home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая,

в которой я спасаю Грыма, сталкиваюсь с очередной загадкой и иду на встречу с Брутсом.


Я не кривил душой, говоря о чуде. Кто сможет сотворить его лучше могущественного волшебника, который к тому же является моим другом и более того — в настоящее время гостит в доме Лигреля, развлекая Криса.

Однажды Алур спас мне жизнь. Это случилось в те далёкие дни, когда я работал в отряде телохранителей графа Монтойского. Характер у моего нанимателя оказался несносным, немудрено, что количество его врагов росло не по дням, а по часам, соответственно у нас прибавлялось работы. Большинство недоброжелателей не могли себе позволить роскошь: свести с ним счёты, но не все враги графа сидели сложа руки. Один не поскупился и подослал наёмного убийцу — меткого арбалетчика, возможно, одного из лучших в гильдии.

Помимо мерзкого характера граф Монтойский отличался потрясающей беспечностью, просто удивительно, как ему удалось прожить столько лет, так что стрелку не составило большого труда подобраться на близкое расстояние. Никто из нас не смог помешать, и тогда… я поступил с графом так же, как и Грым со мной, хотя между нами была большая разница — мне платили деньги за риск, это была моя обязанность спасать нанимателя, пускай ценой продырявленной шкуры. А тролль? Я не знаю, что им двигало.

Убийца стрелял практически в упор; не оставалось ничего другого, кроме оттолкнуть графа и принять арбалетный болт на себя. Я буквально истёк кровью, когда меня на носилках доставили к лекарям, те, обследовав рану, пришли к выводу, что пациент безнадёжен.

— Долго он не протянет: к утру преставится, — сказали они.

Один из сослуживцев был наслышан об Алуре, ему не составило большого труда уговорить меня попытать счастья у отошедшего от дел чародея — я тогда хватался за любую соломинку. И Алур сотворил чудо. Он сделал то, что оказалось не под силу врачам — поставил на ноги списанного со всех счётов. Поэтому, когда гном сказал о чуде, на ум сразу пришло одно: срочно найти волшебника.

— Будет вам чудо, — повторил я.

Взгляды собравшихся в холле были красноречивее слов. Человек, на полном серьёзе обещавший сотворить чудо, представлялся сумасшедшим. Естественно, они же не знали об Алуре.

— Вы шутите, молодой человек? — трескучим голосом поинтересовался гном. Ему осталось только покрутить пальцем у виска, дескать, не обращайте внимания на больного, с ним такое бывает.

— Ни в коем разе.

Глаза гнома сузились:

— Тогда потрудитесь объяснить ваши слова.

— Может быть, позже, — твёрдо сказал я. — Присматривайте за Грымом. Постарайтесь удержать его в живых до моего возвращения.

— Это зависит от того, сколько времени вы намереваетесь отсутствовать, — пояснил мастер Крог.

— Мне понадобится часа два-три, максимум четыре. Я могу на вас рассчитывать?

— Вполне, — кивнул гном.

— Тогда отправляйтесь к Грыму. Ему понадобится всё ваше искусство.

Мастер Крог внимательно посмотрел на меня.

— Вы очень необычный молодой человек. Кажется, я вас знаю: вы зять Лигреля.

— Официально ещё нет, — сказал я.

Своего экипажа Хэмптоны не держали, полицейские на служебных каретах убрались, захватив с собой шайку Ораста, включая труп одного из молодчиков. Лагарди и гном отпустили доставившего их извозчика. Чтобы поймать кэб в это время в таком месте, надо быть волшебником похлеще Алура. Я вспомнил о верховых прогулках майора. Конюшня его знакомого располагалась неподалёку. Если хозяин окажется сговорчивым, можно взять напрокат лошадь и доскакать до Туземного Квартала. Лишь бы Алур не отлучился из дома по своим делам.

Приняв решение, я отправился на поиски конюшни.

Одноэтажные сооружения, выстроенные как по линейке, показались сразу же, как только закончилась ограда вокруг поместья Хэмптонов. Однако направился я не к ним, а к маленькому кирпичному домику с подстриженной лужайкой и ровными цветочными клумбами. Интуиция подсказывала, что хозяин, скорее всего, находится там.

Дверь открыл полный мужчина в вязаном камзоле. Очевидно, его оторвали от еды, челюсти толстяка непрерывно двигались, к правому уголку верхней губы приклеился листик салата.

