались, кричала женщина.

— Возможно. Ночь творит чудеса с воображением.

— У меня большая просьба: принесите, пожалуйста, ночник. Надоело спотыкаться.

— Подождите минутку, — попросил наследник.

Он появился с зажженным канделябром. В прыгающих языках пламени виднелись его глаза — бегающие и испуганные. Какой же он ещё желторотый цыплёнок.

— Если не возражаете, я пойду первым, — предложил я, понимая, что от него толка будет мало.

— Конечно, конечно, — обрадованно закивал Джонас.

Мы пошли гуськом, со светильником в руках было куда веселее, однако кровь по-прежнему стучала у меня в ушах. Впереди показалось слабое мерцание.

— Смотрите, там кто-то есть, — лихорадочно зашептал юноша.

— Выходит, не мы одни проснулись, — согласился я. — Чьи там комнаты?

— Ораста и мисс Портер. Они живут на втором этаже, остальные на первом.

Я прошёл поворот и увидел чёрные фигуры людей: Ораст в наспех накинутом халате и полностью одетый Макс с подсвечником в руках склонились над распростёртым телом, судя по силуэту, принадлежавшим женщине. Кто это — Агнесса, мисс Портер, Поппи, кухарка? Других женщин в особняке нет, если только, конечно, кто-то не проник сюда ночью.

К нам присоединился Лагарди, вынырнувший из бокового прохода, он поднялся по лестнице и теперь с шумом задышал мне в затылок.

— Что произошло? Я слышал крики, — сбивчиво затараторил писатель.

— Разве не видите — труп, — коротко бросил Ораст. — Это мисс Портер. Похоже, ей свернули шею, как цыплёнку, и изуродовали лицо. Сволочи…

Лагарди подошёл поближе и сразу отвернулся, не в силах рассматривать мёртвое тело.

— Остальные женщины… где они?

— У себя в комнатах, я уже успел поговорить с ними и успокоить, — заверил Лагарди. — Сюда рвалась Поппи. Хорошо, что я велел ей запереться и никого не впускать, — с облегчением произнёс писатель. — Страсти-то какие.

— Да уж, не то что у тебя в книжонках, — презрительно бросил Ораст.

— При чём тут мои книги?

— Да притом, что они у тебя чушь собачья.

— Господа, прекратите выяснять отношения. О литературе и прочих высоких материях поговорим позже.

Я отобрал у Джонаса ночник и осветил лежавшее тело. Просто наваждение какое-то… Как и в первый раз лицо женщины представляло собой окровавленную маску. Тот, кто убил её, вдобавок ещё надругался над трупом, обезобразив его. В душу закралось гадкое ощущение нереальности, словно иллюзионист Вальехо демонстрирует очередные фокусы, сводя с ума жестокими картинками.

— Неприятное зрелище, — заметил Ораст, одёргивая халат.

— Я не могу, — с выдыханием произнёс Джонас и отвернулся. — Простите…

По исходившим от него звукам я понял, что юношу тошнит. Лагарди покачал головой:

— Она точно мертва.

— Разумеется, — кивнул Ораст.

— Я проверю, пропустите, — попросил я и, присев на корточки, поднял безжизненную кисть мисс Портер, закатал длинный, расходящийся книзу рукав платья, попутно вляпавшись во что-то мокрое и скользкое, и стал щупать пульс. После нескольких попыток стало ясно — женщина на самом деле мертва.

— К несчастью, вы правы, — сообщил я Орасту и спросил:

— Знаете, кто это сделал?

Вместо него ответил Макс:

— А чего гадать: обезьяна, конечно. Больше некому. Вечером убить не получилось, так она ночью добралась. Застукала одну ночью в коридоре и убила.

— Грым?! Вы его видели?

— Нет, — отрицательно мотнул головой Ораст. — Даже не слышали ничего, кроме криков. Проклятая тварь умеет двигаться бесшумно, да и в скорости ей не откажешь. Когда мы сюда прибежали, было уже поздно.

— Думаю, тролль выпрыгнул в окно, для него это не составит большого труда. Можно сказать, повторил ваш вчерашний путь, Гэбрил, — добавил он.

— А что делала мисс Портер так поздно в коридоре? К тому же она одета так, словно не ложилась спать, — поинтересовался я.

Действительно, на женщине красовалось нарядное платье из тех, что надевают на бал или вечеринку. Вечером она была одета иначе — более строго и аскетично.

— Это я виноват в её смерти, — вдруг произнёс Джонас.

Я даже не заметил, как он вернулся.

— То есть? — ошарашенно спросил Лагарди. — Ты что, убил её?

Я удивлённо покосился на юношу, определённо, сделанное им заявление было, мягко говоря, неожиданным.

— В чём дело, Джонас? Вы точно не могли этого сделать.

— Она была этой ночью у меня, ушла, не дожидаясь утра. Только не подумайте ничего такого, — немного сконфуженно добавил Джонас.

— Ну да, четыре ночи и ничего такого, — усмехнулся Макс, выражая общее сомнение.

Джонас ударил кулаком по стене.