— Здравствуйте, вы владелец конюшни?

— Угум, — сообщил, не открывая набитый рот, мужчина.

— Приношу извинения за нежданный визит, — вежливо сказал я. — Меня зовут Гэбрил, мне нужна лошадь. Обещаю вернуть её в целости и сохранности к вечеру.

Мужчина состроил недовольную гримасу.

— Я вас не знаю, — изрёк он, прожевав пищу и приступив к выковыриванию пальцем остатков из зубов.

Я дал ему визитку, он пристально изучил её и, положив себе в карман, заметил:

— Хорошо, вы частный сыщик, но здесь не написано, могу ли я вам доверять. Частный не означает честный.

— В моём случае это слова-синонимы.

— Я не понял, что вы сказали, надеюсь, это не ругательство.

Я в мыслях отругал себя за отвратительную манеру вставлять не к месту разного рода научные словечки, вычитанные из книг и газет. Мой собеседник, скорее всего, почитывал разве что «Вестник жокея».

Попробовал зайти с другой стороны:

— Возможно, вы знакомы с моей напарницей, её зовут Лиринна. Мы вместе расследуем убийство майора Хэмптона.

Губы толстяка расплылись в улыбке.

— Что же вы сразу мне не сказали. Друзья Лиринны — мои друзья. Я выберу вам лучшего скакуна.

«Ого, — подумал я, — похоже, моя невеста пришлась здешним аборигенам по вкусу. Надо держать ухо востро, того и гляди — отобьют».

Конюх привёл осёдланного скакуна — жилистого вороного пятилетка с роскошной гривой.

— Его зовут Лорд, он наша гордость, — торжественно улыбаясь, пояснил владелец конюшни.

— Быстрый?

— Как молния. Не успеете глазом моргнуть, как Лорд доставит на другой конец города. Вам надо познакомиться.

— Каким образом?

— Дайте ему кусок сахара. — Хозяин протянул мне кулёк.

Я вынул из кулька сахар, протянул Лорду. Конь с достоинством принял угощение и игриво толкнул меня головой в бок. Я погладил ему уши. Он шумно фыркнул и отвернулся.

— Хорошая коняга.

Голова Лорда вновь уставилась на меня. Клянусь, нехитрый комплимент понравился скакуну.

— Считайте, знакомство состоялось. Если Лорд принял лакомство, значит, вы сладите, — заверил мужчина.

— Спасибо большое, — искренне поблагодарил я. — Сколько с меня?

— Нисколько, — ответил толстяк. — Какие могут быть разговоры о деньгах между друзьями? Я очень хочу, чтобы вы поймали убийцу Хэмптона. Передайте привет Лиринне. Пускай она заходит к нам почаще. Мои парни души в ней не чают.

— Обязательно передам, — кивнул я. — Только пусть ваши парни держатся от неё подальше. Я, знаете, очень ревнивый.

Закончив речь ослепительной улыбкой, я пришпорил Лорда и помчался галопом в сторону Туземного Квартала. Конь оказался норовистым, но, почувствовав уверенного седока, пошёл плавно и твёрдо. До разводного моста мы долетели минут за сорок.

Я спрыгнул с коня и бросился к дому. Встревоженный Лигрель встречал меня на пороге.

— Алур… где он?

— В садике за домом, греется на солнышке, — ошарашенно ответил мой друг и будущий тесть.

Я с облегчением вздохнул, Алур на месте. Он сидел на небольшой скамеечке вместе с Лиринной и наблюдал за тем, как Крис возится в песочнице, строя мощную крепость. С ним копошились ещё двое детишек того же возраста, один был эльфом, второй илоном. Карапузы, похоже, сразу нашли общий язык, и стены укрепления росли буквально на глазах.

— Папа приехал! — обрадованно вскочил Крис.

Я схватил его на руки и прижал к груди.

— Папа, чего тебя так долго не было? — обиженно спросил малыш.

— Дела, моё солнышко. Приходится много работать. Погоди, закончу дело, и будем отдыхать вместе целую неделю.

— Честно-честно? — произнёс любимую фразу Крис.

— Конечно, разве я тебя когда-то обманывал, — подтвердил я, спуская сынишку на землю.

Подошла Лиринна, потёрлась щекой об мою щетину на подбородке.

— Ты выглядишь встревоженным, милый. Что-то стряслось?

— Много чего стряслось. Я приехал на минутку. Хочу забрать с собой Алура.

— Привет, Гэбрил. — Старик, притворно кряхтя, поднялся со скамейки. Порой он любил изображать немощного, но я-то знал, что маг переживёт всех нас вместе взятых. — Я думал, ты совсем забыл обо мне. Впрочем, плевать на меня, кому я нужен, старый, больной, — посетовал Алур и продолжил: — Но ты совсем семью забросил. Нехорошо, юноша.

— Алур, прочтёшь мне нотацию по дороге. Надо спешить, умирает очень хороший… — Я поколебался и добавил: — Человек. Врач, мастер Крог сказал, что его спасёт только чудо.

— Вот как, — прищурился маг. — Человек говоришь… А почему у него в лекарях гном?

— Я в дороге всё расскажу, обещаю, — молитвенно заломив руки, произнёс я.

— Какой нетерпеливый! А если я откажусь?

— Ты этого никогда не сделаешь. Я тебя знаю.

— Он меня знает! — риторически воздел руки волшебник. — А я вот не знаю, что мне с собой прихватить, раз уж ты тащишь меня с собой. Скажи, отчего умирает этот несчастный?

— Он ранен арбалетным болтом. Лекарь говорит, что задеты важные органы.

— Плохо дело, — вздохнул старик. — Если только…

— Что если?

— Подожди, я соберусь.

Сборы волшебника не отняли много времени, старик лишь прихватил с собой дорожную сумку, набитую разнообразными банками-склянками. Я посадил его позади себя, и мы понеслись в обратную сторону. Алур только охал, когда конь с разбегу брал препятствия в виде невысохших канав или ям, а один раз даже перемахнул через некстати подвернувшуюся крестьянскую телегу. Понятно, что толком поговорить не удалось, но основное волшебник понял. Известие, что ему придётся поднять на ноги тролля, не вызвало у него особого восторга.

— Не хочу лишать тебя надежды, Гэбрил, но физиология троллей отличается от нашей. Магия многое может, но она не всесильна.

— Алур, перестань оправдываться заранее. Иди и вылечи Грыма. Я верю в тебя и твои способности и знаю, что всё получится.

— Хотел бы я иметь хотя бы половину твоей веры, — грустно хмыкнул маг.

Мы оставили Лорда у коновязи и вихрем пролетели через весь особняк. Даже Джонас, нашедший в себе силы спуститься в холл, ошарашенно отскочил в сторону, освобождая дорогу.

— Кого вы привели? — У мастера Крога глаза полезли на лоб при виде нашей процессии.

— Меня зовут Алуром. Я… м-м-м… как бы сказать… что-то вроде знахаря, — представился маг.

Гном скривил нос.

— Только шарлатана здесь не хватало. Состояние раненого и без того плохое.

— Вы сами сказали, что ничего поделать не можете, — вмешался я. — Давайте обратимся к услугам господина Алура.

— Это и есть ваше «чудо», — презрительно фыркнул гном.

— Другого, простите, под рукой не оказалось, — пожал плечами я.

— Но знахарство… это же антинаучно, — снова стал возмущаться гном.

— Не стану спорить, — слишком покорно согласился Алур. — Однако я попытаюсь. Из слов мистера Гэбрила я знаю, что хуже больному уже не сделать.

— Да, тролль при смерти. Я вынужден констатировать этот факт, — скорбно произнёс мастер Крог.

— Вот видите, — откликнулся маг. — В таком случае я немного повожусь со своими порошками и травками. Вдруг у меня что-то да получится.

— Как знаете, — демонстративно отвернулся гном. — Лично я умываю руки. Но не думайте, что я куда-то уйду, останусь здесь и дождусь результата.

— Дело ваше, коллега, — ласково ответил Алур.

Он вошёл в комнату тролля и выгнал оттуда Агнессу, сидевшую в качестве сиделки.

— Простите, девушка, мои способы лечения не предназначены для чужих глаз. Гэбрил, позаботься, чтобы мне не мешали ближайшие три часа, — сказал волшебник перед тем, как захлопнуть дверь.

— Без проблем, — сказал я и подвинул одно из кресел так, чтобы оно преградило путь любому, кому пришла бы шальная мысль войти.

Гном вздохнул и стал мерить коридор шагами, на месте ему не сиделось.