— Всё, хватит. Больше так продолжаться не будет. Я пойду и убью Грыма. Тварь заплатит за всё.

Он решительно развернулся, однако я успел схватить его за рукав ночной рубашки.

— Стойте, не делайте поспешных решений. Не горячитесь, молодой человек.

Юноша обернулся и пробуравил меня гневным взглядом:

— Я должен покарать убийцу. Мы слишком долго церемонились с этой тварью. Она заслужила смерть, это меньшее, что я могу сделать для мисс Портер.

— Вы называете её мисс Портер, у неё что, не было имени?

— Её звали Нэнси, но она просила не называть её по имени. А теперь эта тварь лишила её жизни, Что ж, я поступлю с ней так же. Я изрублю Грыма на мелкие кусочки, я напичкаю его стрелами, как подушку для иголок. Я… я убью его!

— Перестаньте, Джонас. Я сочувствую вашему горю. Грым — убийца? Возможно, хотя нет доказательств. Даже если это так, подумайте: выходить сейчас из дома опасно, он может напасть в темноте. Тролль, почувствовавший вкус крови, страшное существо.

— Я его не боюсь, — в горячке воскликнул юноша.

— Разве я назвал вас трусом?

— Нет, но вы меня таким считаете в мыслях.

— Полноте, Джонас. Вы проявили себя с лучшей стороны, но вам стоит взять себя в руки. Пусть в доме пятеро взрослых сильных мужчин, но ночью с троллем не сладить. Он в своей стихии.

— Что вы предлагаете? Сидеть сложа руки?

— Да, сидеть сложа руки. Грым никуда не денется, а если и сбежит, мы его разыщем. Это я вам обещаю. Дождёмся утра, вызовем полицию, а там разберёмся.

Я видел, что мои аргументы начинают действовать: ярость Джонаса приутихла.

— И ещё, в доме находятся три безоружные женщины. Нужно о них позаботиться, — заметил я.

— Не волнуйтесь, я беру это на себя, — заверил Ораст. — С ними всё будет в порядке.

— Можете рассчитывать на меня, — сказал Джонас. — У меня есть пистолет, я готов держать его в руках хоть до вечера. Если Грым сунется — пущу ему в лоб пулю. Для такого дела не жалко.

— А что делать с телом? — заволновался Лагарди. — Так и оставим до утра?

— Скоро будет светать, подождём пару часиков, потом вызовем полицию, — пояснил я. — Трогать ничего не надо, полицейские не любят, когда картина событий искажается.

— Неуютно как-то под одной крышей с покойницей, да и нехорошо, не по-людски её тут оставлять, — пробормотал Лагарди. — Ещё и тролль дикий бродит поблизости.

— Предлагаю собраться в гостиной и дождаться рассвета, — сказал я. — Там все будут в безопасности. Тролль нас штурмом не возьмёт.

— Согласен, — важно кивнул Ораст. — Мои ребята присмотрят за телом.

— Тогда отправляйтесь за женщинами. Забаррикадируемся и будем ждать утра.

Я вытер выступивший пот со лба и замер, почти сразу почуяв неладное: в носу странно защипало. Ноздри ощутили лёгкий приятный запах, невесомый как облако и назойливый как муха. Я вдохнул поглубже, пытаясь определить, откуда он взялся, и едва не задохнулся в потоке всё усиливавшегося аромата, похожего на эфирное масло, сладкого и терпкого одновременно. Глаза заслезились, заволоклись туманной пеленой. Появилась абсолютно непонятная эйфория, мне всё определённо внушало радость, возникло дикое желание обнять окружающих, сказать им какие-то благодушные слова, запеть… И при этом часть мозга понимала: определенно со мной что-то не так. Стены поплыли в лилово-пурпурном мареве, лица окружающих людей вытянулись, как в комнате кривых зеркал, пол и потолок стремительно менялись местами. Что это — запоздалое похмелье, часть вторая?

Я глуповато хихикнул, ткнул пальцем в сторону мёртвого тела и что-то сказал, даже сам не понял, что именно. Смешным человечкам, обступившим меня полукругом, мои слова не понравились. Они недоумённо переглянулись.

— Гэбрил, с вами всё в порядке? — спросил один из них.

Я даже не мог понять кто, его физиономия расплылась, превратившись в пёстрое облако, но фраза этого типа вызвала у меня настоящий припадок веселья.

— Мне хорошо, очень хорошо, — выкрикнул я, радостно хохоча.

И тут сознание стало гаснуть. Мерцавшие огоньки светильников схлопнулись в одну точку, она начала разрастаться, пронеслась перед глазами огромным объятым пламенем шаром и тут же погасла. Последнее, что я помню — чей-то шёпот, почему-то звучавший в ушах подобно барабанной дроби. Кто-то звал меня по имени, пытаясь вытянуть из глубокого колодца, должно быть уходящего к самому сердцу мира.

— Гэбрил, что с вами?

— Ничего.

Я блаженно захихикал и свалился на пол, ничего уже не чувствуя.


Глава десятая, | Клиент с того света | Глава двенадцатая,