— Успокойтесь, мастер Крог, — сказал я, когда мне надоела бестолковая маячня, — поверьте на слово: этот человек, каким бы странным ни показался, знает своё дело. Если у тролля есть шанс выкарабкаться из могилы, он зовётся Алуром.

Мастер Крог подумал и ушёл в холл. Больше никто не мешал, не считая Агнессы, приходившей каждые десять минут, чтобы выслушать стандартный ответ: «Ничего не известно: Алур ещё не выходил».

Когда девушка явилась в седьмой раз, на пороге появился волшебник, усталый, но весьма довольный собой.

— Жизнь больного вне опасности, — громко возвестил он, заставив гнома сорваться с места и примчаться в коридор. — Грым пока очень слаб, я дал ему снотворного. Тролль проспит трое суток, потом его здоровье пойдёт на поправку.

— Я… я не верю своим ушам, — воскликнул гном. — Мне нужно к больному.

— Пожалуйста, — разрешил маг. — Постарайтесь его не тревожить, больному требуется покой. Это касается в первую очередь тебя, Гэбрил. Никаких вопросов.

Я кивнул.

— Если это действительно так, я буду молиться за вас всю жизнь. — Агнесса упала на колени перед магом и попыталась поцеловать руку.

Смущённый донельзя Алур убрал кисть и поднял девушку на ноги:

— Право не стоит. Поверьте, всё худшее позади. Грым выкарабкается и проживёт не один десяток лет.

Мастер Крог вернулся из комнаты не просто ошарашенным, он был поражён до глубины души, его глаза вылезли на лоб.

— Не понимаю, ничего не понимаю, коллега. — Дотоле кичившийся перед Алуром, гном растерял всю спесь. — Действительно, произошло чудо. Я просто обязан узнать, как вам удалось совершить это.

— Всему своё время, — отмахнулся маг.

Тут до гнома дошло:

— Постойте, вы назвались Алуром. Кажется, я знаю это имя. Подождите, я вспомню… О, нет, — воскликнул он: — Неужели вы тот самый…

— Тот самый, — быстро прервал его маг. — Постарайтесь не очень об этом распространяться.

— Конечно, конечно. — Теперь взгляд гнома излучал само обожание. — Я буду нем как рыба. Подумать только, мне выпало счастье увидеть самого Алура.

— Что вы, моя репутация сильно преувеличена, — скромно отозвался волшебник, но я-то видел, что слова гнома доставили ему немало удовольствия. — Пожалуй, пора откланяться.

— Алур, я довезу тебя.

— О нет, ещё одной поездки на дикой лошади с сумасшедшим наездником я не перенесу. Я уж как-нибудь сам, — поспешно проговорил Алур, не большой любитель бешеных скачек.

— Договорились. Передай моим, что я пока не знаю, когда вернусь домой.

— Вряд ли они обрадуются этому известию.

— Ничего не поделаешь. События развиваются слишком стремительно.

— Хорошо, Гэбрил. Надеюсь всё же встретиться с тобой вечером.

— Я тоже, старина.

Алур ушёл.

— Мистер Гэбрил, спасибо за вашу помощь. Мы очень признательны за ваши труды, — поблагодарила миссис Поппи.

Она стояла, удерживаемая под локоть Джонасом. Молодой человек пожал мне руку.

— Поппи права. Мы все в неоплатном долгу. Я тут подумал и решил, что стоит пересмотреть сумму вашего вознаграждения, — сказал он. — Вы помогли разорить осиное гнездо под крышей нашего дома.

— Мы не до конца выполнили условия контракта. Убийца майора до сих пор ещё не установлен со стопроцентной точностью.

— Это был Ораст. Или Гибсон, — помявшись, заявила вдова. — А самое главное: я хочу, чтобы кто-то ответил за смерть моего мужа.

Она достала платочек и легонько коснулась им уголков глаз. Я не стал давать ей то, в чём не был до конца уверен, — надежду.

— Моего дядюшку повесят? — дрожащим голосом спросил Джонас.

— В природе не существует адвоката, способного вытащить его из петли.

— Я почему-то очень рад этому факту, — не без злорадства констатировал юноша.

— Жаль, но я пока не далёко продвинулся в розыске. Ваш дядя оказался звеном из другой цепочки.

— Мой дядя оказался подонком, — сказал как обрезал Джонас.

Немного смягчившись, он попросил:

— Право слово, мне очень неудобно, но не могли бы вы провести ещё одну ночь с нами? После стольких смертей этот дом уже не кажется тихой и спокойной гаванью, как когда-то.

Я тихо сглотнул. Прошлая ночь навсегда отбила желание задерживаться в особняке Хэмптонов больше, чем необходимо, но расстроенный вид обитателей скорбной обители одержал победу над здравым смыслом.

— Хорошо, — сказал я. — Только на одну ночь.

— Да-да, — радостно закивал юноша. — Больше мы вас не задержим.

— Тогда прикажите вашему садовнику вернуть лошадь, на которой я приехал, в конюшню. Ею владеет друг вашего отца, такой… полный.

— Не переживайте, Гэбрил. Я отдам все необходимые распоряжения.

Я вздохнул и побрёл в свою комнату, обещая себе, что закроюсь на замок и не выйду до самого утра, даже если услышу тысячу воплей о помощи. Невыспавшийся Гэбрил — крайне несимпатичный парень.

До самого ужина я томился от безделья. Меня не беспокоили, дом словно вымер, я бесцельно валялся на кровати, стараясь не думать о чём-то серьёзном. Жалко, конечно, терять время впустую, но ещё немного, и мой организм начнёт давать сбои.

Вечером вышел прогуляться перед сном и увидел, как кто-то выскользнул из дверей комнаты, когда-то принадлежавшей экономке. Свечей не зажгли, в коридоре стоял полумрак, поэтому разглядеть выходившего не удалось, даже не понял: мужчина это был или женщина.

Я открыл дверь и осмотрелся по сторонам. Даже впотьмах стало ясно — кто-то покопался в вещах покойной. Возможно, полиция произвела здесь обыск, но с другой стороны — какой в этом смысл, что они собирались найти?

Я недоумённо пожал плечами, осторожно прикрыл дверь, спустился на первый этаж и тут же наткнулся на Агнессу, она шла от Грыма.

— Как дела у больного? — спросил я.

— Спит. Знаете, спящий он похож на ребёнка, — с готовностью ответила девушка.

— Ничего себе ребёнок — два с лишним метра ростом, — усмехнулся я и, вспомнив о беспорядке в комнате покойной, поинтересовался:

— Агнесса, полицейские обыскивали комнату мисс Портер?

— Нет, даже не заглядывали.

— Понятно, — протянул я. — А вам навстречу никто не попадался?

— Попадался, — кивнула горничная. — Мистер Лагарди спустился аккурат перед вами.

— Вот как, — задумчиво произнёс я. — Тогда поднимитесь к ней, кто-то устроил там настоящий бардак.

Агнесса всплеснула руками и побежала наверх. До меня донёсся частый стук её каблучков. Немного погодя всё стихло. Уж кому, а горничной скучать этим вечером не приведётся.

Я немного подумал и решил поискать Лагарди, у меня возникло к нему несколько вопросов.

Писатель сидел на кровати и лихорадочно строчил пером по бумаге, макая его в чернильницу, зажатую между двух пышных, набитых перьями подушек. Работалось ему нелегко: несколько скомканных листов валялись тут же на полу.

— Вы перевели ещё не всю бумагу в доме? — спросил я, понимая, что остался незамеченным.

— Ах, это вы. Проходите. Меня посетило вдохновение. Я пишу новый роман; кажется, он будет в сотни раз превосходить все мои остальные работы. Не думал, что убийство, случившееся можно сказать на глазах, станет таким катализатором. Я прямо горю.

— Смотрите, не задымитесь. Хотелось бы знать, какого лешего вам понадобилось переворачивать вверх дном вещи мисс Портер?

— Что… О чём вы?

— Я спрашиваю, зачем вы заходили в её комнату и рылись в её вещах?

— Я?! Да как вы могли такое подумать!

— Я видел вас собственными глазами.

— Кхм… — Лагарди закашлялся. На его щеках выступил лёгкий румянец.

— Да, я действительно заходил в её комнату, но ничего не трогал. Просто постоял и всё, — скороговоркой произнёс он.

— А кто разбросал вещи?

— Не я. Наверное, полиция. Кто же ещё?

— Зачем вам понадобилось заходить к ней?

Лагарди смутился.

— Как бы вам объяснить. Я писал, писал, писал как сумасшедший. В один момент понял, что больше ничего в голову не приходит. Тогда я решил зайти в комнату убитой, надеясь, что на меня снова снизойдёт вдохновение.

— И как, снизошло?

— Представьте себе, получилось. — Он торжественно улыбнулся. — Я получил мощный заряд творческой энергии. Надеюсь, его хватит не на одну книгу. Хотите, выведу вас в качестве основного персонажа? Публика любит читать детективы, в которых фигурируют отважные частные сыщики, не боящиеся бросить вызов сильным мира сего.

— Публика просто не знает, что таких сыщиков в природе не существует. Они вымерли. Сильные мира сего не любят, когда им засовывают палки в колёса.

— Бросьте. Я слышал, что вы не испугались перейти дорогу Мяснику. До меня дошли кое-какие слухи.

— Вы правы, это действительно слухи, не имеющие ничего общего с действительностью.

Лагарди укоризненно покачал головой:

— Не пытайтесь обмануть писателя. Творческая братия умеет разбираться в людях не хуже врачей и полицейских. Я обязательно напишу роман… нет, не роман, целый сериал! Издательство у меня его с руками оторвёт. Надеюсь, в этом доме хватит бумаги, потому что я просто фонтанирую свежими идеями. Не волнуйтесь, я не раскрою вашего имени, публика просто не узнает, что у моего героя есть прототип. Как вам такой вариант — вы частный сыщик в некоем городе Харь… нет, Хаскове.

— Кажется, у меня пробелы в географии. Я не знаю такого города.

— Конечно, не знаете, — усмехнулся Лагарди. — Этого города просто не существует, как и не существует мира, в котором этот город находится. Я его выдумал.

— Обожаю фантастику, — хмыкнул я.

— Кто же её не любит! — воскликнул писатель.

Глаза его горели лихорадочным блеском.

— Вы будете одиноким, никому не нужным человеком, прозябающим в скуке. В меру благородным и циничным. И ещё у вас будет одна слабость…

— Выпивка?

— Женщины, очень красивые женщины, ради которых вы готовы на безумства. Одна из них ворвётся в вашу контору, накликает на вашу голову кучу неприятностей и…

— И конечно, её похитят у меня на глазах. Кто-то врежет мне по башке, я свалюсь без чувств, а когда очнусь, её не будет.

— Да вы на ходу подмётки рвёте, — восхищённо заметил писатель. — Хотите, возьму вас в соавторы? На первое время не обещаю крупных гонораров и имени на обложке. Вот наберётесь опыта, а потом…

— Очень похоже на рабство. Говорят, оно распространено среди жителей Чёрного континента. Будь я негром, может, и согласился. Впрочем, что будет дальше с вашим героем?

— О, всё, что полагается в хорошей книге: драки, погони, колоритные персонажи, динамичный сюжет. Судьба-злодейка закинет его в такое место, о существовании которого он даже не подозревал.

— Я заинтригован, осталось только узнать: какое имя дадите этому герою?

— Кимби, нет, лучше сокращу до Ким. Звучит?

— Весьма.

— Как только книга выйдет из печати, я обязательно пришлю вам экземпляр с автографом. Обещаю.

— Не вздумайте забыть обещание. У меня за плечами пара лет вышибания долгов. Некоторые банки охотно прибегали к моим услугам.

Лагарди расстегнул воротничок рубахи и нервно сглотнул:

— Если вы хотели произвести впечатление, примите поздравления: у вас получилось. Не сомневаюсь, мне этой ночью приснятся кошмары, и я знаю, кого винить. Да, если вас всё ещё интересует комната покойной, спросите миссис Поппи. Она там была.

— Откуда вы знаете?

— В комнате пахло её духами.

— Спасибо, Лагарди. — Я помялся, перед тем как выйти, и, набравшись духу, попросил: — Раз вы всерьёз решили взять меня в прототипы, пожалуйста, сделайте моего героя удачливей, чем я. Ему это пригодится.

— Хорошо, — кивнул Лагарди.

Я облегченно вздохнул и закрыл за собой дверь. Приятно ощущать себя прототипом будущей книги, а если Лагарди напишет то, что мне не понравится, сломаю ему пальцы.

Миссис Поппи занималась скучным делом — кажется, это занятие называется вышивкой гобеленов, лучший способ убить кучу времени и потратить уйму нервов.

— Вы здесь, чтобы снова выказать мне сочувствие? — спросила она, отложив непонятные крючки, похожие на инструменты из арсенала палачей.

— Я бы не стал беспокоить вас, если бы не одно обстоятельство. — Я запнулся, подбирая слова.

— Говорите смелее, — попросила женщина, не скрывая интереса.

Трудный момент миновал.

— Скажите, зачем вы заходили в комнату убитой? — спросил я на одном дыхании.

— У мисс Портер была моя вещь — рисунок, который я хочу перенести на гобелен. Она обещала вернуть его и не успела, — виновато сообщила вдова. — Я отвлекаюсь от происходящего, когда занимаюсь этим. — Она обвела руками приспособления. — Кстати, кто-то копался в её вещах до меня и учинил в комнате ужасный разгром. Полицейские ведут себя хуже слона в посудной лавке.

Я принёс извинения и вышел. Возможно, кто-то из этих двоих врёт, или мне не всё известно. Слишком много загадок спряталось под крышей этого старинного особняка.

Утром я сделал то, что откладывал столько времени: отправился на приём к Ангеру Брутсу.

Далеко не каждый может к нему попасть, и не каждый, попав к нему, может вернуться обратно. Королевская служба безопасности шуток не любила.

Брутс принял меня неласково. Весь его вид говорил, что я не вхожу в число людей, которым были бы здесь рады.

— Что случилось? — с наигранной обидой спросил я. — Разве я принёс неприятные известия?

— Не в этом дело, Гэбрил, — вздохнул Брутс. — Возможно, мы в последний раз встречаемся в этом кабинете.

— Идёте на повышение? — предположил я.

— Если бы, — со злостью сказал следователь. — У нас новая метла. Главный министр Эванс решил взять нашу службу в свои руки. Головы полетели… И что самое обидное, дураки на местах остаются, а всех толковых повымели.

— Вас к дуракам вроде не причислить, — осторожно заметил я.

— Вот и Эванс так думает. Мне по секрету сказали, что на меня уже бумаги готовы. Не сегодня, так завтра сдаю дела и… — Он в сердцах треснул кулаком по столешнице.

— Не стоит переживать, вас в любом ведомстве с руками оторвут.

— Да кому я нужен, — в сердцах ответил Брутс. — Сижу и жду, что в любую минуту придут. Хорошо, если не арестуют.

— Неужели всё настолько плохо?

— Да, и есть у меня подозрения, что вся катавасия творится из-за одного арестованного. Раздери его в душу… этого капитана.

Я замер. Неужто…

— Вы не капитана Гибсона случайно имеете в виду? — Вопрос сам сорвался у меня с уст.

— Именно, — не задумываясь, ответил Брутс, а потом спохватился: — Откуда ты его знаешь?

— Так я собственно насчёт него и пришёл.

— Вот даже как, — пальцы следователя забарабанили по крышке стола. — Это становится интересным. Ты не перестаёшь удивлять меня, Гэбрил. Скажи, каким образом ты оказался замешанным в это дело?

— А вы не знали? Я расследовал смерть майора Хэмптона.

— Вот оно что, — хмыкнул Брутс. — Мне говорили о каком-то частном детективе, который крутился вокруг да около. Следовало сразу догадаться, что это был ты. Что тебе от меня нужно?

— Адвокат Гибсона…

— Бывший адвокат, — перебил следователь.

— Бывший адвокат, — согласился я, — обещал устроить свидание с заключённым, которое необходимо, чтобы пролить свет на убийство майора Хэмптона.

— Гибсон во всём сознался. Он убийца.

— Есть сомнения. Они разрешатся, если позволите нам увидеть капитана.

— Нам? — В глазах Брутса появился недоверчивый блеск. — Кому это нам?

— Мне и… — Я помялся: — Алуру.

— Алуру?!! — Глаза следователя округлились.

— Да. Он согласился помочь расследованию.

— Час от часу не легче. Старик отказался с нами сотрудничать, грозил обрушить на наши головы все кары небесные, если мы подойдём к нему на расстояние шага. И вдруг изъявляет желание заняться таким пустяковым делом. С чего бы это, Гэбрил?

— Он мой друг, — коротко ответил я. — Помогите нам, Брутс, и, может, мы сможем для вас что-нибудь сделать в качестве благодарности.

— Мне может помочь только отставка главного министра Эванса. Возьмётесь? — насмешливо спросил следователь.

— Боюсь, я не настолько всесилен, — развёл руками я.

— Я тоже, — с горечью произнёс Брутс. — Тем более у меня отобрали дело Гибсона. Оно в личном ведении главного министра. Эванс почему-то проявил к нему повышенный интерес. Все причастные вдруг впали в немилость. Вот и гадай после этого…

— Думаете, главный министр был замешан…

— Тссс! — Следователь приложил палец к губам. — Оставь свои догадки при себе. У нас нет доказательств. И, увы, я ничем не могу вам помочь.

Он что-то написал на клочке бумаге и сунул мне в руку. Я бросил непонимающий взгляд, тогда Брутс подмигнул мне как заговорщик.

— Не могу тебя больше задерживать, Гэбрил. Я и так уделил твоей персоне слишком много времени. До свидания.

Он буквально вытолкал меня из кабинета. Я удивлёно почесал голову, потом вспомнил о зажатой в кулаке бумажке и развернул. Она оказалась запиской, в которой торопливым почерком было написано следующее:

«Завтра после полудня Гибсона будут перевозить в секретную тюрьму, расположенную в пятнадцати километрах от города. Ею заправляет один из дружков Эванса. Это произойдёт после обеда. Чёрная карета с эмблемой королевской службы безопасности проследует по четвёртому тракту в сопровождении охраны из пяти человек. В роще, расположенной неподалёку от заброшенной деревеньки Приют Неприкаянных есть тихое и спокойное местечко. Советую к нему присмотреться».

Я покрутил записку в пальцах и призадумался. Выходит, Брутс толкает нас на преступление: хочет, чтобы мы отбили заключённого. Неплохо для стража порядка.

Лиринна уложила Криса спать, и мы сели за стол на кухне вчетвером: она, Алур, Лигрель и я.

— Отбить арестанта! — недоверчиво воскликнул волшебник. — Ты не перестаёшь меня удивлять. Скажи, этот капитан настолько тебе нужен?

— Да, — признал я. — У меня не осталось других ниточек. Если нас снова ждёт неудача, я умою руки и сдамся.

— И тебя ни капельки не смущает возможность загреметь за решётку?

— А ты как думаешь? — вскинулся я.

— Я понятия не имею, что думать. У тебя есть сын, семья… Очень рискованно, Гэбрил. Уверен, что Брутс не врёт, что это не подстава?

— Зачем ему подставлять меня? Брутс задет за живое, ему действительно плохо, раз он решился на такое. Я склонен доверять ему.

— Не нравится мне эта затея, — вздохнул Лигрель. — Страшно подумать, что с нами сделают, если поймают, должно быть, вздёрнут на первом суку без суда и следствия. Но если тебе нужна помощь, смело рассчитывай на меня. Я завтра на выходном, даже отпрашиваться у начальства не нужно.

— Я тоже иду, — категоричным тоном заявила Лиринна.

— А кто позаботится о Крисе? — вскинулся Лигрель.

— Мама, — твёрдо ответила она.

Лигрель опустил взгляд.

— Ты быстро выросла, дочка.

— Не переживай, папа. Помнишь нападение илонов? Я дралась в одном строю с тобой и не подвела. Не подведу и на этот раз.

— Решай ты, Гэбрил, — сказал эльф. — Скоро моё мнение для неё будет значить ещё меньше, чем сейчас.

— Я бы конечно предпочёл Лиринну не брать, но сейчас каждый боец на счету, — сокрушённо вздохнул я. — Итак, нас трое. Что скажешь, Алур: присоединишься?

— Лихоманка меня подери, — громыхнул кулаком по столу волшебник. — Лезть на старости лет в авантюру — это… Здорово! — неожиданно для всех собравшихся закончил он. — Где ты пропадал последнюю сотню лет, Гэбрил? Мы бы с тобой таких дел натворили.

— Сто лет назад меня даже в проекте не было, — усмехнулся я.

— Рассчитывай на мои магические штучки. Не обещаю чего-то серьёзного, но пара простых фокусов не помешает.

Я почувствовал, как на глаза наворачиваются слёзы. Хорошо, когда есть преданные друзья, готовые положить за тебя жизнь.

— Спасибо вам! Я рад, что судьба свела меня с вами. И ещё, уже поздно, пора спать. Встаём рано утром. Понадобится время, чтобы подготовить засаду.


Глава двенадцатая, | Клиент с того света | Глава четырнадцатая,